«Мальчик для убийства»

№15v(743) 24 — 30 апреля 2015 г. 20 Апреля 2015 6 4.8

Олесь БУЗИНАВ лице Олеся Бузины наша страна потеряла одного из талантливейших и образованнейших своих писателей и журналистов, одного из самых честных и искренних патриотов Украины.

Буквально с первых своих шагов на литературном поприще Олесь подвергался яростной хуле бездарных или недалеких «коллег» по творческому цеху, а в дальнейшем и политиков, спекулирующих на стезе псевдопатриотизма. Олесю упорно навешивали ярлык украинофоба, «москальского запроданца», ниспровергателя моральных устоев нации.

Как мне виделось, Олесь хотя и держался мужественно, но в глубине души был глубоко ранен. Не только потому, что все эти обвинения не имели к нему никакого отношения, но и потому, что он был тонким ценителем слова, всегда удивительно точно чувствовал оттенки каждого тона и полутона. Иногда говорят об умении читать между строк. Олесь умел слышать между слов то, что другим, к сожалению, не позволяла услышать их нравственная глухота.

Как пример этому приведу заметку, опубликованную обозревателем «2000» Олесем Бузиной на страницах еженедельника в мае 2005 г.:

«…во время посещения правительством Музея народной архитектуры в Пирогово журналисты не могли не поинтересоваться судьбой экс-губернатора Закарпатья Ивана Ризака. Отвечая, глава Кабмина (Ю. Тимошенко.  С. К.) выглядела достаточно миролюбиво и, по-видимому, не хотела произносить публично «кровожадных» речей. Юлия Тимошенко даже сказала, что ей не хотелось бы, «чтобы у нас были задержания по политическим мотивам, а наоборот, чтобы было согласие, мир и благополучие».

Стоявший рядом с премьер-министром господин Червоненко заметил, что ОМОН во время выборов мэра Мукачево в апреле 2004 года якобы избил нынешнего министра здравоохранения, а тогда нардепа Николая Полищука. Причем по заказу самого Ризака.

Тут-то и началось самое интересное. Находящийся здесь же Полищук не без удовольствия, на мой взгляд, произнес: «Я лично поеду и посмотрю — не на историю его болезни, а на состояние его здоровья».

Что скрывается за этой фразой, если не плохо скрытое желание отомстить? Ризак сейчас лежит в госпитале в Ужгороде. Министр здравоохранения находится в Киеве. Неужели во вверенном ему ведомстве нет честного врача, чтобы удостовериться — действительно ли Ризак, как говаривали в старомодном XIX веке, так «плох»? Не в смысле политическом или нравственном, а в том, что касается его здоровья.

Иногда кажется, что наши новые министры просто недооценивают значение сказанного ими. Ведь одной фразой, произнесенной так легко, уже обижены коллеги — доктора, заполнявшие эту историю болезни, наблюдавшие пациента.

В том, что Ризаку физически плохо, я не сомневаюсь на 100%. Хотя и нахожусь за 1000 км от Ужгорода.

 

  • «Мальчик для убийства», фото №1

    «Мальчик для убийства», фото №1, фото №1
  • «Мальчик для убийства», фото №2

    «Мальчик для убийства», фото №2, фото №2
  • «Мальчик для убийства», фото №3

    «Мальчик для убийства», фото №3, фото №3
  • «Мальчик для убийства», фото №4

    «Мальчик для убийства», фото №4, фото №4
  • «Мальчик для убийства», фото №5

    «Мальчик для убийства», фото №5, фото №5
  • «Мальчик для убийства», фото №6

    «Мальчик для убийства», фото №6, фото №6

Поверьте моему журналистскому опыту, почти все начальники, когда их приходят арестовывать или просто «задерживать», переживают сильнейший стресс. Прыгает у них давление до предела, знаете ли. Просто зашкаливает! Порой и инфаркты случаются. Нет в них настоящей тюремной косточки. Не то, что у налетчиков или идейных диссидентов. Опыт процессов 30-х годов — тому классическое подтверждение.

И может ли осматривать Ризака в качестве «лечащего» врача министр здравоохранения, у которого, если верить Евгению Червоненко, с экс-губернатором чуть ли не личные счеты?

Вот это и есть вопрос морали! Человеческой. И в то же время — политической.

Такой заслуженный медик, как Николай Полищук, просто обязан это понимать». («Не министерское дело — резать», 2000.ua, 20.05.2005).

Олесь поражал богатством своих знаний, я бы даже уверенно сказал – энциклопедичностью. Мы с удовольствием печатали в «2000» его изысканные эссе о Жан-Поле Сартре («Украинский вояж Сартра»), Владимире Сосюре («Сосюра — прототип Ивана Бездомного»), его литературную критику («Культурно-карикатурный контакт» о футуристическом романе «Мечеть парижской богоматери: 2048 год» Елены Чудиновой), его едкие политические комментарии, всегда опирающиеся на добротный исторический фундамент («Буш повторяет ошибку Николая II») и многое другое, что всегда вызывало самые острые дискуссии среди наших читателей.

Конечно, наиболее ярко талант Бузины раскрывался в его исторических очерках. Олесь писал так, будто сам был очевидцем событий давно минувших дней («Концлагерь для «неправильных» галичан», «Украинские «звезды» империи»). В статье «Дикое поле украинской истории» мы прочтем его пророческие слова: «Меня вообще тревожит то, какими методами спорят со мной».

Его трезвый, подкрепленный неопровержимыми фактами взгляд на нашу историю, которую все эти годы насилуют в Украине все кому не лень, вызывал поток обвинений в непатриотизме. Это, безусловно, была самая низкопробная клевета. Достаточно вчитаться хотя бы в то, что Олесь написал для «2000».

Вот под каким углом зрения пишет он, например, о, казалось бы, уже известных всем исторических событиях:

«Наше лобби в Петербурге при Разумовских было так сильно, что из трех гвардейских пехотных полков один — Измайловский — был фактически целиком заполнен выходцами из Украины. И командовал ими тоже, естественно, украинец — все тот же Кирилл Разумовский. Екатерину II на престол возвел он, а не братья Орловы, как ошибочно считается. Выступление Измайловского полка и его командира предопределило успех очередного придворного переворота. А Орловым осталась только грязная работа — душить галстуком свергнутого Петра III» («Украинские «звезды» империи», 2000.ua, 31.03.2006).

Украинцы, убеждает Олесь, были не царскими забитыми холопами, а теми, кто вел царей на престол и творил в империи историю.

А вот с какой гордостью рассказывает Олесь о дебюте украинцев на Биеннале в Венеции (выставку, к слову, он посетил по собственной инициативе): «Экспозиция наших художников на Биеннале вышла на второе место по посещаемости.

К удивлению тех из отечественных критиков, кто скептически относился к участию нашей страны в 49-м венецианском Биеннале, украинская экспозиция собрала там 62300 посетителей, пропустив вперед только Тайвань.

…куратор венецианского Биеннале Гаральд Зееман отметил: «Впервые принимая участие в выставке, Украина установила павильон в виде милитаристской палатки рядом с парком Джардини. Считаю эту презентацию удачной. Ее посещает много людей. Я думаю, все совершенно».

Влиятельнейший западный арткритик Пьер Рестани отметил: «Проект оригинален, интересно работают интерьер и экстерьер как единое целое. Я четко вижу, что это новая страна со своим взглядом на мир».

… Бродя по пустеющим залам, откуда уже ушли художники и критики, ты чувствуешь, что авангардное искусство — это прежде всего интеллектуальная игра. Игра, с которой наши участники справились превосходно, подарив стране действительно запоминающийся дебют» («Украинский прорыв в Венеции», 2000.ua, 20.12.2001).

Разве это не искреннее проявление патриотизма?

Но патриотизм Олеся прочитывается не только в его публикациях на культурологические темы.

Вот его возмущенные слова по поводу бессилия власти в полузабытой уже истории с захватом украинского судна Panagia сомалийскими пиратами: «Наконец-то захваченных в Сомали украинских заложников с судна Panagia освободили. Точнее, выкупили. Не избавив страну от унижения, испытанного перед четырнадцатью африканскими пиратами. Полтора месяца банда морских рэкетиров держала на поводке Украину, руководству которой неведом благородный принцип: с бандитами никаких переговоров!

Мало того, секретарь Совета национальной безопасности Анатолий Кинах еще и преподнес позорный финал журналистам как необыкновенный успех. По словам чиновника, в ответ на требование заплатить 700 тыс. долл. Украина готова была применить силу. Служба внешней разведки совместно с СБУ якобы даже подготовили специальную штурмовую группу из сорока боевых пловцов — так называемых «морских котиков». Чтобы пустить ее в ход, требовалось малое — соглашение с Советом Безопасности ООН и Соединенными Штатами, на чьих вояк натыкаешься буквально по всему миру, что не мешает бен Ладену прятаться от них, а пиратам воровать кого душа пожелает.

Тем не менее США дали добро на использование Украиной силы, раз уж она так неожиданно для всех нашлась. Но наш президент применить ее так и не решился, чем подтвердил свою устоявшуюся репутацию и на международном уровне. Теперь даже на далеком восточноафриканском побережье знают: украинская власть пиратов не обидит.

Анатолий Кинах выглядел, как обычно, очень загадочно. И говорил туманные, исполненные мутных государственных смыслов вещи: «Мы отработали более эффективный вариант, который дал результат без использования силовых методов». Причем добавил: «детали таких операций не разглашаются».

Интересно почему? Чтобы мы не догадались, как выгодно быть сомалийским корсаром по сравнению с обычным украинским гражданином, которому вешают на уши лапшу? Напомним: освободить силой заложников требовала только наша газета. О подлинном же размахе несостоявшейся операции лучше всего свидетельствует то, что в свободный путь Panagia отправилась в сопровождении французского корвета. То есть ни один корабль отечественного флота до Сомали за полтора месяца так и не добрался. Ни с грузом «морских котиков», ни порожняком. Мышцами поиграли только в умах членов Совета нацбезопасности.

Зато секретарь СНБО сообщил, что украинскому руководству известны теперь имена всех четырнадцати пиратов и что наше государство будет делать все, чтобы их наказать. Реакции похитителей пока не последовало. Хотя любопытно, станут ли они после этих дерзких угроз пугать своих детей Кинахом.

Отказ от использования силы имеет три последствия.

Во-первых, Украина собирается и дальше жаловаться в Организацию Объединенных Наций, чтобы та создала специальные международные силы, способные быстро разделываться с пиратами.

Во-вторых, отныне мы точно знаем, что платим налоги еще и на содержание сорока декоративных «морских котиков», которые тренируются для души, но в боевых операциях не участвуют.

И, в-третьих, для Сомали стало окончательно ясно: захватывать в плен украинские экипажи не только выгодно, но и безопасно. А на все угрозы весело отвечать: «Пишите заявления в ООН, быть может, вам поможет он!» («Поиграли в «морских котиков», 2000.ua, 09.12.2005).

В порыве охватившего в то время многие СМИ чувства «патриотизма» – «наши освобождены» — только Олесь Бузина назвал все происходящее своими именами. Уже одно это вызывало раздражение у «патриотов».

А вот как прозорливо и патриотично писал Олесь об участии украинцев в иракской войне, развязанной Бушем: «Печалит одно: в 1905 году (в русско-японской войне. – С. К.) у украинцев не было выбора. Они отправлялись драться как военнообязанные русской армии. Теперь выбор вроде бы есть. Но близорукая политика нашего правительства приводит к тому, что мы снова в лагере тех, кто сегодня проигрывает, а завтра — проиграет». («Буш повторяет ошибку Николая II», 2000.ua, 02.09.2005).

Стоит ли напоминать, что в иракской кампании Украина никаких побед, ни лавров, ни дивидендов не обрела?

А вот как Олесь ответил на «подозрения», высказанные сотрудниками одного из западных диппредставительств в адрес наших сограждан: «Заглянув в … далекие времена, мы… не найдем среди наших предков особой склонности к террористической деятельности. Поразительно, что в Соединенных Штатах среди различных этнических преступных кланов нет украинской мафии. Итальянская есть. Японская есть. А вот ивано-франковская или донецкая отсутствуют. Волею судеб попав за океан, украинцы становились рабочими, адвокатами или медиками. Они не грезили о лаврах Аль Капоне.

То же самое и сегодня. Рассеиваясь по Европе, наша диаспора последнего поколения вкалывает на стройках в Португалии, печет пиццу и присматривает за стариками в Италии или пытается применить свои профессиональные знания во всех лабораториях и научно-исследовательских центрах, где требуется интеллект украинцев. И политических экстремистов, мечтающих взрывать посольства, среди них однозначно нет. Украинец-террорист — такой же нонсенс, как еврей-нацист….» («Американский аусвайс для украинцев», 2000.ua, 27.01.2006).

Нелепыми были и все слова о «москальском запроданце». Олесь был первый, кто обстоятельно рассказал украинцам о современной политической сатире в России. Просто процитирую: «Культ личности» вождя вступил в новую фазу, оброс комическими деталями и стал нарочито фольклорным, сменив морально устаревшие анекдоты о Сталине и Брежневе. Впрочем, и само слово «культ» можно применить к Владимиру Владимировичу исключительно в современном смысле. Обе книги не о живом боге, а о так называемом «культовом персонаже», коим, несомненно, является Путин…

Путин кажется вездесущим — он то высвечивается в потоке света, то снова исчезает во мраке, как символ неуловимой, но все контролирующей власти…

Присядкин (герой пьесы «Путин.doc». — С. К.) ищет штаны и торопится в Кремль: «Брюки! Брюки где? Запад нам «оранжевую революцию» готовит, хочет развалить то, что осталось от великой Российской империи! Сейчас от нас отвалится Сибирь, вслед за ней поволжские республики. Всюду свои ханы, царьки. Вертикаль власти! Срочно надо укреплять вертикаль власти! Плевать на их вашингтонское Политбюро!»

Теперь бывший диссидент не верит ни в общечеловеческие ценности, ни в самих «общечеловеков» — он готов шагать в едином строю во главе с Путиным». И т.д. и т.п. («В путах Путинианы», 2000.ua, 14.04.2006).

Тут, конечно, более вменяемые «патриоты» возразят: «Хорошо. Но Бузина все-таки посягнул на святое — на Шевченко! Разве так поступает патриот?!»

Безусловно, то, что вышло из-под пера Олеся Бузины о Тарасе Шевченко, – это литературная провокация.

Позволю себе обширную цитату из материалов интереснейшей дискуссии о рамках дозволенного в литературе. То, что я предлагаю вашему вниманию, на мой взгляд, не требует каких-либо комментариев:

«Существуют ли в литературе рамки дозволенного? Имеет ли писатель право выходить за эти рамки? Не является ли сама литература провокацией?..

"Любая настоящая литература — сама по себе провокация, потому что общество к ней не готово. То, что для большинства провокация, для избранного меньшинства — культурное событие. Те люди, которые считают, что надо контролировать писателя, — уверен (Виктор) Ерофеев, — что писатель должен находиться в рамках общественного сознания, не понимают природы литературы.

Владимир Сорокин однажды сказал: "Произведения — как сны, мы же не можем эти сны цензурировать! Приснилось, например, жене, что она спит с соседом: это провокация, конечно, с точки зрения семьи, но ведь приснилось!"

Дело в том, что писатель обладает какой-то антенной и получает заряд энергии не из желания протестовать — он получает "задание". И должен превратить его в свой литературный шедевр или просто текст. Писатель совершенно не ответственен за свои тексты. Более того, чем прекрасней писатель, тем меньше он понимает, о чем пишет. Это похоже на безответственность ангела, не имеющего отношения к человеческим законам".


Все великие были провокаторами: Пушкин, Гоголь, Данте, взявший на себя смелость рассказать про ад и рай — вот уж провокация!

"Если писатель пишет свои тексты честно, он обречен на конфликт с обществом", — убежден Владимир Сорокин, упорно пытающийся в своем творчестве дотронуться до самых табуированных зон человеческого сознания:

"Собственно, что такое провокация? Реакция культурного желудка общества на новые культурные блюда, — утверждает Владимир Сорокин. — Это есть и в быту: я пошел в тайский ресторан, и у меня началась провокация в желудке. Писатель расширяет границы литературы, а это всегда расширение границ дозволенного.

Вспомним Гоголя и того же Толстого. И Кафка, и Джойс, и Набоков с его "Лолитой", которая вызвала судебный процесс, — это все новые вкусы, новые приправы, и реакция "культурного желудка" сначала, безусловно, спазматическая. Все эти судебные процессы, демонстрации, негодование отцов и матерей вполне понятны, но проходит время, и "Лолита" становится классикой"…

Рисунок Игоря КОНДЕНКО
Рисунок Игоря КОНДЕНКО

Впрочем, именно читатели и являются истинными провокаторами — такая мысль прозвучала за «круглым столом». Потому что, если верить Виктору Ерофееву, "писатель пытается очертить человеческую природу, а читатель пугается, увидев то, что, возможно, таят глубины подсознания, то, в чем он себе никогда не признается. …

Каков же итог дискуссии? Оглядываться на политкорректность, религиозные чувства и прочие общественные установки писатель не должен. Его задача в другом — честно выполнять свою литературную миссию. Ну а границы дозволенного определяет талант. Только вот в этом случае, как и герою Достоевского, хочется понять: «тварь ли я дрожащая, или право имею»? Ответить на этот вопрос может только время». (www.chitalnya.ru)

Более глубоко интересующимся этой проблемой советую также обратиться к наследию немецкого историка и теоретика литературы Ханса-Роберта Яусса, в частности к его работе «История литературы как провокация литературоведения», опубликованной в переводе на русский язык в журнале «Новое литературное обозрение», 1995 (№ 12).

То, что писал Олесь о Тарасе Шевченко, во многом было вызвано желанием увидеть живого творца под слоем лака, вылитого на Кобзаря советским литературоведением, которое позиционировало поэта как убежденного социалиста и борца за права трудящихся. На смену этому в независимой Украине стал стремительно внедряться подобный, но «зачищенный» уже под другие «установки» образ.

Уверен, что и книги Бузины, вызывавшие столь яростную критику (и во многом объяснимую), его стиль письма «без экивоков» были одним из катализаторов возросшего интереса молодежи (и не только) к личности Тараса Григорьевича. Вероятно, сотням учителей не раз пришлось отвечать на каверзные вопросы, которые ученики задавали по прочтении книг Бузины. И это заставляло педагогов отказываться от привычных штампов и еще глубже изучать творчество и биографию поэта, заочно споря (или соглашаясь) с Олесем. По большому счету он был, выражаясь современным языком, хорошим промоутером творчества Кобзаря, хотя каждый имеет право или принимать, или отвергать творческие методы Бузины.

Как-то на одной из конференций в Луганске я сказал Олесю, что он подобен мальчику для битья, что были при английских королевских дворах (образ одного из них большинству читателей знаком по «Принцу и нищему» Марка Твена»). Этих мальчиков благородных кровей жестко наказывали, когда принцы плохо себя вели или не учили уроков, поскольку самих принцев бить не полагалось.

Так вот, сказал я Олесю, факты, которыми Вы оперируете, бить невозможно, а авторитеты, на которые Вы ссылаетесь, бить не полагается, потому бьют самого Вас.

Олесь улыбнулся. Он ценил юмор.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

«Знаменательная» дата

Зачем брать на содержание целую страну, если ситуация позволяет (и это на несколько...

Законопроект для книги Гиннесса

Предложение запретить продажу презервативов, которые являются не только средством...

Гримасы новых лиц

Слияние политики и бизнеса, доминирование финансово-олигархических кланов, коррупция,...

Оппоблок против Святого майдана

Революция или переворот? Отражение в «черном зеркале»

Дурипш, Никита и Фидель

Правление колхоза заказало художнику большую картину. На переднем плане, естественно,...

Терминал для молитвы

В Украине появился новый сервис — заказ молитвы через электронную платежную...

Редкий покемон доплывет до середины Днепра

«Патриотизм» олигархов времен Майдана и активной фазы войны на Донбассе —...

Украину рубят, щепки летят!

Такова политика Запада, поглощающего львиную долю мировых природных ресурсов: беречь...

Новые герои против новых богов

«Постправда» заслоняет собой реальную действительность и не позволяет ни...

Какие плебеи, такие и патриции

У кого нет персонального храма, у того есть фотоальбом или профиль в соцсетях с...

Комментарии 6
Войдите, чтобы оставить комментарий
Вероника
23 Апреля 2015, Вероника

Нет, не ради красного словца, а ради справедливости отмечу, что "2000" - одни из немногих, кто достойно оценил творчество украинского патриота Олеся Бузины. Спасибо гл. редактору С.Кичигину за достопамятный отзыв о творчестве писателя. Сегодня - это тоже смелость. Смерть О. Бузины в украинском рбществе стала своеобразным тестом на патриотизм. Я рада, что "2000" аказались по одну сторону с Олесем. Низкий поклон всем журналистам (и живым и мертвым), которые несут для нас, читателей глубинок и столиц правду в такое смутное время.

- 23 +
vlaveselow
24 Апреля 2015, vlaveselow

Конечно, мракобесие, которое цветёт пышным цветом в украинских сми, мало сказалось разве что в этом еженедельнике. Поэтому для еженедельника есть шанс стать для определённого круга нормальных читателей духовной пищей. Для этого требуется тонкая редакционная политика. Чтобы цензуру-дуру в лице наливайченков обвести вокруг пальца.

- 13 +
Aleksandr S
22 Апреля 2015, Aleksandr S

Не знаю.. Буквально за несколько дней до гибели Олеся посетил и зарегестрировался на его авторском блоге. И никуда не мог деться от мысли, что в этой стране жизни ему уже нет... Ну, ни как не вписывался этот мужетвенный талантливый человек, в формат этого несчастного, одурманенного государства, где нацизм становиться частью государственной идеологии. Все глубже и глубже проваливаяь в воронку шовенизма, делая убийства оппонентов - почти уже обыденными..

- 30 +
Жорстка Опозыцiя
21 Апреля 2015, Жорстка Опозыцiя

И тишина...Это 2000,который я читал раньше?Хде все?

- 14 +
vlaveselow
22 Апреля 2015, vlaveselow

Вы удивлены? Одних забанили, другие сделали переоценки. Ну, и авторов надо просеевать. Вот, например, "демократический" автор. Такому надо сразу показать на дверь ... американского посольства. Там его ждут, там его обласкают. А здесь нужно давать ему пинка.
Ну, и вопрос безопасности никто не отменял. Согласитесь, ради красного словца рисковать своими сотрудниками редакция не станет. Или вы думаете в 41-м в Киеве можно было издавать 2000 .

- 18 +
vlaveselow
21 Апреля 2015, vlaveselow

Прокомментирую только Лолиту. Сие чтиво годится для того, чтобы как-то скоротать время на курорте. Я тоже, отпраляясь на курорт, прихватил книжецу. Благо маленькая. Так вот, дошёл до середины и бросил. То ли отпуск закончился, то ли книжка скучная...

- -5 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка