Технология неподкупности

№2(6), апрель — июнь 2015 г. 12 Октября 2015 0

Тема номера, который вы держите в руках, — коррупция, ее причины и последствия. Это не просто больная и острая проблема для Украины — в настоящий момент это проблема критическая, угрожающая самому существованию государства.

Украина удостоилась сомнительной славы попасть в первую пятерку стран (по версии журнала The Economist), умудрившихся построить у себя развитую систему «блатного капитализма» (crony capitalis, также известен как «кумовской капитализм»).

Существуют тысячи определений коррупции — от социологов и экономистов, специалистов по праву и психологов, философов и поэтов. Но, пожалуй, одно из самых простых и емких присутствует в листовке Всемирного банка для школьников. Там сказано: «Коррупция — это отсутствие порядочности и честности».

Материалы номера посвящены самым разным граням и аспектам этой проблемы, в том числе тем, которые, как казалось бы, имеют к теме косвенное отношение. Например, в журнале вы найдете статьи о новейших достижениях робототехники, которые ставят перед человечеством новые вызовы, хотя дарят нам и новые возможности, в том числе для перестройки общественных механизмов и оптимизации системы отношений.

Показатель уровня коррупции может служить интегральной оценкой морального здоровья общества. Однако существуют как ни странно и попытки «оправдать» коррупцию как систему социальных отношений — особенно в среде некоторых «элит». При этом используются взгляды ученых, видевших в коррупции ответ системы на неблагоприятные условия развития, на неразвитость системы легитимных связей в обществе, на культурные особенности того или иного общества наконец.

Даже такие критики коррупции, как нобелевский лауреат Гуннар Мюрдаль, видят в коррупции адаптивные механизмы, необходимые для функционирования общества на определенных этапах развития.

Неолиберальная модель экономики предлагает рассматривать коррупцию как процесс оптимизации отношений бизнес — государство в условиях ограниченных ресурсов. Но все модели так или иначе подтверждают: экономика как самый действенный инструмент анализа коррупции четко свидетельствует — это явление всегда и везде замедляет развитие экономики, ухудшает благосостояние общества в целом и в конечном итоге приводит к деградации государственных институтов.

Поэтому как верно лаконичное определение Макиавелли (коррупция — «использование публичных возможностей в частных интересах»), так же кажется исключительно точным его диагноз: развращенному коррупцией народу крайне трудно остаться свободным. Этому свидетельствуют примеры failed state, несостоявшихся государств, в которых ничем не сдерживаемая коррупция привела к полному разложению и распаду системы государственной власти — как это произошло в Сомали, Судане и т. д.

Украина, к сожалению, демонстрирует в этой сфере несколько пугающих тенденций. Дело не только в удручающей неэффективности национальной экономики, громадном теневом секторе — настораживает, что системный коррупционный кризис толком не пыталось сломать ни одно правительство за все годы независимости. Страна неизменно занимает самые низкие и позорные места в рейтингах коррупции — но еще более опасно, что обществе коррупция не рассматривается как неприемлемый механизм поведения.

Егор Соболев, один из ведущих отечественных экспертов в области коррупции, глава комитета Верховной Рады Украины по вопросам предотвращения и противодействия коррупции, видит в качестве действенного механизма лишь тотальное участие общества в оздоровлении ситуации. Какие инструменты должны применяться для этого, эксперт рассказывает в своей статье для нашего журнала.

Профессор Йельского университета Сьюзан Роуз-Аккерман в знаменитой книге «Коррупция и государство» пишет, что даже в середине 90-х Украина представляла собой «экстремальный случай» на мировом фоне — топ-менджеры здесь тратили 30% своего времени на общение с чиновниками.

Андрей Марусов, член правления украинского отделения Transparency International, в интервью объясняет, почему это грозит самому существованию государства — и почему «цементирующая» роль коррупции как источника неформальных, но эффективных связей не работает на устойчивость системы. Он также поясняет, почему внешние, международные институции, декларирующие своей целью борьбу с негативными и преступными явлениями, медлят с оказанием жесткого давления на Украину.

Однако опыт Молдовы, где проблемы с коррупцией сопоставимы с украинскими, показывает: порой раздражение внешних игроков может достигнуть крайней точки. Премьер-министр Молдовы Кирилл Габурич под давление Запада этим летом вынужден был уйти в отставку после ряда громких скандалов. Но директор Института дипломатических и политических исследований и проблем безопасности Молдовы Валерий Осталеп предупреждает: западные бюрократы готовы пойти на полную замену элит в стране, если там немедленно не будет продемонстрирована смена отношения к проблеме.

Вместе с тем не стоит воспринимать роль развитых государств, эффективно контролирующих коррупцию внутри сообщества, как исключительно позитивную на внешних фронтах. Некоторые соседи, какую демократическую риторику бы они ни использовали, могут оказывать поистине катастрофическое, разрушающее воздействие на государственные институты более слабых государств. Проблемы Мексики, где криминальные группировки часто просто покупают правоохранительные органы с целью ликвидации (в том числе физической) конкурентов, принято приписывать внутренним проблемам и особенностям развития государства и общественного менталитета. Однако Клаудио Ломниц, профессор антропологии и истории Колумбийского университета, показывает: порой немалую вину в происходящем несут и благородные соседи, фактически экспортирующие вам свою преступность.

Исследование Олександра Панченко, доктора права Украинского вольного университета (Мюнхен), посвященное концепциям государственного строительства знаменитого украинского мыслителя Анатоля Каминского, не содержит в тексте слова «коррупция». Тем не менее наследие этого политолога во многом состоит в идее перестройки самого общественного устройства страны, изменении социальных отношений и связей, в том числе для минимизации нездоровых патологий. Безусловно, уроки того, как стоит сочетать прагматизм с реализмом, чрезвычайно важны и для решения проблемы коррупции.

 Не всегда и борьба с коррупцией носит однозначно позитивную направленность. В авторитарных государствах она порой идет по пути монополизации права на коррупционную деятельность. Джеймс Леунг, исследователь китайской экономики, обращает внимание на специфические особенности антикоррупционной кампании Си Цзиньпина. Этот лидер, с одной стороны, признает, что данное явление способно привести к «развалу партии и краху государства», а с другой — свято оберегает права «красной аристократии» на традицию «гуаньси» — «неформальных связей». Интересно также, как антикоррупционная кампания может стать инструментом мощнейшей пропаганды — и одним из ключей для построения эффективного культа личности. Наконец, на данном примере можно наблюдать любопытный феномен — когда силовая борьба с коррупцией (вместо устранения ее причин) несет угрозу гражданским свободам.

Нобелевский лауреат по экономике Гэри Беккер отмечал, что там, где государство присутствует в экономической жизни, создаются предпосылки для распространения коррупция. Поэтому практически все исследователи методологий антикоррупционной деятельности называют одним из необходимых и эффективных инструментов такой работы проведение максимально широкой приватизации.

Однако — парадокс — сама приватизация может стать стимулом для небывалого расцвета противоправной активности и привести к тотальному искажению всей национальной модели экономики. Такие деформации порой не удается выправить десятилетиями. Ярослав Дмитренко, экономист-аналитик, в своей работе наглядно показывает историю такой паталогической приватизации в Украине и рассматривает риски приватизационной кампании, намеченной на ближайшее время.

В социальных системах с высокоразвитой коррупцией даже силовой конфликт может иногда стать освежающим душем. Гораздо хуже, когда коррупционная модель принимается как должное всеми игроками.  На фото: протест ливанцев против коррумпированного правительства
В социальных системах с высокоразвитой коррупцией даже силовой конфликт может иногда стать освежающим душем. Гораздо хуже, когда коррупционная модель принимается как должное всеми игроками.  
На фото: протест ливанцев против коррумпированного правительства

Очевидно, что намеченная приватизация не столько призвана решить экономические проблемы в стране, сколько является одним из элементов популистской пропаганды находящейся у власти команды. Но популизм, нередко идущий рука об руку с коррупцией, а также нередко являющийся одной из порождающих ее причин, способен завести государство в настоящую трясину серьезных проблем. О том, как страны Латинской Америки отказывались от тяжелого пристрастия к популизму, и что случилось с теми, кто не смог преодолеть болезненной зависимости, пишет Натан Гардельс, главный редактор Global Viewpoint Network.

То, что даже оказавшиеся в самой тяжелой ситуации страны способны сменить парадигму, демонстрирует и опыт Сенегала — где обществу удалось в 2012 г. избавиться от тяжелого президентства Абдулая Вайда, сделавшего авторитаризм и коррупцию личной религией. Мы публикуем беседу старшего редактора Foreign Affairs Стюарта Рейда с президентом Сенегала Макки Салом, состоявшуюся в 2013 г., незадолго после избрания последнего главой государства, — она очень интересна в исторической ретроспективе и не утратила своей актуальности.

Одна из самых эффективных методик борьбы с коррупцией — максимальная открытость, особенно в сфере государственных финансов. Порой за эту открытость вынуждены бороться гражданские активисты — раз уж она не встроена изначально в систему власти. Алексей Шалайский, редактор известнейшего украинского антикоррупционного сайта «Наші гроші», рассказывает о методологии проекта и механизмах гражданского контроля, которые можно построить вне государственной системы.

Совершенно очевидно, что коррупция как явление чрезвычайно тесно связана с региональным, политическим, культурным и пр. контекстами, присущими той или иной стране в то или иное время. Чтобы оценить общий контекст текущей ситуации, предлагаем вам разговор с директором Института глобальных стратегий Вадимом Карасевым, который анализирует различные аспекты внутри- и внешнеполитичекой ситуации в Украине.

История демонстрирует нам, что коррупция редко остается обособленным преступлением — когда она доходит до верхов, разложившиеся правительства нередко решительно пересекают черту, ведущую к авторитаризму. Оттуда недалеко и до других преступлений, в том числе против человечности. Однако печальный юридический казус заключается в том, что жертвам коррумпированных режимов практически невозможно отыскать справедливость в судебных инстанциях родной страны, а международные юридические институты не предлагают никакого действенного механизма в таких случаях. Пьер Нельсон Левал, судья апелляционного суда второго округа США, напоминает, что имеется одна юридическая лазейка, позволяющая иностранцам искать защиты в судах США, — даже если преступление совершено за пределами Соединенных Штатов другим иностранцем. Но главное — Левал предлагает модернизировать международную систему права с помощью достаточно простого средства — которое может произвести революцию в деле защиты прав жителя Земли.

Без сомнения, одним из ключевых мотивов коррупционной деятельности является непреодолимое стремление обладающего властью человека реализовывать собственные (в том числе материальные) интересы в обществе. Поэтому справиться с коррупцией иногда можно просто технически — причем технически в прямом смысле слова — нужно лишь убрать человеческий фактор из технологической цепочки. И в этом смысле уникальные возможности человечеству дарит робототехника, но в то же время она несет с собой новые, незнакомые доселе риски! Поэтому неудивительно, что мы отводим статьям, касающимся этой актуальнейшей темы, столько места.

О перспективах и путях неизбежной революции, о скачке от персональных компьютеров к персональным роботам рассуждает на наших страницах Даниэла Рус, ученый Массачусетского технологического института.

Но нужно помнить, что роботы несут с собой и определенную угрозу — в том числе сложившимся устоям этики и права. Как дорогостоящий инструмент, дающий обладателю широчайшие возможности, роботы могут стать причиной углубления и расширения социальной пропасти между людьми разного достатка — и тем самым одним из объектов и серьезным фактором коррупции! Об этом нас предупреждает Илла Реза Нурбахш, американский футуролог, профессор робототехники университета Карнеги-Меллон.

К предостережениям присоединяются Эрик Бринолфссон и Эндрю Макафи, эксперты Массачусетского технологического института. Они напоминают, что радикальная перестройка рынка труда, к которой неизбежно приведет расцвет робототехники, может привести к настоящей социальной катастрофе: под угрозой окажется человеческий труд как фактор производства. Если общество не найдет эффективного ответа на поставленный вызов — громадное количество людей на планете могут оказаться «ненужными». Это, конечно, также увеличивает риски несправедливых действий власти, злоупотребляющей своим положениям.

Проблема борьбы с коррупцией — это вечная проблема любого административного аппарата, и полностью избавиться от нее, пожалуй, невозможно — как невозможно абсолютно полностью устранить конфликт интересов администраторов.

Но мировая практика, как показывают нам и материалы этого номера, демонстрирует вполне эффективные приемы минимизации негативных последствий коррупции. Адаптация этих приемов для Украины; актуальный прогноз и использование возможностей, которые дарит стремительно меняющаяся мировая ситуация; достоверная оценка рисков, обусловленных внешними факторами, — все это механизмы, которые дают нам возможность избежать тех серьезных угроз, перед которыми поставила страну наша слишком разросшаяся коррупция.

Изучая опыт, накопленный мировым сообществом, мы сможем выстроить наиболее эффективные внутренние и внешние механизмы сдерживания системных патологий управленческого аппарата. У нас для этого есть знания — нужны только воля и силы.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Как жить в сломанном лифте

В Украине восприятие социального, имущественного неравенства просто чудовищное, на...

Ловушка для человечества: можно ли преодолеть...

Экономическая, социальная, политическая жизнь человечества окажется под контролем...

Слово о бюрократе

К истории и практике административной реформы в Украине

Не сліпі, але паралізовані. Чому українські дипломати...

Богдан ЯРЕМЕНКО, голова правління фонду Майдан закордонних справ: Основна задача...

На самом деле мир становится очень маленьким

Какие сложности ныне стоят перед иностранными представительствами, аккредитованными...

Єгор СОБОЛЄВ: Україні досі не вдалося обрати жодного...

У восьмій каденції Верховної Ради є майже 70 депутатів, які не готові миритися...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка