Новые герои против новых богов

№48(798) 2 – 8 декабря 2016 г. 30 Ноября 2016 4.6

Овладение пространством «постправды»

Коллаж 2000, Игорь КОНДЕНКО

Редакция Оксфордского словаря назвала слово «постправда» (post-truth) словом года. «Постправда» (по мнению редакции словаря) описывает некую эпоху развития массовых коммуникаций, когда истина становится уже не принципиально важной. Дескать, это слово описывает такие обстоятельства, при которых правда, то есть собственно факты, теперь «менее важны для формирования общественного мнения, чем обращение к эмоциям и личным убеждениям».

Иными словами, «постправда» — это уже не совсем чтобы правда, но еще и не ложь. Скажем больше, «постправда» в условиях современных информационных коммуникаций следует за «правдой» так быстро, что не дает вам шанса на комментарии о самом факте. То бишь о правде. Только вы собрались с мыслями и задумчиво занесли руку над клавиатурой, как объективного факта в общественном сознании уже нет. Давай, до свидания! Есть только его многочисленные интерпретации. Чьи-то эмоции и ассоциации. И приходится вам комментировать уже не сам факт, а чье-то отношение к нему. Но и это очень скоро будет вытеснено множеством других новых фактов и их мгновенных интерпретаций, относительно которых высказываться вам уже нет никакой нужды.

Особенная частота использования этого слова (post-truth) наблюдалась в англоязычных публикациях после референдума по Brexit и на президентских выборах в США. Это и неудивительно. Общественное мнение, как правило, не способно к потреблению сырой правды фактов, поскольку этот продукт для западного (да и незападного) общественного мнения трудноусвояемый. Потому-то западные СМИ его как бы тщательно парят, варят, жарят — и только потом подают к информационному столу именно в виде «постправды». В таком виде ее «пипл и хавает».

Можно было бы сказать по-простому, что они, дескать, занимаются там банальным мифотворчеством, с целью таким образом повлиять на общественное мнение в нужном для себя направлении. Но это было бы слишком грубо. А «постправда» (вернее, ее отторжение) — это ну очень изящное название того, что происходило (и происходит) на самом деле в Голландии, на Brexit, на президентских выборах в США, Болгарии и Молдове. И далее будет происходить отторжение «постправды» повсюду, где будут проводиться демократические процедуры. А как без них на Западе? Да и на Востоке тоже.

И вот теперь оно самое (отторжение переваренной и пережаренной постправды) нашло свое естественное продолжение и на предварительных выборах во Франции, где на праймериз правоцентристов в воскресенье победил (вопреки всем прогнозам и сугубо честным опросам) бывший премьер-министр Франсуа Фийон, набравший, по предварительным данным, 44,1%. Соперником Фийона будет экс-премьер-министр Франции, получивший в первом туре 28,6% голосов. За Николя Саркози голоса отдали 20,6%.

Несовпадение опросов (и базирующихся на них прогнозов) с реальными настроениями избирателей на президентских выборах в США официальные СМИ изобретательно объясняли тем обстоятельством, что, дескать, избиратели стеснялись при опросах признаться в своей симпатии к Трампу. Какие стеснения французов смогли при опросе исказить прогнозируемый результат праймериз — этого объяснения еще во Франции не придумали.

Президентские выборы во Франции состоятся весной 2017 г. Главным же конкурентом кого-то из победивших правоцентристов, скорее всего, будет лидер правого «Национального фронта» Марин Ле Пен. И вот уже новые бодрые опросы (ударная сила западной «постправды»), слегка оправившись от никак не ожидавшейся (если верить опросам, победить-то должен был Ален Жюппе) победы другого бывшего премьер-министра Франции Франсуа Фийона, стали предсказывать теперь победу Франсуа Фийона (или Алена Жюппе) уже над Марин Ле Пен. Дескать, у той все равно нет никаких шансов в борьбе против Системы. Где-то мы это уже слышали...

Так действительно было, однако шансы у Марин Ле Пен все же есть. И вот почему — эту возможность ей дает новый уже как бы утвердившийся тренд на ожидание героя, на поиск героических черт и свойств, которые у системных политиков отсутствуют по определению. Система успешно отсеивает (успешно отсеивала) потенциальных героев, способных бросить ей (cистеме) вызов задолго до официальной демократической процедуры. В этом смысле призыв экс-президента Николя Саркози голосовать за Алена Жюппе, скорее, понизил его реальные шансы. Сам Жюппе признался, что для него результаты первого тура обернулись сюрпризом. Жюппе: «И если вы того пожелаете, в следующее воскресенье мы добьемся другого сюрприза!»

Сюрпризы на выборах, конечно же, будут, но совсем иного рода. Хотя после победы Дональда Трампа это будут уже и не совсем сюрпризы, а дальнейшее утверждение тренда на поиск героя, способного расчистить авгиевы конюшни постправды (post-truth), поскольку это пространство постправды стало непригодно для жизни. Ни для самого Запада, ни для его периферии, к которой мы так бессмысленно и беспощадно прибиваемся. Постправда заслоняет собой реальную действительность и не позволяет ни власти, ни обществу адекватно на нее (действительность) реагировать.

Запад же ожидает нового Геракла, способного бросить вызов новым богам постправды, властелинам финансовых колец, героя, способного на подвиг (возможно, не один), поскольку жизнь должна продолжаться вопреки всему. А системными инструментами очистить то, что явилось естественным результатом жизнедеятельности этой самой системы, просто невозможно. Если посмотреть на историю внимательно, миру приходится периодически очищать авгиевы конюшни. И всегда это происходило каким-нибудь несистемным способом. Можно вполне назвать его и революционным.

Только не стоит думать, что «постправда» (и ее катастрофическое накопление) — феномен сугубо западный. Он вполне соотносится и с Советским Союзом накануне его распада. И будет вполне справедливым его (феномен) назвать одним из главных причин распада. Недаром же один из наиболее информированных лидеров СССР, председатель КГБ Юрий Андропов незадолго до своего ухода сказал: «Мы не знаем страны, в которой живем»... Не знают, как мы видим, собственных стран (и мира, которым они собрались править) и нынешние западные лидеры.

Больше того — они (в отличие от Андропова) и не подозревают о собственном незнании страны и мира. Они по-прежнему пребывают в теплой ванне «постправды» своей победы над СССР в «холодной войне». Это сулит им скорые сюрпризы, не менее неприятные, чем те, с которыми встретилась советская элита, обладавшая, казалось бы, безграничной властью и монополией во всех сферах. Информационной в том числе. Хотя чем это ей помогло?

Потому-то все результаты опросов (post-truth), служившие верную службу системе на протяжении как минимум нескольких десятилетий, сегодня можно смело выбрасывать в корзину. Победит только несистемный герой (или ловко выдающий себя за такового), а у Клинтон, Олланда или у Меркель с Понци никаких героических черт отыскать в образе никак невозможно. Потому-то в наступающем героическом времени (суровом и, возможно, жестоком) и шансов на победу у них нет никаких.

Мы не знаем, насколько роль нового Геракла, выступившего (пока с риторикой) против богов Уолл-стрит, удастся сыграть Дональду Трампу, но он и не был первым героем в этом тренде. Первым скорее был Владимир Путин (и Трампа тоже называют новым Путиным), у которого таки присутствуют черты героя (или антигероя — дело вкуса). Он бросил вызов Западу с его постправдой (а то и откровенной ложью) и пока держит удар.

Хотя и Барака Хусейновича Обаму (как это кому-то ни покажется странным) тоже вполне можно поместить в ряд героев (и предшественника Трампа в героическом ряду), выступивших против «Фининтерна» в начале своей карьеры. Ведь именно при Бараке Обаме в 2011 г. произошло то самое пресловутое извержение из МВФ Стросс-Кана. А МВФ является как бы координатором мировой финансовой элиты. В 2013 г. случилось извержение из его администрации креатуры Goldman Sachs и JPMorgan. А в 2014 г. он останавливает эмиссию доллара.

Все же система сумела переварить героическую ипостась Барака Обамы и смогла поставить его в абсолютно системные рамки. Но на этом способность системы переваривать героев, видимо, и закончилась. Дональд Трамп оказался ей уже не по зубам. По крайней мере если для этого использовать только наличные условно законные, институциональные инструменты и ферменты. Про другие возможности до инаугурации говорить не будем.

Но в любом случае даже это не сможет переломить и обратить вспять наметившуюся тенденцию, качнувшую мир от эпохи финансовых богов к эпохе антисистемных героев. И Трамп — это лишь некий голографический образ всего того, что объективно расположено за ним.

Через какое-то историческое время эпоха героев закончится, и мир снова оформится в рамках какой-то новой системы. Но эту суровую (по всем признакам) эпоху героев миру еще придется как-то пережить.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Оппоблок против Святого майдана

Революция или переворот? Отражение в «черном зеркале»

Дурипш, Никита и Фидель

Правление колхоза заказало художнику большую картину. На переднем плане, естественно,...

Терминал для молитвы

В Украине появился новый сервис — заказ молитвы через электронную платежную...

Редкий покемон доплывет до середины Днепра

«Патриотизм» олигархов времен Майдана и активной фазы войны на Донбассе —...

Украину рубят, щепки летят!

Такова политика Запада, поглощающего львиную долю мировых природных ресурсов: беречь...

Какие плебеи, такие и патриции

У кого нет персонального храма, у того есть фотоальбом или профиль в соцсетях с...

Безлес вместо безвиза

Единственной «перемогой» украинской власти можно считать то, что эстафету...

Недопрацьовує команда Петра Олексійовича

Протягом найближчих років - безвізовий режим розповсюдиться також на власників...

Кому выгоден размен Нищука

Власть может пойти на сделку — отставка Нищука в обмен на лояльность или поддержку...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка