Ле Пен, Макрон и метаморфозы левого фланга

10 Апреля 2017 4.5

На фото Ле Пен и Макрон, главные кандидаты

Это выглядит немного странновато, но только сегодня, за две недели до первого тура, во Франции официально стартовала в полной мере президентская избирательная кампания. Отныне каждый из 11 претендентов сможет вывешивать агитационные плакаты и имеет гарантированное равное время в телевизионном и радиоэфире.

Острота борьбы обусловлена большим количеством неопределившихся пока избирателей. По данным газеты Ouest-France, 15 млн французов, имеющих право голоса, вообще не собираются им воспользоваться и еще 10 млн не решили, за кого им голосовать. На прошлых выборах (2012 г.) в волеизъявлении приняли участие примерно 35 млн человек, явка и в первом, и во втором туре составила 80% — и это на 3% меньше, чем на предпоследних выборах. Соответственно, общее число избирателей можно оценить примерно в 45 млн душ, так что в этом году и явка может оказаться весьма низкой (что свидетельствует о кризисе умонастроений в обществе), и голоса колеблющихся способны решающе повлиять на исход. За них-то и пойдет борьба.

Пока ноздря в ноздрю движутся Марин Ле Пен и Эммануэль Макрон. Но что интересно: если среди сторонников Ле Пен, по данным социологов, «твердых» 80%, то в среде электората ее молодого соперника таковых всего 50%. Франсуа Фийон, казавшийся в начале года однозначным фаворитом гонки, «подрублен» скандалами («Пенелопагейт») и уже сильно отстал от лидеров. Более того, возникла реальная возможность того, что он уступит даже третью строчку — кандидату от левых.

На левом фланге — и не только во Франции, но и во многих странах Европы — происходят очень интересные метаморфозы. Социалист Бенуа Амон терпит полный крах, к чему приложил свою длань президент-социалист Франсуа Олланд. Олланд затеял хитрейшую комбинацию: провалив свое правление, он решил поставить во главе государства как бы своего клона, продолжив далее свою несостоятельную политику руками Макрона. Скорее всего, это ему удастся, но к каким последствиям для страны и для Соцпартии это приведет, сказать трудно. Фактически Олланд «топит» своего однопартийца и создает угрозу раскола и развала Социалистической партии. О возможности такого сценария мы писали осенью в статье «Две семилетки Миттерана и левые Франции 20 лет спустя». Только тогда мы все это связывали с выдвижением в президенты самого Олланда, ставшего крайне непопулярным, а вышло-то все еще намного интереснее.

Стратегическая линия Франсуа Миттерана, считавшегося непревзойденным тактиком, спустя два десятилетия после смерти выдающегося политика завела его Соцпартию в основательный кризис, а тактическое «мастерство» его наследника Олланда способно ее и вовсе доконать. Бенуа Амон довольно резво вошел в гонку и в начале февраля поднял свой рейтинг выше 15%, но по мере роста популярности Макрона поддержка социалиста покатилась под гору, опустившись уже ниже 10%. То, что он проиграет борьбу представителю более левой части спектра, лидеру Левой партии и движения «Франция непокоренная» Жан-Люку Меланшону, сомнения уже не вызывает. И это, на наш взгляд, будет тяжелый удар по престижу Соцпартии.

Жан-Люк Меланшон на фото

Для Меланшона же, похоже, наступает звездный час. В 2012 г. он набрал 11% — и для Левого фронта, куда, помимо его партии, входят коммунисты и еще с полдюжины небольших партий, объединенных в альянс «Ансамбль», это считалось большим успехом. На тех же 11–13% держался рейтинг политика и до недавнего времени. Однако все изменили теледебаты, на которых Меланшон-оратор предстал во всей своей красе. После дебатов 20 марта опросы телезрителей поставили его — в оценке убедительности — на второе-третье место, а дебаты 4 апреля «крайне левый» и вовсе выиграл с приличным (по данным Elabe) отрывом от Макрона. В результате и общий рейтинг Меланшона взлетел вверх, подобравшись к 20% — и к Франсуа Фийону.

Меланшон также помогает «топить» Амона и Соцпартию, отказавшись от блока с социалистами, несмотря на его личные симпатии к Бенуа Амону (тот, как принято считать, представляет левое крыло партии) и теоретическую возможность того, что объединенный кандидат (под которым предполагался социалист) способен выйти во второй тур. Меланшон активен и на площадях, в гуще народных масс: в марте ему удалось собрать 100-тысячный митинг в Париже, а на днях 70 тыс. его сторонников вышли в Марселе. «Я готов взять на себя ответственность за руководство страной», — заявил кандидат от «непокоренных» левых на последних теледебатах, и, судя по социологическим опросам, немало таких, кто ему поверил.

Кстати, тот же центр Elabe провел опрос на тему «Кто лучше понимает таких людей, как вы?», и 26% людей ответили: Меланшон (Ле Пен — 14%, Макрон — 12%, Филипп Путу (троцкист из Новой антикапиталистической партии) — 12% (!), Фийон — всего 10%). Стало быть, Меланшону таки удалось достучаться до сердец простых французов, а каковы сейчас настроения граждан Пятой республики, отражает тот факт, что из 11 претендентов, участвовавших в теледебатах, 9 критиковали существующую систему финансового капитализма, отмечает газета «Либерасьон». Парадокс, правда, состоит в том, что благодаря фигуре Марин Ле Пен, отторгаемой большинством французов, наибольшие шансы на победу имеет Макрон, который, будучи ставленником финансового капитала, продолжит политику в его интересах. Вот только вопрос: к чему это приведет через пять лет? 

Ле Пен, Макрон и Меланшон коллаж

Пока же, учитывая динамику общественных настроений и наличие огромного количества избирателей, не определившихся с выбором, можно допустить, что Меланшон еще доберет голосов и преподнесет главную сенсацию первого тура.

Осенью 2015 г. в статье «Кризис в Европе и “новые европейские левые”» мы отмечали такую тенденцию: старые европейские социал-демократические партии теряют поддержку населения, которая переходит к «новым левым» партиям лево-социалистического толка. Это мы видим в Греции, Испании, Португалии и ряде других стран, включая, видимо, теперь и Францию.

Это же происходит и в Нидерландах. На недавних выборах все внимание там было приковано к противоборству правых и крайне правых, из-за чего незамеченной осталась метаморфоза на левом фланге политикума. Партия труда, в прошлом неоднократно правящая (например, премьер Вим Кок, 1994–2002; с 2012-го она была в правящей коалиции), на съезде 2005 г. отказавшаяся от рудиментов социализма в своей программе, проиграла с треском: вместо 38 кресел всего 9 — антирекорд за все время существования. Ее потеснили получившие по 14 мест в парламенте две более левые политсилы: Социалистическая партия и «Зеленые левые». Ну, не совсем они левые, скорее леволиберальные, однако их суммарный успех на фоне провала Партии труда тоже говорит о кризисе традиционной европейской социал-демократии.



Эксперт: Макрон и Меркель пытаются добиться быстрых...

Обмен пленными и прекращение огня уже осуществлялись

Трамп потребовал расследовать вмешательство Украины...

Президент США обвинил генерального прокурора Сешнса в нежелании расследовать...

Президентом Индии избран «неприкасаемый»...

Инаугурация избранного президента Рама Натха Ковинда состоится 25 июля

Под Радой проходят митинги с требованиями проведения...

В акциях принимают участие «Движения новых сил» Саакашвили, ВО «Свобода»,...

Загрузка...
Загрузка...

Барыня встала…

Не зря Саакашвили сыграл с властью в поддавки, так своевременно выехав за пределы...

Политизация здравоохранения?

В глазах рябит от «реформ», которыми нас потчуют практически во всех сферах жизни

Тихая бомба от Зигмара Габриэля

И вот еще большая конкретизация от Габриэля, который поставил на одну доску давление...

«Участник АТО» - не индульгенция на преступление

Власть и официальная пропаганда, кирпичик за кирпичиком выстроили тупик лжи и...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка