Запретит ли Минкульт Джона Леннона

№17-18(737) 28 августа — 3 сентября 2015 г. 27 Августа 2015 4.9

Англичанин, сочинивший Give Peace a Chance, выступил против вьетнамской войны и получил вид на жительство в США. Украинец выступил против войны и получил украинскую же тюрьму. Руслану Коцабе, как и ожидалось, продлили срок предварительного заключения на очередные 60 суток. Ибо государственная измена не предполагает иной меры пресечения.

«Измена» заключалась в том, что журналист, не раз побывавший на передовой, назвал происходящее там гражданской войной. А не агрессией государства, с которым режим, инкриминирующий эту самую «измену», не только не разорвал дипотношения и договор о дружбе, но и успешно торгуется за скидки на энергоносители, да еще и — в лице своего Верховного главнокомандующего — развивает бизнес «на территории врага».

«Мне лучше от 2 до 5 лет просидеть в тюрьме, чем идти на сознательное убийство своих соотечественников, которые живут на востоке, — заявил Руслан в обращении к Порошенко. — Я отказываюсь от мобилизации и всех адекватных людей прошу отказаться от мобилизации. Этот ужас нужно остановить».

Во время последнего судебного заседания — в перерыве, когда судьи совещались о продлении ареста еще на 60 дней, а журналисты (о которых ниже) предпочли не слышать правды, — Руслан сделал еще одно заявление.

«Я сознаю, что мне придется сидеть в тюрьме. Возможно, меня даже в тюрьме уничтожат за то, что я отстаиваю интересы общества, — сказал он. — Как бы там ни было, я прошу всех думать собственной головой. Когда украинские олигархи занимаются переделом награбленных ранее бизнес-активов Украины, украинцы (как из Донбасса, так и из Галичины) нужны в этом дележе как пушечное мясо.

Чем больше будет адекватных журналистов, тем меньше будет разделения на «ватников» и «вышиватников». Все должны быть адекватниками.

Свободная Украина нуждается в свободной власти. Современные украинские политики не являются самостийными. В этом основная проблема».

В том же видит главную проблему Украины в целом и ее информационного пространства в частности и другой подследственный — бывший главред газеты «Вести» Игорь Гужва: «Впервые в истории Украины над ее властью возникла надстройка в лице западных и, прежде всего, американских «смотрящих».

В отличие от Коцабы — коменданта палаточного городка в «оранжевом» 2004-м, главы областной организации партии «Пора» (самой радикальной в середине нулевых) и даже сопредседателя областной люстрационной комиссии — Гужва «не стояв на майданах» за призрачную свободу слова. Наверное, он прекрасно знал, чем это стояние закончится. Поэтому ныне ему остается лишь констатировать, что порядок взаимоотношений власти и медиа остался прежним («как и во времена Кучмы и Януковича, власть оказывает влияние на бизнес, принадлежащий владельцам СМИ»), но появились «некоторые нюансы».

Первый — институт цензоров от Администрации Президента, правительства и СНБО на общенациональных каналах. Что еще в феврале дал прочувствовать главред «Корреспондента» Андрей Овчаренко в статье «Слезы счастья мешают говорить». Меняя постоянно заливаемую потоками слез клавиатуру, автору все же удается донести до читателя радостную весть о том, что очереди добровольцев возле украинских военкоматов «могут конкурировать с толпами у магазинов в годы перестройки», а водители на дорогах «даже просят гаишников вручить им повестку».

Что же до «одного нашедшегося-таки клеветника — назвавшегося журналистом Руслана Коцабы», то «целые профсоюзы уже открестились от такого коллеги по цеху».

«Ода к радости» снабжена припиской: «Текст прошел цензуру согласно законам военного времени». И это намек на второе достижение евромайдана по части взаимоотношений власти и медиа: моральное оправдание давления на «непатриотические» СМИ.

Оправдание следующее (возвращаемся вновь к интервью Гужвы): «Страна, мол, находится в состоянии войны, поэтому те, кто критикует власть, — «пятая колонна и агенты ФСБ». Но у кого война? У Порошенко, фабрика которого в Липецке платит миллиарды рублей налогов в бюджет РФ? Или у близких к власти предпринимателей, которые поставляют свою продукцию в Крым, чтобы реэкспортировать ее таким образом в ту же Россию? Или у высших чинов силовых структур, которые наладили в прифронтовой зоне взаимовыгодный бизнес с представителями непризнанных республик? У властей состояния войны ни с кем нет».


И дело Коцабы власть, по мнению Гужвы, использует именно «как фактор устрашения тех, кто собрался бы говорить на ту же тему». Впрочем, «державна зрада» — это попытка запугать не только сомневающихся в информации о войне, но и не в меру совестливых очевидцев. Вспомним, что именно Коцаба как спецкор телеканала «112» в прямом эфире раскрыл ложь режима и СМИ о взорвавшемся кондиционере на здании Луганской ОГА.

Затем уже доложили, что 2 июня 2014 г. по Луганской ОГА и близлежащему скверу им. Героев Великой Отечественной войны штурмовик нанес ракетный удар с последующим обстрелом из авиационных пушек. Тогда погибли восемь человек. Были ранены (в т. ч. тяжело) еще тридцать. Среди погибших — любимец луганчан (особенно мальчишек и их родителей) руководитель военно-патриотического объединения «Каскад», ветеран-афганец, один из опытнейших поисковиков Украины, историк и общественный деятель Александр Гизай.

Общение с очевидцами трагедии несколько отрезвило и известную украинскую телепропагандистку Анастасию Станко, заставив ее признать: «Люди на улице видели этот самолет, а потом посмотрели украинские новости — им сказали, что это ПЗРК стрелял по кондиционеру. Тогда погибли восемь гражданских. И эти мужчины после этого сказали нам, что больше не верят украинским каналам».

Однако такие призывы к соблюдению журналистских стандартов сразу же получают отпор от коллег с провластного канала: «Представьте себе, когда мы увидим... что вот кто-то куда-то попал? Вы себе это представляете? Вы представляете на CNN сюжет, что американцы не туда куда-то попали?!!»

Потому, наверное, и неудивительно, что не видим мы никаких проявлений журналистской солидарности по отношению к Коцабе, к также сидящему Бузиле, Ткачеву, Гужве и др., в конце концов к убитым Бузине и Долгову от расплодившихся и расцветших при «тиране-Януковиче» «Чесно», «Стоп цензурі!», от независимых медиапрофсоюзов и пр. Как пояснил в эфире парламентского телеканала совесть украинской журналистики — (и по совместительству, фракции Порошенко) Мустафа Найем, «у нас сейчас угрозы свободе слова со стороны государства нет... нет никаких опасений по поводу происходящего со свободой слова».

А что же еще вещать озабоченной уровнем собственного содержания «совести»! Помощник госсекретаря США по вопросам демократии и прав человека Том Малиновски выражает уверенность в том, что «СМИ а Украине свободны. Со стороны украинских властей нет цензуры в плане того, как освещается война».

Забывает, правда, блюститель наших с вами прав, что «втирает» он это не американским лохам (есть такое растение, серьезно), а аудитории московского «Коммерсанта» — пусть и либеральной, но все же имеющей доступ и к иным точкам зрения на состояние прав и свобод на Украине. Что вынуждает «Ъ» задать уточняющий вопрос об отсутствии реакции на «случай журналиста из Ивано-Франковска Руслана Коцабы, которого заключили под стражу и обвинили в госизмене лишь за призывы отказаться от объявленной украинскими властями мобилизации».

Вопрос, кстати, более чем по адресу: ведь с подобными призывами в самой Америке во время вьетнамской войны и таких же «демократизаций зон жизненных интересов США» выступали миллионы. И остались на свободе. Джон Леннон даже получил там вид на жительство.

«Мы не считаем действия властей Украины в этой сфере безупречными», — говорит американский чиновник, определяя подобного рода репрессии всего лишь как «небезупречные».

«И когда такие вопросы возникают, США как союзник и друг Украины обсуждают эти случаи с властями страны... («Обсуждают», но не осуждают, тем более публично. Представляете вселенский плач, случись подобное при Януковиче? — Д. С.)».

«Ну, Руслан Коцаба все еще за решеткой», — прерывает корреспондент.

И вновь слышит в ответ:

«Мы говорили властям Украины, что на них возложена особая ответственность в плане приверженности правочеловеческим ценностям, за которые они борются...»

А пока власти «борются за ценности», ни один из двадцати заслушанных по делу свидетелей так и не сказал ничего по сути обвинения сидящего за решеткой немолодого уже человека, имеющего на содержании двух несовершеннолетних детей и больную мать.

Зато, как отрапортовал советник главы СБУ (на момент ареста «зрадника») Маркиян Лубкивский, «Украина в безопасности!»

А украинцы?

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Украину рубят, щепки летят!

Такова политика Запада, поглощающего львиную долю мировых природных ресурсов: беречь...

Новые герои против новых богов

«Постправда» заслоняет собой реальную действительность и не позволяет ни...

Какие плебеи, такие и патриции

У кого нет персонального храма, у того есть фотоальбом или профиль в соцсетях с...

Безлес вместо безвиза

Единственной «перемогой» украинской власти можно считать то, что эстафету...

Недопрацьовує команда Петра Олексійовича

Протягом найближчих років - безвізовий режим розповсюдиться також на власників...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка