Налоговая: как придушить бабушку

№10v(738) 20 — 26 марта 2015 г. 13 Марта 2015 1 4.8

Не пугайтесь, речь, конечно, не об асфиксии.

Насчет придушения — это образно, хотя теоретически нечто подобное вполне может и случиться.

Потому как налоговики нынче такое вытворяют, что в результате всепоглощающего маразма любой гражданин (на кого, собственно, и направлены деяния налоговых инспекторов) может запросто задохнуться от негодования, впасть в кому, уйти в астрал.

Заметьте, не собираюсь анализировать суть нормативов, чем и руководствуются инспектора, с точки зрения юриспруденции, в том числе и целого сонма статей Конституции.

Я только пытаюсь понять логику.

Впрочем, это как дежавю: маразм налоговиков захлестывал еще двадцать лет назад.

Итак, коротенько суть истории, случившейся в такую же пору — дождливой весной 1995-го.

Как-то раз в почтовом ящике обнаружила уведомление — без подписи, без печати — просто на бланке: гражданка такая-то, зайдите в налоговую инспекцию.

И поскольку не было указано ни то, по какому поводу зайти, ни в какой день и какой час меня там ждут, решила для начала эту тему выяснить по телефону. Хотя бы адрес узнать, что ли.

Дело было в четверг вечером. В пятницу с утра засела за телефон, в налоговой было хронически занято.

Учитывая, что никакой вины за собой не чувствовала (зарплата «белая», т. е. налоги фискальным службам перечисляет бухгалтерия, дополнительных заработков нет и не предвидится), решила, что в понедельник уже без звонков (выяснив в справочной — куда ехать) отправлюсь для прояснения ситуации.

Но та пятница ничего доброго мне не сулила. В полдень в редакции раздался звонок и суровый голос (как выяснилось, инспектора) сообщил в приемную главного редактора, что если я не явлюсь в налоговую, то меня ждут муки ада.

Валидол с валокордином стали моим обедом в тот день.

«Трапезу» разделила с секретарем из приемной, имевшей неосторожность поинтересоваться у звонивших — дескать, а что за муки предначертаны в случае неявки? Там ответили: «Вплоть до уголовного наказания».

И поскольку нет дыма без огня, то и мои коллеги на меня смотрели в тот день с большим сожалением — почти как на претендента на уход в мир иной.

Уж не знаю, как дожила до вечера, истрепала нервы супругу, который тоже никак в толк не мог взять: что ж такое случилось в моих взаимоотношениях с налоговой, из-за чего для меня перспектива — мрак кромешный?

И вот после работы ведет меня благоверный домой под ручку: ноги-то мои подгибаются, сердце останавливается, дыхание перехватывает, мысли — одна другой страшнее — путаются...

А в это время в подъезде уже ждет нас засада. И не простая, а милицейская во главе с участковым инспектором!

Что такое, что случилось?! Соседи вывалили на площадку: интересно, кого арестовывать будут.

Не успела подойти к двери квартиры, как милиция тут как тут. Получите, гражданка, повестку из налоговой, распишитесь, там сказано, что в случае неявки вас ожидает суровое наказание!

Получила, расписалась.

Соседи разошлись: никого не арестовали.

Но самое страшное — это надо было пережить в неведении субботу и воскресенье, а потом еще встретить понедельник.

С кошмарным давлением слегла мама, как только позвонила на выходные — узнать, как дела.

У папы прихватило сердце (шутка ли, такая новость, мол, за дочкой налоговая охотится!)

В итоге к утру понедельника «скорая» дважды посетила престарелых моих родителей, супруг пережил нервный стресс, дети не делали уроки, а я считала часы, чтоб быстрей встретиться с инспектором.

Знаете, что хотела от меня налоговая?

Она хотела вернуть мне 63 копейки, которые ошибочно были вычтены из моей зарплаты в 1992 г., а выяснилось это при проведении их внутренней проверки (т. е. начальствующая над этой инспекцией выявила «перебор» в 1994 году, поэтому в 1995-м решили исправить собственную оплошность).

В то время копейки уже ничего не значили (по-моему, их и отменили, счет шел на миллионы в купонах).

Поэтому я сказала налоговому инспектору: «Спасибо, эту мелочь я вам дарю».

Инспектор был не против, и чтоб не портить отчетность, потребовал, дабы я написала «отказ». Но при этом бумажку надо было где-то заверить.

Этот маразм мог бы длиться еще и еще, если б я не сказала: «Знаете, я на вас в суд подам — потому что именно вы по своей халатности или злому умыслу лишили меня в таком-то году честно заработанного...»

Подействовало!

И вот теперь я думаю: может, и нынешних инспекторов чем-то припугнуть?

Намедни звонит подруга, рыдает. Она госслужащая, ее стращают люстрацией все кому не лень, хотя с роду она ни в партии никакой не состояла, ни на митинги не ходила, да и имущество — не ахти: двухкомнатная в хрущевке 25 кв. м жилой площади.

Но, оказывается, это не повод, чтоб не нервничать вплоть до коматозного состояния.

Дедушки и бабушки моей подруги почили в бозе еще лет 10—15 назад. Но поскольку она была их единственным продолжением рода, то и со скромных своих пенсий всегда что-то откладывали внучке.

Потом это все в 1991-м на книжках в Сбербанке сгорело, но родня не унывала и продолжала по капельке, по крохам собирать любимой внучке на будущее.

Ушли в небытие не только старшее поколение, но и папа с мамой. В результате родительская хрущевка досталась подруге.

Но сердобольная моя приятельница уже в те годы беспокоилась о будущем и своего собственного дитяти. Она со времен независимости Украины принялась копить — по крохам, по капельке — на малюсенькую, но отдельную квартиру для дочкиной будущей семьи.

Представляете? Копила, копила... Продала все бабушкины брошки, папины чесучовые костюмы и мамин сервиз «Мадонна». В итоге насобиралась сумма аж в 5 тыс. грн. (в ту пору курс доллара по отношению к гривне был 1,9). Скромная «гостинка» на Виноградаре тогда стоила где-то 5 тыс. долл.

Когда пришло время дочкиной свадьбы, сваты засели вместе в подсчетах: сколько еще нужно на квартиру?

Словом, и одна и вторая семья скинулись. Купили эту самую «гостинку». Бабушки-дедушки — со стороны жениха — тоже кой-чем подсобили.

В общем, в то суровое время (подчеркиваю, 15 лет назад!) подруга и представить себе не могла, чем аукнется эта самая дочкина «гостинка» в 2015-м!

Просто я хорошо помню, как она успокаивала меня с теми 63 копейками, уверяла, что трачу нервы и время понапрасну: случай со мной, дескать, аномалия.

И вот теперь с нею схожая аномалия, только мрачнее, и неизвестно, чем закончится.

Дочь приятельницы (которая с семьей до сих пор живет в той «гостинке») — как госслужащая — должна представить налоговому инспектору справку о том, что ее родители имели возможность накопить в таком-то году баснословную сумму в половину «гостинки», а также справку от родителей супруга, что они тоже имели возможность накопить денег (приблизительно 4 тыс. грн.) на вторую половину!

Сваты давным-давно мало того, что на пенсии, так еще и живут в другой стране.

Поэтому приятельнице следует предупредить несчастных родственников о том, что их ожидает. Предположительно они должны будут ехать в Украину, обивать пороги учреждений, коих и в помине нет, но где они давным-давно работали, чтобы выбить справки о доходах.

Кроме этого, требуется свидетельство бабушки, бывшей владелицы брошки, что вещь принадлежала действительно ей, что она дала согласие на реализацию изделия с целью добавить 350 грн. к общей сумме для покупки квартиры внучке.

И даже если бабушки нет в живых, справку необходимо представить в налоговую!

— Это маразм! — кричит подруга мне по телефону.

Я ее успокаиваю: она так мечтала уйти на пенсию, поскольку уже пару лет как стала бабушкой.

Но она возмущается с новой силой:

— До пенсии я не доживу! Налоговые инспектора меня просто-таки удушат своими безумными требованиями.

И то правда: как ей подтвердить, что часть (из 9 тыс. грн. на «гостинку») — это в том числе и свадебные подарки? Все, что родственники дарили в конвертах, пошло на квартиру.

А теперь, получается, надо отыскивать свадебных гостей? И чтоб те справки писали: сколько подарили, при каких обстоятельствах, с какой целью? А потом эти справки еще и у нотариуса заверять...

Кто при такой ситуации не свихнется? Конечно, можно посмеяться.

Но весь ужас в том, что эта история пренепременно отразится на будущем как подруги, так и семейства ее дочери.

Не верите? Думаете, если не представит справку о бабушкиной брошке, у налогового инспектора не поднимется рука — образно говоря — придушить подругу вместе с дочкиным семейством?

Считаете, не сможет накропать петицию вышестоящей налоговой инспекции, дескать, некая гражданка не подтвердила происхождение такого-то количества гривен полтора, пятнадцати-, двадцати-, да сколь угодного срока давности?

Поднимется, будьте спокойны.

И даже если подруга подтвердит происхождение всей суммы (к примеру, отыщет фирму, где раньше работала, а та, к счастью, сохранила бухгалтерский архив, даже справку о доходах за те годы сможет выписать приятельнице), — все равно налоговая не успокоится.

А потому что предположит, что в той «гостинке», перед вселением дочки, был ремонт.

И где вы, гражданка, взяли 500 грн. на обои?

И пусть рыдает, бьет себя в грудь, рвет на голове волосы, мол, это же то, что в течение жизни своей, папы-мамы, бабушки-прабабушки и т. д. — по всему генеалогическому древу! — смогли для дитяти отложить, кара неизбежна.

Я не знаю, что ей советовать.

И не знаю, как утешить. Но страшно подумать, как далеко могут увести налоговиков их фантазии в болезненном желании хоть как-то выслужиться перед новой властью!

Может, недалек тот час, когда фискальные органы будут еще и инспектировать содержимое вашего домашнего холодильника?

«За какие такие средства вы приобрели шпроты «Рижское золото», а также палочку салями? Ах, это родители вам презентовали? Вот пусть и представят справку о доходах, позволяющих им так шиковать».

Утрирую? Отнюдь!

Если уж налоговый инспектор пытается прищучить госслужащего за совместный родительский подарок — «гостинку» на Виноградаре, которая в его воображении равноценна вилле из белого мрамора на Шацких озерах, то и салями со шпротами скоро превратятся в немыслимые деликатесы... А раз деликатесы, то, понятно, государственный служащий живет не по средствам.

Вот бы эту самую инспекторшу поспрашивать: сколько стоит ее куртка вместе с сапожками? 2 тыс. долл.? Это так, по скромному. А вот мы сейчас переведем доллары в гривни и получим сумму, которая явно превышает вашу, госпожа инспектор, месячную зарплату. Ах, вы копили целый год? Ну так представьте справку о том, что копили. Предъявите свидетельские показания. Заверьте их в нотариальной конторе.

Так что не теряйте время, граждане, запасайтесь справками.

Во избежание стрессов, инфарктов и других неприятностей отведите, пока не поздно, собственную бабушку к нотариусу, пусть там документально подтвердят, что сережки, подаренные ею вам на совершеннолетие 30 лет назад, были приобретены за честно заработанные средства.

Пригодится.

Попомните мое слово.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Украину рубят, щепки летят!

Такова политика Запада, поглощающего львиную долю мировых природных ресурсов: беречь...

Новые герои против новых богов

«Постправда» заслоняет собой реальную действительность и не позволяет ни...

Какие плебеи, такие и патриции

У кого нет персонального храма, у того есть фотоальбом или профиль в соцсетях с...

Безлес вместо безвиза

Единственной «перемогой» украинской власти можно считать то, что эстафету...

Недопрацьовує команда Петра Олексійовича

Протягом найближчих років - безвізовий режим розповсюдиться також на власників...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Ulysse Seven
14 Марта 2015, Ulysse Seven

Это, по моему, уже апогей маразма. И самое страшное, что от такого идиотизма, не застрахован никто.

- 14 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка