Антикоррупционный суд и рак на горе

№26(778) 1 — 7 июля 2016 г. 29 Июня 2016 1 3

Виталий Шабунин: «Те, кто заглядывает в карманы общественным организациям, — деструктивные критики, цель которых — довести предмет дискуссии до абсурда» // 4vlada.com

Чем более значимым для общества делом занимается человек, тем больше находится охотников его оболгать. Как нам удалось выяснить, жертвой откровенной клеветы стал известный не только в нашей стране, но и далеко за ее пределами глава правления Центра противодействия коррупции (ЦПК) Виталий Викторович ШАБУНИН.

Шутка с чувством юмора

Не так давно активист автомайдана Виталий Уманец на своей странице в Фейсбуке опубликовал сообщение, вызвавшее большой резонанс. Он написал, что, мол, найдено имение Виталия Шабунина, который обвиняется ГПУ в краже американских грантов, выделенных на ее реформирование.

— Если честно, то у меня шок. Автомайдан уже давно снимает домики различных чиновников-коррупционеров, но даже мы видим подобное впервые. Решили всей стране показать, с каким размахом живут подобные общественные активисты-грантоеды, — заявил г-н Уманец.

К тексту он приложил данные из государственного реестра недвижимого имущества, согласно которым Елена Шабунина (супруга Виталия Шабунина. — Авт.) 14.11.2014 г. в садовом обществе «Злагода» Бориспольского р-на Киевской обл. купила для индивидуального садоводства земельный участок площадью 0,0584 га.

В качестве иллюстрации был размещен снятый с беспилотника видеоролик пресловутого участка. Сотни пользователей, просмотревших его, пришли в полное недоумение. Ничего, кроме заброшенной земли и небольшого сарая, явно предназначенного для хранения лопат и граблей, они не увидели.

Многие из них оставили свои комментарии. Саша Жиляев: «Кровопивец проклятый. Какой сарай построил». Sergey Gritsenko: «Позор, трава, даже не вскопано. И деревья не посажены». Slava Ivanov: «Все пропало. Вот куда все наши деньги уплывают!»

Как оказалось, далеко не все посетители ресурса, остановившись на ролике, прочитали сообщение г-на Уманца до конца. Он написал, что это шутка и у некоторых авторов проблемы с чувством юмора. Никакого «имения» Шабунина на видео «физически нет, а только 6 соток земли».

Между тем некий Ярослав Вишталюк обратил внимание на то, что участок был приобретен в 2014 г., и задался вопросом, почему его нет в декларации. Откуда он об этом узнал, остается только догадываться. Вполне вероятно, что уже давно отслеживал любую информацию о Виталии Викторовиче.

На сайт также заглянул еще один «доброжелатель» — Dmytro Kurch, он опубликовал «копию» декларации о доходах и имуществе предпринимателя Виталия Шабунина за 2014 г., согласно которой тот не имел ни земельных участков, ни жилых домов, ни квартир, ни гаражей.

Сам г-н Шабунин, с которым мы связались по электронной почте, объяснил, что в его «декларации за 2014 г. этот участок указан».

Чтобы выяснить, кто в данном случае прав, мы сравнили «копию» документа, который предоставил Dmytro Kurch, с фирменным бланком декларации, и оказалось, что между ними нет ничего общего.

В настоящем бланке под названием «Налоговая декларация об имущественном состоянии и доходах» вверху указано, что он утвержден приказом Миндоходов №793 от 11.12.2013 г. В документе множество пунктов, обязательных для заполнения, включающих, кроме, естественно, фамилии, имени и отчества налогоплательщика, также регистрационный номер его учетной карточки, место проживания, реквизиты банковского счета, название контролирующего налогового органа и т. д. Поскольку это документ строгой отчетности, на специализированных сайтах выложена инструкция, как правильно его заполнять.

А то, что предоставил Kurch, — бумажка непонятного происхождения со ссылкой в верхней части на закон «О принципах предотвращения и противодействия коррупции» от 7 апреля 2011 г. В «декларации», кроме фамилии, имени и отчества лица, заполнившего документ, ничего нет. Не указано даже место жительства налогоплательщика. То есть это откровенная фальшивка, которую Kurch смастерил для дискредитации главы ЦПК. Расчет был на то, что далеко не все пользователи интернета разбираются в декларациях.

На этот подлог мы обратили внимание еще и по той причине, что такие, как Kurch, пользуясь анонимностью, прекрасно знают, что практически ничем не рискуют.

Раньше в УК была ст. 1511, согласно которой за умышленное распространение заведомо недостоверных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица, предусматривался штраф в размере до 50 необлагаемых минимумов доходов граждан (НМДГ) или общественные работы на срок до 200 часов, или исправительные работы на срок до 1 года. За клевету в публичном произведении, в СМИ или интернете могли оштрафовать на 50—300 НМДГ или привлечь к общественным работам на 150—240 часов, или к исправительным работам на срок до 1 года.

Однако в начале 2014 г. эта статья была отменена. Осталась только ст. 297 Гражданского кодекса, согласно которой «физическое лицо имеет право обратиться в суд с иском о защите его чести и достоинства». Так что неудивительно, что количество клеветников, особенно в интернете, с каждым годом увеличивается.

Не нравится ЦПК и нашей прокуратуре. Обидевшись на Виталия Викторовича за его гражданскую позицию и принципиальность, ГПУ безосновательно открыла против Центра противодействия коррупции уголовное производство по факту присвоения чужого имущества (ст. 191 УК). Согласно досудебному следствию, правительство США в 2014—2016 гг. выделило более $2 млн. в рамках проектов международной техпомощи для «поддержки реформы уголовной юстиции в Украине». Деньги должны были получить ГПУ, Одесская ОГА, ЦПК и другие общественные организации.

Прокурор ГПУ Владислав Куценко заявил, что есть вопросы. Например, куда делись $2,2 млн., которые на счета ведомства не поступили. Следователи «не исключили», что часть этих средств могла попасть в ЦПК. Как вам нравится такая формулировка? Доказательств нет, а бросить тень на ЦПК хочется. В результате в конце марта Печерский райсуд Киева разрешил следствию изъять вещи и документы центра, а также копии договоров об открытии и обслуживании банковских счетов.

ЦПК в свою очередь опубликовал на своем сайте письмо директора бюро по правоохранительной деятельности и международной борьбе с незаконным оборотом наркотиков посольства США в Украине Кристофера Смита, в котором говорилось, что американское правительство не оказывало прямую бюджетную поддержку ГПУ или иным госорганам. Что касается $2 млн., то их получили международная организация по развитию права (IDLO) и минюст США.

США также предоставили IDLO грант в размере $189 765,5, которые передали ЦПК с целью развития Национального антикоррупционного бюро Украины и Специализированной антикоррупционной прокуратуры. Эти средства были полностью отделены от $2 млн., предоставляемых IDLO для стимулирования необходимых реформ в ГПУ. Оказанная ЦПК помощь была использована только для развития новых антикоррупционных органов.

Сам же г-н Шабунин пояснил, что $189 тыс. были выделены на мониторинг кандидатов и обучение детективов, прошедших отбор в НАБ, и высказал мнение, что истинная цель ГПУ — заблокировать работу центра в связи с резкой критикой заместителей генпрокурора Юрия Севрука и Юрия Столярчука (они рассматривались в качестве кандидатов на пост генпрокурора до того, как ВР проголосовала за Юрия Луценко. — Авт.).

Уже после вступления в должность (30 мая) г-н Луценко заявил, что в материалах досудебного следствия отсутствуют основания для уголовного производства в отношении ЦПК, и предложил его главе принять участие в конкурсе на замещение должности прокурора Виноградовского р-на Закарпатской обл., чтобы применить на ней «свою кипучую энергию и знания».

Однако Виталий Викторович это предложение отклонил и заявил, что в нашей стране только генпрокурор — без высшего юридического образования, а местным прокурорам желательно его иметь. Поэтому нужно по крайней мере подождать изменений в законе.

Вот такие страсти кипят вокруг структуры, возглавляемой Виталием Шабуниным.

«Это — не измена и не победа, а диагноз»

А теперь пора рассказать, что собой представляет ЦПК. Центр появился летом 2012 г. и был зарегистрирован в качестве общественной организации, цель которой, как следует из ее названия, — сделать все возможное, чтобы коррупция в нашей стране стала исключением. Сегодня в ЦПК трудятся 15 человек. На своем сайте центр сообщает, что «не поддерживает ни одного политика или политическую силу, однако открыто выступает за наказание конкретных лиц за коррупцию».

Начал центр с того, что изучил процесс госзакупок лекарств для тяжелобольных граждан, озвучил теневые схемы и до сих пор борется, чтобы их организаторы получили по заслугам. Затем члены организации обратили внимание на то, что наше антикоррупционное законодательство — слабое и недейственное. Поэтому они начали готовить и предлагать народным депутатам проекты законов, закрывающих возможности для злоупотреблений во время госзакупок и разворовывания бюджета.

Как сказано на сайте центра, новая власть, которая «просочилась сквозь реки крови, пролитой активистами в феврале 2014 года, ничему не научилась». В реальности — политические распри, кулуарные договоренности, перераспределение отобранного у предшественников, неумение и нежелание отличать частный коммерческий интерес от государственного.

«Это — не измена и не победа, а диагноз правоохранительной системе: ни один фигурант уголовных производств, возбужденных по нашим заявлениям, не сел в тюрьму. Единственная цель, над которой мы работаем, — заключения с арестом и конфискацией имущества. Мы дружим с большинством иностранных послов и политиков, которые работают в Украине, находимся в постоянном контакте с мировыми организациями и сотрудничаем с проектами международной технической помощи», — утверждает центр.

К слову, ЦПК — одна из немногих общественных организаций в нашей стране, которая работает максимально прозрачно и регулярно публикует на своем сайте финансовые отчеты.

Финансирование ЦПК началось в 2013 г. По данным самой организации, она получила $196 632. Далее суммы возрастали. 2014 г. — $280 418, 2015-й — $391 914, а за 5 месяцев 2016-го — $347 549. Итого на реализацию проектов в общей сложности поступило $1 216 513.

За время существования ЦПК правительство США выделило 47,1% средств, международные организации — 20,2%, частные международные организации — 16,9%, правительство Нидерландов — 9%. Пожертвования украинцев составили 3,53%, а граждан других стран — 1,68%.

Как объяснили в ЦПК, «наш фокус вот уже три года — большая политическая коррупция, мы работаем для системных изменений и оспариваем незаконные закупки, возвращая «распиленные» деньги в бюджет».

На вопрос, куда направлялись средства международных доноров, Виталий Викторович сообщил следующее.

«Большинство денег, которые получала наша организация, были направлены на изменение законодательной базы в сфере борьбы с коррупцией. За последние 2 года члены нашей организации стали авторами 19 законов, направленных на прозрачность процедур (например, законы об открытии реестров, публикации бенефициарных собственников) либо на создание новых антикоррупционных правоохранительных органов. Деньги были потрачены на работу экспертов и юристов, написание законов и их внедрение, а также на развитие потенциала новых органов — оценку добропорядочности их сотрудников, обучение и специальные тренинги для персонала.

Отдельно хочу сказать о том, что в команде ЦПК работают одни из самых сильных юристов в секторе, которые ежедневно изучают незаконные закупки, раскручивают схемы отмывания бюджетных средств и пишут заявления о преступлениях в правоохранительные органы. Сегодня центр инициировал более 300 уголовных производств в отношении госчиновников. Среди них — большинство сбежавших из страны соратников Януковича, действующие руководители госструктур и т. д.

Только в прошлом году наши юристы смогли сохранить 300 млн. грн., «распиленных» на государственных закупках, а в целом за время работы мы вернули в бюджет 3 млрд. грн., остановили незаконные действия тендерных комитетов, или отменили торги, или обязали выплатить штраф, или понизить цену, или вообще предотвратили закупку товаров и услуг, которые никогда бы не были поставлены государству.

Сумма 2016 г. — это проектные деньги, которые мы еще не потратили. Они уже есть на нашем счету и подтверждены соответствующими договорами. Данные средства направлены на проекты по адвокации (представительство и защита прав и интересов определенной социальной группы. — Авт.) необходимых законодательных актов для дальнейшего продвижения антикоррупционной реформы, а также обучение детективов НАБУ.

В общей сложности цели ЦПК уже воплощены в конкретные результаты: работает антикоррупционное бюро и спецпрокуратура, закрыты дыры в законодательстве о госзакупках, а закупка лекарств вообще теперь зона ответственности не чиновников Минздрава, а международных организаций. Стало реальностью онлайн-декларирование, открыты государственные реестры, где теперь легко искать информацию о роскошном образе жизни наших судей, прокуроров и других чиновников.

Команда ЦПК была инициатором и непосредственным исполнителем большей части этих инициатив. Наши юристы анализировали, что не работает и как это исправить, участвовали в написании законов и обучении тому, как эти законы работают на практике, наши медийщики устраивали акции и презентации, формируя необходимое общественное мнение. Наши адвокаты вели множество переговоров с политиками, дипломатами, донорами, поясняя необходимость и необратимость изменений».

Виталий Викторович, к сожалению, не стал рассказывать, с какими трудностями пришлось столкнуться команде ЦПК при реализации проектов, а они, судя по всему, были огромными. Устоявшаяся система тотальной коррупции противодействовала изо всех сил, с чем и были связаны критические отзывы представителей бывшей власти.

Например, Владимир Гузырь, занимавший пост заместителя генпрокурора до 28 июля 2015 г, в своем Фейсбуке 26 марта с. г. написал: «Заявления, целые сериалы телевизионных передач с самозваными и назначенными извне представителями гражданского общества и реформаторами, постепенно проявляют истинную картину сформированного пула, удачно названного «грантоедами». В СМИ был озвучен и такой вопрос к Шабунину: массовые акции, которые проводит центр борьбы с коррупцией под его началом, тоже входят в смету расходов, связанных с мониторингом и обучением детективов?

Прозвучал и вопрос к учредителям подобных грантов. «Из каких критериев они исходили, определяя таких, как Шабунин, представителями гражданского общества, которых целесообразно финансировать? Понимают ли они сейчас, что такие общественные организации будут бесконечно долго утверждать о непреодолимости коррупции в нашей стране? Ведь абсолютно логично — если подобные шабунины начнут говорить о позитиве в борьбе с преступностью и коррупцией, им, естественно, не за что будет платить», — написал г-н Гузырь.

Г-н Гузырь почему-то умолчал о том, что ЦПК возник не ради того, чтобы тратить деньги международных организаций на себя, а чтобы нашу страну перестали считать одной из самых коррумпированных в мире. Вначале команда ЦПК вообще работала бесплатно и начала получать финансирование только после того, как за рубежом обратили на нее внимание и убедились, что это не левая контора, а команда профессионалов. Да и регулярные отчеты о потраченных средствах никто не отменял. А что касается «позитива в борьбе с коррупцией», то до него ой как далеко. Работы впереди — непочатый край.

В связи с этим мы попросили Виталия Викторовича прокомментировать высказывание г-на Гузыря.

«Если Гузырь о шапках, которые горели прямо под ГПУ, то сотрудники центра купили их за свои деньги, как и нары с сухарями (акцию под лозунгом «На воре и шапка горит» за отставку генпрокурора Шокина и его заместителей Гузыря и Столярчука члены автомайдана совместно с ЦПК провели в конце июля 2015 г. — Авт.), — сообщил г-н Шабунин. — То, как искусно в ГПУ при Шокине и Гузыре не расследовались громкие дела бывших украинских чиновников и к каким последствиям для обоих это привело, — лучший мастер-класс для молодых детективов НАБУ, свидетельствующий о том, как правоохранительный орган может способствовать распространению безнаказанности за коррупционные преступления и сводить к нулю шанс на восстановление справедливости».

Еще одна любимая тема тех, кто сам ничего создать не может, но плохо спит по ночам, считая деньги в карманах общественных организаций, — международные гранты. Г-н Шабунин, по его словам, оппонентами их не считает.

«Это тролли, деструктивные критики, цель которых — довести предмет дискуссии до абсурда, — говорит Виталий Викторович. — Что же касается реальных оппонентов центра, например народных депутатов или экспертов из правоохранительной системы, с которыми мы реализуем антикоррупционные изменения в стране, наш разговор всегда предметен и он о том, что нужно поменять в системе круговой поруки, а не о грантах.

Что же касается последних, нас финансово поддерживают не только международные кредиторы Украины, но и простые люди. Центр — одна из немногих организаций в стране, чья работа позволяет ежемесячно получать от граждан всего мира порядка 30 тыс. грн. пожертвований. О всех привлеченных средствах мы публикуем подробный отчет на сайте и ежегодно проходим финансовый аудит».

Прокуратура с нуля

К слову, акции, о которых упоминал г-н Гузырь, ЦПК проводит регулярно. Например, 1 июня возле ВР прошел костюмированный митинг, участники которого выступили за создание антикоррупционных судов. Обращал на себя внимание персонаж в костюме «красного рака» — символа коррупции в высших эшелонах власти. Сам г-н Шабунин заявил, что в ГПУ за последнее время не пришел ни один новый человек и есть опасения, что с судами после соответствующей реформы будет такая же ситуация. «Когда президент создаст такой антикоррупционный суд? Когда рак на горе свистнет?», — задался риторическим вопросом глава ЦПК.

Бескомпромиссная позиция команды ЦПК и ее руководителя в отношении коррупции и огромное желание создать в нашей стране правоохранительную и судебную систему европейского образца не дает покоя некоторым персонажам, попытавшимся подвизаться в новых государственных структурах, но не сумевшим в них удержаться по причине сомнительного прошлого.

Яркий пример — скандально известный юрист Елена Тищенко. Кому интересно, может найти в интернете множество статей о ее похождениях. Бывшая супруга бизнесмена Сергея Тищенко, замешанного в скандале, связанном с незаконной продажей нефтепродуктов. В России ее подозревали в отмывании активов банка БТА, принадлежавшего казахскому олигарху Мухтару Аблязову. В нашу страну вернулась в 2014 г., занимала пост главы межведомственной рабочей группы по вопросам антикоррупционного законодательства при Кабмине, а в 2015-м пару месяцев руководила созданным в МВД управлением по обеспечению возврата активов, полученных преступным путем. Из управления по возврату активов г-жа Тищенко уволилась по собственному желанию после того, как в СМИ появилась информация, что она вместе с экс-супругом Сергеем Тищенко владеет виллой во Франции и домом в Англии.

12 мая г-жа Тищенко на своей странице в Фейсбуке написала: «На программе «1+1» обсуждают назначение нового генпрокурора. Шабунин, глава общественной антикоррупционной организации, громко призывает генпрокуратуру разогнать и создать новый орган.

Задача, поставленная перед Шабуниным, — развал системы. Именно благодаря такому «реформаторству» полностью сводятся на нет дела против прошлого режима. То, что начали делать по горячим следам после Майдана, убивается передачей на расследование другим следователям. А если еще и новым органам, то все. С процессуальной точки зрения этого достаточно. Не надо даже взяток.

Но те, кто это поддерживает, о чем они думают? Неужели непонятно: с новыми людьми с улицы, которые ни дня не работали в прокуратуре, орган не заработает еще 10 лет. Ведь нельзя взять в руки триста томов доказательств и, не имея опыта работы, пойти в суд и выстоять против профессиональных адвокатов обвиняемых».

Г-жа Тищенко, судя по всему, мастер наводить тень на плетень. Если следовать ее логике, то и нынешняя реформа МВД — развал системы. Между тем цель этого проекта как раз в том, чтобы в следствие пришли новые люди и перестали закрывать уголовные производства по звонкам сверху.

В феврале этого года г-н Шабунин уже высказывался на эту тему. В эфире программы «Шустер LIVE» он заявил, что прокуратура лучше не станет, а исторический шанс на изменения в ней прошел. «Можно немного дергать прокуратуру снаружи, чем занимается антикоррупционное бюро, но это дерганье со стороны. Поэтому необходимо начать с нуля всю реформу», — отметил он.

Неужели Елена Тищенко не знает, что ГПУ за десятки лет своего существования превратилась в структуру, обслуживающую исключительно высшие эшелоны власти, сколько ее ни реформируй, результат будет одним и тем же. Скорее всего, г-же Тищенко это известно, но почему бы лишний раз не попиариться в Фейсбуке?

Глава ЦПК так прокомментировал ее высказывание: «Тот факт, что никто из трех генпрокуроров-«реформаторов» не посадил ни одного коррупционера высшей лиги, говорит сам за себя. Наш центр не занимается и не занимался реанимацией мертворожденных. Если мы и говорим о работе и «распаде» ГПУ, то, опираясь на задокументированные факты, свидетельствующие о том, как цементируется старая система, сливаются дела, прокуроры сами уходят от ответственности и ведут за собой своих спонсоров. К сожалению, в результате реформы Шокина прокуратура превратилась еще в одну армию президента, приказы или просьбы которого, как главнокомандующего, не обсуждаются, а прямо выполняются».

Следует также отметить, что Виталий Шабунин не в первый раз резко критикует главу государства. В конце июня прошлого года, когда Интерпол снял с розыска Виктора Януковича после жалобы его адвокатов, глава ЦПК заявил: «Думаю, нашим следователям надо очень стараться. Если Интерпол не получит доказательной базы по Януковичу, достаточной для того, чтобы вернуть его в международный розыск, не только прокуратура всем составом центрального офиса должна уйти в отставку, но и президент, назначивший уже второго прокурора, который не справляется со своими обязанностями».

Нет никаких сомнений в том, что без таких общественных организаций, как ЦПК, наша страна еще долго бы делала вид, что борется с коррупцией. И это хорошо, что они не зависят от государственной казны и не спонсируются отечественными олигархами. Но общественные организации, сколько бы усилий они ни прилагали для того, чтобы изменить ситуацию в стране, не смогут заменить собой государственные органы.

В связи с этим вот на что мы обратили внимание. Согласно данным департамента координации международных программ Минэкономразвития и торговли, по состоянию на май 2016 г. в нашей стране внедряется 268 проектов международной технической помощи (МТП предоставляется на безвозмездной основе. — Авт.) общей стоимостью $3,3 млрд.

Речь идет о ядерной безопасности, охране окружающей среды, развитии банков, науки, сельского хозяйства и местного самоуправления, а также о борьбе с коррупцией. Начиная с 1992 г. наша страна в общей сложности получила на эти цели $9 млрд. Деньги дали США, ЕС, Канада, Германия, Швеция, Швейцария, Япония, Турция, Дания, ООН, Всемирный банк и ЕБРР. Только в 2015 г. в рамках программы «Предотвращение и противодействие коррупции, реформирование правоохранительной и судебной систем» при поддержке ЕС, США и Канады внедрялось 7 проектов на общую сумму $38,1 млн.

В нашей стране созданы Государственное бюро расследований, Национальное антикоррупционное бюро, Национальное агентство по предупреждению коррупции, Национальное агентство по выявлению, розыску и управлению активами, полученными преступным путем, Национальный совет по антикоррупционной политике, а также Специализированная антикоррупционная прокуратура (об этом мы писали в статье «Шестеро в креслах, а страна без призора» в №8 от 26 февраля 2016 г.). Простите, если утомил перечислением.

Между тем в конце января нынешнего года международная организация по борьбе с коррупцией Transparency International опубликовала доклад, согласно которому по индексу восприятия коррупции CPI за 2015 г. Украина заняла 130-ю позицию из 168 возможных. Столько же набрали Иран, Камерун, Непал, Никарагуа и Парагвай. За последние два года на фронте борьбы с коррупцией особых успехов не зафиксировано. В прессе появляются многочисленные рапорты правоохранителей о поимках на взятках чиновников, силовиков, военных и правоохранителей среднего звена. Высокопоставленные должностные лица в этот список не попадают.

Можно ли изменить ситуацию? Скорее да, чем нет. В качестве примера можно привести Румынию, которая долгие годы ничем не отличалась от нашей страны. Национальный антикоррупционный директорат создали в Румынии еще в 2002 г., но толку от него не было никакого. И лишь в 2013 г., когда его возглавила Лаура Ковеши, начались реальные посадки VIP-персон (см. «На Лауру надо молиться», «2000» №12 от 25 марта 2016 г.). Только в 2015-м задержали 20 тогдашних и бывших членов парламента, 14 мэров, 9 председателей уездных советов и одного префекта (а вообще счет севших за решетку высокопоставленных чиновников перевалил за тысячу).

Судя по успеху Румынии, вероятно, нам следует пойти по этому пути. Достаточно создать один государственный орган, имеющий широкие полномочия и не зависимый от главы государства, Кабмина, ВР и отечественных олигархов. Вопрос только в том, где найти вторую Лауру Ковеши.

Может быть, в ЦПК?

Справка «2000»

«Центр противодействия коррупции»: antac.ua@gmail.com.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Сергей КУЛИШ: Охочусь только на медали

Никогда не смогу ногой дверь открыть и сказать: «Вот, я олимпийский призер, давайте...

Коломия оголосила суверенітет

«Гройсман, колишній досвідчений міський голова, вже починає забувати проблеми, які...

Владимир ХОЛОПОВ: «На Евро будем биться за медали»

То, что мы сильнее действующих чемпионок континента — было доказано дважды

Судьба телефонистов

Одесса занимает первое место в Украине по числу граждан, официально работающих за...

Украина станет жить лучше, когда власть начнет...

Если у вас нет средств на собственное воспроизводство, обеспечивающее определенную...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Корнилов,Ю.Н.
28 Июля 2016, Корнилов,Ю.Н.

Где же наша Лаура? Разумеется. она есть, но её никто не ищет и не будет искать - власти это очень невыгодно. Вы только представьте себе - быть независимым от президента? Да он пошел на нарушение всех законов, даже Конституции, чтобы посадить в кресло Генпрокурора абсолютно профессионально неграмотного Ю.Луценко, но зато теперь он спокоен за свою судьбу и судьбу своих "прихильников". А ведь "Лаура" такого бы не позволила. Так зачем она нам? Нам нужны Парубии и Гройсманы, Винники и Герашенки - нравственные отбросы общества, но "до беса" преданные президенту-олигарху. Думаю, уже подобное даёт полное право говорить о наших "реформах и реформаторах" и о полной аморальности нашей тотально коррумпированной власти. Если бы народ наш не был столь покорным, терпеливым и смиренным, он, мне кажется, уже давно устроил бы "крестный ход" но Киев. Но для этого из него надо, прежде всего, буквально "вышибить" феодально-совковое сознание, ибо без этого гражданского общества не построить и коррупцию не победить. А для этого нужно время и не малое.

- 1 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка