Без излишеств

30 Января 2017 3 4.9

В последние дни новости, касающиеся проводимых и. о. министра здравоохранения Ульяной Супрун реформ, идут, можно сказать, сплошным потоком.

Громкий резонанс вызвал конфликт и. о. министра с директором Киевского института сердца Борисом Тодуровым, который обвинил ее в халатности, которая "забрала больше жизней украинцев, чем война за последние годы". Кроме того, кардиохирург заявил: "Ваш зам Линчевский заблокировал работу Института сердца. Не подписал ни одного официального документа за последние четыре месяца. Уже четвертый месяц он отказывает нам в открытии филиалов в Донецкой и Луганской областях, где население и военные вообще остались без кардиохирургической помощи".

Конечно, в некоторых заявлениях знаменитого доктора можно найти и элементы довольно типичного конфликта авторитетного специалиста с "метущим по-новому" новым начальником ("Я 30 лет отдал кардиохирургии, за девять лет мы с нуля создали лучшую кардиохирургическую клинику в Украине. Как можно так обращаться со специалистами? Я ему звоню – он трубку не поднимает. Звоню секретарю, она говорит: "Вас не будут принимать". Звоню, прошу подписать письма, получаю ответ: "Мы рассматриваем"), но вот другие сообщения.

Согласно информации представителей парламентской группы "Депутатский контроль", Национальный институт сердечно-сосудистой хирургии им. Н. М. Амосова может перестать работать уже до конца месяца. Чтобы нормально функционировать, главный кардиоцентр страны в первом квартале этого года должен был получить из бюджета почти 80 млн грн, но кардиологам досталось всего 6 млн. Другими словами, работа Национального института Амосова, где ежедневно делают сложнейшие операции на сердце, профинансирована всего… на 8% от необходимого. В связи с этим в институте приняли решение временно приостановить госпитализацию пациентов, а также отправить часть медицинских сотрудников в отпуск за свой счет. 

В Национальном институте хирургии и трансплантологии им. А. А. Шалимова критическая ситуация с финансированием. Средств не хватает на выплату заработной платы сотрудникам и оплату энергоносителей. Об этом сообщил первый заместитель директора по научной и организационной работе, заслуженный врач Украины Михаил Костылев. "В этом году выделенных средств (на зарплату) хватит лишь на 60% потребности. Что касается коммунальных платежей, то из-за постоянного (их) роста... выделенных на 1-й квартал средств нам хватит только на 23% потребности". Из-за отсутствия финансирования лучшие специалисты института им. Шалимова вынуждены идти в отпуск.

В Институте туберкулеза сложилась критическая ситуация — государство не финансирует лечение больных. Кроме того, существует дефицит в размере 2 млн грн в выплате заработной платы сотрудникам. Об этом сообщил директор Национального института фтизиатрии и пульмонологии им. Яновского АМН Украины, академик Юрий Фещенко. "...У нас... на январь.... ноль гривен финансирования питания больных, и до 20 января на медикаменты также ноль гривен было выделено", — рассказал Фещенко. В клинике института 530 коек, на лечении сейчас 175 больных с активным туберкулезом легких и нерезистентной формы. С 1 января госпитализация больных прекращена. 

Нетрудно заметить, что сигналы SOS поступают из столичных медучреждений общегосударственного значения, в то время как финансирование учреждений низшего уровня в основном осуществляется на "привычном" уровне. И, думаю, это совсем не случайно.

Дело в том, что медицинские структуры, которые специализируются на одной группе заболеваний и принимают наиболее сложных пациентов из всей Украины, в которых сосредоточены лучшие специалисты и используют самые передовые технологии, которые одновременно являются научно-исследовательскими, учебными центрами для медиков с мест, исторически больше свойственны именно для советской системы здравоохранения.

На Западе же подобные учреждения если и существуют, то в целом погоды не делают. Основная масса пациентов лечится в многопрофильных клиниках неподалеку от места жительства, во всяком случае никакая медстраховка поездку на консультацию и лечение к далекому "светилу" не оплатит. Такой вояж может быть оправдан только в случае не столько тяжелой, сколько редкой болезни, на которой не каждая клиника специализируется.

При этом, конечно, существует и разделение труда (скажем, одна клиника в регионе более продвинута в лечении онкологии, другая — сердечно-сосудистых заболеваний) и градация по уровню компетенции: в целом выше котируются университетские клиники (медиков там учат не в отдельных вузах, а в многопрофильных университетах). В целом же система построена на том, что практически везде пациент может получить лечение примерно одинакового (и высокого) уровня.

Неудивительно, что у заезжей медреформаторши Ульяны Супрун, зацикленной на идее разрушения складывавшейся десятилетиями системы здравоохранения с обезьяним переносом того, что "у них", узкопрофильные институты оказались среди "приоритетов" на ликвидацию. Но поскольку прямое решение о закрытии общественность очевидно не примет, их решено "взять измором".

Только вот что взамен? Станут ли соответствующие отделения всех районных или хотя бы областных больниц по уровню оснащенности вровень со столичными институтами? Не исключаю, что в планах реформаторов так и должно произойти, но когда этого можно будет дождаться?! Может, правильнее сначала создать "альтернативные" структуры, а затем уже демонтировать старую систему?

Ведь у большинства нынешних пациентов центральных институтов нет времени ждать. И всегда ли отказ от формировавшейся десятилетиями структуры, реформа ради реформы, может оправдать себя? Ведь на оснащение десятков региональных больниц нужны огромные средства, с которыми в Украине и так "напряженка". Я уже не говорю о том, что должны оставаться центры, где врачи с мест могли бы проходить переподготовку, обучаться новым методам — ведь аналогов университетским клиникам у нас нет, основной медицинский научный потенциал сосредоточен именно в таких институтах.

И уж точно не поставить на поток в провинции трансплантологические операции, их и на Западе делает ограниченное число специализированных клиник, а у Супрун институт трансплантологии оказался в числе наиболее пострадавших.

Впрочем, о том, какое будущее реформаторы готовят местным клиникам, можно судить по новостям, которые приходят с Виннитчины, из родного региона президента Порошенко и премьера Гройсмана, который они, видимо, решили сделать пилотным. Там сразу в трех городах (Казатине, Шаргороде и Крыжополе) прошли массовые акции протеста против закрытия районных больниц.

Вот что сообщают СМИ: "В Крыжополе закрывают районную больницу. Теперь, не приведи бог, если заболел, то нужно ехать до Могилева-Подольского, там искать врача. Могилев-Подольский от нас за 120 км… Если добираться из Шаргорода в свой так называемый медицинский округ, то надо выехать в 12 км от райцентра до трассы Немиров — Могилев-Подольский, а там как уже повезет. Потому что надо еще намотать 65 км под самую границу. А если выезжать до новой больницы из дальнего села Шаргородского района, то получится 100 км и более.

...В Шаргороде... всем миром, при участии колхозов, совхозов и промышленных предприятий района сооружали новую районную больницу... Справились с этим заданием окончательно только недавно, введя в действие шикарное помещение современной четырехэтажной поликлиники. Оснастили все корпуса необходимым оборудованием. Теперь "план реформ" предполагает все, что есть, что создано людьми, забросить, закрыть, уничтожить... просто разорить. Людям придется ездить лечиться до Могилева-Подольского. С которым, кстати, связи у  Шаргородского района почти нет".

Это уже реализация другой "сверхценной" идеи Супрун о создании госпитальных округов (по 3–4 на область), в которых будет сосредоточена вся вторичная медицинская помощь. И снова вопрос: ведь в том же Могилеве-Подольском (для примера) больница рассчитана на определенное число пациентов и обслуживаемого населения. Как она справится с выросшим в несколько раз потоком больных? Будут строиться новые корпуса взамен заброшенных в Крыжополе и Шаргороде ("свежо предание…")? А медперсонал, с комплектацией которым испытывают сложности практически все медучреждения? Ведь в Могилеве просто физически не найти столько медиков, а там, где больницы ликвидируются, их персонал окажется на улице без шансов найти работу в своем городе.  

Ранее, комментируя действия активистки майдана с американским паспортом, я высказал предположение, что г-жа Супрун с ее идеей фикс реформирования просто некомпетентна как специалист. Теперь скажу иначе. Супрун и те, кто за ней стоит, хорошо ведают, что творят, и задача у них проста и однозначна — "оптимизировать" в целях экономии украинское здравоохранение до уровня существующего в самых бедных странах третьего мира, к которым Украина неумолимо скатывается. А там "излишества" вроде специализированных клиник для трансплантации и операций на сердце не положены — один фельдшер на три деревни и одна больничка с самыми элементарными функциями на 300 км округи. Привыкайте!    

Комментарии 3
Войдите, чтобы оставить комментарий
Чужой
30 Января 2017, Чужой

Сегодня еженедельник «2000» остается одним из немногих объективных украинских СМИ.

- 38 +
Толян
30 Января 2017, Толян

Когда с обычной, "непатриотичной", точки зрения анализируешь действия "деятелей" "майданной власти", складывается впечатление, что им поставлена задача "оптимизировать" население Украины до 5 миллионов человек, и они с этой задачей справляются.

- 64 +
Виктор
01 Февраля 2017, Виктор

Если прямо не говорят, не значит что скрывают. Заявлено о построении аграрной державы? Заявлено. Что с таким типом экономики, нужно всего 5 миллионов насиления кто-то скрывает? Поэтому и без анализа все ясно. Анализа требует поиск метода, который быстрее поможет достичь цели.

- 15 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка