Величайший шанс для популистов

№7–8(732) 24 — 30 июля 2015 г. 23 Июля 2015 1 3.5

GLOBAL VIEWPOINT/WORLD POST — эксклюзивно для еженедельника «2000»

Кризис в Греции относится к числу наиболее часто анализируемых политических событий последних лет. И все же одному из аспектов этой драмы уделяется явно недостаточное внимание. Этот пробел стал просто зияющим — после того как несколько политических лидеров озвучили свое отношение к результатам референдума.

«Наблюдать за мужеством греческого народа — это просто фантастика», — заявил один. Другой назвал голосование «победой людей над олигархией Европейского Союза». А третий посчитал референдум «чрезвычайно важным днем — как для Греции, так и для всей Европы», добавив, что «мы увидели греческий народ, не поддавшийся страху и доказавший — его нельзя шантажировать, ему нельзя угрожать».

Подобные настроения разделяют многие прогрессивные демократы. Тем не менее следует остановиться и отметить, что эти восторженные комментарии прозвучали из уст Найджела Фараджа, Марин Ле Пен и Паноса Камменоса — лидеров UKIP (Партии независимости Соединенного Королевства), «Национального фронта» и «Независимых греков» (ультраправого коалиционного партнера СИРИЗЫ) соответственно.

Конечно, тот факт, что многие, с кем мы предпочли бы вообще не встречаться, выступают в поддержку сказавших «нет», ни в коем случае не означает, что вариант «да» стал бы лучшим выбором на референдуме. Это было бы дешевым оскорблением сродни стремлению заклеймить позором всех вегетарианцев только за то, что Гитлер входил в их число. «Друг моего врага — мой враг» — подобная логика годится только для детской песочницы.

Однако если люди заводят себе явно неприглядных приятелей, а поддержку своим действиям черпают из откровенно гнусных источников, мы обязаны по крайней мере поинтересоваться — что все-таки происходит. А в данном случае ответ очевиден. Члены СИРИЗА — не фашисты, а премьер-министр Греции Алексис Ципрас — не Фарадж. Тем не менее СИРИЗА — партия популистов, и в этом отношении у нее гораздо больше общего с такими движениями, как «Национальный фронт» и даже «Золотая заря», чем могли бы признать симпатизирующие СИРИЗЕ.

Популизм — довольно непростой термин, отчасти потому что в США его наделяют практически универсальным позитивным значением. В других местах это слово звучит скорее как оскорбление. Суть популизма — в противопоставлении «народа» (постоянно страдающего, разумного, эдакой «соли земли») политическому и финансовому классу (самовлюбленной, эгоистичной элите, регулярно сдающей интересы этого народа). По этой версии воля народа воспринимается как данность — четкая и ясная. Речь идет об убежденности, что у обычных людей есть все ответы на все вопросы благодаря их здравому смыслу и прямой эмоциональной взаимосвязи с политикой.

Политики, подобные Фараджу и Ле Пен, упиваются греческим кризисом, поскольку он представляет собой самый масштабный бунт популистов Европы за несколько десятилетий. Приход СИРИЗЫ к власти и резкое неприятие этого Евросоюзом доказывает, что европейский популизм — мощная сила. Популисты — еще с 80-х гг. — периодически получали поддержку избирателей, но за исключением Швейцарии, им никогда не удавалось собрать более 15% голосов. Крайне редко они входили в состав правительств и обладали реальной властью. Но теперь шаблоны сломаны, власть получена, остается только делать ставки на результаты деятельности популистов. Естественно, ни в коем случае не следует радоваться ошибкам, допущенным партией СИРИЗА, поскольку в выигрыше от ее краха окажется куда более экстремальная «Золотая заря».

И это должно вселять в нас страх. Популисты апеллируют к «воле народа», но на самом деле они крайне далеки от демократии. Демократия по сути сводится к достижению консенсуса путем переговоров сторон с разными интересами, соблюдения баланса между разными ценностями. Популизм, напротив, представляет собой своеобразную охлократию, власть толпы. Там, где возникает реальная сложность, популисты неизменно предлагают упрощенные решения. Вместо поиска консенсуса они всячески пытаются раздувать различия между нами и ними. Неоспоримая, на взгляд популистов, правота их целей и методов их достижения постоянно приводит к демонизации оппонентов.

Кстати, у правых сил никогда не было единоличной монополии на популизм. Яркий пример левого популизма — венесуэльский Уго Чавес и, несомненно, СИРИЗА. Риторика премьера Ципраса накануне референдума — классический популизм: так, «тройку» он гневно именовал «террористами», оперируя такими понятиями, как «судьба» и «воля народа».

Пагубность популизма сомнений не вызывает, но вина за его подъем полностью лежит на политическом мейнстриме, против которого так резко взбунтовались популисты. Дефицита предупреждений со стороны аналитиков и политических обозревателей, что популизм вновь поднимает голову, не было. Издание Counterpoint опубликовало целую серию репортажей о популизме в разных регионах Европы, а Policy Network бьет тревогу по этому поводу вот уже несколько лет.

Диагноз совершенно ясен. Популизм сегодня на подъеме, поскольку ведущие политические силы игнорируют тревоги и заботы рядовых граждан, в особенности традиционного и давно устоявшегося рабочего класса. А популисты дают им возможность высказаться — т. е. то, чего этих людей, по их мнению, лишили. Популистам легко удалось представить традиционные политические силы как оторванную от реальности элиту, поскольку именно так эти силы себя и ведут. Короче говоря, популизм завоевывает доверие на озвучивании очевидных вещей.

Борьба с этим явлением станет сложнейшим вызовом для традиционных политических сил. Возникает искушение задействовать в борьбе с популистами их же методы, попытаться обыграть их с помощью нереалистичных обещаний и упрощений. Но это однозначный путь к проигрышу. Единственной разумной и эффективной стратегией может стать возрождение доверия к политическому мейнстриму. И фундамент этого доверия следует закладывать постепенно — кирпичик за кирпичиком, демонстрируя обществу серьезность и единство, то, чего нет у популистов. Проблема лишь в одном: сегодня серьезность и единство стали именно теми качествами, от дефицита которых страдает все нынешнее поколение политиков.

© 2015 The World Post/Global Viewpoint Network/TNS

 

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Язык мой — враг мой

Так за счет чего премьер Гройсман собрался увеличивать в два раза долю...

Мы уйдем из гетто-парка

Молодежь Украины и России выбирает «Тает лед», но у Скрипки другая «краина...

Из истории хунт: «черные полковники»

Греческая «хунта черных полковников» установилась ровно полвека назад (21 апреля...

Корейский кризис: воюет не железо — живые люди

Стороны обмениваются все более воинственными заявлениями, пока пытаясь взять один...

Ле Пен, Макрон и метаморфозы левого фланга

Во Франции для лидера Левой партии наступил звездный час

Представитель ЕС — кремлевский тролль?

Пересекая границу Шенгенской зоны, гражданам Грузии и Украины нужно иметь при себе...

Загрузка...

Мертвые души Украины

или Почему в стране не проводится перепись населения?

Год 17-й: и снова Ленин побеждает!

Эквадор и Латинская Америка вступают в полосу усиления борьбы

Люмпенизация масс и «майдан тунеядцев»

В Белоруссии на волне справедливого социального протеста к власти могут прийти,...

Кто берет «на дело» документы?

Убийство Дениса Вороненкова вызвало шквал комментариев и оценок доморощенных...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
цзы лисицин
24 Июля 2015, цзы лисицин

Голая констатация поверхностно расположенных фактов и ни какой сравнительной характеристики с другими движениями.Такое впечатление,что альтернативы нет. Своими заключениями автор мешает складывать те самые кирпичики о которых, так слёзно, нам поведал. Серьёзность приходит с годами ,а с ней и понимание единства. Но молодые политики,как оказывается и в ЕС и не только ...сами с усами. Утрачена преемственность поколений и не только у нас. Результат ,как говорят,на лицо.

- 10 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка