Прощай, проклятьем заклейменный

№46(796) 18 — 24 ноября 2016 г. 02 Ноября 2016 1 4.9

Вскипел их разум возмущенный, да так, что чуть ли не в смертный бой был вести готов. Очевидно, именно это происходило с людьми, заседающими в Комиссии по вопросам наименований, председателем которой является замглавы КГГА г-н Резников.

На днях все члены этого уважаемого (или не очень, это кому как) собрания единогласно проголосовали за очередную порцию переименований киевских улиц. И вынесли свое решение на общественное обсуждение. Одной из таких городских магистралей, которая должна будет подвергнуться метаморфозе, названа улица Эжена Потье в Шевченковском р-не. Переназовут ее в честь Антона Цедика. Как гласит емкая справка, этот 27-летний младший сержант погиб под Иловайском в конце августа 2014 г.

(Ну, помните, это как раз в то время было, когда наш президент, согласно его собственной декларации, зарегистрировал новую компанию — якобы для продажи Roshen. Но то такое.)

Жалко мне. Нет, не Эжена Потье. Такая крупная фигура как он, человек-легенда, французский поэт, пламенный коммунар и анархист, именитый памфлетист, которому в октябре этого года общественность (естественно, не наша) отметила 200-летний юбилей, не то что в жалости, в сантиментах не нуждается. Самое знаменитое его стихотворение — «Интернационал» — пережило своего создателя на сотню с лишком лет. Это то малое, что было известно об этом человеке в далекой стране (имею в виду нынешнюю Украину).

В своем отечестве он, конечно, тоже не был памятником нерукотворным, но его поэзию, смелые строчки, едкие сравнения и вполне себе здравые восклицания в адрес тогдашней правящей клики там знают намного лучше. Одни только названия, будь они прочитаны сейчас, мы бы с вами отнесли к весьма злободневным, а подчас и забористым. Заголовки сегодня, пожалуй, смогли бы стать звучными лозунгами для украинцев, требующих нормальной жизни, достатка и уверенности в завтрашнем дне.

Давайте ради интереса перечислим некоторые навскидку (лучше читать с восклицательной интонацией): Peuple («Народ»), La crise («Кризис»), Ventre creux! («Пустой желудок!»), Souliers qui prennent l'eau («Башмаки, которые набирают воду»), Buveurs du sang («Кровопийцы»), Vieille maison а` dе'molir («Старый дом на слом»), Qui la vengera? («Кто отомстит за нее?»), Jean Lebras («Жан — рабочие руки»). Звучит прямо как поэма.

Биография Потье это не только революционные призывы и «Интернационал». Громко критиковал он буржуазию, эксплуатирующую рабочий класс, говорил о несправедливо и нагло нажитых баснословных состояниях и слишком уж большой пропасти между нуждой и неприличным изобилием, клял ушлых нуворишей.

Наш Эжен. «Як помру, так заспівайте…» // bing.com

Если поразмышлять, то и Тарас Григорьевич Шевченко отчасти высказывался в том же духе. Панов и господ бранил? О тяжелой и несправедливой доле народа вещал? О воле народа мечтал? Гимны о борьбе слагал?

А уж если мы вспомнили о гимне, то его слова актуальны поныне и не содержат ничего крамольного. Именно так и совершаются все революции и перевороты. Классика жанра.

Шествие «Интернационала» // PISATELI.MY1.RU

Правда, для новых императоров, сидящих в высоких креслах, есть все же угрожающие строфы, которые звонят неприятным утробным колоколом:

...Презренны вы в своем богатстве,
Угля и стали короли!
Вы ваши троны, тунеядцы,
На наших спинах возвели.
Заводы, фабрики, палаты —
Все нашим создано трудом.
Пора! Мы требуем возврата
Того, что взято грабежом...

Если смотреть с этой точки зрения, то, разумеется, Эжена Потье нужно немедленно изгнать из наших голов так, чтобы и духа революционного в них не было. Дабы не вздумал он из могилы смущать светлые головы своим эпохальным «Вставай, проклятьем заклейменный».

В противном случае мне, к примеру, непонятно, почему демонизировали (ой, декоммунизировали, конечно же) старика Потье, закат жизни доживавшего в болезни и горестях (очень по-украински, не находите?). Даже если строго следовать букве закона, ну никак он не вписывается в перечень «грехов», порицаемых современной историей.

Разве что как автор гимна, который эксплуатировала в своей деятельности Коммунистическая партия (в том числе УССР) и СССР (до 1944 г.). Это да. Тут уж в точку.

В таком случае нужно наряду с Потье и его «Интернационалом» немедленно заветировать «Марсельезу» и ее создателя Руже де Лиля. Следуя логике ответственных декоммунизаторов, этот гимн также отражает запрещенные в нашей стране архаизмы. Ведь «Марсельезу» в качестве гимна России использовали с 1917 г. указом Временного правительства, а после его свержения эту военную песню (Chant de guerre) потихоньку вытеснил «Интернационал».

Согласитесь, не все так безупречно с точки зрения декоммунизатора с этой самой «Марсельезой». Но вот ведь незадача. Данное произведение является официальным гимном Франции. Запретить исполнять чужой гимн нельзя, как-то неполиткорректно, да и на скандал можно запросто нарваться, а вот замолчать такой неловкий момент — вполне в духе наших чиновников. Избирательный подход — проще всего.

Так же избирательно мы не вспоминаем, например, что слова того приснопамятного «Интернационала» на украинский язык впервые перевел Мыкола Вороный, украинский классик литературы, яркий представитель национальной идеи, общественный трибун. Его трудно заподозрить к любви к коммунистам и прочей, как сегодня принято говорить, «нечисти». Он был расстрелян в 1938 г. «за контрреволюционную деятельность».

Ведь что-то зацепило Вороного в этой песне. К слову, невероятно популярной в те годы во всей Европе. И слова поэт рифмовал в соответствии не с французским оригиналом, а с немецким переводом. И только потом, увидев аутентичный текст, убедился в том, что крамольных расхождений с ним нет.

Возвращаясь к жалости. Мне искренне жаль того младшего сержанта, погибшего молодым, чье имя предлагают присвоить этой улице, неподалеку от метро «Шулявская». Знать, по мнению г-на Резникова и его коллег, подвиг сержанта Цедика был слишком скромен, раз имя будет носить маленькая улочка длиной с километр, на которой расположены в основном административные и офисные здания, кирпичная «хрущевка», общежития и завод «Росинка». Рядовая себе улочка, не имеющая какого-либо существенного значения для городского трафика. Ну разве что пробку на проспекте Победы можно по ней объехать, вывернув на параллельную улицу Дегтяревскую.

Мраморная книга навечно открыта на могиле Эжена Потье в месте его последнего пристанища – кладбище Пер-Лашез // parismojo.fr

И местные жители (почему-то мне так кажется) будут по привычке величать улицу Потье. Потому что и человека давным-давно нет, и про его деяния уже мало кто вспомнит, а вот слова его звучат до сих пор. И говорят они о злободневном. Что удивительно, особенно они остры в свете последних украинских реалий:

Ну чем не короли — миллиардеры?
Стальное сердце, ястребиный взор.
И обирают вас они без меры.
Любой капиталист — легальный вор

Во как!

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Дурипш, Никита и Фидель

Правление колхоза заказало художнику большую картину. На переднем плане, естественно,...

Терминал для молитвы

В Украине появился новый сервис — заказ молитвы через электронную платежную...

Редкий покемон доплывет до середины Днепра

«Патриотизм» олигархов времен Майдана и активной фазы войны на Донбассе —...

Украину рубят, щепки летят!

Такова политика Запада, поглощающего львиную долю мировых природных ресурсов: беречь...

Новые герои против новых богов

«Постправда» заслоняет собой реальную действительность и не позволяет ни...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Михаил Маркович (EpsilonDelta)
02 Ноября 2016, Михаил Маркович (EpsilonDelta)

И если гром великий грянет
Над сворой псов и палачей,
Для нас всё ярче солнце станет
Светить огнём своих лучей !

- 38 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка