Меркель померкла, Туск потускнел. Камерону стыдно смотреть в камеру…

27 Июня 2016 4.3

Во вторник открывается экстренный брекзит-саммит ЕС

Покамест выход Великобритании из ЕС — совсем еще не факт. У европейских демократий накоплен некоторый опыт, как игнорировать волеизъявление народов (Греция, Нидерланды). Вот и сейчас продвинутая лондонская молодежь пытается организовать что-то вроде «евромайдана», протестуя против оставления «братской семьи европейских народов». Шотландия угрожает «наложить вето» на решение о выходе. Миллионы подписей собрала петиция с требованием провести референдум заново. Тут уж вправду может пригодиться украинский опыт — у нас же был третий тур выборов, так почему бы в Великобритании не провести второй тур плебисцита?

Процедура выхода Королевства из ЕС обещает быть долгой — два-три года, не меньше. Великобритания должна урегулировать свои отношения с каждой из 27-ми стран, остающихся в ЕС. Для сравнения вспомним: Советский Союз — с ним сейчас политологи частенько сравнивают, в негативном плане, ЕС, но существенно то, что внутри СССР связи республик были куда теснее, — распустили втроем за один вечер в охотничьем домике без особых формальностей и бюрократических проволочек.

Все референдумы проводятся властью тогда, когда она абсолютно уверена в нужном ей исходе голосования. Оттого-то украинская власть благоразумно избегает отдавать решение судьбоносных вопросов непосредственно народу. Так что Дэвид Кэмерон, затеявший эту политическую игру, дабы выторговать уступки у Брюсселя и укрепить свои позиции внутри страны, проявил просто-таки поразительную бездарность. И он не только расколол Соединенное Королевство, возбудив вопрос об отделении от Великобритании Северной Ирландии и Шотландии, но и вообще крепко подвел, можно сказать — подставил, всю британскую политическую элиту!

Удивительное дело: почти все значимые партии страны, за исключением еще недавно маргинальной UKIP Найджела Фараджа, дружно выступили за «Remain»; в руководстве и Лейбористской, и Консервативной партий сторонники членства в ЕС в полном большинстве, а народ проголосовал против — получается, что точка зрения политикума разительно расходится с мнением более половины населения! Это ль не вопиющая дискредитация всей существующей партийной, вообще — политической, системы, выступающей от лица народа? И такого Кэмерону точно не простят!

В очень сложном положении оказался и лидер лейбористов Джереми Корбин, допустивший, возможно, стратегическую ошибку, встав в «проевропейский лагерь». Результаты референдума и социологические исследования говорят о том, что против пребывания в Евросоюзе выступают как раз простые люди, живущие обычным производительным трудом, — рабочие, фермеры, рыбаки — в противоположность всякого рода интеллигенции и «хипстерам», «креативному классу», финансистам, студенчеству. Однозначный выбор в пользу «Leave» сделала английская глубинка; против ЕС, чья политика способствует деиндустриализации целых стран и регионов, ведет к разрушению традиционного уклада жизни, отдали голоса депрессивные угольно-металлургические районы Йоркшира, Тайнсайда и в меньшей мере Южного Уэльса, проголосовала некогда славившаяся своим автомобиле- и авиастроением агломерация Бирмингем — Ковентри. За «выход» и большинство портовых городов Англии, в особенности — Гулль и все то, что к востоку и юго-востоку от столицы.

Напротив, «за Европу» горой стоят космополитический и паразитический Лондон и подобные ему Ливерпуль и Манчестер, ставшие своего рода «островками» средь целого «моря» графств центра и севера Англии, поддержавших «брекзит». За членство в ЕС также аристократически-университетские Оксфорд и Кембридж. И вот уже лондонско-оксфордские снобы затянули хорошо знакомую нам песенку, что, дескать, за «брекзит» голосовали преимущественно люди старшего поколения и «без образования», «лузеры» («ватники», однако!), мешающие, стало быть, людям молодым, успешным и продвинутым, двигаться по пути европейского прогресса!..

Получается, что Дж. Корбин, с именем которого связывали «левый поворот» в Лейбористской партии и который, по идее, должен опираться на голоса простых работяг, пошел супротив движения народных масс, направленного, в конечном-то счете, против транснациональной олигархии. И этим Корбин фактически отдал протестный электорат в руки правых популистов Фараджа и Бориса Джонсона!

Впрочем, противники Корбина в рядах его партии ставят ему в вину как раз то, что он «недостаточно» боролся за сохранение членства в ЕС. Начался процесс выхода недовольных лидером партии министров из «теневого кабинета». Корбину, по-видимому, грозит отставка, хотя сам политик уходить не собирается. Появились опросы, согласно которым рейтинг Labour Party в преддверии вероятных досрочных выборов упал почти на треть. Однако думается, «уходят» именно те избиратели, которые недовольны «проевропейской» позицией лейбористского мейнстрима.

В результатах британского референдума нашел выражение кризис не только Европейского Союза и т. н. «европейских ценностей», но и всего существующего мироустройства. Кризис не только надгосударственных интеграционных проектов, движущихся во все более острых противоречиях, но и национального государства тоже. Совершенно вопиющим, на мой взгляд, фактом является то, что сотни тысяч лондонцев готовы ради сохранения их присутствия в Евросоюзе отделиться от Англии — страны с тысячелетней историей и богатыми политическими традициями! Такой себе космополитический сепаратизм отдельно взятого мегаполиса!

И даже вероятный «национальный ренессанс» Шотландии и Каталонии может породить лишь слабые, мало жизнеспособные квазигосударственные образования, полностью подчиненные воле Вашингтона и Брюсселя.

Побиваемые транснациональной олигархией мелкие и средние национальные капиталы пытаются, как и в случае с британским референдумом, сопротивляться глобализации, отстаивая свои национальные интересы. Однако эти силы заведомо обречены на поражение; более того, сами того не понимая, они лишь способствуют «размягчению» своих государств и даже распаду их — что только усилит, в конечном итоге, транснациональную экономическую и политическую тенденцию. Скажем, выход Великобритании из ЕС (тем более при отделении от нее Шотландии), скорее всего, еще сильнее затянет эту страну в НАТО, в полное подчинение ее Америке.

Но, так или иначе, Brexit компрометирует нынешний миропорядок и означает, по сути дела, банкротство всего официального европейского политикума. Так что на саммит ЕС, посвященный результатам и последствиям британского референдума, съедутся политические банкроты, озабоченные прежде всего своим выживанием.

На следующий год А. Меркель и Ф. Олланду придется держать экзамен перед избирателями. И если у канцлерши, невзирая на снижение ее рейтинга, остаются хорошие шансы удержаться у власти, пусть хотя бы в альянсе с еще более теряющей симпатии немцев СДПГ, то с Олландом уже все ясно. Там вопрос стоит лишь о том, до какого «дна» опустится популярность его Соцпартии, останется ли она после выборов самостоятельной и влиятельной силой, или же ей суждено стать всего-навсего инструментом, при помощи которого умеренно правые не пустят к власти крайне правую Марин Ле Пен, вдохновленную итогами плебисцита в Британии.

Плохи дела и у Дональда Туска, символизировавшего политический успех нового члена ЕС — Польши. Его срок полномочий истекает 31 мая следующего года, т. е. уже менее чем через год. В обязанности председателя Европейского Совета, помимо прочего, входит «прилагать усилия для достижения единства и консенсуса в Европейском Союзе». Консенсус в ЕС достигается все хуже, и выход из Союза одного из четырех его самых мощных столпов — это такой удар по репутации пана Туска, который почти наверняка исключит его переизбрание на второй срок.

Придется, видимо, лидерам Евросоюза строить хорошую мину при плохой игре и «забалтывать» тяжелые проблемы и провалы. Вряд ли стоит ожидать от них каких-то кардинальных и эффективных решений, способных укрепить уже давшую трещину конструкцию. Пойти на уступки национальным элитам, дать им больше полномочий, ослабить надоевший многим «евробюрократизм» — это может только подтолкнуть к новым «экзитам», как это, в общем-то, и произошло с Британией, добившейся накануне референдума (стараниями Кэмерона!) послаблений для себя.

Однако и идея превратить Евросоюз в полноценное федеративное государство («супердержаву») с общей армией и спецслужбами, во главе с президентом — это, как правильно считает министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский, путь к распаду Евросоюза. Понимая необходимость каких-то перемен, глава МИД Польши говорит: «Но создание в ЕС какого-то внутреннего союза с президентом или внутренним парламентом — это рецепт на разделение Евросоюза, на его распад».

Впору вводить в язык новое словечко с приставкой «евро-»: «евротупик»…



В Брюсселе стартовали четырехдневные переговоры по...

Ожидается, что переговоры будут жесткими, так как требуется решить ряд сложных...

Пережить Brexit — уроки небольших государств

Странам, планирующим собственное будущее после Brexit, следует обратить внимание на...

Лондон не желает отдавать долги

Чтобы не платить по счетам, британский министр по вопросам Brexit готов прервать...

Северная Ирландия может выйти из Соединенного...

Чтобы остаться в ЕС, жители этой части СК могут потребовать референдума о выходе из...

Загрузка...
Загрузка...

Политизация здравоохранения?

В глазах рябит от «реформ», которыми нас потчуют практически во всех сферах жизни

Тихая бомба от Зигмара Габриэля

И вот еще большая конкретизация от Габриэля, который поставил на одну доску давление...

«Участник АТО» - не индульгенция на преступление

Власть и официальная пропаганда, кирпичик за кирпичиком выстроили тупик лжи и...

Национал- тоже социализм

Кива решил дать Соцпартии новую кровь, сильные руки и острые зубы

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка