По политической целесообразности или по существу?

№9(762) 4 — 10 марта 2016 г. 03 Марта 2016 1 4.4

Подозреваемый полицейский Сергей Олейник // imgcdn1.luxnet.ua

1 марта Голосеевский суд Киева принял решение отпустить под личное обязательство из-под стражи водителя BMW Ростислава Храпачевского, который ночью 7 февраля превысил скорость и уходил от погони полиции.

Напомним, тогда был застрелен пассажир авто; патрульные произвели 34 выстрела, большинство из них на ходу. Патрульному Сергею Олейнику объявили подозрение в превышении служебных полномочий, покушении на умышленное убийство, совершенном опасным для жизни других лиц способом, а также в умышленном убийстве. Олейник арестован на два месяца.

Министр внутренних дел Арсен Аваков так прокомментировал данное решение, принятое 19 февраля: «И судьям, и прокурорским плевать на последствия той упоительной расправы, что они устроили над молодым полицейским. Ведь им важнее дискредитировать любым путем новую полицию, бельмом сидящую у них на глазу, — как пример реформ и изменений. И случай удобный покуражиться выдался — все в их власти. Хотят, чтобы знали, что их власть — власть старой системы — круче «этих новых». Он пообещал, что на решение об аресте Олейника будет подана апелляция.

Такая гневная филиппика из уст министра вполне коррелируется с его первичной оценкой действий подчиненных, прозвучавшей 10 февраля: «Я полагаю, что здесь было адекватное применение силы» (apostrophe.com.ua). Но при этом уже 12-го числа он признал: «Да, мы фиксируем некоторые нарушения. Например, по жесткому уставу стрелять на ходу нельзя. Нужно было остановиться. И это вызывает некоторые вопросы» (vesti-ukr.com).

Т. е. речь идет о незаконном применении оружия, в результате чего погиб человек. И почему тогда министр видит «упоительную расправу» в жесткой мере пресечения к ее виновнику? Тем не менее и политическая оценка данного судебного решения может иметь под собой основания, ведь не только у «принимающих решения» (на самом разном уровне), но и у общества оценка тех или иных событий больше зависит от политической целесообразности, чем от объективного взгляда (в полной мере это относится и к самому Авакову, чьи оценки явно колебались в зависимости от общественного тренда).

Ведь в самом деле, с того момента, когда случилась эта резонансная история, общество разделилось на два полярных лагеря — одни кричали об убийцах из «новой полиции», другие считали, что «так и должно быть». Причем несложно было убедиться (и по социальным сетям), что первые практически полностью принадлежали к лагерю противников евромайдана, а вторые были их антагонистами не только в этом вопросе. И что-то мне подсказывает, что случись подобное два с половиной года назад, оценки и тех, и особенно других, ныне поддерживающих полицию, были бы диаметрально противоположными.

Но давайте разберемся по существу. В любой самой демократической стране права стражей при сопротивлении им, попытке избежать задержания чрезвычайно широки. Я даже не буду упоминать хорошо известные в этом плане США, приведу пример куда более толерантной и спокойной в криминогенном отношении Германии. Там, выполнив команду остановиться, водитель обязан положить руки на руль и сидеть не двигаясь, пока к нему не подойдет полицейский. Причем подойти к водителю страж порядка может только тогда, когда его напарник займет позицию сзади автомобиля с рукой на рукоятке находящегося в открытой кобуре пистолета. При резких движениях сидящего за рулем он обязан стрелять без предупреждения.

Возвращаясь же к нашему случаю, признаем, что сложно не согласиться с министром Аваковым в том, что «в ситуации, когда машина на огромной скорости едет через весь город, не останавливается на требования полицейских об остановке, не реагирует на сигналы о применении оружия, полицейские не видят, кто сидит в машине — террористы, молодежь или еще кто».

Другой вопрос, что действия полицейских должны соответствовать законодательству и ведомственным нормативным актам (а последние — современным требованиям), а сами вышедшие на патрулирование «копы» обязаны обладать надлежащим уровнем квалификации, и все это — прямая компетенция министра внутренних дел. Впрочем, подробное раскрытие этой темы выходит за рамки данного материала.

В продолжение же разговора стоит сказать о еще одной резонансной теме последних дней — принятом Кабмином постановлении «Об утверждении правил этического поведения государственных служащих», содержащем такой пункт: «воздержаться от любых проявлений публичной критики деятельности государственных органов, их должностных лиц». «Не любящие» премьера (а таковых в последнее время подавляющее большинство) тут же начали шуметь о «нарушении свободы слова» и «демократических принципов».

Но в чем нарушение? Любая управленческая структура (и государство в том числе) построена на дисциплине и субординации. Она просто не сможет функционировать, если нижестоящие будут откровенно оспаривать действия руководства, подрывать его авторитет, выступая с серьезными обвинениями в его адрес, вести свою политику в подчиненных им структурах. Категорически не согласен с проводимым курсом — уходи в отставку и критикуй сколько душе угодно, создавай свою политсилу и т. д.

Мыслимо ли представить, чтобы в США госсекретарь критиковал политику президента? Губернатор — да, может, но в Америке это выборная политическая должность, отношения губернатора с федеральным центром регулируются законами, а в Украине глава областной администрации — назначаемый правительством чиновник.

Да и в бытность Михеила Саакашвили президентом Грузии не припомню, чтобы чиновники исполнительной власти осмеливались даже робко обсуждать его решения. Более того, многим сторонникам Саакашвили весьма импонирует свойственный ему авторитарный стиль правления (дескать, иначе нельзя). Но почему-то их не смущает, что их кумир, будучи (пока) не на самом верху властной пирамиды, вызывающе нарушает ключевой принцип субординации и деловой этики.

В общем, и тут оценка конкретного постановления правительства явно сопряжена с личным отношением к его автору. И, думаю, пока в Украине господствует такой политический подход к любым событиям и решениям, толку не будет. Будет хаос.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Украину рубят, щепки летят!

Такова политика Запада, поглощающего львиную долю мировых природных ресурсов: беречь...

Новые герои против новых богов

«Постправда» заслоняет собой реальную действительность и не позволяет ни...

Какие плебеи, такие и патриции

У кого нет персонального храма, у того есть фотоальбом или профиль в соцсетях с...

Безлес вместо безвиза

Единственной «перемогой» украинской власти можно считать то, что эстафету...

Недопрацьовує команда Петра Олексійовича

Протягом найближчих років - безвізовий режим розповсюдиться також на власників...

Кому выгоден размен Нищука

Власть может пойти на сделку — отставка Нищука в обмен на лояльность или поддержку...

Нашим социологам даже Трамп позавидует

КМИС и Центр Разумкова опубликовали результаты исследований   

С болью о судьбе родной страны, находящейся в крутом...

Автор предлагает конструктивные пути решения стоящих перед обществом проблем

«Голосуй – не голосуй» по-немецки

Самое время, как представляется, уйти на политическую «пенсию», уступив дорогу...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Михаил Маркович (EpsilonDelta)
03 Марта 2016, Михаил Маркович (EpsilonDelta)

[... Другой вопрос, что действия полицейских должны соответствовать законодательству и ведомственным нормативным актам (а последние — требованиям сегодняшнего дня), а сами вышедшие на патрулирование «копы» обладать должным уровнем квалификации, и все это — прямая компетенция министра внутренних дел. ...] Из ваших непродуманных слов, г-н Фидель, можно сделать кое-какие глубоко ошибочные выводы. Вот, например : копы вкупе с министром должны пресекать побитие стекол в банках, мусорные люстрации, перекрытие транспортных магистралей и т.д и очень много т.п. Ай-яй-яй, г-н Фидель, аполитычно рассуждаешь.

- 23 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка