Борьба обостряется в Латинской Америке — как и повсюду

09 Декабря 2015 4.7

Конец года знаменуется серией важных выборов в ряде стран. Во Франции они носят всего лишь местный характер — но их значение определяется тем, что они служат индикатором изменений в расстановке политических сил после терактов 13 ноября. Зафиксированный успех праворадикалов Марин Ле Пен и провал правящей Соцпартии — вполне логичны и предсказуемы, хотя, как отмечают обозреватели, сдвиг французского общества вправо наметился еще задолго до кровавых событий.

«Подлинный удар молнии», «Шок», «Над Францией дует ледяной ветер ярости населения», «…нависла коричневая пелена» — так ныне характеризуют итоги воскресного голосования ведущие французские газеты. «Он [ледяной ветер ярости населения] нарастал в течение трех десятилетий в результате разного рода провалов в деятельности правительств и неспособности государственной системы решать стоящие перед ней задачи. В результате недовольство населения вылилось в два процесса — отказ принимать участие в голосовании [явка избирателей составила около 50% — Д. К.], либо же нежелание поддерживать на выборах все находящиеся у власти партии», — констатирует влиятельнейшая Le Figaro.

Этим, по сути, признается глубокий кризис Пятой республики и необходимость полного переформатирования государства — перехода к «Шестой республике», под лозунгом которой давно уж выступает лидер Левой партии Жан-Люк Меланшон. Вот только реализацией такого рода проекта — в своем, однако, духе — теперь займутся не левые, а правые, резко выступающие против мигрантов и евроинтеграции.

Показательно, что Марин Ле Пен одержала убедительную победу в Провансе и на северо-востоке республики — в регионах, где проблема массовой иммиграции стоит наиболее остро. А Нор — Па-де-Кале, добавлю, — это депрессивный регион, который стал таковым после полного прекращения добычи угля во Франции.

«Республиканцы» Николя Саркози и социалисты пока что не желают прийти к какому-то объединению в борьбе против Марин Ле Пен, чем, вероятно, открывают ей дорогу к власти. Соглашение Соцпартии, коммунистов и остальных левых — так же, впрочем, весьма маловероятное — немногое способно в этом отношении изменить. А победа Нацфронта в результате углубления социального и политического кризиса во Франции вполне может вылиться в самую настоящую гражданскую войну в этой стране — поскольку силовым путем «приструнить» многочисленную, сплоченную и радикализирующуюся мусульманскую общину Франции просто так уже не получится.

Серьезное обострение политической борьбы происходит сегодня в Латинской Америке. У левых всего мира успело выработаться благостное отношение к «левому повороту» в указанном регионе, и они, убаюкивая себя революционной риторикой, не замечали возникновения и нарастания кризиса «чавизма». А ведь первоначальные несомненные достижения в социальной сфере не были закреплены и развиты — чем не могли не воспользоваться местные правые и их вашингтонский хозяин, который, по представлению некоторых наших левых, якобы полностью утратил контроль над регионом, а то и вовсе «смирился» с потерей своей бывшей вотчины. Не смирился!

На состоявшихся выборах в Национальную ассамблею Венесуэлы Единая социалистическая партия (ЕСПВ) потерпела сокрушительное поражение. При явке в 74% она получила всего 46 мест из 167-ми (а до сих пор было 96), тогда как доселе оппозиционный Блок демократического единства завоевал 99 мандатов (было 65). По опросам, 70% населения сегодня негативно оценивают деятельность президента Николаса Мадуро — но при этом, заметим, и оппозиции не доверяют 53% граждан.

Вне всяких сомнений, главная причина падения популярности действующего правительства — экономический кризис, во многом связанный с обрушением цен на нефть. В прошлом мы неоднократно критиковали Чавеса именно за это — за то, что он не смог, располагая финансовым ресурсом в виде высоких нефтяных цен 2000-х гг., добиться диверсификации экономики и ослабления этим самым зависимости своей страны от мировых цен на «черное золото». Более того, допустил ухудшение дел в ряде ключевых отраслей промышленности — в сталеплавильной, например.

Обладая богатейшими гидроэнергоресурсами, Венесуэла должным образом не развивала планово электроэнергетику. Благодаря быстрому сокращению в 2000-х гг. бедности венесуэльцы массово обзаводились электроприборами, что, однако, не было подкреплено соответствующим приростом генерирующих мощностей. Во многом из-за этого несколько лет назад наступил энергетический кризис — перебои с подачей электричества, «веерные отключения», частые поломки бытовой техники — и все это, опять-таки, раздражало людей, отталкивало их от правящей партии.

В общем-то, Чавес пошел по простому пути «нефтесоциализма» и, добившись при благоприятных внешнеэкономических условиях больших успехов в борьбе с бедностью, не подвел, однако, под свои прогрессивные социальные преобразования прочный и надежный экономический фундамент. Социализм же непременно должен основываться на осуществлении индустриализации страны, на усиленном развитии сферы высоких технологий — чего в Венесуэле, увы, сделано не было.

Надо отметить, что самокритика звучала уже на III съезде ЕСПВ 27–31 июля 2014 г. Говорилось там, в частности, о неудаче начатой при Чавесе программы развития сельского хозяйства, куда в свое время были вложены огромные средства в виде субсидий и льготных кредитов — ради достижения страной продовольственной безопасности. Власть также явно не совладала с преступностью, с бандитизмом.

Итак, целый ряд стран, первым слабым звеном которого выявилась Венесуэла, сильно страдает от обвала цен на нефть — как результата, вероятно, закулисных комбинаций США и монархий Залива, направленных против государств, неугодных им. По состоянию на 2014 г., на страны ОПЕК приходилось 41,8% мировой добычи нефти; из них Саудовская Аравия давала треть добычи ОПЕК, Иран и Ирак — по 10%. На ОПЕК при этом приходится 80% мировых запасов – и первую тройку составляют как раз Венесуэла (!), Саудовская Аравия и Иран.

И вот участникам картеля никак не удается договориться о снижении квот — напротив, они 5 декабря еще решили повысить планку до уровня реальной добычи! Вроде бы это сделано, чтоб подорвать нефтяной бизнес «сторонних игроков», под коими, очевидно, подразумеваются Соединенные Штаты с их сланцевой нефтью. Насколько известно, в этом году нефтегазовые компании США резко сократили инвестиции в свои сланцевые проекты, однако, вопреки прогнозам, отрасль эта пока не обрушилась и, даже наоборот, США наращивают добычу. Дальнейшее движение представляется неясно, очевидно лишь то, что рынок энергоносителей будет еще лихорадить. После Венесуэлы под угрозой оказывается Эквадор — выясняется, что в этой тоже «прочавистской» стране себестоимость нефти самая высокая в ОПЕК, так что при новом понижении цены на нефть добывать ее там станет себе же в убыток.

Сейчас сложилась ситуация, вообще, крайне неблагоприятная для сырьевых стран БРИКС и схожих с ними по их экономической модели. Если в 2000-е гг. быстрый экономический рост в мире взвинтил цены на сырье, и это вызвало подъем России, Бразилии и др., то ныне, в условиях застоя, цены эти упали. Нестабильность на рынках вызвал обратное движение капиталов с мировой периферии в «ядро золотого миллиарда», прежде всего — естественно, в США, в эту «последнюю тихую гавань». В текущем году впервые за 27 лет зафиксирован чистый отток капитала с т.н. развивающихся рынков — он, по прогнозам, рекордно превысит 500 млрд. долл.!

Бразилия, которая в «нулевых» годах являлась одной из наиболее динамично растущих экономик мира, вначале впала в депрессию, а в этом году там начался спад, нанесший тяжелый удар по левому правительству Дилмы Руссефф. Оно свертывает социальные программы; рейтинг Руссефф рухнул до 16%, тогда как 81% бразильцев недоволен политикой президента, и переизбранного-то всего лишь чуть больше года назад! Воспользовавшись этим, оппозиция начала процедуру импичмента, обвинив Д. Руссефф в финансовых злоупотреблениях еще в первый ее президентский срок. Расследование ведется также в отношении предшественника Руссефф — Луиса Игнасиу Лулы да Силвы — его подозревают в «торговле влиянием», т.е. в коррупции.

Обострение политической борьбы в Латинской Америке может вылиться в очень серьезные конфликты. «Правый контрповорот» точно не изменит ничего к лучшему. Да и общее движение континента «по пути Чавеса» это вряд ли остановит.

Показательно, что, как подметили некоторые аналитики, в ходе нынешней «античавистской» кампании правые венесуэльские СМИ несколько изменили свое отношение к фигуре самого Чавеса. Теперь его даже отчасти хвалят: мол, он-то был настоящим лидером, вправду многое сделал для народа, а вот его преемники все его завоевания «растранжирили». То есть, и откровенные враги понимают и признают, насколько Чавес уже вошел в сердца простых венесуэльцев и латиноамериканцев, отчего их тактика теперь состоит скорее в «размывании» рядов поклонников Чавеса.

Праволиберальные круги, рвущиеся к реваншу, вправе указывать на ошибки и недостатки левых правительств Южной Америки — и мы тоже отнюдь не пытаемся их замалчивать или вовсе приукрашивать. Ошибки у «чавистов», безусловно, были — наложившись на неблагоприятные объективные факторы. Однако мы помним и про провал неолиберальных реформ в Латинской Америке, и мы можем дать прогноз, что попытки повторить их — в ситуации, когда мир, судя по некоторым признакам, движется к новому экономическому кризису, сравнимому или даже более мощному, чем памятный кризис 2009 г., — приведут к еще более сокрушительному краху.

И вот вам актуальный «контрпример». В Перу нынешний президент Ольянта Умала пришел к власти под популистскими лозунгами — отчего кое-кто записал его тоже в «чависты». Но засев в кресло, он стал проводить неолиберальную политику. Барак Обама, нахваливая Умалу, сказал, что, дескать, Перу «вызывает зависть у всего мира из-за своего превосходного экономического роста». Правда, почему-то перуанцы эти достижения не заметили и не оценили — по сентябрьскому опросу, деятельность Умалы одобряют только 12% респондентов, зато 85% оценивают ее критически. Бывали случаи, когда «благодетеля» люди забрасывали яйцами…

Помимо всего прочего, усилия Вашингтона и его правых протеже выдавить из Латинской Америки, а также из Африки, крепко укоренившихся там уже китайцев, «отжать», так сказать, их экономически с неизбежностью вызовут обострение — в глобальном измерении — американо-китайских противоречий.

Вероятно, теперь из Венесуэлы и Аргентины «попросят» и Россию, но это — совсем не факт. Я бы воздержался от поспешных предположений.

Несомненный факт: политическая борьба нарастает повсеместно на планете, подводя в определенных точках к «взрывам». Можно предположить, что мы вообще приближаемся к кульминационному пункту всемирной истории, когда разрешение глобальных противоречий приведет к возникновению качественно нового мира.

«Знаменательная» дата

Зачем брать на содержание целую страну, если ситуация позволяет (и это на несколько...

Законопроект для книги Гиннесса

Предложение запретить продажу презервативов, которые являются не только средством...

Знайдено склад, куди "мирні активісти" притягли...

Під час поліцейської операції жоден мародер не постраждав

Гримасы новых лиц

Слияние политики и бизнеса, доминирование финансово-олигархических кланов, коррупция,...

Оппоблок против Святого майдана

Революция или переворот? Отражение в «черном зеркале»

Дурипш, Никита и Фидель

Правление колхоза заказало художнику большую картину. На переднем плане, естественно,...

Терминал для молитвы

В Украине появился новый сервис — заказ молитвы через электронную платежную...

Редкий покемон доплывет до середины Днепра

«Патриотизм» олигархов времен Майдана и активной фазы войны на Донбассе —...

Украину рубят, щепки летят!

Такова политика Запада, поглощающего львиную долю мировых природных ресурсов: беречь...

Новые герои против новых богов

«Постправда» заслоняет собой реальную действительность и не позволяет ни...

Какие плебеи, такие и патриции

У кого нет персонального храма, у того есть фотоальбом или профиль в соцсетях с...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка