Анастасия Даугуле: Опасно сводить литературное познание к чтению ленты в Фейсбуке

№36(786) 9 — 15 сентября 2016 г. 07 Сентября 2016 4.8

Целую гамму ощущений подарит не айпад, а книжный том

С этой девушкой начинают свой рабочий день миллионы украинцев. Смешливая и серьезная, вдумчивая и озорная — она может позволить себе быть разной. Ведь все оттенки настроения, цепляющие за живое вопросы, которые она адресует своим визави, сомнений не вызывают, за ее плечами солидный багаж знаний, которыми она оперирует блестяще.

Если изучить биографию нашей героини — ведущей программы «Утро на «Интере» Анастасии ДАУГУЛЕ, станет ясно, что книга в ее жизни не попутчик, а преданный друг.

Потому даже в подписях к фотографиям на своих страничках в соцсетях Анастасия тяготеет к пряному и образному слову, звенящему, как утренняя летняя дымка, абзацу. Например, так: «В щедром ванильном небе — обманчиво-нежные письмена облаков и золотые копи немилосердно-избыточного светила...»

А уж кому как не Насте знать, каким бывает рождение нового дня — ее рабочее время начинается задолго до семи утра.

О мистификаторах в литературе, римлянах и древних греках, к которым питает особую привязанность, она рассказала нашим читателям.

«Я выросла в окружении книг. Моя мама — библиотекарь, и детство я провела у нее на работе, играя в прятки в книжных лабиринтах. Мама очень рано научила меня читать и, что еще важнее, любить печатное слово. Поэтому читала я много, а в школе и университете — так просто запоем.

Особое впечатление в отрочестве произвел Достоевский. Причем не программное «Преступление и наказание», а «Идиот» и «Братья Карамазовы». Помню, после первого прочтения неделю ни с кем не разговаривала, бытовые и приземленные темы казались пустопорожними, а вся моя незатейливая жизнь — пресной и унылой. Потом еще не раз открывала для себя Достоевского, но такой остроты восприятия больше не было. Глубина — да, была, но таких эмоциональных пиков больше не случалось. Наверное, это было самое сильное литературное впечатление.

А вот в отличие от Достоевского, думаю, что Толстого, его «Анну Каренину» я прочла слишком рано. Школьницей не поняла ничего, кроме сюжетной линии и железнодорожного финала. И только в сознательном возрасте открыла всю глубину толстовского познания женской души.

Также считаю даже в какой-то мере преступлением перед классиком включать в школьную программу «Войну и мир». Детям до шестнадцати читать роман буквально противопоказано. По той простой причине, что они ничего не поймут. В лучшем случае — забросят, в худшем — возненавидят не только роман, но и самого Толстого как писателя. Его книги в хорошем смысле для взрослых.

Вообще я люблю историческую литературу. Я же историк. В моем доме хорошее собрание профильных изданий, касающихся истории Древнего Рима — от Тацита и Цицерона до Катона и Катулла, от военных дневников Юлия Цезаря до поэм Вергилия и Горация.

Как вы уже могли заметить, я неровно дышу к грекам и римлянам и всякий раз любуюсь отточенностью их мысли. Например, Dum spiro spero — «Пока дышу, надеюсь», это Овидий. Или Cedant arma togae — «Пусть оружие уступит место тоге» (наш вариант звучит как «Перекуем мечи на орала»), это уже Цицерон. Римляне — настоящий кладезь цитат!

Кроме исторической, у меня много современной литературы, в основном качественной зарубежной прозы. Отдельная история — поэзия, особенно Серебряного века. Ахматова, Гумилев, Цветаева, Блок, Бальмонт, Белый...

Мне очень интересна современная украинская проза и поэзия. Авторы, которые живут рядом с нами, в той же парадигме. На любой странице могу открывать Лину Костенко и наслаждаться глубиной мысли и высочайшим уровнем литературной речи. Читаю очень тонко чувствующих Оксану Забужко и Марию Матиос, искусно балансирующего на грани реальности Владимира Лиса, «отца украинского бестселлера» Василя Шкляра, яркого Сергея Жадана, ищущего свой литературный путь Любко Дереша.

Знакома со многими авторами-харьковчанами, особенно с писателями-фантастами. Ценю талантливый дуэт Генри Лайон Олди.

Я регулярно просматриваю шорт-листы мировых и европейских литературных премий: Нобелевской, Гонкуровской, Букеровской. Выписываю имена интересных авторов, а потом заказываю понравившийся экземпляр.

Даже скачала в телефон несколько приложений, специализирующихся на литературных обозрениях. Например, Bookmate. Благодаря этому получаю трендовые образцы из мира современной литературы.

А вот еще один атрибут из мира литературных гаджетов — аудиокниги — слушаю очень редко. Возможно, просто не попадались хорошо озвученные. Те, что слышала, не совпадали с внутренним камертоном, поэтому аудиокниги для меня не лучший выбор.

Электронные же издания считаю величайшим изобретением прогресса, как станок Гутенберга или машину Ивана Федорова. В мобильном телефоне ношу с собой целую библиотеку. В командировках, гостиницах, в дороге такие книги очень выручают.

Но они, конечно, не сравнятся с печатными. Типографская книга — моя давняя любовь, которую не искоренить и в цифровом веке. Запах краски, твердые переплеты, плотная бумага, листы, которые так волнительно переворачивать, ощущая кончиками пальцев особую книжную плоть. Никакой touch screen в айпаде не даст той гаммы ощущений, которую дарит старый добрый «олдскульный» том.

Сейчас с нетерпением ожидаю первый украинский перевод книги Елены Ферранте. Это такая европейская мистификация: писательница очень популярна, но никто о ней ничего не знает. Автора бестселлеров никто не видел, с издателями Ферранте общается только письменно, интервью не дает, за премиями не приезжает. Собственно, мы даже не знаем, женщина это или мужчина. Вот как раз первого отечественного издания Елены Ферранте очень жду этой осенью.

По моему глубокому убеждению, каждый образованный человек просто обязан читать. Хотя бы одну книгу в месяц. Опасно сводить литературное познание к чтению ленты в Фейсбуке. И даже там за пост, который длиннее двух абзацев, принято извиняться: прошу прощения за «лонг рид». Я, наоборот, призываю к общению с «лонг ридами». Но если вы не знаете, с чего начать, выбирайте классику, не ошибетесь!

Помните, как у Брэдбери? Есть преступление более страшное, чем сжигать книги, — не читать их.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Коломия оголосила суверенітет

«Гройсман, колишній досвідчений міський голова, вже починає забувати проблеми, які...

Владимир ХОЛОПОВ: «На Евро будем биться за медали»

То, что мы сильнее действующих чемпионок континента — было доказано дважды

Судьба телефонистов

Одесса занимает первое место в Украине по числу граждан, официально работающих за...

Украина станет жить лучше, когда власть начнет...

Если у вас нет средств на собственное воспроизводство, обеспечивающее определенную...

Садовой: о сердце и душе

На «Самопоміч» йде дуже серйозна атака. Як, власне, й на місто Львів, і на Садового

Работа как волк

Бывшему прокурору не обязательно идти в армию, но и на пособие по безработице ему...

Батькивщина намерена «их» остановить

Дмитрий Шлемко: «Якщо раніше люди йшли просто протестувати і кричати «мирно,...

Бесплатное право и наши права

В центры бесплатной правовой помощи чаще всего обращаются люди в возрасте от 35 до 60...

Михаил Резникович: Определяется будущее нашей...

Украина, отказавшись от собственного мировоззрения и исторического опыта, рискует...

Страсти по громаде

Наталья БАБИЙ: «Опоненти стали розказувати людям в селі: якщо об'єднаєтесь з...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка