«Антивласть» и «антисистема»

№15-16(736) 21—27 августа 2015 г. 19 Августа 2015 1 4.6

Три воронки — три составные части

Август — время отпусков элиты, традициям которой не может помешать никакой экономический кризис. Но стоит вспомнить, что сто лет назад в августе началась Первая мировая война, после которой мироустройство стало принципиально иным. Появление СССР определило решающее влияние на складывание нового образа мира. И несмотря на произошедший распад СССР, метафизика его влияния продолжает воздействовать на всех и сегодня.

Состояние нынешнего мира своей неустойчивой динамикой напоминает то, которое было столетие назад. Линейный, относительно предсказуемый период закончился. Перефразируя классика, можно было бы сказать, что на сегодня сформировались три устойчивые геополитические воронки — три составные части политического процесса, который неуклонно формирует новый образ миропорядка. Это проблемы с Грецией, ситуация на Украине и, конечно же, разрушительная деятельность ИГ (ИГИЛ) на Ближнем Востоке.

На территории Евросоюза образовалась финансовая воронка, в которую рано или поздно втянутся все существующие деньги, если процесс будет продолжаться в том же духе... Воронка несколько иного рода (куда втягиваются все наличные материальные и людские ресурсы) образовалась и на территории Украины. Но самая большая мировая воронка возникла на Ближнем Востоке. Она вообще принципиально способна поглотить весь существующий миропорядок.

На этом мировой политический процесс, конечно же, не исчерпывается, но влияние этих воронок, безвозвратно поглощающих финансовые, материальные и людские ресурсы, наиболее значительное. Причины их возникновения кроются прежде всего в растущем системном кризисе расширенного капиталистического производства, упершегося во вполне естественные ограничители. Также нужно отметить усиливающийся долговой кризис и неуклонное падение потребительского спроса.

Все причины между собой, конечно же, связаны и могли бы быть теоретически преодолены только с отказом банкинга от ссудного процента и ценных бумаг. Ведь исламский банкинг, как известно, вполне успешно работает и без ссудного процента, и без спекуляций на бирже ценных бумаг. Однако алчность европейских банкстеров вряд ли позволит им добровольно отказаться от эффективных финансовых инструментов, обеспечивающих им многие столетия откачивание ресурсов с мировой периферии.

Во всех геополитических воронках присутствуют как антивластные, так и антисистемные силы, которые, кроме всего прочего, жестко конкурируют между собой. Антивластные силы присутствуют в системе всегда (хотя бы в виде радикальной оппозиции), антисистемные же возникают на политическом поле с некоторой периодичностью. «Антивласть» подразумевает целью свержение действующей власти при сохранении институтов государственности. А «антисистема», соответственно, стремится к уничтожению и власти, и самой политической системы.

Так, в Российской империи «антисистема», возникшая после Первой мировой войны, снесла с политической карты главные европейские империи, определяющие конструкцию довоенного мира. Двадцать лет жестокой борьбы понадобилось для того, чтобы восстановить на просторах России главные устои государства, когда «антисистема», ориентированная на разжигание пожара мировой революции, была наконец усмирена. И мир вернулся в привычную (в известном смысле) атмосферу межгосударственных отношений и противоречий.

Джинна «антисистемы» выпустил на свободу государственный переворот, приведший к отречению (в целом — мутная история!) Николая Второго. Иными словами, «антивласть» выпустила на свободу «антисистему». Вожди переворота (Гучков, Милюков и пр.), принудившие царя к отречению, не понимали, что царь как символ гораздо важнее для системы власти, чем конкретная личность. Они думали, что главная их задача — захватить власть. При этом все государственные институты (прежде всего армия) послушно перейдут под их контроль. Но оказалось, что власть нужно еще суметь удержать. Однако сделать это им не удалось. Борьбу за власть выиграли большевики только в ходе жестокой гражданской войны.

Русская армия (в том числе и петроградский гарнизон) служила и воевала «за веру, царя и отечество». Она бы воевала так и дальше (ничего катастрофического на фронтах не произошло), но после свержения царя эта формула государства (да и само государство) была разрушена. Солдаты почувствовали себя свободными и от присяги, и от всяких, даже моральных, обязательств перед властью. Воевать же за Керенского с Гучковым, Милюковым и прочими они не собирались. Потому солдаты дружно покинули окопы и двинулись домой. С оружием. В том числе и мой дед, Антон Васильевич Хилько, который пришел домой пешком с Бессарабии. «Все пошли и я пошел». Вот эти вооруженные и неуправляемые массы солдат и матросов стали движущей силой анархии и гражданской войны в России. Да и во всей Европе.

Государственный переворот — это еще не революция. Сегодня революцией называют что ни попадя. К слову, большевики долгое время называли события 1917 года именно «октябрьским переворотом». И только после того, как произошло действительное и очевидное изменение образа жизнедеятельности в России, это логично стало именоваться революцией. Революцию эту неправомерно пытаются связать с переходом на новый технологический уклад. На самом же деле смена технологических укладов и смена образа жизнедеятельности не связаны жестко между собой. Если не сказать, что вообще не связаны. Переход на новый технологический уклад в России произошел раньше. Российская империя на момент своего обрушения занимала самые передовые мировые позиции: производила самолеты, автомобили, корабли, подводные лодки и пр.

Мало кто знает, что в 1914 г. по просьбе американского президента царь Николай Второй отправил в США четыре тысячи российских инженеров — по сути для подъема американской промышленности. Их вклад (плюс вклад тысяч инженеров, сбежавших туда позже от ужасов гражданской войны) в экономику США трудно переоценить. Кстати, многие из них (но уже с американскими паспортами) приехали в Россию для участия в индустриализации.

Вслед за госпереворотом далеко не всегда происходит социальная революция, а тем более смена общественно-экономической формации. А даже если это происходит, то далеко не сразу. Ведь социализм и капитализм необходимо строить, создавая соответствующие общественные институты. Феодализм же возникает сам собой, после обрушения любой государственной конструкции. Характерным феодалом был Григорий Котовский. Хотя любой военный округ того времени представлял собой именно типичный феод, которым владел какой-нибудь герой гражданской войны.

Больше десяти лет понадобились, чтобы выковырять феодалов и их политическую обслугу из властных кабинетов, после чего страна стала более или менее управляемой. То же произошло и после обрушения СССР. Вместо того чтобы попасть из социализма в якобы передовой капитализм, мы очутились на его далекой феодальной периферии, где и пребываем до сей поры. Новые феодалы типа Лозинского принципиально ничем не отличаются от старых.

Наиболее ярко выраженная (а может, и наиболее опасная) «антисистема» — это ИГ на Ближнем Востоке. Успехи «Исламского государства» демонстрируют нам стихию, перед которой традиционные инструменты дипломатии и политики пока бессильны. Происходит принципиальный системный слом модели, по которой в ХХ в. был устроен Ближний Восток. И не только он. Геополитическая воронка неуклонно засасывает людей, государства и общественно-политические формации. Хотя ей не удалось пока затянуть в водоворот Египет, который каким-то чудом сумел сохранить свое государство. И остановил «антисистему» ИГ на своих границах.

Складывание картины будущего путем экстраполяции динамичного настоящего — заведомо провальный метод. Просто потому, что для экстраполяции настоящего хотя бы на несколько лет нет свободных материальных ресурсов. Да и о настоящей реальности мы тоже мало что знаем, поскольку это совсем не то, о чем пишут в газетах и показывают нам по телевидению. Власть (любая) всеми доступными средствами старается оградить нас от понимания реальной действительности, которую мы сможем увидеть в некотором смысле только из будущего — и в виде прошлого. Да и то с обязательной поправкой на аберрацию близости и аберрацию дальности. Потому-то будущее наше будет принципиально иным. О возможности же существования будущих конструкций в реальности мы сегодня даже не подозреваем. И совсем не обязательно оно (будущее) нам понравится больше настоящего.

 

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Гримасы новых лиц

Слияние политики и бизнеса, доминирование финансово-олигархических кланов, коррупция,...

Оппоблок против Святого майдана

Революция или переворот? Отражение в «черном зеркале»

Дурипш, Никита и Фидель

Правление колхоза заказало художнику большую картину. На переднем плане, естественно,...

Терминал для молитвы

В Украине появился новый сервис — заказ молитвы через электронную платежную...

Редкий покемон доплывет до середины Днепра

«Патриотизм» олигархов времен Майдана и активной фазы войны на Донбассе —...

Украину рубят, щепки летят!

Такова политика Запада, поглощающего львиную долю мировых природных ресурсов: беречь...

Новые герои против новых богов

«Постправда» заслоняет собой реальную действительность и не позволяет ни...

Какие плебеи, такие и патриции

У кого нет персонального храма, у того есть фотоальбом или профиль в соцсетях с...

Безлес вместо безвиза

Единственной «перемогой» украинской власти можно считать то, что эстафету...

Недопрацьовує команда Петра Олексійовича

Протягом найближчих років - безвізовий режим розповсюдиться також на власників...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
lenick2012 .
25 Августа 2015, lenick2012 .

Очень интересная аналитика

- 2 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка