Госпредприятия — главные источники коррупции

№47(797) 25 ноября — 1 декабря 2016 г. 24 Ноября 2016 1 1.3

Деньги, преференции, льготы

Государство не является эффективным собственником. Тому есть огромное количество примеров и в новейшей экономической истории, и в хрониках более давних времен. Госсобственность превращается в груз для налогоплательщиков страны.

Во-первых, менеджеры, которых привлекают для работы на государство, — как правило, не из эффективных управленцев. Их нанимают с учетом прежде всего высокого уровня лояльности к институтам власти, осуществляющим контроль над тем или иным госпредприятием.

Во-вторых, госпредприятия не желают работать в нормальных рыночных условиях. Они всегда выбивают какие-то преференции и льготы, поскольку не привыкли функционировать в конкурентной среде. Она для них как кость в горле, ибо госпредприятия в большинстве своем эту конкуренцию прогнозированно проигрывают.

Недавно Минэкономики «нашло» около трех сотен госпредприятий, которые несколько лет вообще нигде не учитывались. Это к вопросу о том, сколь эффективно управляют госсобственностью.

Единственное исключение — естественные монополии. Если такая монополия окажется в частных руках, то подобная структура будет оказывать огромное давление на налогоплательщиков страны. Любая монополия — это плохо. Но коль скоро естественной монополии избежать невозможно, над ней нужно сохранить государственную собственность. Все остальное должно быть приватизировано.

Как правило, страны с преобладающим госсектором экономики (за редким исключением) испытывают нешуточные проблемы с системой государственного управления вообще. И это четко прослеживается.

Особняком стоит только Китай, но в Поднебесной нет такой коррупции, как у нас. Коррупция в КНР — расстрельная статья. Новостные ленты постоянно сообщают, что за такие преступления арестовывают чиновников уровня замминистра, что в Украине — нереально. А раз так, то это явление нужно попытаться победить другими методами.

Чем хуже качество государственного менеджмента, тем сильнее желание властей оказывать влияние на различные экономические процессы, к которым они не должны прикасаться даже теоретически. Это приводит к плачевным результатам. К тому же у некачественного госуправления всегда возникают сопутствующие проблемы. И главная среди них — коррупция.

К сожалению, в данном контексте Украина — очень характерный пример. Среди около 160 стран, рейтингуемых Transparency International, по индексу восприятия коррупции Украина занимает непочетное 130-е место.

Об авторе

Олег Устенко имеет степень магистра Гарвардского университета, кандидата экономических наук Киевского национального экономического университета. Был докторантом в университете Brandeis.

Присоединился к Международному фонду Блейзера в 2004 г. Участвовал во всех основных инициативах фонда, включая проекты, связанные с макроэкономическими оценками и качеством инвестиционного климата в регионе.

Он консультирует украинские власти, а также правительства других стран СНГ по вопросам экономической политики. Устенко был задействован и в проектах, проводимых Мировым банком, ОЭСР, правительствами стран СНГ, университетами, включая Гарвард и Массачусетский технологический институт.

Все тот же подход

Очевидно, что высокий уровень коррупции не может не влиять на управление госсобственностью. И что в результате мы будем наблюдать? Во-первых, использование госсобственности в качестве своеобразного туннеля, когда в пользу менеджеров компании из предприятий выводятся наиболее ликвидные активы. Во-вторых, крайне неэффективное управление госкомпанией, так как неэффективность и является той самой функцией, которая максимизируется менеджментом предприятия.

Менеджмент госпредприятий думает лишь о преимуществах, которые может получить, — деньги, преференции, льготы. В противном случае нельзя объяснить, почему при средней зарплате руководства госпредприятия, которая даже ниже уровня средней заработной платы по стране, мы видели огромные конкурсы на замещение должностей руководителей госкомпаний.

Вряд ли зарплата в 4 тыс. грн. могла выступить реальным мотиватором проведения конкурсов на вакансии в госкомпаниях — несколько сотен человек на место, как это было в отдельных сельхозпредприятиях (например, «Укрспирте»).

Весьма странная ситуация, доказывающая, что госпредприятие — в первую очередь кормушка для индивидуалов, а не эффективное звено, которое может помочь решить определенные государственные проблемы.

Вот когда я слышу стенания по поводу приватизации госпредприятий от ряда политиков вроде «не дадим убить курицу, которая несет золотые яйца», у меня возникает вопрос: «А кто вообще ходит с лукошком за этой курицей, которая несет золотые яйца?» Точно не украинский налогоплательщик. А тот, кто больше всего кричит по поводу «безневинно убиенной курицы».

Существует опасность повторения опыта 1990-х, когда точно так же говорили о том, что народ лишится своей собственности, что она перейдет в руки кучки богатых людей, произойдет несправедливое ее распределение. Тот период уже прошел, и все понимают, какие ошибки допустили.

Фактически произошла узурпация собственности в руках отдельных лиц, которые в условиях коррумпированного государства имели доступ к органам власти и смогли за бесценок получить огромные активы. Но этот опыт учтен. И мне кажется, что задачи приватизации сейчас — это не вопросы наполнения госбюджета, о чем твердят многие украинские политики.

Приватизацию можно рассматривать с двух точек зрения. Первая — продать госсобственность дорого и за вырученные деньги попытаться латать бюджетные дыры. В данном случае показателен пример реприватизации «Криворожстали» 24 октября 2005 г. Напомню, тогда компания Mittal Steel Germany GmbH приобрела 93% пакета акций госпредприятия за $4,8 млрд. (по тогдашнему валютному курсу — 24 млрд. 200 млн. грн.).

Но деньги от приватизации имеют свойство достаточно быстро заканчиваться, как бы много вы их ни получили. Поэтому когда политики заявляют, что сейчас не самая удачная конъюнктура рынка для продажи госактивов, что надо, мол, подождать, и потом они максимизируют математическую функцию доходов в госбюджет. На мой взгляд, это неправильно.

В таких коррумпированных странах, как Украина, необходимо попытаться минимизировать функцию будущих затрат госбюджета. То есть — продать госпредприятие, на которое постоянно тратятся бюджетные деньги. При этом государство еще и постоянно обворовывают на этом госпредприятии.

И сколько бы ни платили менеджеру, я сомневаюсь, что руководитель госпредприятия будет себя вести как директор частной компании. И фонд оплаты труда для высшего звена (например, «Укрзалізниці») в размере нескольких миллионов долларов точно не поменяет ситуацию. Потому что «Укрзалізниця» как была госпредприятием, так им и останется, вместе со всеми своими хозяйственными подходами, не меняющимися с советских времен.

Скажем, железнодорожники пытаются минимизировать затраты и с этой целью принимают решение экономить, к примеру, на легком подвижном составе. Но он чрезвычайно важен для аграриев: легкий подвижной состав используется для перевозки зерна с элеватора в порт.

Но когда «Укрзалізниця» не закупила горючее для своих локомотивов, которые должны совершать короткую поездку от элеватора до порта, или когда локомотив неисправен, потому что нет запасных частей, то каким образом вы собираетесь обслуживать элеватор?

Частный сектор находится в состоянии специфической войны с главным железнодорожным ведомством страны. У аграрных компаний имеются экспортные контракты, но зерно с элеватора они вывезти в порт не могут, так как локомотив, который должен ездить — не ездит, поскольку менеджмент «Укрзалізниці» не предусмотрел для этого средства в бюджете, чтобы потом заработать деньги на коротких перевозках. То есть они живут с планированием на абсолютно короткую перспективу.

Таких примеров можно привести великое множество и в других отраслях. И при этом из карманов украинских налогоплательщиков платят топ-менеджменту «Укрзалізниці» огромные зарплаты. Я не говорю, что им не надо платить. Но если ты отдаешь кому-то космические деньги, то вправе рассчитывать на невероятный эффект от деятельности такого предприятия.

Поэтому я и не воспринимаю разговоры на тему плохого состояния рынка, о том, что стоимость активов близка к нулю, мол, давайте проводить приватизацию после стабилизации ситуации. А кто сказал, что она при таком раскладе вообще стабилизируется?

Фактически мы живем в замкнутом круге. С одной стороны, мы говорим, что надо бороться с коррупцией. Более того, эта борьба объявлена как международная платформа для развития Украины. Так госпредприятия и являются источником коррупции!

Каким образом к стране вдруг появится серьезный интерес, и зайдут инвесторы, если мы не боремся с коррупцией и не проводим приватизацию госпредприятий! Если мы сохраняем госсобственность, то все равно наполняем коррупционные каналы деньгами.

Поскольку у нас высокий уровень коррупции, и мы даем преференции госпредприятиям, осуществляем административное регулирование рынка, то выдержать это нормальный бизнес (особенно иностранный) не в состоянии. Мы фактически консервируем ситуацию. Разговоры о том, что стоимость активов вырастет, — сказка. Может, она чуть-чуть поднимется, но никакого глобального прорыва не будет.

Предполагаю, что провести приватизацию будет достаточно сложно. Будет колоссальное сопротивление заинтересованных лиц, огромного количества бюрократов и тех, кто кормится на госпредприятиях.

Не исключаю также, что многие политические силы участвуют в распределении средств госпредприятий. Так как мы до сих пор четко не знаем, каким образом финансируются партии, есть масса не очень-то прозрачных каналов, через которые можно заводить деньги на счета политиков, что и было подтверждено в ходе исторического е-декларирования госчиновников.

Посмотрите на список 3 тыс. госпредприятий. В нем есть, например, магазины. Ни для кого не секрет, что большая часть помещений (которые не заняты под реальное производство), находящихся в госсобственности, сдаются в аренду. Сдаешь за $5/кв. м, в арендном договоре пишешь — 1 грн./кв. м, разницу кладешь себе в карман. И эта цепочка тянется до самых верхов вертикали власти.

Коррупционеры всех мастей

Я воспринимаю приватизацию как средство уменьшить коррупцию и заодно поднять эффективность деятельности государства. Но по поводу быстрой приватизации у меня существуют некоторые опасения.

По разным оценкам, в Украине от $30 до $80 млрд. сбережений населения находятся «под матрасами». Возьмем в качестве расчетной среднюю цифру — $50 млрд.

Недавно компания Research Branding Group провела исследование «Деньги в жизни украинцев», в соответствии с которым 40% населения вообще не имеют сбережений. Получается, что 60% населения как раз и владеют этими $50 млрд.

Еще 33% населения имеют сбережений «меньше, чем на месяц», «на месяц» и «на два месяца». То есть 73% населения живут практически без сбережений. Получается, что эти $50 млрд. находятся на руках 27% украинцев.

Из них 15% (около 5 млн. чел.) — это люди, которые говорят о «наличии сбережений на 3—4 месяца» и «больше, чем на год». Средний заработок в стране — около $200 в месяц. Путем несложных математических расчетов можно прийти к выводу: те, кто чувствует себя относительно защищенным, имеют около $15 тыс. на руках. Совокупно — не более $10 млрд. Это катастрофически мало. Такой показатель характерен для очень бедной страны.

Тогда возникает вопрос: а кто же эти 12% населения, владеющие разницей между предполагаемыми $50 млрд. и $10 млрд., которые есть на руках у остального населения? Кто угодно, в том числе — и коррупционеры всех мастей.

Когда в стране чудовищный уровень коррупции, имеются высокие барьеры для ведения бизнеса, отсутствует верховенство права, нет макроэкономической стабильности, отвратительный инвестиционный имидж, то понятно — иностранцы в эту экономику вряд ли войдут. Но кто сможет купить наши госпредприятия?

Население, даже самая его защищенная часть, которая имеет в среднем $15 тыс. сбережений? Разумеется, нет. Получается, что на приватизацию могут быть использованы только нечестно заработанные за 25 лет новейшей экономической истории Украины деньги. Фактически мы создаем ситуацию, при которой госсобственность окажется в руках людей, нечестно заработавших деньги.

Какова альтернатива? Можно передать на какое-то время управление госсобственностью большим международным инвестиционным фондам. И дать им возможность проводить приватизационную подготовку предприятия. Не факт, что они согласятся. Нужно искать какой-то мотиватор.

Когда проводится приватизационная подготовка, необходимо как минимум раскошелиться на серьезных аудиторов. У нашего государства на это денег нет. Нужно провести масштабную рекламную кампанию по продаже конкретных предприятий. На это тоже средств нет. Значит, данные расходы ложатся на управляющую компанию.

Существуют мероприятия повышения стоимости предприятия, которые можно провести в госкомпании без серьезных капиталовложений. А именно: изменение системы маркетинга, улучшение менеджмента и т. п.

В результате всех этих затратных и не очень мероприятий выставляемое на продажу предприятие получает дополнительную стоимость. То есть западную управляющую компанию можно заинтересовать выплатой комиссии с прироста стоимости. И эта комиссия должна быть достаточно серьезной — не 1—2%. Если компания тратит время и деньги, она должна, конечно, компенсировать затраты.

Но насколько этот вариант возможен в Украине? Мне кажется, что вопросы возникнут моментально. Нужно четко определить, что компания, которая готовит предприятие к приватизации, зарабатывает исключительно при увеличении прироста стоимости госсобственности. И она не имеет права покупать это предприятие — во избежание конфликта интересов. Но даже в таком случае будет много недовольных, если учесть огромное количество популистов в украинской политике.

Мне не нравится путь, который фактически может отдать госпредприятия снова в руки олигархам. Но он, пожалуй, единственно возможный сегодня. Существует надежда, что эти старые олигархи, которые купят новую госсобственность, не выдержат конкурентной борьбы, и им придется расстаться с активами.

Если же отказаться от большой приватизации и законсервировать ситуацию, то государственные менеджеры продолжат обворовывать украинских налогоплательщиков.

Без приватизации обойтись невозможно. Тем более что эта повестка актуальна для всех. Например, в новом меморандуме о сотрудничестве МВФ с Грецией проведение приватизации стоит отдельным пунктом. Такие же требования выдвигаются и Беларуси.

Чтобы новые собственники государственных акций не злоупотребляли блокирующими пакетами, необходимо продавать 100% прав на предприятия. Ведь известны случаи, когда частная структура владеет 25%+1 акция госпредприятия, ничего не вкладывает в его развитие, но широко пользуется льготами, предоставляемыми госсектору.

Другой вопрос: получится ли все полностью продать? На мой взгляд, любой квалифицированный иностранный инвестор будет заинтересован в полном контроле над предприятием.

И последнее. О продлении моратория на куплю-продажу земли. Стратегически земля должна находиться в частной собственности, в том числе — сельхозназначения. Но существуют те же опасения: кто получит землю? Возможно, тот же криминалитет, о котором я говорил выше.

Считаю, что правильнее было бы сначала продать землю, которая сейчас находится в госсобственности, — так называемые земли резерва общей площадью 10 млн. га. А к вопросам селянских паев вернуться через некоторое время.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Украину рубят, щепки летят!

Такова политика Запада, поглощающего львиную долю мировых природных ресурсов: беречь...

Новые герои против новых богов

«Постправда» заслоняет собой реальную действительность и не позволяет ни...

Какие плебеи, такие и патриции

У кого нет персонального храма, у того есть фотоальбом или профиль в соцсетях с...

Безлес вместо безвиза

Единственной «перемогой» украинской власти можно считать то, что эстафету...

Недопрацьовує команда Петра Олексійовича

Протягом найближчих років - безвізовий режим розповсюдиться також на власників...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Всеволод
27 Ноября 2016, Всеволод

Не, госсектор в Украине - это реально мрак (во всяком случае та его часть, которую я наблюдал). Приватизация сама по себе проблему конечно далеко не всегда решает. Да дело даже и не в форме собственности (т.е. не только, а возможно даже не столько в ней) сколько в мономолизации рынков. Но если частные рынки ещё как-то можно демонополизировать, то в случае с госсектором - это крайне сложно. А с госсектором получается, что на балансе числятся убыточные предприятия которые как чемодан без ручки - и нести нельзя и ни закрыть ни обанкротить ни ликвидировать тоже вроде как нельзя. Потом все эти убытки раскидали между платёжеспособными и рентабельными агентами и удивляются ещё "чё-это бизнес в тень уходит и налоги снизить не получается?"

- -9 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка