Скандинавская модель: беседа с создателем Skype Никласом Зеннстрёмом

№1(5), январь — март 2015 г. 22 Мая 2015 4.8

Никлас Зеннстрём

Никлас Зеннстрём родился в шведском г. Ярфалла. Бизнес, инженерное дело, физику и вычислительную технику изучал в университетах Упсалы и Мичиганском. В середине 90-х, возглавляя датский филиал шведской телекоммуникационной компании Tele2, взял на должность руководителя отдела клиентской поддержки Яна Фриса. Вскоре они решили заняться предпринимательством, и в 2000 году открыли файлообменный сервис Kazaa, а в 2003-м – компанию Skype, оказывающую услуги интернет-телефонии. В 2006 году Зеннстрём учреждает Atomico – фирму, занимающуюся инвестициями в инновационные технологии по всему миру. А в 2007 году совместно с супругой Катериной открывает благотворительный фонд Zennstrom Philanthropies в защиту прав человека и окружающей среды.

______________________________________
Данная статья — перевод материала, опубликованного в журнале Foreign Affairs [№1, январь/февраль 2015 г.].
© Council on Foreign Relations. Распространяется Tribune News Services.

FA: Перечислите наиболее важные качества для успешного предпринимателя.

НЗ: Мужество – поскольку, будучи предпринимателем, вы пытаетесь делать то, на что до вас никто не решался. При этом множество людей пытаются выбить у вас почву из-под ног. Вам как предпринимателю потребуется огромное мужество, чтобы совершить первый шаг и не сойти с избранного пути, несмотря на встречающиеся трудности. Это очень и очень важно.

Еще одно значимое качество – пытливость: узнать, как что работает; заглянуть за горизонт; понять, каким может стать наш мир в будущем. А еще способность ставить под сомнение устоявшиеся представления и задаваться вопросом: почему нельзя что-либо делать совершенно иным способом?

FA: Тем не менее многие люди, обладающие всеми этими качествами, успеха не добиваются. Существуют ли какие-то предсказуемые индикаторы, позволяющие сразу отличить победителей от неудачников – помимо везения и правильного выбора времени?

НЗ: Тут все, как в баскетболе или футболе. Чтобы побеждать, требуется определенное везение. Но при этом выбор момента невероятно важен. Предприниматели, претворяющие в жизнь свои идеи в самое подходящее время, скорее добьются успеха, чем те, чьи идеи родились слишком рано или слишком поздно.

Но не менее важно стоять на своем и не бросать начатое дело. А еще роль играет понимание своей цели и нацеленность на результат. Все это и отличает успешного предпринимателя от неудачника.

FA: Вы выступали в качестве учредителя ряда компаний, и некоторые из них добивались невероятного успеха. Знали ли вы, что им будет сопутствовать успех в самом начале пути или же их успешность стала для вас неожиданностью?

НЗ: В 2000 году, открывая Kazaa, мы наблюдали за работой Napster и считали, что эта компания использует великолепную гибридную модель обмена музыкальными файлами. Их работа вдохновила нас, но мы обратили внимание на то, что у них начинаются определенные трения с музыкальной индустрией. Мы считали, что нам предоставились интересные возможности, и были уверены, что сможем более эффективно реализовать платформу и технологию полноценного обмена файлами, но только не в музыкальной сфере. Мы планировали открыть сервис по обмену любыми цифровыми данными – видео, фото, пользователей или программами.

Мы полагали, что время для этого выбрано идеально. Оказалось, что мы ошибались, поскольку Napster вскоре закрыли, а те, кто пользовался услугами Napster, в поисках музыки пришли на Kazaa. И несмотря на наш невероятный успех и популярность у пользователей, мы так и не сумели разработать жизнеспособную бизнес-модель, поскольку музыкальная индустрия и производители кинофильмов твердо вознамерились закрыть все файлообменные проекты.

Несколькими годами позже компания Apple вывела на рынок iTunes, а затем появился и YouTube. Он, кстати, тоже был на грани закрытия «благодаря» медийной индустрии, но представители этой индустрии, судя по всему, осознали: интернет пришел навсегда, и им придется разработать новую модель сотрудничества с новыми игроками на рынке. Иными словами, сервис YouTube появился в наиболее подходящее для этого время, а вот время вывода Kazaa на рынок было просчитано неудачно. Но я никогда не сдаюсь, поскольку понимаю – даже если использовать этот сервис для передачи файлов невозможно, мы все равно можем применить эту технологию в другом проекте.

И потому продолжали работать. Вскоре у нас родилась идея — наш проект мог бы произвести фурор в телефонии. Знаете, о чем мы думали, когда изучали возможности для запуска Skype? Что время для этого, возможно, уже настало, поскольку в мире появился широкополосный доступ к интернету. В 2002 году люди начали отказываться от диалапа (коммутируемого доступа) и переходить на широкополосное соединение. Популярность приобретал и Wi-Fi. Именно тогда появилось устройство PDA (персональный цифровой помощник), которое мы называем смартфоном.

При запуске Skype немалую выгоду нам принесли и некоторые другие технологические тренды того времени. К примеру, за исключением Mac, компьютеры поставлялись без микрофонов, а после нашего появления на рынке в комплектах всех ПК и ноутбуков появились микрофоны. А когда мы запустили сервис общения по видео, в ответ на наше решение все производители ноутбуков начали устанавливать в них видеокамеры.

Нам повезло, и другие технологии способствовали успеху нашего бизнеса. Мы как будто все время оказывались первыми на гребне волны.

Что это – везение, мастерство? Нет, это правильность выбора времени. Мы не могли спрогнозировать все без исключения, но нам в спину, образно говоря, дуло множество попутных ветров, приносящих пользу.

FA: А не стал ли сервис Kazaa предшественником т. н. «экономики общего пользования», о которой так много говорят сегодня, в качестве примера приводя компании Uber, Airbnb и другие?

НЗ: Так и есть, но новатором-пионером в данном случае была Napster. Она стала первой гибридной моделью обмена данными между пользователями – они получили возможность делиться друг с другом своими музыкальными библиотеками. Мы подняли эту идею на новый уровень. Да, это действительно часть «экономики общего пользования». Но проблема этой модели в том, что вы могли выкладывать для общего доступа то, на что у вас, откровенно говоря, не было никаких прав.

FA: Какова взаимосвязь между предпринимательством и инновациями?

НЗ: Они тесно взаимосвязаны. Практически все успешные предприниматели в мире технологий осуществляют те или иные инновации. В других сферах – финансовой или на рынке торговли недвижимостью – не наблюдается такого числа инноваций. Что же касается технологий, то тут инновациям всегда есть место. Иногда они приобретают более глубинный характер, так, в интернет-бизнесе инновации в основном касаются продукции и модели ведения бизнеса, а не лежащей в их основе технологии.

FA: Шумпетер считал, что предпринимательство имеет критически важное значение не только для частных лиц и фирм, но и для экономики в целом, называя предпринимателей великими, поскольку они способствуют прогрессу экономики и общества. Согласны ли вы с этим мнением?

НЗ: Абсолютно. Я считаю предпринимательство мощнейшим локомотивом экономики, поскольку состоявшиеся предприятия в устоявшихся секторах добиваются лишь незначительного совершенствования. Возможно, местами они действительно несколько повышают эффективность и выпускают обновленные модификации своей успешно продающейся продукции.

А вот предпринимателям всегда приходится начинать с чистого листа. И они могут предлагать новации, в частности новые модели ведения бизнеса, или товары, стоящие всего десятую часть цены существующих аналогов. Они также могут оказывать те или иные услуги, в десятки раз эффективнее. «Экономика общего пользования», к примеру, основана на инновациях, повышающих степень использования слабо задействованных ресурсов. Это великолепно, и именно такие решения и служат двигателем роста экономической эффективности.

FA: Приносит ли пользу экономике и обществу тот фурор с разрушениями, которые ваши компании неизменно пытаются произвести?

НЗ: В определенной степени разрушающие инновации очень позитивны. В изолированной среде все осуществляется в традиционном стиле. И тут на сцену выходят предприниматели-новаторы и заявляют: «Послушайте, вот это можно делать более эффективно при малых расходах, используя в 10 раз меньше сотрудников».

Для клиентов это фантастика. Но для людей это потеря работы, да и обществу создает нагрузку. Тем не менее в долгосрочном плане отсутствие разрушающих инноваций приводит к тому, что в стране или на рынке доминируют устоявшиеся игроки, но в итоге кто-нибудь другой все равно разрушит существующее положение вещей, а это будет плохо уже для вас. Поэтому в определенном смысле разрушающие инновации полезны.

FA: Многие считают технологические инновации и предпринимательство уделом только американцев, в частности специализацией компаний Силиконовой долины. Вы – пример глобального марша технологического новаторства по планете. Вы исключение или все же речь идет о новом правиле?

НЗ: Именно это и восхищает меня. Одна из причин, по которой я 8 лет назад открыл компанию Atomico это доказать: Skype – вовсе не исключение, не единственный пример создания глобальной технологической компании за пределами Силиконовой долины.

Да, там существует первая в мире экосистема технологий. Ей уже более 50 лет. И там созданы все условия для разработки успешных технологических предприятий. Но мы провели исследования, проанализировали последнее десятилетие в истории развития интернета и сектора программного обеспечения, чтобы узнать, где и как возникают компании, зарабатывающие миллиарды долларов. И пришли к выводу: 40% таких компаний – выходцы из Силиконовой долины, а 60% — из других регионов планеты.

Мой прогноз на грядущее десятилетие таков – на долю Силиконовой долины будет приходиться менее 40% таких компаний.

Для успешного существования технологической экосистемы требуются энтузиасты, ролевые модели, капитал. Кроме того, нужны сотрудники, готовые прийти к таким предпринимателям и работать у них. Подобное уже происходит во многих местах в мире. Китай сейчас находится в этом плане на втором месте, а Швеция по созданию софтверных и интернет-компаний, оперирующих миллиардами долларов, на протяжении последнего десятилетия занимает 3-е место.

В других регионах тоже нет недостатка в талантах, а качество технического образования везде очень высоко. 10 или 15 лет назад, если вы хотели стать новатором или предпринимателем в интернете, вам бы пришлось собрать рюкзак и приобрести билет до Силиконовой долины, чтобы трудиться только там. Сегодня в этом нет необходимости. Вы можете добиться чрезвычайного успеха где бы то ни было. И эта тенденция необратима. Уверен – мы станем свидетелями того, как в других уголках планеты будет появляться все больше и больше великих предпринимателей и отличных технологических компаний.

FA: В одних странах заниматься предпринимательством проще, в других сложнее. Способны ли правительства предпринимать шаги для успешного предпринимательства в их государствах?

НЗ: Одна из причин особой успешности Силиконовой долины — в поддержке предпринимательства. У некоторых стран – как в Европе, так и в Японии – более натянутые отношения с предпринимателями. Тут быть бизнесменом неинтересно, считается, что у человека должна быть карьера и защищенное рабочее место.

Но все меняется. Мы наблюдаем перемены в Лондоне, Стокгольме, Берлине. В Китае высокая культура предпринимательства.

Правительства обязаны вносить свой вклад в стимулирование предпринимательства – для этого необходимо обратить на него внимание. Но существенные перемены наступают после формирования экосистемы, позволяющей успешному бизнесмену инвестировать в будущее поколение.

Люди, трудившиеся у предпринимателей первой волны, открывают собственные компании. Студенты инженерных факультетов идут работать в стартапы, а не в крупные корпорации или банки. Вот это и есть первые признаки успеха. И правительства способны стимулировать этот процесс. Например, в Великобритании правительство нацелено превратить страну в идеальное место для предпринимателей. Такая политика позволила превратить Лондон в мировой технологический центр. Я не говорю, что всего этого добилось именно правительство, но оно реально содействовало.

Бизнесмены сталкиваются с еще одной огромной сложностью – получением финансирования до того, как доказана эффективность предприятия. Если прибыльность очевидна, с финансированием нет проблем, поскольку в такую компанию тотчас придут инвесторы. Поэтому правительства не должны инвестировать государственные средства, а облегчить инвесторам процесс вложения инвестиций– например, путем снижения ставок налогов на прирост капитала в обмен на инвестиции в начинающие компании.

А у компании-новичка нет больших средств, поэтому там с сотрудниками рассчитываются покупкой ограниченного количества ее акций по фиксированной цене. И правительствам следует обеспечить режим льготного налогообложения таких акций. Нам государство может упростить механизм экспортно-импортных операций.

FA: Многие американские предприниматели и представители технологического сектора видят в государстве и рынке врагов, стремящихся ликвидировать их. Скандинавская модель, судя по всему, построена на иных принципах. Как вы думаете, можно ли считать тот факт, что многие предприниматели – выходцы из Швеции доказательством того, что в стране при наличии щедрого гособеспечения может существовать и успешное предпринимательство?

НЗ: В Швеции всегда было много успешных бизнесменов, даже 100 лет назад. Такие компании, как Alfa Laval или Electrolux, — пример глобального успеха, таковыми они остаются и сегодня. Несколько поколений действовали Tetra Pak, Ikea и H&M. А теперь мы наблюдаем формирование волны технологических предпринимателей.

Причина этого, на мой взгляд, в нашем местном рынке — он небольшой, потому люди начинают изучать иностранные языки. А поскольку и климат у нас суровый, мы склонны ездить по всему миру. Вот почему шведские предприниматели завоевывают мировой рынок. Это лучше, чем тесниться на своем подворье.

Налоговая реформа в Швеции создала чрезвычайно благоприятный климат для предпринимателей и их инвесторов. У нас нет налога на прирост капитала при инвестировании частных компаний, нет налога на богатство или наследство. Я, конечно, не уверен, что существует взаимосвязь между этим фактом и наличием большого числа чрезвычайно успешных предпринимателей-шведов, но, вероятно, у них есть все основания не покидать свою страну.

FA: Исследование, проведенное компанией Atomico, говорит о том, что в некоторых секторах наблюдается больше разрушающих каноны инноваций – корпоративное программное обеспечение, электронная коммерция, общественные коммуникации, чем в других сферах, таких как здравоохранение, образование, торговля недвижимостью: там еще незнакомы с понятием разрушающие устои инновации. Может быть, в первых секторах, от природы заложено нечто, стимулирующее разрушение устоев, или это лишь вопрос времени, и подобные инновации произойдут и в остальных секторах?

НЗ: Полагаю, со временем – а это может быть не скоро – подобные разрушения устоев будут наблюдаться во всех секторах нашей экономики. Появление широкополосного доступа облегчило процесс распространения цифровой информации в интернете, и тогда же произошло крушение устоев в медийной индустрии. Затем, как известно, упростился механизм распространения газет, текстов и изображений, поэтому и в этой индустрии стартовали процессы разрушения устоев. В телекоммуникационном секторе все происходило еще проще, особенно после того как люди начали использовать широкополосный доступ, ноутбуки и смартфоны.

В сфере здравоохранения разрушать каноны сложнее, но мы замечаем и там множество инноваций. Надеюсь, что эта сфера тоже не избежит разрушений, поскольку она представляет собой крайне неэффективный рынок. Сектора программного обеспечения, биохимии и биологии постоянно пересекаются, а различные научные дисциплины вполне могут обеспечить нас весьма интересными и разрушающими устои новинками.

Точно так же обстоят дела и в сфере образования – здесь наверняка начнутся процессы разрушения. Теперь массовые курсы открытого образования доступны для любого обладателя смартфона, имеющего возможность напрямую общаться с лучшими педагогами мира. Существуют такие компании, как Knewton (это одна из наших инвестиций), использующие алгоритмы адаптивного обучения. Эта технология подразумевает адаптацию предметов учебного курса в режиме реального времени к вашему привычному методу обучения ради достижения максимальной эффективности. Значимых прорывов в этом секторе пока еще нет, но ожидать его можно уже в ближайшее десятилетие.

FA: Ваш прогноз относительно будущего технологический инноваций оптимистичный или пессимистичный?

НЗ: Я уверен — сейчас идеальное время становиться технологическим новатором и работать в этом секторе. И через 10 лет повторю это. Полагаю, что неуклонное проникновение инновационных технологий во все сферы будет способствовать повышению их эффективности. Если вы лидер в мире бизнеса, и при этом говорите, что новаций в ближайшее время не предвидится, вам, вероятно, следует идти на пенсию. В противном случае вас просто спишут со счетов.

FA: Не беспокоит ли вас то, что новая эпоха предпринимательства может быть сопряжена с неравенством, ведь материальная выгода от новых предприятий и проектов будет распределяться между небольшим количеством людей, занимающих руководящие посты?

НЗ: Некоторые компании способны сколотить огромное состояние за очень короткий промежуток времени, что, естественно, невероятно обогатит немногих, тех, кто сумел правильно выбрать время для реализации своих идей. И это происходит на фоне того, что значительная часть общества влачит нищенское существование.

Но ведь технологии сами по себе не провоцируют нищету. Напротив, они работают на удешевление товаров и позволяют людям, с трудом сводящим концы с концами, получить широкий спектр возможностей.

Очень скоро количество мобильных телефонов на планете сравняется с численностью землян. Множество граждан даже с мизерным уровнем доходов владеют смартфонами, поскольку они постоянно дешевеют. А если у вас есть смартфон, но нет работы, вы можете бесплатно пройти курс профессионального обучения с помощью интернета, например компьютерного программирования. Для этого не надо поступать в престижный технологический институт. Главное, чтобы у вас было время и желание.

На мой взгляд, интернет и технологии обеспечивают равенство. Они служат для людей стимулом, позволяющим лучше контролировать свою жизнь. Зачем иметь обеспеченных родителей или посещать престижную школу, если вы и так можете получить самое лучшее образование и профессиональную подготовку в интернете? Вот поэтому я вижу в инновациях в технологии только позитив.

FA: Одна из главных проблем современности – изменение климата. Ею занимается и фонд Zennstrom Philanthropies. Как вы считаете, могут ли технологии решить эту проблему или для этого требуются действия правительств и заключение международного соглашения (а ведь это может создать трудности для всех)?

НЗ: Я надеюсь на это. Всем известно, как важно сокращать объемы выбросов парниковых газов, а правительства не делают то, что могли бы, для достижения желаемого результата. Поэтому в краткосрочной перспективе, к сожалению, дела в этом плане будут обстоять все хуже.

Но я искренне верю, что решение будет найдено именно с помощью инноваций и предпринимателей, поскольку со временем они добьются того, что пользоваться возобновляемой энергией станет дешевле, чем ископаемыми энергоносителями.

Под влиянием интернета пересмотрят свое отношение к экологии и потребители, поскольку мир становится все более прозрачным. Через 10—20 лет ни одна компания не будет считать уместным или приличным предлагать клиентам товары или услуги, произведенные с повышением вреда экологии. То же самое произойдет и в сфере энергетики. Молодые потребители – не мы с вами, а следующее поколение – будут исповедовать иные ценности, поскольку вырастут в открытом мире.

Таковы мои надежды. Я не знаю, сбудутся ли они, но каждый предприниматель убежден в том, что инновации изменят наш мир к лучшему.

Перевод 

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Как создать общество равных: преодоление текущего...

Крах коммунизма избавил от потребоности проведения реформ

Налогообложение налоговых оазисов: как реагировать...

Предлагается международный Налог на анонимные активы (НАА) по ставке 0,5% в год

Неравенство и глобализация: как толстосумы богатеют,...

В первую очередь страдать от неравенства будут страны, зависимые от экспорта сырьевых...

Фальстарт длиной в два года

Уровень централизации в управлении и распределении финансов в Украине только...

Неравенство и модернизация: нас ожидает возрождение...

В политике давно сражаются не левіе и правые за перераспределение средств, а...

Как распределять блага: практические рекомендации по...

Политики всего мира одержимы вопросами бюджетных расходов, а им следует озабоиться...

Концентрат из стали

Почему из Китая получилась металлургическая сверхдержава, а украинский металл не...

Недостаточно деревянные

У нас в области лесного хозяйства нет целей — поэтому мы не знаем, куда идти

Мы рубим много, но слишком мало

Мораторий на экспорт деловой древесины: причины, последствия, альтернативы

Без конкурентов и загнить можно

Единственный выход для Укрпочты — корпоратизация, превращение в акционерное...

Не слишком действенные санкции: провал Запада в деле...

Лучше любых санкций сработает выдавливание РФ с европейского рынка энергоносителей

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка