Алев Килыч: «Турции необходима стабильность в Причерноморье»

№29–30(743) 9 — 15 октября 2015 г. 08 Октября 2015 3 4.6

Алев Килыч: «Турции необходима стабильность в Причерноморье»Интервью с Алевом Килычем, известным специалистом по международным отношениям, возглавляющим влиятельный исследовательский центр, было записано в Анкаре во время международной конференции «Вызовы и угрозы для региональной безопасности на Ближнем Востоке и Кавказе: внешние факторы и внутренние противоречия».

— Глобальная повестка дня сегодня во многом определяется двумя конфликтами — украинским и сирийским, разворачивающимся в непосредственной близости от турецкой границы. При этом если в Сирии Турция, ведущая вооруженную борьбу с «Исламским государством» и с формированиями Рабочей партии Курдистана, занимает активную позицию, то в противоречиях, разворачивающихся вокруг Украины, Анкара предпочитает не участвовать. Чем это объясняется? Получается, Сирия представляет для Турции несравненно большую важность, чем Причерноморье?

— Причерноморье для Турции — один из наиболее важных регионов. Поэтому сдержанная позиция в украинском кризисе определяется главным образом отношением к участникам конфликта. Турция осуждает нарушение международного права, но не считает возможным возложить всю полноту ответственности лишь на одну из противоборствующих сторон. Все участники кризиса допускали серьезные ошибки.

— И что вы считаете главной ошибкой Украины?

— На мой взгляд, Украина и Турция, с геополитической точки зрения, находятся в похожем положении. Обе страны могут нормально развиваться, только поддерживая дружественные связи с западным миром и в то же время укрепляя сотрудничество с близкими с культурной точки зрения государствами Евразии. Поэтому украинская политика, направленная на интеграцию в экономическое пространство Евросоюза, должна была дополняться активным взаимодействием с Россией и другими странами, которые объединяет с Украиной общее историческое прошлое.

Это, во-первых, позволило бы Украине занять взвешенную позицию на международной арене, во-вторых, обеспечило бы внутри страны баланс сил, ориентированных на различные внешние центры. Однако украинская власть либо начинала сближение с ЕС, сворачивая связи с Россией, либо пыталась приобрести покровительство Москвы, демонстративно отказываясь от курса на евроинтеграцию.

В свою очередь европейские державы (прежде всего Германия) слишком настойчиво пытались установить контроль над Украиной, резко сократив тем самым российскую сферу влияния.

Что касается России, то она излишне болезненно реагировала на стремление Украины войти в евроатлантическое пространство. Правда, негодование Москвы легко понять, поскольку Украина при поддержке западных стран совершала шаги, представляющие потенциальную угрозу для российской национальной безопасности.

Так, в 2008 г. на саммите НАТО в Бухаресте президент Ющенко заявил, что Украина готова рассматривать вопрос о присоединении к НАТО и собирается делать шаги в этом направлении. Россия, конечно же, не могла согласиться с реализацией подобного сценария.

Поэтому когда после свержения Януковича возникла угроза воплощения подобного сценария (важно учитывать, что российское руководство расценивало ее как абсолютно реальную), Кремль, чтобы предотвратить такое развитие событий, пошел на действия, нарушающие международное право. Конечно же, Турция не может признать присоединение Крыма к России. Но мы понимаем, что Москва принимала это решение в тяжелых обстоятельствах. Для России стратегическую важность представляет сохранение выхода в Атлантический океан. Если бы в Крыму была ликвидирована российская военно-морская база, российский флот был бы заперт в Черном море, лишившись доступа к Средиземноморью и Атлантике. Под угрозой оказался статус России как глобального игрока.

— Но ведь существует же еще военно-морская база России в Калининграде.

— Этот регион оторван от основной российской территории. Поэтому размещать там основную часть военного флота по меньшей мере неосторожно. При этом в европейской части России нет других военно-морских баз, способных гарантировать выход в Мировой океан. Получается, что в случае потери базы в Крыму главной опорой российского военного флота становится Владивосток, расположенный на Тихоокеанском побережье. Но если Россия начнет наращивать военные усилия в этом регионе, она неизбежно столкнется с противодействием других держав, претендующих на региональное лидерство, в том числе Японии, Южной Кореи и даже Китая.

Для Москвы крайне невыгодно нагнетание напряженности в отношениях с этими странами, в особенности с КНР, сотрудничество с которой представляет для российской власти стратегическую важность. Таким образом, Кремль после бегства Януковича оказался в ловушке, из которой было трудно выбраться.

В этой связи представляются ошибочными действия новой украинской власти, которая, вместо того чтобы успокоить Москву, ясно дала понять, что будет добиваться ухода российского военного флота из Крыма. Было очевидно, что Кремль воспользуется всеми доступными средствами и способами, чтобы не допустить этого. Руководство РФ приложило огромные усилия, чтобы гарантировать пребывание российского флота вплоть до 2042 г. Вряд ли можно было всерьез рассчитывать, что Москва откажется от этой цели после того, как она была успешно достигнута.

Мне также трудно понять стремление украинского руководства добиться присоединения Украины к НАТО. Мне кажется, эти намерения сами по себе представляют угрозу для украинской национальной безопасности, поскольку Москва будет делать все возможное, чтобы этого не произошло. Здесь дело не только в том, что членство Украины в НАТО подорвет российские позиции в Причерноморье. Украина и Россия имеют протяженную границу, и российское военное командование никогда не предполагало, что ее придется оборонять. Между тем административные и промышленные центры РФ, в том числе Москва, находятся недалеко от украинской границы.

— Думаете, существует реальная угроза военного конфликта между странами НАТО и Россией?

— Не в этом дело. На протяжении трех столетий главным стратегическим преимуществом России была «глубина» ее территории, большое расстояние от границы до наиболее важных городов. Сейчас это преимущество отчасти утрачено (после присоединения к НАТО стран Балтии), а в случае вступления Украины в Североатлантический альянс оно будет окончательно потеряно. В результате ухудшится геополитическое положение России, что самым неблагоприятным образом скажется на ее позиции на международной арене.

Конечно же, никто не имеет права мешать Украине развивать отношения с Западом. Более того, я убежден, что не существует реальной альтернативы украинскому курсу на интеграцию в европейское экономическое пространство.

Но украинское руководство обязано сохранять прочные связи с Россией и другими государствами, не являющимися частью западного мира. Нужно понимать, что от украинской позиции во многом зависит геополитическое равновесие, и нельзя ставить под угрозу стратегические интересы такого крупного игрока, как Россия, не рискуя спровоцировать конфликт, угрожающий не только украинской национальной безопасности, но и стабильности на региональном и даже на глобальном уровне.

Кремль в свою очередь ошибается, рассчитывая удержать Украину в своей сфере влияния, оборвав украинские связи со странами Запада. Подобный курс обречен на поражение, и чтобы его избежать, России необходимо признать за Украиной право самостоятельно развивать партнерские отношения с США и ЕС.

Нет сомнений, что Киев совершил стратегическую ошибку, решив, что его союз с Вашингтоном и Берлином делает ненужным сохранение прочных связей между Украиной и Россией. Но такой же просчет совершает Россия, полагая, что можно силой предотвратить дрейф Украины в сторону США и ЕС.

Подобная политика Кремля уже привела к международной изоляции России. Более того, она создала угрозу новой «холодной войны», которая может завершиться для России экономической и геополитической катастрофой. Попытки изменить неблагоприятную международную ситуацию, усилив вмешательство в сирийский конфликт, как мне кажется, обречены на неудачу. Прежде всего необходимо отказаться от силового давления на Украину.

— Москва пока не собирается отказываться от своей нынешней позиции в украинском конфликте, а разрыв отношений с Западом пытается компенсировать, развивая связи с Китаем. Не кажется ли вам, что у Вашингтона и Берлина нет эффективного средства, позволяющего изменить российскую политику в отношении Украины?

— Лидеры США и ЕС, по всей видимости, хорошо понимали, что их политика, направленная на изоляцию России, заставит российское руководство обратиться за поддержкой к Пекину. Однако подобная перспектива вряд ли могла напугать Вашингтон и Берлин, поскольку прочное стратегическое партнерство между Россией и Китаем принципиально невозможно, так как китайские и российские интересы по многим вопросам существенно расходятся.

На тактическом уровне Москва и Пекин, конечно же, могут успешно взаимодействовать. Об этом свидетельствуют и многочисленные соглашения в экономической сфере, и совместные военно-морские учения, которые провели КНР и РФ. Кроме того, Китай, возможно, попытается использовать российские возможности для укрепления своих позиций на постсоветском пространстве и в Восточной Европе. Но в стратегическом смысле сближение с Китаем не сможет компенсировать России осложнение отношений с Западом.

— Удастся ли руководству России добиться уступок от Запада в украинском вопросе, предложив в обмен компромисс по сирийской проблеме?

— Не думаю, что США готовы смешивать эти два конфликта. Для меня несомненно, что Россия улучшит отношения с Западом, только изменив свою политику по отношению к Украине. Что же касается усиления российского присутствия в Сирии, то оно может только стать помехой для урегулирования российско-американских противоречий.

Попытавшись спасти Асада и укрепить свои позиции на Ближнем Востоке, Москва вновь вступила в открытое противостояние с Вашингтоном, который добивается смещения сирийского президента. Нельзя оказать Асаду значимую поддержку без участия российских войск в наземных операциях. Поэтому Россия будет вынуждена либо отказаться от своих замыслов, либо наращивать военное присутствие в Сирии, вызывая все большее раздражение США.

— Получается, вы не видите взаимосвязи между расширением российского участия в сирийском конфликте и стремлением российской власти добиться выгодного ей разрешения «украинской проблемы»?

— Возможно, российские дипломаты как-то пытаются увязать эти конфликты в единое целое, чтобы было удобнее торговаться с Вашингтоном. В действительности внешнеполитическое поведение России сейчас во многом объясняется необходимостью постоянно «повышать ставки», чтобы, наращивая давление на США, сохранить шансы на победу в противостоянии с Западом за контроль над Украиной.

Украинский конфликт запустил маховик американо-российского противостояния, которое угрожает распространиться на территорию Сирии. Впоследствии, вполне возможно, Россия вступит на стороне Китая в противостояние в Юго-Восточной Азии, чтобы создать еще один узел противоречий с США и получить еще один рычаг давления на американскую администрацию.

Все эти конфликты будут развиваться в соответствии с собственной логикой, а потому даже урегулирование противоречий вокруг Украины не остановит рост напряженности в других регионах. Чтобы прекратить противостояние России с Западом, необходима новая «перезагрузка» в отношениях России с США и ЕС.

Россия, США, а также их европейские союзники должны согласиться с тем, что Украина не будет входить ни в российскую, ни в западную сферы влияния. Это позволит превратить ее из страны, за контроль над которой ведут борьбу Запад и Россия, в государство, которое, развивая связи как на «западном», так и на «восточном» направлении, содействует согласованию интересов России, Западной Европы и США, способствует развитию сотрудничества между потенциальными геополитическими соперниками и является своеобразным звеном, соединяющим Евразию.

Для Турции важно, чтобы украинский конфликт завершился подобным образом, поскольку только в этом случае можно рассчитывать на снижение напряженности в Причерноморье. Сирийский конфликт создал угрозу для национальной безопасности Турции, которая вынуждена вести боевые действия как на своей территории, так и за пределами страны. В этих условиях дестабилизация Причерноморья станет для турецкого государства чрезвычайно опасным вызовом.

— Но насколько Россия и США заинтересованы в скорейшем урегулировании украинского конфликта? Складывается впечатление, что для этого используются далеко не все возможности, которыми располагают эти государства.

— Здесь, как и в сирийском конфликте, главный вопрос в том, смогут ли Москва и Вашингтон отказаться от чрезмерных амбиций, которые все равно не удастся реализовать в полном объеме, ради достижения договоренностей. Руководство России должно понять, что не установит контроль над украинским внешнеполитическим курсом, а администрация США — что не сможет лишить Москву влияния на ситуацию в Украине.

Аналогичные взаимные уступки необходимы и в Сирии. Россия должна согласиться на проведение демократических преобразований, которые приведут к отстранению Асада от власти, а США — признать за сирийским президентом право на участие в формировании нового сирийского руководства.

Анкара — горячий сторонник достижения политических договоренностей между противоборствующими сторонами как в сирийском, так и в украинском конфликте. Нам трудно отстраненно рассматривать украинский и сирийский кризисы, поскольку они разворачиваются в регионах, примыкающих к Турции. Причем противостояние вокруг Украины непосредственно затрагивает Черноморский бассейн, а сохранение стабильности в этом регионе является для Турции жизненно важным. Поэтому турецкие интересы в украинском кризисе заключаются в его скорейшем мирном урегулировании.

Турция была одним из инициаторов создания Черноморской организации экономического сотрудничества (ОЧЭС). Анкара считает, что ситуация в Черноморском бассейне должна определяться и регулироваться исключительно государствами Причерноморья. Украинский конфликт, превращающий Черное море в очаг напряженности, создает почву для вмешательства внешних игроков, для роста их влияния на ситуацию в регионе. Между странами Причерноморья не существует противоречий, которые не могли бы быть разрешены путем мирных переговоров. Это утверждение справедливо и в отношении конфликта между Россией и Украиной.

Вмешательство внешних игроков способствовало переходу российско-украинского противостояния с регионального на глобальный уровень. Но для достижения мира нужно вернуться на уровень региональных проблем.

— Что могло бы способствовать этому?

— Повышение роли стран Причерноморья в урегулировании конфликта. Все страны региона, в том числе и Турция, заинтересованы в сохранении дружественных отношений как с Россией, так и с Украиной. Несмотря на то что Турция никогда не согласится с присоединением Крыма к РФ, Анкара сохранила тесные контакты с Москвой и была бы готова развивать диалог с Киевом, если бы ощущала ответную заинтересованность украинской стороны.

Таким образом, Турция в сотрудничестве с другими странами региона могла бы способствовать возобновлению прямого диалога между Киевом и Москвой, отсутствие которого, на мой взгляд, является главным препятствием на пути к политическому урегулированию. А ОЧЭС могла бы стать площадкой, на которой осуществлялся бы поиск точек соприкосновения между Россией и Украиной, поскольку в нынешних условиях восстановить российско-украинское взаимодействие легче всего в рамках международного экономического сотрудничества.

К сожалению, США и ЕС не спешат воспользоваться возможностями, которыми обладают страны Черноморского бассейна для урегулирования украинского конфликта. Мне кажется, это связано с тем, что ведущие страны ЕС (прежде всего Германия) стремятся к укреплению собственного влияния в Причерноморье, а потому хотели бы уменьшить роль ОЧЭС в решении региональных проблем. Когда создавалась ОЧЭС, ни одна из стран Причерноморья не была членом Евросоюза.

Поэтому как отдельные западноевропейские государства, так и ЕС в целом охотно шли на сотрудничество с ОЧЭС — это позволяло им получить доступ в бассейн Черного моря. Но после того как Болгария и Румыния присоединились к НАТО и ЕС, взаимодействие западноевропейских государств резко снизилось, поскольку теперь они могли обеспечить свое присутствие в регионе, используя структуры Североатлантического альянса и Евросоюза.

Однако в сложившейся ситуации Германия, которая заинтересована в скорейшем разрешении украинского конфликта намного больше, чем США, должна воспользоваться возможностями ОЧЭС для урегулирования противоречий между Киевом и Москвой. Россия показала, что готова силой отстаивать свои геополитические позиции, а потому США и ЕС заставят ее отказаться от давления на Украину, только если докажут, что готовы учитывать российские интересы.

Важно, чтобы в результате мирного урегулирования ни Украина, ни Россия не чувствовали себя побежденными, а для этого нужно прийти к компромиссу по широкому кругу вопросов.

Турция готова содействовать достижению таких договоренностей, поскольку только восстановление добрососедских отношений между Украиной и Россией может гарантировать прочный мир в Причерноморье.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Коломия оголосила суверенітет

«Гройсман, колишній досвідчений міський голова, вже починає забувати проблеми, які...

Владимир ХОЛОПОВ: «На Евро будем биться за медали»

То, что мы сильнее действующих чемпионок континента — было доказано дважды

Судьба телефонистов

Одесса занимает первое место в Украине по числу граждан, официально работающих за...

Украина станет жить лучше, когда власть начнет...

Если у вас нет средств на собственное воспроизводство, обеспечивающее определенную...

Комментарии 3
Войдите, чтобы оставить комментарий
Бродяга
10 Октября 2015, Бродяга

Галкин, проститк, но кроме "грантоедишек", вроде тебя) про "Конференцию" никто и не слышал. Это ТЫ уже месяц пытаешься рассказать о чём общался с неудачниками. Российскими - в том числе (Пашку Медведева напомнить?)

Кто в мире слыщал про тех, у кого ТЫ "берёщь интервью"? Даже "Гугл", "Яндекс" и прочие "Бинги" про твоих "собеседников не слыхали... Беда,, да? Это ж не от "берёзы" (покойного) с Ходором "бабло ловить", правда? Кроме тебя, Митя, "поисковики" не выдают ничего про "Алев Килыч" (про то же, но "КлЫч" - "Корреспондент" в 2002-м. Али "спеллинг" не тот? Про "известного эксперДв" (Галкина? или "Кы/И-лыча?..) Да и "конференцию грантеоедов...

Дмитрий, то, что у Вас не осталось ни чести, ни совести - Ваше дело. Но хоть остатки-то "профессионализмап" должны быть? Вы же и в свой "Хронике" - лжёте откровенно. Переводите как хочется, а не "как есть". Жаль!.. Но... не на Болотной - по морде не дадут. А бумага (и Сеть) - всё стерпят. Уж извините! Не люблю жополизов типа "Чего изволите, но подайте..." :-(

- 1 +
Бродяга
10 Октября 2015, Бродяга

Уважаемые читатели "2000" - прошу прощения. И опечаток наделал, и от ... "хамства"?... не удержался. Прошу прощения! У Читателей. Не "галкиных"!..

- 2 +
Бродяга
10 Октября 2015, Бродяга

А по сути, гражданин Галкин, турецкие "наймиты ЦРУ" нас не раз уже хоронили. Вместе с "мазепами", вроде Вас. Не ХОЧЕТ Эрдонан со своими "братьями-мусульманами" бить реальных террористов. Ибо он, вместе с саудитами и "американцами" их и поддерживает - финансирует - вооружает. И бомбит, почему-то, только курдов и войска Асада, а не ДАЕШ (слыхали про такое? :-)) ). Саудиты - задавили Бахрейн и бомбят Ёемен (Север с Югом перепутали? Или просто ВСЕ их месторождения - на Юге? Где ШИИТЫ, и не ... Ну а про "цитадель демократии" и её шавок из ЕС можно и не говорить: почитайте истерику прессы и... КОММЕНТАРИИ англичан, немцев, французов... Откроете для себя много нового про "либеральную демократию". А про вас мы и так всё знаем... Не трудитесь!

- 2 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка