Курдский вопрос и переформатирование Ближнего Востока

25 Сентября 2017 5

Курд на фото

Сегодня в Иракском Курдистане проходит референдум о независимости, чей исход сомнений не вызывает. И если предстоящее вскоре схожее самоопределение Каталонии испанское правительство способно задавить методами государственного насилия, то поделать что-либо с курдами слабая власть в Багдаде вряд ли сможет.

Процесс разрушения Ближнего Востока, начатый американским вторжением в Ирак в 2003 г., дошел, наконец, до того состояния, когда может начаться полное переформатирование, или, лучше, наверное, будет сказать, слом государственно-политического устройства региона, сложившегося в результате распада Османской империи и последовавшего затем крушения «старого» колониализма.

Нельзя, однако, сказать, что нынешнее его устройство является правильным и справедливым, таким, что этот порядок ни в коем случае нельзя рушить. Напротив, он крайне несправедлив: в его основе так или иначе лежит англо-французский договор Сайкса – Пико, заключенный в мае 1916 г. и предполагавший раздел Османской империи на колонии и сферы влияния империалистических держав. К этому договору присоединилась и царская Россия, которой союзники по Антанте пообещали Константинополь с проливами, Западную Армению и Лазистан (участок черноморского побережья вплоть до Трапезунда, населенный грузинами-лазами).

Союзники – а в особенности коварный Альбион – вообще много чего кому наобещали. Арабам за их участие в вооруженной борьбе против Турции англичане пообещали создание национального государства, но самым бессовестным образом их «кинули» – так, что знаменитому разведчику Лоуренсу Аравийскому, искренне симпатизировавшему арабам, было за свою родину безмерно стыдно. Курдам тоже чего-то там посулили, но в итоге все границы в регионе были проведены без согласия населяющих его народов, что и породило острейшие противоречия и конфликты.

Правда, в чистом виде соглашение Сайкса – Пико реализовано не было. Этому помешали Октябрьская революция, денонсировавшая и обнародовавшая тайный договор (и вскрывшаяся правда вызвала негодование арабов!), и борьба турецкого народа за независимость под руководством Мустафы Кемаля, сорвавшая планы по разделу собственно Турции.

Более того, в изначальное соглашение коррективы внесла сама борьба между империалистами – а они, как известно, всегда делят мир «по силе», исходя из того соотношения сил, что сложилось на данный конкретный момент, отбрасывая прочь все обещания и все договоренности, прописанные ранее на бумаге. Все это очень ярко проявилось в истории столетней давности вокруг раздела Ближнего Востока.

По договору Сайкса – Пико Франция, помимо Сирии и Ливана, получала также Киликию, часть нынешнего Турецкого Курдистана, включая Диярбакыр – ключевой город, считающийся сейчас неформальной столицей турецких курдов, и Мосульский вилайет, где большинство населения составляли тогда курды. Однако англичане еще в 1917 г. заняли Киркук (русские войска, действуя с территории Персии, в это время вошли в город Сулеймания, но оставили его после революции), а в 1918 г., нарушив условия Мудросского перемирия с Турцией, оккупировали весь вилайет. После чего уже не уступили этот богатый нефтью регион французским друзьям, вынудив их отказаться от притязаний на Мосул, отошедший к Британии.

Притязания на него выдвигала, однако, еще и Турция, указывавшая на явное нарушение международного права и на то обстоятельство, что курды – на самом-то деле ираноязычный народ – якобы являются турками и потому должны остаться в составе турецкого государства. Но Лига Наций встала на сторону Великобритании и приняла решение о вхождении Мосульского вилайета в состав подконтрольного англичанам Иракского королевства, наряду с Багдадским и Басорским вилайетами.

Вроде бы поначалу англичане и собирались создать на рассматриваемой нами территории федерацию курдских племен, но, поскольку им важен был контроль над местной нефтью, они решили присоединить Южный Курдистан к Ираку, усилив тот в противовес, надо полагать, Турции. Этому несказанно обрадовались в Багдаде – и настолько тамошняя элита обрадовалась, что согласилась в обмен на такой «кусок пирога», как Мосул, продлить британский мандат над Ираком. Рады, стало быть, они были прислуживаться перед колонизаторами! Вот так и образовался в его нынешних границах Ирак, в котором курды до последнего времени всегда были париями.

Многие беды Ближнего Востока происходят именно из-за того, что тогда, в момент крушения Османской империи, не создалось единое арабское национальное государство – а вместо этого европейские «цивилизаторы», деля земли, нагородили искусственные образования с произвольно проведенными границами, внутри которых соединились люди разных национальностей и конфессий. Причем, как это принято колонизаторами, они проводили политику «Разделяй и властвуй!», стравливая арабов и курдов, курдов и ассирийцев, мусульман и христиан, суннитов и алавитов и т. д. и т. п. Последствия этого оборачиваются сегодня большой кровью.

«Политическая карта Ближневосточного региона, начерченная во время Первой мировой войны, была создана для того, чтобы возникли проблемы, которые будут продолжаться по меньшей мере сто лет. Договор Сайкса – Пико означал для Ближнего и Среднего Востока то же, что Версальский мирный договор для Европы», – написал находящийся ныне в турецкой тюрьме лидер Рабочей партии Курдистана Абдулла Оджалан. Проблемы, в самом деле, затянулись уже на сто лет!

Некоторая стабилизация региона наступила во второй половине прошлого века, когда в ключевых переднеазиатских странах – Сирии и Ираке – существовали сильные авторитарные режимы, которые, при всех их пороках, как-то, не без помощи Советского Союза, держали ситуацию под контролем. Однако усилиями США эти режимы либо рухнули (в Ираке), либо предельно ослабли (в Сирии), что и дало толчок разрушению прежнего порядка – и теперь, не исключено, кризис подходит к кульминации, к своему разрешению, вероятно, увы и ах, – снова с большой кровью.

«Пасынки истории»

Так назвал курдов известный советский ученый, лингвист и востоковед, академик Николай Яковлевич Марр (1864/65–1934). Вся новейшая история этого древнего народа – бесконечная и безуспешная борьба за независимость, и каждая их, курдов, попытка обрести свободу – что при османах, что при англичанах, что при Саддаме и Эрдогане – заканчивалась их истреблением и депортациями, геноцидом. Курды оказались более всех обделены при разделе Ближнего Востока столетие назад. 40-миллионный народ не имеет своего государства, он разделен между четырьмя чужими ему государствами, и в каждом из них он подвергается или подвергался дискриминации, национальному гнету, страдая от арабского, турецкого, персидского национализма. Вплоть до того, что курдам запрещали их родной язык, отказывали им в самом праве называть себя курдами. Их травили газами, их деревни ровняли с землей бульдозерами, вырубая все деревья и заливая колодцы бетоном.

При этом курды издревле известны как храбрые воины. Самый известный курд в истории – Салах-ад-Дин (Саладин, 1138–1193), мудрый султан Египта и Сирии, выдающийся полководец, изгнавший крестоносцев из Иерусалима, имя которого стало нарицательным: «сарацины». Салах-ад-Дин родился в Тикрите, чуть к северу от Багдада (в том же городе родился и Саддам Хусейн), но отец его – военачальник Айюб – бежал туда, спасаясь от феодальных разборок, из курдского Мосула.

Интересно, что крупный курдский анклав существует еще и на северо-востоке Ирана, в Хорасане, – туда воинственных курдов переселил иранский шах, чтобы они защищали его владения от туркмен и прочих среднеазиатов. В истории курдов было и Курдское королевство в Иракском Курдистане, сражавшееся в начале 1920-х гг. против англичан, и Мехабадская республика с центром в иранском городе Мехабад, вооруженными силами которой командовал отец нынешнего правителя Иракского Курдистана Масуда Барзани — шейх Мустафа Барзани (1903–1979). После поражения восстания он жил в Советском Союзе и обучался в Военной академии им. Фрунзе.

По-видимому, курды почувствовали, что именно сейчас, в настоящий момент, сложились все условия для того, чтобы сбылась их вековая мечта. Фактически-то курдская автономия уже сейчас независима от Багдада и обладает всеми атрибутами суверенного государства (у него есть даже домен .krd). И в то же время какой-либо помощи и поддержки от слабого центрального правительства ждать не приходится.

В Ираке референдум курдов

Курдские вооруженные формирования – пешмерга (букв. «смотрящие в лицо смерти») – сыграли важнейшую роль в разгроме на территории Ирака боевиков ИГИЛ, после того как в 2014-м правительственные войска, позорно бежав, сдали Мосул. Это, очевидно, дает курдам в их глазах право считать, что их независимость выстрадана ими в борьбе. Курды выходят на гребень волны национального подъема.

Кому это выгодно?

Реакция на курдский референдум соседей и мирового сообщества – почти исключительно негативная или холодная. Иракский премьер-министр Хейдар аль-Абади заявил, что референдум противоречит Конституции Ирака (в принципе, любой референдум о независимости какой-либо части территории противоречит Основному Закону соответствующего государства, не так ли – но как же тогда быть с признанным мировым сообществом правом наций на самоопределение?). Глава иракского правительства и Верховный главнокомандующий готов применить силу в случае «эскалации насилия», но пока не собирается отказываться от переговоров с Эрбилем (столицей Иракского Курдистана): «Переговоры всегда возможны».

В Анкаре, естественно, реакция нервная. Вот что сказал премьер-министр Турции Бинали Йылдырым: «Мы не приемлем никакой шаг, который нарушит федеративную структуру Ирака», «Мы не хотим вводить никакие санкции. Однако если все же это произойдет, то пусть они знают, что у нас выработан четкий подробный план реакции на это». С Турцией в данном вопросе солидарен Иран, который пригрозил разрывом сотрудничества с Иракским Курдистаном и закрытием границы. Не одобряют проведение референдума ЕС, Германия и Великобритания.

Позицию России озвучил в Нью-Йорке на встрече с иракским коллегой министр Сергей Лавров: «Мы привержены суверенитету и территориальной целостности Ирака, мы хотим, чтобы любые проблемы, которые возникают внутри вашей страны, были решены путем диалога, национального согласия, компромисса, чтобы были найдены взаимоприемлемые решения». Открыто поддерживает курдов один лишь Израиль (об этом высказался Биньямин Нетаньяху) – раз уж это ослабляет арабов!

Соединенные Штаты официально тоже против проведения референдума и призывают власти Курдистана отказаться от этой затеи, сохранив существующие взаимоотношения с Ираком. Однако если учесть большую зависимость режима Барзани от США, можно предположить, что где-то втихаря американцы дали согласие на действия этого «неистового курда». Возможно, Штаты готовятся разыграть курдскую карту для решения своих геополитических задач в регионе.

Американцы ведь не только вымышленные государства создают, вроде трамповской «Намбии», но и вполне реальные, пусть и марионеточные субъекты – к примеру, Косово на обломках несчастной Югославии.

Провозглашение независимости Иракского Курдистана – это сегодня удар по шиитскому Ираку, который все менее подконтролен американцам и зато все более затягивается в сферу влияния Ирана, с которым Дональд Трамп, как известно, на ножах. Правда, пойдя на окончательный развал Ирака, американцы получат резкое усиление шиитского большинства в этой стране, которое отныне больше не будет уравновешиваться курдским, в большинстве своем — суннитским, компонентом.

Завтра это удар по асадовской Сирии, где, похоже, ИГИЛ близок к полному разгрому, а Соединенные Штаты – к геополитическому поражению. Однако до мира там еще очень далеко, и можно начать теперь новую фазу войны, сделав ставку на сирийских курдов. И если Москва не надавит как следует на Башара Асада, чтобы он удовлетворил все требования курдов, Сирия вполне может все-таки распасться.

Послезавтра это удар по Турции, все сильнее проявляющей строптивость и позволяющей себе проводить независимую от США и НАТО политику.

А в более отдаленной перспективе это удар еще и по Ирану – в Иранском Курдистане, между прочим, тоже постоянно происходят столкновения военных и полицейских сил с протестующими курдами. Важным последствием обострения курдской проблемы, однако, может стать сближение Турции и Ирана, а значит, и уступки со стороны Турции в пользу Ирана и России в Сирии. Россия, заметим, и в Иракском Курдистане имеет серьезный интерес: «Роснефть» собирается добывать там газ, поставляя его в Европу через территорию Турции. Следовательно, Россия-то как раз не заинтересована в отделении Курдистана и его блокаде Турцией.

Здесь надо еще отметить, что Иракский Курдистан наиболее перспективен как «точка кристаллизации» независимого и единого Курдистана. Во-первых, он богат нефтью – чем выгодно отличается от Турецкого Курдистана, чье экономическое развитие умышленно задерживается Анкарой. Во-вторых, он географически тесно связан со всеми частями курдского мира. И, наконец, по одной из теорий именно здесь, в треугольнике Киркук – Эрбиль – Сулеймания, и зародился курдский этнос.

Эй, враг!

Так переводится название курдского национального гимна «Эй, ракиб!»: «Эй, враг, курдская нация жива благодаря своему языку. И пусть не говорят, что курдов больше нет! Курды живут, курды живут, и их флаг никогда не падет!»

Симпатизируя курдам и признавая их законные национально-культурные права вплоть до права на самоопределение, мы должны выразить обеспокоенность возможными последствиями такого шага, припомнив, что и в прошлом курдов неоднократно использовали в своих неблаговидных целях те, кто вел борьбу за раздел и передел Ближнего Востока. Нельзя забывать, например, о том, что во время Первой мировой войны курды заодно с турками участвовали в резне армян и ассирийцев, в результате чего Курдистан прирос исторически армянскими землями между озером Ван и горой Арарат, достигнув границ нынешней Армении.

Масуд Барзани – очень скользкий политик, который решает свои клановые интересы и стремится удержать свою власть в условиях социально-экономического кризиса в его регионе. Существует мнение, что, собственно, ради этого он и затеял референдум, пошел ва-банк, надеясь таким способом сплотить вокруг себя нацию.

Среди курдов отнюдь нет единства. Это, вообще, очень сложный конгломерат племен, говорящих на весьма непохожих диалектах, исповедующих разные религии. У езидов, например, свои интересы – да, они поддерживают нынешний референдум, но специалисты по курдскому вопросу не исключают того, что езиды попытаются создать собственное мини-государство, что-то вроде эмирата.

У курдского националиста Барзани и его Демократической партии Курдистана (ДПК) натянутые отношения с марксистской Рабочей партией Курдистана (РПК). Барзани весьма склонен к сговору с Турцией и Эрдоганом против РПК – к тому же такой сговор экономически выгоден и Барзани, и Эрдогану, будучи органически связан с продажей нефти, добываемой на промыслах в Иракском Курдистане.

Внутри самой курдской автономии старо противостояние ДПК и более левого Патриотического союза Курдистана (ПСК), возглавляемого давним соперником семьи Барзани – Джалялем Талабани (в 2005–2014 гг. он был президентом Ирака в результате соглашения о разделе сфер влияния между ним и Масудом Барзани). Это противостояние «барзанистов», господствующих в северных провинциях Эрбиль и Дахук, где проживают курды народности курманджи, и «талабанистов», оплотом коих является родная для Талабани Сулеймания (народность сорани), в 1994–1998 гг. вылилось в гражданскую войну, прекратить которую с трудом сумели американцы.

Самую большую опасность, по мнению аналитиков, сейчас представляет спор вокруг главного центра добычи нефти в Северном Ираке – Киркука. Мосул и Киркук – исторически курдские города. Однако нынешние официальные границы Иракского Курдистана были проведены еще в 1974 г. Саддамом Хусейном, когда он дал курдам формальную автономию. Хусейн тогда вывел эти два стратегически важных пункта из состава автономии, проведя затем в них этническую чистку и усиленную «арабизацию». Теперь же курды желают вернуть себе Киркук, без которого, без его нефти, существование независимого Курдистана бессмысленно.

Их силы контролируют Киркук, отразив в свое время наступление на него игиловцев. В этом городе также проходит референдум, но Ирак не собирается его отдавать и готов отстаивать Киркук силой. К тому же, насколько известно, против независимости – в отличие от других меньшинств – выступают тамошние туркмены.

Нужно отдавать себе отчет в том, что гражданские войны в Ираке и Сирии не могут завершиться возвращением к былому статус-кво. Необходим поиск нового, справедливого национально-государственного устройства данного региона, который бы устроил все этнические и религиозные группы, проживающие там. Упомянутый Абдулла Оджалан предложил свой проект демократического конфедерализма.

РПК ведь отнюдь не выступает за полное отделение Курдистана от Турции, ее программа-минимум: создание демократической Турции с широкой автономией курдов и удовлетворением требований всех народов страны. А демократическая Турция, по замыслу Оджалана, должна войти, вместе с арабами, курдами и другими нациями, в конфедерацию народов Ближнего Востока. Быть может, этот проект и выглядит несбыточно-идеалистической утопией, но его реализация принесла бы мир и спокойствие региону, вновь раздираемому борьбой великих держав за его передел.


Загрузка...

Ответ на референдум: иракские танки атаковали позиции...

Иракская армия заявила, что взяла под контроль часть провинции Киркук

Россия и Турция: стратегические противоречия...

Украина - единственная страна, способная ослабить тактический союз между Турцией и...

Украина — Иран: возможности тают, как облака

В марте 2016-го Украина и Исламская Республика Иран подписали соглашение об...

На референдуме в Иракском Курдистане победили...

В голосовании приняли участие две трети избирателей

Загрузка...

Русский язык как «инструмент войны»

"Мы боремся не против языка, а против инструмента, благодаря которому началась война"

Что ПАСЕешь, то и пожнешь!

Европейский путь Украины все более ведет ее к превращению в анти-Европу

Два мэра — много для Николаева?

Городской голова — айтишник Сенкевич против горсовета: чем кончится...

Люстрация глобусов

Есть ли за последние 25 лет прецеденты, чтобы жителям целых регионов запрещали выезд из...

Двойная реинтеграция Донбасса

Все больше законопроектов, которые никому не нравятся

«Оппоблока» стайл, или Раскол после судебной реформы

Добкин покидает ОБ после «позорной» судебной реформы, Новинский создает...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Маркетгид
Загрузка...
Авторские колонки

Блоги

Ошибка