100 лет экономикой управляли неправильно, — Айварас АБРОМАВИЧУС

№17-18(737) 28 августа — 3 сентября 2015 г. 26 Августа 2015 1

Айварас АБРОМАВИЧУС «100 лет экономикой управляли неправильно»

«Мы многое успели сделать — и многого еще не успели. Считаю, что почти по каждой инициативе опаздываем на два месяца», — с такого признания начал нашу беседу министр экономического развития и торговли Айварас АБРОМАВИЧУС.

— Это, конечно, далеко не худший результат, — продолжил министр. — Но все-таки система мешает, забюрократизированность, вся эта карусель согласований, замечаний...

Одно из главных наших достижений — в работе с кадрами. Мы расчистили поле для реформ: из 1200 сотрудников попрощались с четырьмя сотнями. Из 28 глав департаментов в новой структуре работу получили только 5 или 6., т. е. минус 80% — это самая колоссальная чистка кадров среди всех центральных органов исполнительной власти.

Мы хотим быть живым примером успеха — как за короткий период времени можно полностью обновить штат, пригласить людей с новыми подходами, некоррумпированных, неангажированных. Из 85 человек, которых я пригласил в штат министерства, практически никто не работал в госорганах до майдана. И мы полностью полагаемся на людей с новым мышлением.

Теперь о дерегуляции: мы определили 201 болевую точку для бизнеса и уже удалили 87, в процессе — еще 84. Сейчас наступает новая стадия, более мощная: полная проверка, некая гильотина дерегуляции. Нужно создать крупный орган, привлечь людей (там будет 85 человек), которые по сути круглосуточно будут заниматься дерегуляцией на деньги, предоставленные ЕС и Канадой.

Как вы знаете, мы полностью отменили карантинные сертификаты. А на днях Кабмин отменил лицензии на импорт-экспорт алкоголя и табака. В принципе недорогая лицензия, но кто-то в Минэкономики ее выдавал — и мы точно знаем, что там была коррупция.

Также совсем недавно вместе с Минтрансом мы разработали четыре постановления Кабмина по упрощению ведения бизнеса в портах. Мы посчитали: экономический эффект от этого — 3 млрд. грн. И, конечно, товарооборот в портах будет расти.

Важнейшая реформа — реструктуризация госкомпаний. Несмотря на сумасшедшее сопротивление, мы вводим новый порядок назначения гендиректоров (некоторых уже назначили). Кроме того, мы приняли такое решение: 200 крупнейших компаний пройдут проверку признанных международных аудиторов — они приступят к работе уже в ближайшем будущем.

Практически все госкомпании управляются в интересах различных политических группировок. Конечно, нужно избавляться от этого. Нужно определить до 50 стратегических компаний — во Франции, например, их 54, а у нас работающих только 1827 и еще 2000 на стадии ликвидации, объединения и т. д. Здесь необходимо расчистить поле и как можно быстрее продать мелкие компании — через интернет, через аукционы.

Мы выставили на приватизацию первый пакет из 345 предприятий. Провести ее необходимо как можно быстрее, но только с привлечением советников (как в цивилизованном мире) — со стороны как покупателя, так и продавца.

Два основных актива — Центрэнерго и Одесский припортовый завод. Мы ожидаем, что они перейдут стратегическим иностранным инвесторам с прозрачной структурой акционеров.

— Разрешите высказать сомнения по поводу Одесского припортового завода и Центрэнерго. В первом случае вам придется столкнуться с Фирташем и Коломойским, которые хотят его заполучить. Не распугают ли они западных инвесторов, которых вы хотите привести? Во втором — министр энергетики вообще против продажи этого актива. Судя по всему, ему нравится руководить Центрэнерго, и он не хочет его выпускать из рук...

— С той приватизацией, при которой все будет только «своим», я ничего общего иметь не хочу. Мы говорим: эти два предприятия — нормальным иностранцам, а не каким-то олигархам.

Что же касается желания министров управлять компаниями — это ненормальное желание. В Украине министр экономики в среднем находится на своем посту 11,5 месяцев — ну как можно вникнуть в дела? У нас там 128 работающих предприятий — это невозможно и ненужно. Т. е. все компании из-под министерства убрать, в стратегические поставить профессиональный менеджмент, — я бы отдал их на аутсорсинг международной компании по управлению активами прямых инвестиций, какой-то американской компании. После тендера, конечно. А все остальное — приватизировать.

— Насколько успешно продвигается реформа в сфере госзакупок?

— Ее проводит отличная команда во главе с Александром Стародубцевым. Было в департаменте 45 человек — всех уволили, кроме десяти, пригласили еще пятнадцать, и теперь полностью новый департамент.

Разработали отличный закон, все поддерживали. Но, к сожалению, некоторые депутаты хотели провести поправку, которая восстановила бы схему Тендерной палаты. У нас 250 млрд. грн. госзакупок, на 130 млрд. из них они хотели 1% себе забирать. Процент, казалось бы, небольшой, а сумма в итоге огромная.

Вроде бы после майдана страна поменялась, но некоторые товарищи все-таки хотят доить бюджет. Все всё понимают, поэтому еле отбились, протолкнули через комитет в парламент. Но к моменту, когда этот реформаторский закон уже должен был голосоваться, все уехали в отпуска (сигнальное голосование дало всего 203 голоса). Так что, конечно, нужно больше работать с парламентом.

Не дошел до голосования и наш законопроект о продлении моратория на проверки бизнеса. Я убежден, что каждый проверяющий может вымогать деньги, поэтому нужно кардинально реформировать контролирующие органы.

Кстати, буквально на днях в Кабмине прошла наша инициатива создания административного портала, где будет обнародовано: кто кого идет проверять, когда и почему. Все прозрачно, без каких-то засекреченных проверок. Бизнес должен знать заранее конкретную дату, когда эти товарищи приходят. Так что мы с контролирующими органами работаем.

— Можно ли говорить об успехах в борьбе с коррупцией?

— Самое очевидное достижение — это аукцион «Укрнафты» по продаже нефти. Там существовал 15%-ный дисконт, который олигархам доставался практически бесплатно: при цене барреля $100 они просто клали себе в карман $200 млн. в год. Мы это сразу отменили, так они два месяца саботировали аукционы, но в итоге купили по рыночной цене. И так теперь проходят все аукционы.

Мы ликвидировали ГП «Укрэкоресурсы». Под него выделялось 300 млн. грн., но никакая тара не утилизировалась, мусор не собирался, страна чище не становилась. По сути это был инструмент финансирования политических партий. Мы это убрали.

Была договоренность с министром экологии, что подадим новые законы по утилизации тары. Мы посчитали, что это даст 10 тыс. рабочих мест по всей Украине: сбор мусора, сортировка, переработка — большие инвестиции зашли бы в страну. К сожалению, у министра не было то ли времени, то ли возможности, поэтому мы сами сейчас будем все дорабатывать и подавать в парламент.

Какие еще достижения? Как вы знаете, мы закончили переговоры с Канадой по свободной торговле. Хотелось бы отметить отличную работу моего заместителя — торгового представителя Украины Микольской Наталии Ярославовны, которая практически круглосуточно трудилась и за два месяца сделала то, что наши предшественники не сделали за 7 лет. Кроме того, мы вышли из спора в ВТО с Австралией по упаковке сигарет — совсем бессмысленного спора, который сильно портил нашу репутацию.

Мы продолжаем рекламировать Украину по всему миру, устраивать бизнес-встречи. До конца года будет еще как минимум три больших форума — в Германии, Франции и, скорее всего, в Великобритании.

— Хочу вернуться к вопросу назначений руководства госпредприятий. Порой здесь творятся странные вещи. Скажем, был уволен глава АНТК им. Антонова Дмитрий Кива и назначен человек со стороны Петра Порошенко, который до этого возглавлял автоцентр «Аудио» в Хмельницком...

— Я много раз встречался с Дмитрием Кивой как руководителем подчиненного нам предприятия. Мы хотели попросить его сдать свои полномочия — все-таки 50 лет на предприятии, а ему нужна новая кровь. И там есть хорошие специалисты, конструкторы, им реально нужен руководитель, который бы поднял компанию на совсем иной уровень. Я с ним не мог договориться — он ссылался на желание 14-тысячного коллектива. Я не мог дальше так продолжать, поэтому мы договорились, что передаем предприятие «Укроборонпрому», а они сами устраивают конкурс.

Важно понимать, что на «Антонове» есть некоторые риски государственной безопасности — у них проблемы со страховыми компаниями, и нельзя допустить, чтобы самолеты захватили наши враги.

Я ответственен за кадровые назначения топ-60 компаний. Мы создали номинационный комитет, который фильтрует, чтобы не прошли те, кому не следует. Есть 20 вакансий, а назначения провели, к сожалению, пока лишь в трех: в «Укргазбанке», «Укргаздобыче» и «Укрнафте» — все отличные руководители. Почему нет больше назначений через этот комитет? Министры саботируют, потому что тех людей, которых они захотят назначить, просто не пропустят через наш фильтр.

В этом комитете пять министров, все с опытом в инвест-банкинге, и пять независимых: главы представительств Международной финансовой корпорации, ЕБРР, Всемирного банка, а также бизнес-омбудсмен и президент Киевской школы экономики — азербайджанец, турок, китаец, литовец и американец. Никогда в жизни коррупционер со старой плохой историей не пройдет этот номинационный комитет. Поэтому мы двигаемся в правильном направлении.

Серьезные проблемы с назначениями связаны с неправильной системой мотиваций — ее мы уже меняем. Ну не может руководитель компании с оборотом в сотни миллионов долларов получать 10 тыс. грн.! Да, у нас есть отдельные министры (включая меня), которые заработали деньги. Я все-таки 18 лет достаточно успешно занимался инвестиционной деятельностью. Я тоже принимаю на определенный срок людей, которые имеют некий резерв финансовый, чтобы поработать на страну, ведь для нас это большая честь. Но для руководителей все по-другому должно быть.

Не может замминистра получать $200. Это неправильно. Поэтому нужно создавать фонд, из которого платить тем, кто проводит реформы. При этом необходимо сокращать штаты, а оставшимся платить больше. И в итоге, показав, что это действует, получить от общества поддержку, дабы через год—два платить уже из бюджета.

— По итогам II квартала инвестиционный климат Украины в рейтинге Европейской Бизнес-Ассоциации получил всего лишь 2,6 балла из 5 (т. е. «тройку» с большим минусом по старой системе оценок). И там же Минэкономики и МВД названы лидерами реформ. Как вы считаете, почему у нас такой непривлекательный инвестклимат?

— Рейтинг, конечно, ожидаемый. Мы ведь все чувствуем, что ничего радикально не изменилось — в судах коррупция осталась высокой, правоохранительные органы нуждаются в дальнейших серьезных реформах, забюрократизированность, зарегулированность остались по большому счету.

К тому же при таком сумасшедшем обвале экономики — какие бы ни были перемены во власти — бизнес ощущает, что у него оборот упал, прибыли упали. Поэтому он себя чувствует плохо и дает такой результат по опросу.

Но, по-моему, низкая точка уже пройдена, все-таки рейтинг потихонечку поднимается, ведь в какой-то момент было 2,3 балла.

Что касается нашего Минэкономики, я других результатов и не ожидал — мы реально себя позиционируем как самое реформаторское министерство во всем правительстве. Я всегда ставлю себе и своим коллегам самые высокие задачи.

Важно понимать: ты настолько силен, насколько сильна твоя команда. Я создал реально очень сильную команду — и набор в нее продолжается. В вопросах назначений очень важно не поддаться давлению. Ведь желающих «помочь» очень много — мол, этот человек очень хороший, он тебе точно подойдет, ты мне будешь руки целовать два месяца, если его примешь и т. д. Главное, сразу, как говорится, отфутболить эти рекомендации. Поблагодарить, сказать, что у нас кадровая политика чуть-чуть иная, мы не принимаем никого, кто состоял до майдана в госслужбе, ставку делаем на людей в основном с западным образованием, с опытом работы в западных компаниях. Вот это такая моя кадровая матрица.

Когда дашь отпор в первый месяц, они уже перестанут ходить, потеряют и желание, и терпение продавливать своих кандидатов.

Яркий пример — ситуация с «Укрэкоресурсами». Там нас до последней секунды пытались сбить, депутат после заседания ВР говорил: «Слушай, вы сегодня будете убирать главу «Укрэкоресурсов»?». — «Да». — «Убедительная просьба, можешь это на два месяца отодвинуть?» Я говорю: «Я бы с большим удовольствием, но президент раскритиковал меня вчера, что реформы не провожу, поэтому я не могу ничего остановить. Но ты не переживай, голосов все равно не будет». Конечно, мы пришли, продавили — и все приняли.

— Расскажите, пожалуйста, о стратегии развития экономики, которую вы подготовили.

— «Принципы экономической политики» — это некая доктрина, которая дополняет уже существующие документы: «Стратегию-2020», программу деятельности правительства на 2015 г., «План действий для Украины 2015—2017» Совета Европы, меморандум с МВФ, коалиционное соглашение и т. д.

Что у нас происходило последние 25 лет? Один закон принимался реформаторский, другой протекционистский, третий популистский, потом либертарианский — и все по чуть-чуть. В итоге имеем полное отсутствие реформ с начала независимости. Полный, как говорится, микс-менеджмент экономической политики. Добавляем 70 лет коммунизма и получаем, что почти 100 лет у нас экономикой управляли неправильно.

Мы взяли лучших экономистов нашей страны — Глеба Вышлинского, Алену Белан, руководил ими Иван Миклош, который провел реформы в Словакии. Посмотрели на опыт других успешных стран, прежде всего Восточной Европы. И поставили себе цель — процветание нашего государства, высокий уровень доходов населения. Это самое главное, другой цели и быть не может. Что для этого нужно? Стабильно высокий рост экономики.

Как его достичь? Основываясь на опыте других стран, мы пришли к выводу, что нам серьезно недостает экономических свобод. Бизнесу нужно разрешать дышать, чтобы он развивался, чтобы доходы населения росли, чтобы экономики вышла из тени, создавались рабочие места, приходили инвестиции. Поэтому мы решили определиться наконец раз и навсегда с принципами экономической политики — на чем она должна базироваться.

Это верховенство права, нулевая толерантность к коррупции, защита прав инвесторов, маленькое, но эффективное государство — т. е. для всех одинаковые условия ведения бизнеса. Мы даже предлагаем себя в роли некоего защитника этих основ. Чтобы любая инициатива правительства, которая идет вразрез с ними, любые популистские решения сразу ветировались бы в Минэкономики — и дальше не обсуждались.

Для немедленного действия, для ускорения реформ мы предложили несколько пунктов, например сдавать коррумпированные таможенные пункты в аутсорсинг иностранным компаниям. Кроме того, считаем, что судебные споры по бизнесу следует решать в международном арбитражном суде. Т. е. нашим судам на 100% не доверяем, поэтому нужен новый орган для решения крупных споров.

И крайне важно ускорить приватизацию — как можно быстрее начинать продавать. Государство, находящееся на ранней стадии развития, со слабыми институтами и с высочайшей общественной толерантностью к коррупции, не может по сути быть эффективным управляющим госсобственности, эффективным регулятором. Поэтому нужно уменьшать роль государства в экономике.

— Многие промышленники скептически относятся к приходу западных инвесторов, которые ничего в Украине не производят, а лишь торгуют, например, IKEA. И они считают, что вы не создаете условий, чтобы у нас строились и развивались производства.

— Не будет такого, чтобы мы всем нравились. Конечно, я понимаю, большому бизнесу, который годами получал какие-то преференции, привилегии, не нравится, что мы хотим от этого отказаться. Что касается производства, та же IKEA — это не только торговля, у них есть подразделение, которое называется Swedwood. Я в Швеции жил семь лет и эту ситуацию знаю. У Swedwood были фабрики на Западной Украине по производству мебели, но, к сожалению, они вышли из этого бизнеса несколько лет назад.

Но у них есть большие кластеры — Польша, по-моему, чуть ли не второй крупнейший производитель мебели в структуре IKEA после Китая. Литва — маленькая страна, но очень существенный производитель и поставщик мебели. Так что мы должны со Swedwood разговаривать, и я через шведского посла уже полгода эту тему развиваю, чтобы привести IKEA, Swedwood в Украину. Мы также хотим PayPal сюда завести, HM и т. д.

Хочу подчеркнуть, что за последние несколько недель очень много сделок уже объявлено — и очень много сделок намечается. Поэтому я чувствую определенное улучшение инвестклимата.

Буквально неделю назад получил письмо от японской компании, работающей в автомобильной промышленности, которая ранее заморозила проект во Львовской области в связи с войной. Ее наблюдательный совет дал добро продолжать проект — а это 4 тыс. рабочих мест. Они буквально на следующей неделе приезжают, хотят просто с министром пообщаться. И это не единичный пример.

— Последний вопрос: наша экономика уже достигла дна? И когда можно ждать роста?

— Я оптимист и вижу реальную ситуацию. Думаю, низшая точка уже пройдена в конце I квартала. Ведь стабилизация макроэкономической ситуации была первым делом, которым занялось правительство, — и достаточно успешно. Нужно отдать должное НБУ и Минфину прежде всего.

Я уверен: если мы будем придерживаться фискальной консолидации, приоритета макроэкономической стабилизации, то в 2016 г. мы уже выйдем на экономический рост.

Беседовал Олег ГАВРИШ

 

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Коломия оголосила суверенітет

«Гройсман, колишній досвідчений міський голова, вже починає забувати проблеми, які...

Владимир ХОЛОПОВ: «На Евро будем биться за медали»

То, что мы сильнее действующих чемпионок континента — было доказано дважды

Судьба телефонистов

Одесса занимает первое место в Украине по числу граждан, официально работающих за...

Украина станет жить лучше, когда власть начнет...

Если у вас нет средств на собственное воспроизводство, обеспечивающее определенную...

Садовой: о сердце и душе

На «Самопоміч» йде дуже серйозна атака. Як, власне, й на місто Львів, і на Садового

Работа как волк

Бывшему прокурору не обязательно идти в армию, но и на пособие по безработице ему...

Батькивщина намерена «их» остановить

Дмитрий Шлемко: «Якщо раніше люди йшли просто протестувати і кричати «мирно,...

Бесплатное право и наши права

В центры бесплатной правовой помощи чаще всего обращаются люди в возрасте от 35 до 60...

Михаил Резникович: Определяется будущее нашей...

Украина, отказавшись от собственного мировоззрения и исторического опыта, рискует...

Страсти по громаде

Наталья БАБИЙ: «Опоненти стали розказувати людям в селі: якщо об'єднаєтесь з...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка