Франция: лишь контуры новой борьбы

08 Мая 2017 4.2

Что ждет Францию?

Нам конечный итог выборов во Франции стал ясен еще в начале февраля, после того как на них выставили Эммануэля Макрона, а прежнего явного фаворита гонки Франсуа Фийона принялись топить компроматом («Выборы во Франции: сценарий войны компроматов. А побеждает финансовая олигархия?»).

Поэтому нас в ходе прошедших выборов интересовали не итоговые цифры волеизъявления, а исключительно расклад политических сил на будущее, с учетом того, что уже через месяц французам предстоит выбирать депутатов Национального собрания. И в этом плане более важны не результаты второго тура президентских выборов — раз уж на них слишком многие избиратели голосовали за «меньшее зло», но углубленная социология первого тура, и к ней нам придется еще раз вернуться.

Мы видим, что немаловажным игроком на политической арене Французской Республики становится радикальная молодежь, выходящая бузить на улицу, яростно протестуя против обоих финалистов президентской кампании — больше, конечно же, против Ле Пен, но уже в ближайшей перспективе — против победившего экс-банкира.

Брошен лозунг: «До 7 мая боремся против Ле Пен, после 7 мая боремся против Макрона!» Да уж, 25-му президенту Франции спокойной жизни не обещают!

В нашей стране это кажется невероятным, но во Франции молодежь все более делает свой политический выбор в пользу левых. Согласно данным социологических исследований, в возрастной категории от 18 до 24 лет в первом туре 30% граждан проголосовали за Меланшона, 21% — за Ле Пен, всего лишь 18% — за Макрона (хотя, казалось бы, он, сам еще весьма молодой человек, наиболее близок к ним!), 10% — за Амона и 9% — за Фийона. Чем старше возрастной сегмент, тем меньший процент лидер левых получил на этих выборах (в категории 60–69 лет — 15%, старше 70 — 9%). Консервативные пенсионеры — это электорат Фийона (45% среди тех, кому за 70!).

Между прочим, и ультралевые троцкисты набрали в молодежном сегменте 3%, притом что получили на двоих в целом чуть более 1,7% голосов избирателей.

За молодежью как-никак будущее, и именно будущее «старых системных» партий — Социалистической и «Республиканцев» — теперь, в свете приведенных данных, выглядит весьма сумрачно.

Другой важнейший вопрос: кого поддерживают мегаполисы? Здесь плохи позиции у Марин Ле Пен: ее обожает глубинка, сельская местность, склонная к национализму, тогда как в больших городах, за исключением Марселя, за нее голосуют мало (в Париже в первом туре она получила всего 5%). Париж и Лион — главные оплоты либерализма, где голосуют за Макрона и Фийона.

А вот Меланшон занял первое место, получив от 25 до 31%, в таких важных городах, как Монпелье, Лилль, Гавр, Тулуза, Гренобль, Авиньон, Сент-Этьен, Марсель. Очень интересна ситуация в Марселе, в этом наиболее иммигрантском и мусульманском городе страны, симпатии которого разделились между левыми и крайне правыми; возможно, это — один из узлов противоречий в нынешней Франции.

Меланшон на фото

Меланшон также восстановил репутацию ряда городов т. н. красного пояса Парижа, некогда голосовавшего за коммунистов. Он стал первым в иммигрантском анклаве Сен-Дени под Парижем, и это превосходно отображает непримиримость противостояния Меланшона и Ле Пен, что, впрочем, не исключает возможности их блокирования по ряду вопросов в будущей борьбе против центриста Макрона.

В этой обстановке Ле Пен, претендуя на голоса левых, усилила «прорабочую» риторику, выступила в поддержку борьбы за свои трудовые права протестующих работников завода компании Whirlpool, который его владельцы намерены перенести в Польшу. Так же, впрочем, поступил и Макрон, тоже боровшийся за голоса левых.

Однако, как отмечают обозреватели, ни один из участников решающего тура выборов не поставил вопрос об отмене крайне непопулярных изменений в трудовом законодательстве, принятых правительством Олланда и всколыхнувших в прошлом году Францию. И вопреки мнению некоторых российских экспертов, старательно пиаривших Ле Пен, ее экономическая программа отнюдь не является социальной. Так что ни евроатлантист Макрон, ни неистовая антиглобалистка Ле Пен дальше предвыборных заигрываний с рабочим классом, видимо, не идут и не пойдут.

Итак, президентом стал правоцентристский популист, не имеющий, судя по всему, какой-то четкой программы вывода Франции из кризиса, куда она движется. Те выступления Макрона перед публикой, которые транслирует телевидение, на наш взгляд, представляют собой бессодержательный набор либеральных штампов, а диапазон горячей поддержки новоизбранного главы государства — от Олланда и Меркель до Обамы и четы Клинтон — говорит о том, какой будет его политика.

Новый президент Макрон

Однако пожелание Франсуа Олланда в том, что Макрону удастся решить задачу «объединиться ради движения Франции по пути прогресса и социальной справедливости», представляется мало выполнимым. Скорее всего, Францию ждет обострение политической борьбы, образование разного рода альянсов против нового президента, и первым туром этой борьбы станут июньские парламентские выборы.

Конституция Пятой республики дает президенту большие полномочия — он, в частности, назначит премьер-министра, который займется формированием Совета министров. Однако поддержка парламентского большинства президенту жизненно необходима, особенно такому, как Макрону, — не имеющему за собою ни большого политического опыта, ни устоявшейся авторитетной политической силы — партии.

В прошлом во Франции несколько раз случались ситуации «сосуществования» главы государства и парламентско-правительственного большинства от партий-соперниц. Чтобы снизить вероятность такой дестабилизирующей коллизии, в начале 2000-х гг., одновременно с сокращением срока президентства с семи лет до пяти, решили почти совместить выборы президента и Национального собрания. Но такая модель работала только тогда, когда в политической жизни страны безоговорочно доминировали две «старые», «системные» партии. Теперь их позиции поколеблены.

Правда, в их пользу, в пользу крупных «системных» партий центра служит избирательная система — мажоритарная, причем со вторым туром, когда кандидату нужно получить абсолютное большинство голосов. Из-за этого распределение мест в парламенте не всегда отражает реальную поддержку тех или иных политсил в обществе в целом. Такая система ставит преграды для радикальных партий — как для левых, так и для того же Национального фронта. Однако сейчас расстановка сил такова, что и те и другие способны победить во многих округах, потеснив старые партии, покончив с их господством, надоевшим многим французам.

Одесса в зените

В середине июля центром украинской культурной жизни по традиции станет Одесса. В...

Скоростной поезд VS истребитель: необычная гонка

На праздник открытия новой скоростной ЖД линии во Франции прилетели истребители

В Тулузе неизвестные обстреляли группу прохожих

Правоохранители считают, что это сведение личных счетов

Загрузка...
Загрузка...

Политизация здравоохранения?

В глазах рябит от «реформ», которыми нас потчуют практически во всех сферах жизни...

Тихая бомба от Зигмара Габриэля

И вот еще большая конкретизация от Габриэля, который поставил на одну доску давление...

«Участник АТО» - не индульгенция на преступление

Власть и официальная пропаганда, кирпичик за кирпичиком выстроили тупик лжи и...

Национал- тоже социализм

Кива решил дать Соцпартии новую кровь, сильные руки и острые зубы

Украина станет хабом без газа

«Северный поток — 2» и «Турецкий поток» превращаются в неотвратимую...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка