Закат неолиберально-глобализаторской эпОХИ

07 Июля 2015 5

Один величайший эллин — звали его Александр Македонский, — столкнувшись однажды с неразрешимой проблемой в виде Гордиева узла, не стал заморачиваться ее распутыванием, а взял да и разрешил проблему одним радикальным ударом меча. Да, решительный был мужик: с небольшим войском попер на прогнившую державу Ахеменидов и порвал зазнавшихся персов в мелкие клочья!

Премьер Алексис Ципрас, конечно, не Александр Великий, но оказавшись перед Гордиевым узлом долговой проблемы, вынужден был радикализоваться и пойти на обострение. Колоссальный политический риск его полностью оправдался: результат референдума превзошел все ожидания «евроскептиков» — «ОХИ!» даже не порядка 50/50, что давали прогнозы, а все 60/40! Собственно, уже в 20:00 5 июля, когда появились предварительные данные после обработки четверти бюллетеней, исход волеизъявления стал очевиден: греки ответили диктату кредиторов «Нет!»

Феномен греческого референдума состоит в том, что эллины не поддались давлению и запугиванию извне, которым они непрерывно подвергались всю неделю. В этой связи можно припомнить прошлогодний референдум в Шотландии: опросы там долго показывали незначительное преимущество сторонников независимости, однако Лондону удалось буквально в последние дни застращать скоттов ужасными экономическими последствиями, и те изменили свое мнение: гипотетическая угроза лишиться сытой и комфортной жизни впечатляет еврообывателя более всего.

С Грецией, видно, все вышло наперекор. А ведь греки сознательно выбрали решение, которое реально, а не отдаленно-гипотетически, грозит им серьезными экономическими затруднениями, если не катастрофой. То ли дело в менталитете эллинов — не случайно ж девять полос на флаге Греческой Республики трактуются или как 9 букв в слове «Элефтерия» («Свобода»), или как 9 слогов в национальном девизе «Элефтерия и Танатос!» («Свобода или смерть!»); то ли слишком многим грекам уже, в самом деле, нечего терять, кроме своих цепей. Как свидетельствовали телерепортажи из Греции, решительное «ОХИ!» высказывали «спальные районы» и депрессивные регионы страны, разрушенные неолиберальными реформами, что проводились по указке Евросоюза и МВФ в интересах сбыта товаров немецких и прочих западных компаний — в русле закабаления и неоколонизации Греции.

Когда у безработного судостроителя или у обездоленного крестьянина, или у разоренного мелкого предпринимателя и так уж не осталось денег на счетах, стоит ли ему переживать, что банкоматы перестанут выдавать наличность? Напротив, за соглашательство с кредиторами выступали греческие «рублёвки» и «конче-заспы», и референдум ясно показал социальную поляризацию греческого общества.

Еще один важный момент, отмечавшийся телерепортерами, — то, что процент тех, кто против уступок всемирным финансово-политическим «акулам», выше среди молодежи. Греческое студенчество традиционно большей частью придерживается леворадикальных взглядов, тогда как некоторая часть консервативных пенсионеров, надо полагать, очень уж боится утратить свое спокойное благополучие.

Итак, теперь ситуация повернулась таким образом, что уже Запад оказался в затруднительном положении. Я так догадываюсь, что в Вашингтоне, Брюсселе, Париже и Берлине сегодня царят ярость в сочетании с растерянностью. Несомненно, строптивого «красного» премьера Ципраса очень хотели бы наказать, а еще лучше — убрать в назидание другим и чтобы пресечь на корню какие-либо леворадикальные поползновения в Южной Европе. Сделать это, в общем-то, можно было бы запросто, арсенал средств для этого: от организации «Синтагмайдана» до военно-фашистского переворота с установлением новой хунты зловещих «черных полковников».

Такой крайний сценарий нельзя совсем сбрасывать со счетов. Мы не можем знать, каковы настроения греческих военных, но прозвучавшее намерение новой власти в сложной финансовой ситуации урезать военные расходы вполне может подтолкнуть их к путчу. В Греции к тому же достаточно сильны позиции фашистов, и их, как сообщалось в СМИ, немало в среде полицейских. Тревогу вызывает и тот факт, что еще весной соседняя Албания, полностью подконтрольная США и НАТО, вдруг попробовала выдвигать к Греции территориальные претензии, связанные с залежами углеводородов на сопредельных участках морского шельфа.

В XX веке Эллада не раз становилась объектом грубого вмешательства извне. Так, осенью 1944 г., когда бóльшая часть территории страны уже была очищена от оккупантов силами прокоммунистических партизан, близ Афин высадился 100-тысячный британский корпус, на своих штыках вернувший правительство короля. Англичане вероломно напали на греческих патриотов, убив несколько тысяч из них. А далее началась гражданская война, в которой власти Греции поддерживали США и Великобритания, — и в результате той войны полмиллиона греков, выступавших против навязанного им курса, погибли или были вынуждены бежать из страны.

Однако в сложившейся ситуации пойти на открытое или же на «майданно-прикрытое» вмешательство в дела Греции для Запада было бы грубой, фатальной ошибкой. Референдум убедительно выразил волю народа: 60/40 — это не 50/50! Все возможности для спекуляций на тему того, чего хочет греческий народ, в результате голосования сразу отпали. (К слову, они были бы невозможны и на Украине, если б осенью 2013 г. был проведен референдум по вопросу об интеграции в ЕС или ТС. Тогда, того гляди, и обошлось бы без Майдана, без кровавой войны и отпадения от Украины ряда регионов. Но ни тогдашняя власть, ни тогдашняя оппозиция в духе всей современной украинской политики не пожелали услышать мнения народа!)

Греция — это не Гондурас, не Чили и не Украина; это демократическая страна, член ЕС, и поэтому попытка учинить там — после четкого выражения воли народа — Майдан или военный путч выглядела бы как совершенно неуклюжая и наглая попытка вмешательства, которая полностью и навсегда бы дискредитировала идею единой демократической Европы! К тому же, такая грубая попытка вмешательства вызвала б мощный протест по всей Южной Европе, к которому подключились бы испанская партия PODEMOS, левые Португалии и Италии, радикальные сепаратисты Каталонии и Ломбардии. Да и в Германии с Францией состоялось бы немалое возмущение. Вот, кстати, и Марин Ле Пен уже полностью поддержала греков!

Поддержка идет и с других континентов. Президент Аргентины К. Киршнер заявила, что в Греции взяло верх чувство собственного достоинства. «Греческий народ сказал “нет” неприемлемым и унизительным условиям, которые пытаются навязать для реструктуризации внешнего долга». Она напомнила о катастрофе, которую пережила при крахе неолиберальных реформ ее страна, и привела слова, сказанные ее покойным мужем Н. Киршнером: «мертвые не платят своих долгов».

Вот и выходит, что перед правящей верхушкой Запада, политике которой к ее крайнему удивлению и негодованию народ маленькой страны сказал «Нет!», тоже завязывается Гордиев узел, разрубить который нельзя. Придется вести переговоры или ж имитировать их, лихорадочно придумывая способы, как бы сместить или подкупить «возмутителей евроспокойствия». Разумеется, на Грецию и дальше будут давить. Крайне неприятно то, что вынудили подать в отставку министра финансов Яниса Варуфакиса. Дескать, некоторые члены зоны евро сочли бы его присутствие на переговорах «нежелательным». Неужели Варуфакиса решили принести в жертву?

Никто ведь не хочет глобальных потрясений, никто не желает краха евро и Евросоюза, и тот же Ципрас на каждом углу твердит о необходимости дальнейших переговоров и готовности к ним — но только с более сильных позиций, заручившись мандатом избирателя. И избиратель, то бишь греческий народ, отнюдь не сказал «Нет!» Евросоюзу, как считают некоторые. Он вовсе не выступил за решительный разрыв с Системой, в массе своей еще надеясь улучшить, исправить ее. Народ и выражающие его волю политики еще только ДОЗРЕВАЮТ до решительных шагов.

Но дело в том, что ситуация развивается объективно, помимо воли правителей и даже — до поры до времени — народа. Греческий кризис — это острое проявление общего кризиса системы неолиберального капитализма. Банкротство ее сделалось очевидным еще в 2008–09 гг., и тогда распространилось мнение, что капитализм для преодоления кризиса вернется к сильному государственному регулированию, к кейнсианству. Но ничего такого пока не происходит: до сих пор повсюду — и на Западе, и в России, и везде — мейнстримом остается непреклонный, твердолобый либерализм.

А отсюда можно сделать вывод, что тяжело больная Система не способна даже к спасительным реформам! Оттого она обречена на новые острые кризисы. И даже если удастся как-то разрешить греческую проблему — прорвет в каком-нибудь другом «слабом звене»! Вот, кстати, при всеобщем внимании к кризису в Греции и на Украине незамеченным прошло сообщение: Пуэрто-Рико пришло к неспособности вернуть свой госдолг в 72 млрд. долл. на всего-то 3,6 млн. жителей. А ведь этот остров полушутя называют 51-м штатом США! Да, подступает «кризец» к самому сердцу Системы...

 

Украину рубят, щепки летят!

Такова политика Запада, поглощающего львиную долю мировых природных ресурсов: беречь...

Новые герои против новых богов

«Постправда» заслоняет собой реальную действительность и не позволяет ни...

Какие плебеи, такие и патриции

У кого нет персонального храма, у того есть фотоальбом или профиль в соцсетях с...

Безлес вместо безвиза

Единственной «перемогой» украинской власти можно считать то, что эстафету...

Недопрацьовує команда Петра Олексійовича

Протягом найближчих років - безвізовий режим розповсюдиться також на власників...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка