Правосудие на грани, или Манипуляции с нормами УПК

10 Мая 2016 4.4

Один из моих близких друзей долгие годы работал следователем. У него на счету – масса дел, в том числе связанных с откровенным криминалом и кровью. И по его словам, для обвиняемого не так страшен вердикт, который вынесет суд, как процесс досудебного расследования, а также мера пресечения, применяемая к лицу, подозреваемому в преступлении.

На сегодня действующая редакция Уголовно-процессуального кодекса, а, если быть более точным, статья 176 УПК, определяет в качестве мер пресечения личное обязательство, поруку, залог, домашний арест и удержание под стражей. Разумеется, что первые три меры являются своего рода формальностью, и свободу обвиняемого, по сути, не ограничивают. Вместе с тем, домашний арест и удержание под стражей, несомненно, более действенны и эффективны с точки зрения предотвращения попыток подозреваемого скрыться от следствия, уничтожить, спрятать или исказить те или иные доказательства.

Однако даже между этими двумя мерами есть существенная разница, прежде всего, по степени психологического воздействия на обвиняемое лицо. Только вот применение упредительных мер правосудием зачастую искажается, поскольку следователи пытаются перестраховаться, и предпочитают в любом случае поместить подозреваемого в изолятор. Хотя это является в корне неверным, и противоречит не только действующему законодательству, но и здравому смыслу.

Чтобы убедиться в этом, достаточно проанализировать судебный процесс над бывшими бойцами Беркута. Как под любым предлогом присяжные и судьи отметают ходатайства о переводе Павла Аброськина и Александра Зинченко под домашний арест. Даже невзирая на то, что весомость имеющихся доказательств в адрес двух экс-беркутовцев очень сомнительна. А ведь повод для избрания меры пресечения - именно аргументированные свидетельства того, что конкретное лицо совершило уголовное преступление (и это указано, к слову, в УПК). Если же доказательств нет или они очень слабые (а в деле «Беркута» обвинение как раз построено на допущениях и домыслах), то взятие под стражу нарушает конституционные права обвиняемых.

Плюс ко всему, создается впечатление, что и следователи, и судьи, которые ведут процесс в отношении Аброськина и Зинченко, слабо понимают механизм содержания под домашним арестом, очевидно полагая, что обвиняемые будут вольны в своем передвижении. Хотя домашний арест - это в прямом смысле запрет подозреваемому покидать жилье круглосуточно или в определенный период суток. Причем, правоохранители вправе применять средства электронного контроля, которые позволят четко идентифицировать местонахождение лица.

Впрочем, уже звучала версия, что бывшие бойцы Беркута были взяты под стражу в связи с тем, что при обвинении в совершении преступлений, предусмотренных статьями Уголовного кодекса 109-114, а также 258, 260 и 261, домашний арест невозможен. В них классифицированы действия по насильственному захвату власти, посягательству на территориальную целостность Украины, государственной измене, диверсии, шпионажу, терактам, созданию незаконных военизированных формирований.

Но и здесь налицо перекручивание и передергивание фактов. Ведь даже допустив, что Аброськин и Зинченко совершали выстрелы, их действия при всем желании невозможно подвести под формулировку перечисленных статей УК.

Более того, если уже говорить о захвате власти, госизмене и создании незаконных военных группировок, то все это совершенно недвусмысленно увязывается с деяниями активистов и протестующих, которые находились по ту сторону «баррикад» в февральские дни 2014 года. Однако, говорить об этом, конечно, как-то непринято. Да и непатриотично.

Зато судьям и присяжным, видимо, проще уже больше двух лет навязывать обществу образ «беркутовцев-убийц», место которых – исключительно на нарах, чем признать, что у следствия попросту не хватает обоснованных доказательств против Аброськина и Зинченко. И субъективная трактовка норм УПК и УК, кстати, еще одно тому подтверждение. 

Редакция может не разделять мнение автора материалов. Публикации подаются в авторской редакции.

ЕВРОПЕЙСКОЕ КАЗИНО. Шулерская игра ЕС. Так что же...

на приз – Украина – чиновники из ЕС играют краплёными картами!

Ты не права, Алла!

Если жена - Ксантиппа, не следует быть Сократом

О блокаде

Активисты, затеяв блокаду, правильно ставят вопрос о том, что зарабатывать на крови...

В Херсоне, на сессии горсовета «титушками» мэра снова...

После избиения «бригадой» мэра Херсона прямо на сцене, во время сессии горсовета,...

Может ли Украину спасти «план Маршалла»?

Премьер-министр Украины Владимир Гройсман недавно сказал, что он вел переговоры в...

Ждём от Сергея Князева раскрытия преступлений,...

Херсонская сначала милиция, а теперь полиция – совершенно уникальное образование,...

Юрий Луценко торгует уголовными делами

Похоже, главу ГПУ Юрия Луценко не спасет от скандалов ничего, включая его высокую...

Рост госдолга – единственная «стабильность»...

Государственный долг Украины после Майдана демонстрирует стабильность.

Хто «справжній друг» українського народа

Беречься хамелеонов и перевертышей, которых сегодня пруд пруди

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка