Два тоста на поминках Эльдара Рязанова

17 Декабря 2015 4.8

Эльдар Рязанов

Наша последняя встреча с Эльдаром Рязановым состоялась в 2012 году - во время его последнего приезда в Тбилиси

Эльдара Рязанова хоронили 3 декабря из Центрального дома литераторов в Москве. Быть в этот день в российской столице и не поклониться человеку, которого многие годы знал и глубоко уважал, означало бы изменить самому себе.

Дом литераторов выходит фасадами двух своих зданий на Поварскую и Большую Никитскую улицы. Прощание с Эльдаром Александровичем проходило со стороны Большой Никитской, а я подъехал к ЦДЛ со стороны Поварской, т. е. с ресторанной стороны — наиболее популярной его части. Любезная девушка вызвалась проводить меня к залу, где проходило прощание. Мы прошли через один ресторан, второй, третий, четвертый… Было девять часов утра. Просторные помещения в это время суток были совершенно пусты. В который уже раз вспомнилось державинское: «Где стол был яств, там гроб стоит…»

На медиафоруме, проходившем в Москве, то утро выдалось сравнительно свободным. Я почему-то думал, что в это время на гражданской панихиде в Доме литераторов людей будет не очень много, но ошибся. Очередь оказалась длинной. А народ за моей спиной все прибывал и прибывал. Наконец мы добрались до зала, на сцене которого был установлен гроб с телом режиссера.

Так выглядел великий режиссер в ту пору, когда мы с ним познакомились. На снимке: Эльдар Рязанов с дочерью Ольгой.

Так выглядел великий режиссер в ту пору, когда мы с ним познакомились. На снимке: Эльдар Рязанов с дочерью Ольгой.

Большой портрет Эльдара… Но не того жизнерадостного 45-летнего мужчины, запомнившегося по пицундскому Дому творчества журналистов и кинематографистов, в котором мы с ним познакомились (и потом тесно общались многие годы), а уже пожилого, сегодняшнего или, быть может, вчерашнего Рязанова — человека с грустными и усталыми глазами.

Среди сидевших у гроба женщин я сразу же узнал нынешнюю супругу Рязанова — Эмму Абайдуллину. С Эммой мы познакомились лишь несколько лет назад — в последний приезд Эльдара в Тбилиси. А вот вторую жену Рязанова — ныне покойную Нину Скуйбину — я знал достаточно хорошо. И тоже по Пицунде, как и его первую супругу, Зою Фомину. Нину и Эльдара, приехавших на Черное море вскоре после своего бракосочетания, по-моему, в 1978 г., я несколько раз принимал в гостях у себя в Доме творчества. Там же познакомился с Олей, рязановской дочерью, девушкой с мальчишеским складом характера, с которой во времена совместных пицундских каникул сражался в жарких поединках в настольный теннис.

Юная в то время дочь Эльдара, унаследовавшая бойцовский характер отца и внешность матери, в каждой партии билась упорно, до последней подачи. Впрочем, как и сам Эльдар, который, несмотря на переход в солидную весовую категорию (чему упорно, но безуспешно сопротивлялся), проявлял в каждом теннисном поединке недюжинную ловкость.

…Я подошел к дочери Рязанова и представился: «Примите мои соболезнования, Ольга. Вы, возможно, меня помните. Мы с вами когда-то играли в настольный теннис в Доме творчества в Пицунде». Подумалось: узнает ли? Ведь тридцать лет прошло! Рядом с Олей сидел молодой человек, внешне очень на нее похожий. «Наверное, сын», — предположил я. Оля вперила в меня изучающий взгляд. «И кто же в этих играх побеждал?» — поинтересовалась она. «Разумеется, Эльдар Александрович», — ушел я от прямого ответа, кивнув в сторону портрета великого режиссера.

С Эльдаром мы познакомились в 1973 г. Его жизнерадостность, остроумие, приветливость вызывали симпатию и любовь. Рязанов без особых на то усилий становился душой любой компании. Читал стихи, мог спеть по просьбе друзей или знакомых. В том году я впервые услышал в исполнении Эльдара шуточную песню «Мадам Анжа» поэта Владлена Бахнова, положенную на музыку бардом Александром Дольским.

Я вам, ребята, расскажу,
Как был влюблен в мадам Анжу,
Мадам Анжа, мадам Анжа
Была безбожно хороша!

Впрочем, автором песни долгое время я считал самого Рязанова. Часто просил его исполнить песню, а он не отнекивался и охотно просьбу исполнял. Разумеется, читал и собственные стихи.

В те годы бар на восьмом этаже Дома творчества в Пицунде привлекал гостей со всех окрестных санаториев и домов отдыха своим весельем и радостным состоянием духа, создаваемым такими людьми, как Рязанов, Софико Чиаурели, Андрей Миронов, Людмила Гурченко, Давид Гамрекели, Лариса Голубкина…

Несмотря на весьма скудный ассортимент вин и закусок, состоявший преимущественно из шампанского местного разлива, вин «Мухранули», «Цицка» и шоколада «Гвардейский», людей в баре собиралось много. Московский поэт и киносценарист Женя Агранович, приглашая гостей на восьмой этаж, как-то пошутил по этому поводу: «Перспектива у нас одна: бухранули и за титьку».

Однажды, по-моему, в октябре был день рождения Миши Козакова. Отмечали скромно, но весело. За столом собралось человек 10-15. Эльдар попросил поучаствовать в застолье меня и моего друга Джумбера Джапаридзе. Компания подобралась интересная: Рязанов, Скуйбина, естественно, сам юбиляр, Женя Агранович, приехали Белла Ахмадулина с Мессерером.

После бара спустились вниз во дворик, прогуляться под пальмами. Во дворике Белла увидела живописную беседку и предложила посидеть. Стояла звездная ночь. В десяти метрах от нас шумели волны. Дул легкий ветерок. Белла начала читать свои стихи. Все притихли, предвкушая радость от того, что предстояло услышать. Но идиллия была нарушена. Двое местных парней, случайно оказавшихся в Доме творчества и узнавших Беллу, решили продемонстрировать свои творческие способности и, оттерев в сторону поэтессу, стали декламировать какие-то свои стихи.

Нашему с Джумбером разочарованию не было предела. Мы порывались вмешаться, но Эльдар нас остановил: «Оставьте. Они пьяны, им нужно выговориться. А вечер все равно удался».

…Выразив соболезнования Эмме и постояв несколько мгновений у открытого гроба, я направился к выходу, где ко мне подошла незнакомая женщина: «Вы поедете на похороны?» — спросила она. «Нет, к сожалению, не смогу — у меня сейчас важное мероприятие». — «Тогда ждем вас в шесть часов вечера на поминках в киноклубе «Эльдар».

К киноклубу я подъехал без четверти шесть. У освещенного входа топтались трое полицейских. Я подошел к ним: «Подозреваю, что приехал сюда первым…» — сказал я. — «Нет-нет, все уже собрались, проходите».

И вновь меня ведут сквозь анфиладу большущих залов. На одной из стен начертана фраза: «Берегись автомобиля». В этом зале я раньше не бывал, но много о нем слышал. Где-то здесь должен был находиться тот самый автомобиль, которого следует остерегаться. Но я его почему-то не вижу.

Прохожу в ресторанный зал. Два больших длинных стола, за ними люди. А в глубине зала — еще один, за которым расположились родственники режиссера. Судя по всему, гости приехали в киноклуб прямо с кладбища и уже приступили к поминальной трапезе. И по всем признакам — не только что.

Речь держал кинорежиссер Эльдар Шенгелая, перечисляя членов грузинской делегации, приехавшей в Москву почтить память Эльдара Рязанова: Нани Брегвадзе (которую, впрочем, на поминках я так и не увидел), Николая Свентицкого и других.

Шенгелая — создатель многих прекрасных фильмов, но, увы, променял свой большой талант кинематографического мэтра на возможность «порезвиться» в большой политике. Итог печальный: киноискусство в его лице потеряло талантливого режиссера, а политика ничего не приобрела… Увы, искушения бросить свое ремесло и сломя голову ринуться в политические круговерти не сумели преодолеть в себе и многие другие признанные мастера культуры и искусства Грузии.

Тем временем Шенгелая произносил теплые слова о киношедеврах Рязанова, о том, какие большие симпатии испытывают к усопшему режиссеру он и вся Грузия. Я же думал о своем: приди я на поминки чуть раньше, мог бы сойти за члена грузинской делегации, и выступать от собственного имени мне бы, наверное, не пришлось. Ведь это так тяжело. А теперь…

Официант поставил передо мной бокалы и рюмки, поинтересовался, что налить, принес закуски. Напротив меня сидел молодой человек с микрофоном. Второй микрофон находился в другом конце зала. Каждый желающий мог взять один из них и произнести тост.

Шенгелая закончил выступать, но я со своими словами не спешил: два выступления подряд от лица представителей Грузии за поминальной трапезой в Москве казались мне некоторым перебором.

Молодой человек с микрофоном подходил то к одному гостю, то к другому. Речи звучали со всех концов стола. В центре зала неожиданно появилась Светлана Немоляева. Знаменитая актриса, которую Эльдар приглашал сниматься во многие свои фильмы, рассказала о том, каким счастьем для нее была работа с режиссером Рязановым.

По залу пронесся шепоток: «Леонид Рошаль будет говорить…» Известный врач обратился к собравшимся со словами: «Друзья, давайте на одну минуту встанем, закроем глаза и мысленно воссоздадим перед собой образ Эльдара Рязанова…» И после того как зал на целую минуту умолк и простоял с закрытыми глазами, предложил: «А теперь еще раз помянем нашего усопшего друга!»

По всему выходило, что пришел и мой черед сказать слово. Я попросил принести микрофон и сказал: «Уважаемые господа! В Грузии так любят, так почитают и так уважают Эльдара Рязанова, что прислали сюда не одну, а целых две делегации. Эту вторую делегацию представляю, как вы, наверное, догадываетесь, я. Впрочем, не удивлюсь, если здесь вдруг объявится еще и третья, и даже четвертая делегации из Грузии, да и не только из Грузии, но и из других стран постсоветского пространства, ибо Эльдара Александровича и его фильмы любили во всех уголках бывшего Советского Союза».

За столом слева от меня — Ольга Рязанова, рядом с ней муж и сын — писатель Дмитрий Трояновский. Но не видно Зои Фоминой, первой жены Эльдара, матери Оли. И память вновь переносит на 30 лет назад, на этот раз в Тбилиси, в канун очередного Нового, по-моему, 1976 г., когда на Первом канале грузинского телевидения прошла премьера культового рязановского фильма «Ирония судьбы, или С легким паром».

Не знаю, как это могло произойти, но первый показ этой знаменитой киноленты состоялся именно в Грузии, а уже потом — на всесоюзном телеэкране. Никогда не забуду того впечатления, которое произвел на меня фильм. Свое восхищение кинолентой я решил высказать сразу же после просмотра и тотчас же набрал номер рязановского телефона. Эльдара дома не было, трубку взяла Зоя, и я выпалил все те приветственные слова, которые приберегал для Эльдара. «Ах, вы уже посмотрели фильм, у вас его уже показали?!» — удивилась Зоя Фомина.

...Я встал со своего места и направился к Ольге: «Извините, боюсь задать еще один вопрос. А что с вашей мамой? Где она?» — «Мама давно скончалась. Еще шестнадцать лет назад...» — «Простите, я не знал. Соболезную».

Вернувшись на свое место, я взял микрофон, постучал по нему, призывая к тишине. «Дорогие друзья! — сказал я. — Эльдар Александрович прожил большую и яркую жизнь. Он являлся своеобразным центром притяжения, вокруг которого вращалось все эти годы большое количество людей: родные, близкие, друзья, коллеги по профессиональному цеху. Многих из них сегодня уже нет в живых. Вряд ли имеет смысл перечислять всех поименно. Но, думаю, что за этим поминальным столом мы просто обязаны вспомнить и помянуть этих людей...»

Я поднес к губам рюмку и предложил соседу, сидевшему справа от меня, последовать моему примеру. «Спасибо, — сказал он. — За этим столом должен был кто-нибудь произнести этот тост». Он протянул мне руку: «Сергей Абакумов*». «О, — сказал я, — известная фамилия. Вы родственник**?» — «Не берите в голову. Я старый комсомолец: был когда-то секретарем комитета комсомола МГИМО...» — «Какое совпадение! Я тоже состоял в этой организации, был когда-то членом бюро ЦК комсомола Грузии», — сказал я, обмениваясь с Абакумовым рукопожатием.

________________________________
*Cергей Абакумов — видный общественный деятель России, член Общественной палаты РФ

** Виктор Абакумов — руководитель контрразведки СМЕРШ в СССР в годы Второй мировой войны

Гости стали расходиться. Я тоже оделся и пошел к выходу. В зале «Берегись автомобиля» вновь остановился и стал внимательно оглядываться по сторонам. Но никакого автомобиля по-прежнему не увидел. Мимо проходил сотрудник киноклуба, и мне пришлось его окликнуть: «Послушайте, милейший, а где тот самый знаменитый автомобиль, в честь которого назван этот зал?» «А он над вашей головой. Посмотрите вверх!» — последовал ответ.

Я задрал голову: прямо надо мной и вправду висел подвешенный к потолку огромный ярко-красный лимузин. Я улыбнулся и пошел к выходу. Эльдар Рязанов по-прежнему продолжал удивлять меня своей неуемной фантазией.

Гримасы новых лиц

Слияние политики и бизнеса, доминирование финансово-олигархических кланов, коррупция,...

Оппоблок против Святого майдана

Революция или переворот? Отражение в «черном зеркале»

Дурипш, Никита и Фидель

Правление колхоза заказало художнику большую картину. На переднем плане, естественно,...

Терминал для молитвы

В Украине появился новый сервис — заказ молитвы через электронную платежную...

Редкий покемон доплывет до середины Днепра

«Патриотизм» олигархов времен Майдана и активной фазы войны на Донбассе —...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка