Государство не заинтересовано в приходе хороших менеджеров

№9(762) 4 — 10 марта 2016 г. 02 Марта 2016 4

Виталий Кучук

В 2008—2010 гг. Виталий КУЧУК возглавлял казенное предприятие «Запорожский титано-магниевый комбинат» (ЗТМК). На эту должность он пришел из бизнеса, выиграв кадровый конкурс, а спустя два года снова ушел в частный сектор экономики.

В настоящее время он является управляющим партнером ООО «Керам плюс», работающего в сфере производства и дистрибуции минеральных и строительных материалов, и основателем ТМ «Екатеринославский кирпич».

С «2000» экс-директор ЗТМК поделился своими соображениями, почему реформа системы управления госпредприятиями, начатая правительством, не может быть успешной.

— Сторонники введения наблюдательных советов в практику госпредприятий аргументируют это решение тем, что министерства могут влиять на их деятельность: через субподрядчиков контролировать финансовые потоки, закупать продукцию по заниженным ценам, поставлять — по завышенным и т. д. Насколько эти опасения обоснованны?

— Конечно, министерства будут влиять и по возможности давить. Напрямую они не отвечают за хозяйственную деятельность предприятий, но влиять пытаются.

Однако не надо себя обманывать, что с введением на госпредприятиях наблюдательных советов что-то улучшится. Это в принципе будут те же люди из министерства, только табличка поменяется.

Мы пытаемся усовершенствовать систему, которая в своей основе кардинально несовершенна. Пытаемся делать надстройку над надстройкой. В конечном итоге все друг друга контролируют, а если разобраться, никто ни за что не отвечает.

Иначе говоря, у нас на госпредприятиях появится маленький парламент со своим маленьким президентом. Президент — это директор, а набсовет — парламент. И все станем друг с другом торговаться, потому что у каждого будет свой маленький интерес. Мы ведь не можем исключить, что этого интереса не будет?

Мы создаем еще один контрольный орган. Уже существуют КРУ, СБУ, УВД, еще НАБУ появится. Чем будут заниматься все эти люди? И они тоже там будут. А отвечать все равно придется директору — человеку, который ставит подпись, и он десять раз задумается, прежде чем проявит инициативу и подпишет какой-либо документ.

— Вы считаете, это плохо?

— Есть случаи, когда директор должен действовать прямо сейчас, например подписать или не подписать контракт с крупным поставщиком либо покупателем.

Вот недавно была поистине комическая ситуация. За 2009-й или 2008 г. с меня как бывшего директора ЗТМК суд пытался взыскать ущерб, нанесенный предприятию из-за того, что я подписал решение об увеличении стоимости порции детского питания в заводском санатории «Сокол» с 24 грн. до 40 грн. Причина — несогласование этого решения в бизнес-плане, утвержденном министерством.

— Порции не стали больше?

— Дело в том, что когда составлялся бизнес-план, курс гривни был 5 грн./$, затем она подорожала сначала до 11 грн., а в дальнейшем курс зафиксировался на уровне 8 грн./$. В этот период все подорожало; ко мне пришла директор детского лагеря и сказала, что они не могут кормить детей за эти деньги. Поэтому я подписал распоряжение об увеличении стоимости порций.

Впоследствии суд отказал органам финконтроля в удовлетворении иска. Но представьте саму ситуацию. Чтобы увеличить стоимость порций в столовой санатория, я должен был изменить бизнес-план предприятия, поехать с ним в министерство, защитить в нужных ведомствах, утвердить у курирующего замминистра, подписать у министра.

И представьте, что всем этим занимаются серьезные менеджеры, управляющие коллективом в 3,5 тыс. человек, предприятием, которое должно приносить прибыль.

К примеру, сейчас цены на сырье падают во всем мире. Есть минеральные материалы, которые только за прошлый год подешевели в 3—4 раза. Поэтому цена, о которой мы говорим сейчас, через две недели будет неактуальной. Как меня судить как директора, я по хорошей цене заключил контракт или нет?

Поэтому директору проще будет не проявлять инициативу и не заботиться о росте, а управлять лежачим предприятием, ссылаясь на то, что тут не подписали, там не согласовали...

— Озвученные Минэкономразвития кадровые реформы предполагают бонусную систему вознаграждения для руководителей. К примеру, 25% — фиксированный оклад, остальные 75% — по итогам деятельности. Сопоставимы ли зарплаты топ-менеджеров украинских госпредприятий с аналогичными зарубежными или украинскими частными?

— Безусловно, это несопоставимые величины. У нас общество банально не готово воспринимать зарплаты топ-менеджеров в западных или даже в отечественных частных компаниях.

Если на госпредприятии кто-то получает 30—40 тыс. грн. в месяц, на фоне низких зарплат бюджетников и официального уровня прожиточного минимума это шок для окружающих. А любое повышение зарплаты в связи, скажем, с индексированием уровня инфляции министерства боятся озвучивать.

Мой опыт работы на ЗТМК начался с того, что мне понизили заработную плату до 8 тыс. грн. по сравнению с предыдущим директором, у которого было 10 или 11 тыс. грн.

Обоснование простое. Прежде чем ты будешь вводить режим экономии, забирать ресурсы у кого-то, ты должен начать с себя. С этой ментальностью мы далеко не уедем.

В бизнесе есть разные системы мотивации и множество моделей. Зарплата директоров, кроме того, что она высокая, еще и привязана к результатам и зависит от того, как предприятие заканчивает год. Плюс контракт выписан таким образом, что не разрывается по желанию или нежеланию сторон.

Топ-менеджер имеет определенный период времени, как правило, 3—5 лет, за которые он должен внедрить предложенную им программу. Ради этого его и берут на работу. Он эти задачи озвучивает и понимает, на что можно рассчитывать. Определяет реперные точки, по которым идет предприятие. Все предельно прозрачно, и окружающим понятно, что он делает.

Если контракт с топ-менеджером разрывается досрочно, ему за это положен бонус (т. н. «золотой парашют». — Ред.), либо же он заканчивает контракт и получает тот же бонус за выполненные задачи и цели. Как правило, суммы очень значительные.

У многих украинских топ-менеджеров на предприятиях олигархов есть бонус от сэкономленного. То есть доплата не только за увеличение дохода, но и за сокращение расходов.

Есть утвержденные показатели бизнес-плана, а есть показатели «сверх». На процент от показателей сверхбизнес-плана может рассчитывать топ-менеджер. Цифры могут варьировать в размере 5—10% от дополнительного дохода либо от экономии.

— Теперь понимаю, откуда миллионные декларации о доходах руководителей ахметовских ГОКов — Александра Вилкула и Евгения Удода. При больших объемах реализации даже небольшая экономия дает существенный доход. А на чем основывалась ваша программа на ЗТМК, удалось ли ее выполнить и почему ушли с должности?

— Моя программа базировалась на трех фундаментальных блоках — увеличении доходов, сокращении расходов и совершенствовании технической базы предприятия.

Но в 2008 г. никто не понимал, насколько глубоким будет кризис, и моя программа в то время выглядела достаточно органично.

В мою бытность гендиректором на ЗТМК была введена в строй электроплавильная установка по плавлению титановых слитков, полностью обновлена контрактная база. Но некоторые работы пришлось заморозить — с целью еще большего сокращения расходов.

Можно ли говорить о том, что программа была выполнена? Считаю, что как руководитель полностью выполнил свою миссию.

Заявление об уходе написал в 2010 г. после избрания нового президента. Все больше времени приходилось проводить в Киеве, заседать в непонятных комиссиях и отвлекаться от управления предприятием. К тому же было заметно, что меня подводят под увольнение, т. к. пребывание в должности руководителей госпредприятий у нас объективно ограничено президентской каденцией.

Да и сейчас мы столкнемся с тем, что хорошего топ-менеджера на госпредприятие вы не загоните палками, если это не будет какая-то схема.

— Что имеете в виду?

— Существует такая проблема, как порядок отбора директоров. Конкурсный принцип действует с 1998 г. Чтобы подать свою заявку, нужно сделать конкурсное предложение и расписать его в формате бизнес-плана. Но информация для подготовки претендента дается в формате всего лишь баланса предприятия за 9 месяцев предыдущего года.

Этого объективно недостаточно для топ-менеджера. Чтобы сделать реально стоящее предложение по стратегическому развитию предприятия, нужно быть либо специалистом на рынке, на котором действует данное предприятие, либо хорошим менеджером, но иметь базовую информацию.

Я победил на конкурсе только потому, что работал на рынке минеральных материалов на протяжении 15 лет и понимал, как ЗТМК должен развиваться. Источники для формирования стратегии были на 90% американские. И только поэтому мой бизнес-план оказался адекватным, живым и в дальнейшем показал свою дееспособность.

Конкурсная система и в 2008 г., и сейчас одинакова, разница лишь в том, что раньше к конкурсу допускались исключительно чиновники, а сейчас к нему подключились представители HR-агентств и крупных консалтинговых компаний, которые участвуют в отборе кандидатов.

Но информация для подготовки к конкурсу, чтобы кандидат мог подготовить программу действий на ближайшие 3—5 лет, не предоставляется. А следовательно, государство само не заинтересовано в привлечении эффективных топ-менеджеров, создавая им преграды для участия в конкурсе. Новые поправки к законам, определяющим систему управления государственными и коммунальными предприятиями, эту часть никак не меняют и даже усложняют. За последние два года система отбора менеджеров совершенно не изменилась.

Сомневаюсь, что хоть на одном госпредприятии есть понимание того, как оно может или будет развиваться в течение более-менее длительного времени. Наверное, реформы надо начать с дискуссии о стратегии развития конкретных отраслей и госпредприятий, чтобы понять, ради чего государство собирает налоги у бизнеса и граждан, а затем компенсирует убытки госпредприятиям.

Я не говорю, что это парадигма и абсолютно все нужно приватизировать, но государство — неэффективный собственник по определению. Оно должно создать условия для работы и собирать налоги.

В коммерческую среду обитания надо отпустить как можно больше предприятий. Тогда отпадет и необходимость создавать дополнительные контролирующие надстройки.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Частные исполнители скоро начнут свою работу

За незначительные нарушения законодательства частные исполнители будут привлекаться...

Алименты проиндексируют

В случае неоплаты (или отсутствия возможности оплаты алиментов в связи с...

Бизнес для творцов и консерваторов

Мирослава Козачук, соучредитель и руководящий партнер компании Franchise Group, рассказывает...

Фармацевтическая независимость Украины

Для страны, оставшейся без собственных препаратов от туберкулеза, СПИДа,...

Еврокомиссар Хан: У нас есть возможность подтолкнуть...

Борьба с коррупцией однозначно остается наиболее актуальной задачей

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка