Есть ли жизнь после Минска?

№35–36(746) 30 октября — 5 ноября 2015 г. 29 Октября 2015 5 4.8

Сразу после выборов в Украине актуализируется тема выполнения минских договоренностей — тут и к гадалке не ходи. Не успеют отгреметь победные фанфары первого тура мэрских выборов, не успеют дать старт второму туру, как политики вновь заведут ожесточенные споры вокруг да около вопроса о возможности, а главное — целесообразности выполнения пунктов, подписанных в феврале сего года в Минске и переподтвержденных в начале октября в Париже.

Выборы и минские договоренности — два параллельных политических процесса (хотя, как доказал Лобачевский, параллельные линии в пространстве иногда пересекаются, — политика действует вне формальной логики и вне как евклидовой, так и неевклидовой геометрии).

С одной стороны, Петр Порошенко взял на себя обязательства по выполнению Минских соглашений и поиску компромисса с сепаратистами из «ДНР/ЛНР». С другой — он и рад бы поступить, как Анна Иоанновна, которая, едва вступив на престол, демонстративно разорвала условия, на которых получила корону.

Правда, для Анны Иоанновны восшествие на престол было самодостаточным действием, после которого можно и отказаться от взятых обещаний. Порошенко же находится в процессе, в ходе которого невыполнение соглашений влечет за собой массу проблем, а выполнение — не меньшее количество нежелательных ситуаций. Ситуация типа «шпагат», или «растяжка».

Допрос, устроенный президенту парламентскими фракциями после его возвращения из Парижа, свидетельствует об одном: ему будет сложно добиться от Верховной Рады уступок в вопросах, касающихся принятия законов об амнистии, о выборах на не контролируемых Киевом территориях и т.д. Даже если представить, что Порошенко сможет найти понимание внутри фракции БПП, а также подтянет голоса Оппозиционного блока, «Воли народа», «Возрождения» и беспартийных, — не факт, что ему удастся увенчать этот процесс эффективным голосованием за изменения в Конституцию (во втором чтении).

Тем более что внутри неформальной команды президента началось расслоение: худо-бедно существовавший триумвират Ложкин — Григоришин — Кононенко дал трещину, и триумвиры (подобно Крассу, Цезарю и Помпею) начали выяснять между собой, кто из них внедрил большее количество коррупционных схем в Вене. Вследствие этого раскола становится непрогнозируемой работа фракции БПП, в которой, как известно, собрано, по расхожему выражению, всякой твари по паре.

«Партия войны» проголодалась

Между тем «партия войны» начинает укрепляться после — казалось бы — постепенной сдачи позиций. Партия войны проголодалась, истощала... И с завистью смотрит на «Правый сектор», которому высочайше дали возможность нагуливать бока на Перекопском перешейке, где активно имитируется блокада Крыма и заодно пополняются закрома и карманы за счет якобы случайно прорывающихся фур с продуктами и героически отключающихся тупиковых линий электропередач. За последние полтора года в стране появилась большая группа политиков, которым завершение войны невыгодно!

Невыгодно — по нескольким причинам. Одни на войне просто зарабатывают. Как деньги, так и политический капитал. Ура-патриотическая риторика во все времена приносила неплохую прибыль. Помните изречение классика? «Если государство желает отнять у вас жизнь, оно начинает именовать себя Родиной».

Другие пытаются прикрыть войной свои просчеты в экономике. Хотя, к примеру, в аналогичной ситуации во Франции времен де Голля война с сепаратистами не стала поводом для падения экономических показателей. А если принять во внимание слова Петра Порошенко о том, что АТО обходится нам в 5 млн. долл. ежедневно, то это 2,5 млрд. за 500 дней, на протяжении которых длятся боевые действия. Но не 90 млрд., потерянных отечественной экономикой за последние два года.

Третьим надо заработать — за счет выделения бюджетных средств на бессмысленные проекты типа строительства противотанковых заграждений из сетки-рабицы на границе с РФ либо же запрета полетов российских авиакомпаний (очевидно, в пользу других авиаперевозчиков). Четвертым надо мобилизовать свой электорат (треть населения хотят продолжения войны — это же электоральный клондайк, на котором произрастают УКРОП и другие сезонные растения!). Пятым хочется отчитаться перед внешними кураторами.

Шестые рвутся дать бой президенту на его же территории и отомстить — неважно за что (кто-то за «Укрнафту», кто-то — за Мосийчука, кто-то — за отнятый губернаторский пост...).

Седьмые спят и видят, как бы выставить президента в невыгодном свете перед его западными коллегами — вот, мол, он такой: наобещал, а выполнить-то не может!

Восьмым требуется продолжить войну, чтобы понадежнее скрыть свою роль в трагических моментах украинской истории, в частности связанных с потерей Крыма. Ведь чем больше плевать в сторону России и чем громче отдавать приказ «До бою!» — тем меньше подозрений в причастности к торговле утраченными территориями.

То есть мотивация у каждого своя. Но показательно, что к разного рода турчиновым, яценюкам, пашинским и прочим представителям «партии войны» в последнее время стали примыкать и люди из окружения Порошенко.

Голос вразрез с подписанным

Более чем красноречива позиция губернатора Донецкой области Павла Жебривского. Первоначально он добился отмены местных выборов на территориях, примыкающих к линии фронта, акцентируя внимание на угрозе для жизни и здоровья голосующих и членов избиркомов (то, что там минимум дважды с начала боевых действий проходили избирательные кампании и никто при этом не задумывался о безопасности участников процесса, — показательно). Симптоматичен и еще один губернаторский аргумент: мол, здешний народ одурманен вражеской пропагандой, не может адекватно оценивать ситуацию и не поддерживает власть — так зачем тут проводить выборы?

Потом Жебривский поспособствовал фактическому срыву выборов в Мариуполе, где подавляющее большинство граждан поддерживают оппозицию. Следующий этап — его громкое заявление о возможном срыве Минского процесса и о нецелесообразности проведения выборов на неподконтрольной Украине территории минимум полгода после воссоединения. Таким образом, Жебривский говорит нечто прямо противоположное тому, под чем в Минске и в Париже подписался Порошенко.

Сплошные «но!» и ряд «надо»

Напомню: логика Минского процесса состоит в том, что все вопросы взаимодействия Киева и Донецка, Киева и Луганска должны решаться путем переговоров, в украинской политической системе координат. То есть речь идет не о самостоятельности либо отторжении Донбасса, а о реинтеграции его в политическую жизнь Украины. На каких условиях — вопрос дальнейших дебатов, возможно, в рамках национального «круглого стола».

Но! Для начала необходимо, чтобы ДНР и ЛНР получили полномочных представителей, избранных в ходе легитимных выборов — с тем, чтобы они признавались и второй стороной. С этой целью под эгидой международных наблюдателей на территориях, не контролируемых Киевом, должны быть проведены местные выборы (на основе украинского законодательства), на которых народ даст мандат будущим участникам переговорного процесса.

Но! Чтобы состоялись выборы, нужно принять два закона. Один — об амнистии (чтобы понимать, кто имеет право принимать участие в выборах, а кто нет). Другой — о выборах на территории, неподконтрольной Украине (поскольку украинские политпартии на упомянутой территории не действуют, очевидно, можно пойти на компромисс и предложить «переходный формат» выборов — на мажоритарной основе).

После этого назначить дату, пригласить международных наблюдателей и представителей украинских СМИ, общественных организаций и т. д. — сделать избирательный процесс максимально открытым и прозрачным. Транспарентным, одним словом, как любят выражаться некоторые эксперты.

Но! Прежде чем начать политический процесс, Киев должен постараться вернуть доверие граждан, живущих по ту сторону линии фронта. А это значит — надо снять блокаду, которая давно уже стала не столько фактором безопасности, сколько источником материальной наживы. Надо приступить к выплате пенсий и социальных пособий, на что обращают внимание украинского руководства как внешние институты, так и выигранные внутри страны суды и апелляции. Надо запускать инструмент народной дипломатии.

Надо сбавлять градус информационного противостояния и попытаться использовать поменьше пропагандистских клише и фейков — если вот так сразу невозможно отказаться от потоков лжеинформации (а то чем же будут заниматься Министерство информации, Тымчук с «Информационным сопротивлением», несколько «гавкающих» сайтов с претензией на патриотизм и защиту национальных интересов?).

Одним словом, сплошные «но», сшивающие в логическую цепь весь Минский процесс. Жебривский вбрасывает по сути идею разрушения этого «карточного домика».

Реваншизм донецкого губернатора понятен: он выступает в роли выразителя интересов тех, кто пытается убедить откалывающихся от Порошенко радикалов разных мастей: «На самом-то деле он не такой! Он как покажет захарченко-плотницким кузькину мать! И Меркель им не поможет!» В условиях войны, де-факто проигранной Украиной, заигрывание с недовольными ветеранами и апелляция к их надеждам и чаяниям — один из элементов государственной машины популизма. Правда, в Италии и Германии после Первой мировой подобное заигрывание плохо кончилось...

Прочтение от премьера и головная боль Кремля

Арсений Яценюк — в свою очередь — совершил попытку нового прочтения Минских соглашений. Во время встречи с Ангелой Меркель 23 октября он заявил, что их обязана выполнять в первую очередь Россия. Ну а мы потом... как-нибудь...

Естественно, подобная постановка вопроса не могла понравиться собеседнице премьера, которая напомнила о необходимости выполнения Минских соглашений всеми сторонами, а также заявила, что для России Минские соглашения — это судьба санкций.

Отсутствие в Донбассе регулярных российских частей — дополнительная головная боль для Кремля. Если там не располагались регулярные части, а только отдельные военнослужащие, которых легко провозгласить наемниками (кстати, подобная тактика применялась СССР в Испании в 1936 —1939 гг.), то где критерии их вывода? Вывод воинской части просто зафиксировать: территорию покидают личный состав согласно спискам части, техника, оружие и главное — воинское знамя. А что считать критерием «полного вывода российских войск с территории Донбасса»?

Оставшийся в дебрях терриконов некий Иван Иванович Иванов из города Иваново, в то время как его боевые побратимы ушли в донские степи, — это может считаться нарушением принципа «полного вывода»? И сколько Иванов Ивановичей Ивановых допустимо «случайно оставить»?

Именно поэтому Россия может бесконечно долго уверять мир в том, что ее солдат на территории Донбасса нет, — а санкции все равно будут продлены. Другое дело, что они невыгодны и самим европейским государствам.

Есть еще одна группа — требующая вообще отказаться от Донбасса. Мол, конфликт надо замораживать, постепенно отказываясь от «индустриального придатка». Пусть уходят — потом, мол, сами на пузе приползут. Подобная позиция характерна для некоторых политиков из среды «Самопомочи». Другие политики полушепотом, в кулуарах поддерживают данный тезис: мол, зачем нам эти сепаратисты, давайте пошлем их примерно туда же, куда в свое время Иосиф Бродский посылал в известном стихотворении об Украине*.

_____________________________________
* «...По адресу на три буквы, на все стороны́ четыре». (Из стихотворения «На независимость Украины»). — Ред.

Если не «лайт-», то «хард-»

Балансируя между «партией войны» и «партией мира», Порошенко прекрасно понимает шаткость всей политической конструкции. В результате действует принцип «ни войны, ни мира» — который в свое время реализовался большевиками в аналогичной ситуации.

Склонившись к партии войны, Порошенко рискует потерять благосклонность лидеров западных стран (возможно, кроме Обамы и его сателлитов). Выбрав путь мира — рискует вызвать непредсказуемые реакции у радикально-пассионарно заряженной толпы, вооруженной и обнюхавшейся пороха (пардон за каламбур). И первый, и второй вариант — это политическое поражение президента, путь к дворцовому перевороту и к переходу революции в стадию террора.

Главная ошибка Порошенко: он пытается умиротворять радикалов всех мастей, партию войны, вместо того чтобы дать им бой. Тот, кто в подобной ситуации не организовывает «Ночь длинных ножей», сталкивается с тем, что ему организовывают Варфоломеевскую ночь. И здесь надо выбирать: либо игра в либерализм и заискивание перед теми, кто этого все равно не оценит, либо — здоровый инстинкт самосохранения.

Сегодня сложно представить, каким образом в нынешней системе политических координат президент будет воплощать Минские соглашения — тем более что времени остается все меньше и меньше. Один из итогов встречи в Париже: Украине дали понять, что закончить все подготовительные действия необходимо до конца 2015 года. То есть за 60 дней.

Всего 60 дней, в которые должны уложиться Закон об амнистии, Закон о выборах и новое голосование изменений в Конституцию. Да еще и Меркель требует, чтобы законы согласовывались с «ЛДНР» — дабы избежать императивного подхода и выработать компромиссный вариант. Вы представляете, как в этой ситуации действовать президенту?

Я — нет.

Единственный выход — идти на вариант установления «лайт-диктатуры», по принципу де Голля или в крайнем случае Фухимори. Риск? Но если не пойти на этот риск, Украине грозит вариант «хард-диктатуры» правых сил — такой диктатуры, после которой уже не «ватники» и «сепары», а Меркель с Олландом и примкнувшим к ним Дудой будут кричать: «Путин, введи войска!»

Этот вариант предусматривает роспуск парламента, созыв Конституционного собрания, принятие качественно новой Конституции и утверждение ее на всенародном референдуме, передачу президенту временных полномочий главы исполнительной власти, радикальное проведение реформ, новые парламентские выборы на основе новой Конституции. Де-факто это будет переход к Пятой Республике (если первыми четырьмя считать УНР времен Центральной Рады, УНР времен Директории, УССР и Украину образца 1991 года).

Президент должен проявить волю к организации национального «круглого стола» с участием представителей Донбасса. И апелляция к тому, что «это террористы» или «за ними стоит Путин» — неуместна, если мы хотим сохранить страну. Конфликты, подобные конфликту на востоке Украины, всюду решались именно путем поиска большого компромисса.

Этот компромисс обязательно будет найден — нравится он нынешней «партии войны» или нет. Но вот вопрос: будут ли способны его воплотить нынешние руководители страны или уже их политические преемники?

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Молитвы для смартфона, без рекламы и СМС, скачать

В Украине появился новый сервис — заказ молитвы через электронную платежную...

Редкий покемон доплывет до середины Днепра

«Патриотизм» олигархов времен Майдана и активной фазы войны на Донбассе —...

Украину рубят, щепки летят!

Такова политика Запада, поглощающего львиную долю мировых природных ресурсов: беречь...

Новые герои против новых богов

«Постправда» заслоняет собой реальную действительность и не позволяет ни...

Какие плебеи, такие и патриции

У кого нет персонального храма, у того есть фотоальбом или профиль в соцсетях с...

Безлес вместо безвиза

Единственной «перемогой» украинской власти можно считать то, что эстафету...

Недопрацьовує команда Петра Олексійовича

Протягом найближчих років - безвізовий режим розповсюдиться також на власників...

Кому выгоден размен Нищука

Власть может пойти на сделку — отставка Нищука в обмен на лояльность или поддержку...

Нашим социологам даже Трамп позавидует

КМИС и Центр Разумкова опубликовали результаты исследований   

Комментарии 5
Войдите, чтобы оставить комментарий
Аleksandr S.
30 Октября 2015, Аleksandr S.

Полагаю, вряд ли гарант решится на какой либо радикальный вариант разруливания ситуации в стиле "ночи длинных ножей" - с твердостью писи у него явные проблемы. Думаю, будет выжидать до последнего - на "авось", - дескать, как то срастется. Мирного выхода из его ситуации - в принципе не существует..

- 30 +
Сєвастополец
30 Октября 2015, Сєвастополец

О чем бы не писали, а читатели 2000 все пиписьками меряются

- -22 +
Валерий
30 Октября 2015, Валерий

Браво, Кость Бондаренко !Довольно редкий случай, когда я почти во всём согласен с
украинским политологом. Единственное но, это то ,что Порошенко, (как уже справедливо
заметилодин из комментаторов ) далеко не личность. Из_за этого всё и остановится.

- 46 +
Михаил Маркович (EpsilonDelta)
30 Октября 2015, Михаил Маркович (EpsilonDelta)

"... если мы хотим сохранить страну ...". Вопрос сохранения страны неразрывно связан с другим вопросом : КАКУЮ страну мы хотим сохранить ?

- 46 +
Аналитик
29 Октября 2015, Аналитик

"..Президент должен проявить волю.." - он всё время проявляет волю, но, к сожалению, не свою, а дяди Сэма. Своей воли хватает лишь на сохранение бизнеса. Личность из него не получилась. И уже не получится. А компромисс в обществе без наличия личности с авторитетом и государственным сознанием не возможен ни в какой стране. Пока такая личность в Украине не появится, процесс грызни между политическими прохвостами и дезинтеграция государства будут продолжаться.

- 86 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка