Борис Мариан: «Диктатура улицы, управляемая богачами»

№21–22(739) 11 – 17 сентября 2015 г. 09 Сентября 2015 4.8

Поэту и прозаику, публицисту и переводчику, журналисту Борису Мариану грех жаловаться на невнимание к своей персоне и творчеству со стороны читателей и властей Молдовы. Но, признается он, все-таки нет пророка в своем отечестве, и в Украине у него больше почитателей, чем на родине.

В Киеве он известен не только как талантливый литератор, но в первую очередь как экс-диссидент и один из пионеров антисоветского студенческого движения в бывшей советской республике. Не зря действительный член Академии наук Украины, председатель украинского Фонда культуры Борис Олейник написал в предисловии к книге Мариана «Сказ о белом аисте»: «Борис Мариан из той когорты наших ровесников... что прошли дорогой страданий и своим подвижничеством отстояли честь и достоинство нашего поколения!» За свои взгляды студент четвертого курса факультета журналистики Киевского госуниверситета Борис Мариан отсидел от звонка до звонка — с января 1957 г. до января 1962 г.

Борис Мариан: «Диктатура улицы, управляемая богачами»
Борис Мариан

Справка «2000»

Борис Мариан родился 27 сентября 1936 г. в селе Красногорка Григориопольского района МАССР (территория Приднестровья). Четыре года проучился на факультете журналистики Киевского госуниверситета. После отбывания срока в Дублаге (Мордовская АССР) с 1957-го по 1962 г. вернулся в Молдавию. Заочно окончил Литературный институт им. М. Горького (Москва).

50 лет работал в журналистике, возглавлял журнал «Молдова», газету «Независимая Молдова», государственное информационное агентство «Молдпресс». Член союзов писателей Молдовы, Украины, России. Автор нескольких сборников стихов и прозы. Поэма «Сказ о белом аисте», выпущенная в Киеве в 2011 г., написана на трех языках — украинском, русском и молдавском.

Дважды лауреат национальной премии Молдовы в области публицистики (1977-й и 2000 г.), кавалер Ордена Республики (2006) и Ордена венгерской революции 1956 г. (награда получена от правительства Венгрии в 1996 г.).

Манифест от студента

— Это была первая перестройка, хрущевская, — рассказывает Мариан в интервью «2000». — То, что называют «оттепелью». Хрущев хотел сделать то же самое, что позднее сделал Горбачев. Он начал демонтировать партийное руководство, карательную систему, ГУЛАГ, при нем началась первая массовая реабилитация, словом, много чего было такого... перестроечного. И мы, студенты, пошли за Хрущевым с энтузиазмом. Мы побежали за ним, а он — бац! — остановился.

Когда осенью 1956 г. вспыхнула венгерская революция, или, как ее тогда в СССР называли, контрреволюция, Хрущев испугался и затормозил, сдал назад. А мы, молодые, летели вперед. Нам уже кричали: «Хватит! Советская власть могучая и нерушимая! КПСС едина, и никаких других партий не может быть!» А мы не слышали и не понимали, что Хрущев нас уже предал. Он даже дал указание всех подобных мне хватать, не пущать, сажать. Потому что молодежное движение уже набирало силу, студенты объединялись, дискутировали, подвергали сомнению вещи, священные тогда в СССР, например диктатуру партии. Мы жаждали дальнейших реформ.

Я написал что-то вроде манифеста. Как говорили мне потом историки, весь Горбачев прямо из меня вышел. Я по пунктам разложил, какие стране нужны реформы и для чего. Я писал манифест с надеждой, что его прочтут в ЦК партии. А он пошел прямо в КГБ.

— На вас кто-то настучал?

— Да я и не скрывал ничего. О том, что я составил детальную программу для руководства страны, многие знали. И однажды меня пригласил секретарь парткома университета: «Говорят, ты написал какой-то там манифест?»

Да, отвечаю, написал. «Ну так покажи мне. Мы же партия, давай рассмотрим». Я и отдал ему текст. А он передал его в КГБ. Правда, потом прочли его и в ЦК Компартии Украины. Было даже отдельное заседание, посвященное мне. Какой разгром получило тогда университетское начальство от тогдашнего первого секретаря ЦК! Отголоски этого скандала слышались еще долго. А мне дали пять лет. По статье 54 УК УССР. Это аналог знаменитой статьи 58 УК РСФСР — контрреволюционная деятельность.

В поисках сообщников

— То есть посадили вас не за создание тайной организации?

— Нет. Они искали тайную организацию. Допрашивали усиленно, правда, не пытали. Один только раз попытались пытать паром. Это очень неприятная вещь. Тебя закрывают в кабине и запускают туда пар. И скоро дышать становится невозможно. Ты задыхаешься, падаешь на пол, где воздух чуть прохладнее. А тут открывают дверь и спрашивают: ну что, будешь говорить? Такую пытку мало кто может вынести.

— А что следователи хотели от вас услышать? Что вы таки создали организацию?

— Да. Они не верили, что двадцатилетний парень написал такую программу, все-таки умную, широкую, где все предусмотрено, в том числе и требование многопартийности. Не могли поверить, что в одиночку. Говорили: «Боря, ты нам лапшу не вешай. Кто тебе диктовал, кто тот взрослый мужик? Сейчас он гуляет по ресторанам с девками, пьет, закусывает, а ты сидишь, как идиот, тут с нами и баланду хлебаешь. Мы тебя выпустим, если дядю назовешь».

Текст даже отдавали на экспертизу. Находили в нем какие-то параллели с какими-то идеологическими доктринами. Да никаких доктрин я не знал! И никто мне ничего не диктовал! Так я им отвечал. Так и было на самом деле. Хотя, если честно, если б стоял за моей спиной какой-то дядька, я б его, может, и назвал. Под паром-то. А пытка эта, кстати, не мне предназначалась, а одному свидетелю Иеговы, которых в те годы очень сильно прессовали. Я потом узнал, что камеры перепутали.

По делу я пошел один. По УК РСФСР, это ст. 58 (10) — антисоветская агитация и пропаганда, распространение антисоветской литературы. Посадили меня за манифест и поддержку венгерской революции. Мы, студенты, всячески приветствовали венгерское восстание 1956 года. Выпустили стенную газету «Линотип», в которой мы и начальство наше местное критиковали, и венгров поддерживали. Огромная была газета, на весь коридор. 12 метров в длину и сантиметров 70 в ширину. Ее читали не только студенты. Толпы людей из города приходили читать. Она висела дня три. Не знаю, почему сразу ее не сняли, боялись, что ли...

Вот забавная история вспомнилась. В университете я был популярным юношей, меня многие знали и уважали. Один из моих сокурсников по фамилии Губанов выступал на суде в качестве свидетеля. И его спрашивают: «Вы знаете о настроениях Мариана, слушали его высказывания»? Он говорит: «Да!» «И как вы к ним относитесь?» «Я разделяю его точку зрения. Я поражен, как деревенский парень, молдаванин, мог создать такую программу, интересную, глубокую». «И сейчас вы разделяете идеи Мариана?». «Да, и сейчас!». «А вот мы вас посадим, будете рядом сидеть». «Сочту за честь сидеть в тюрьме рядом с Марианом!» И вот так он любовью своей топчет меня! Выгнали Губанова из университета. Он, по-моему, даже его не закончил, как и я, а может, закончил заочно.

Уродливая демократия

— Жалели когда-нибудь о том, что с вами случилось?

— Нет, когда брали, судили, не жалел. Жалел потом уже, когда попал в тюрьму. Когда понял, что народ-то меня не поддержал! Никто не кинулся меня освобождать, никто не перерезал горло кагэбистам за то, что меня забрали.

— Но вы ведь теперь встречаетесь со своими однокурсниками?

— Да, они всегда меня приглашают на традиционные встречи выпускников, я поддерживаю с ними отношения и между этими встречами, в Киеве раньше часто бывал, ежегодно. Последний раз накануне майдана. Я всегда чувствовал себя в Киеве, как дома. Украина в каком-то смысле, всегда была мне роднее Молдовы еще со студенческих времен. Когда меня взяли в КГБ, следователь, майор госбезопасности, даже пытался пришить мне украинский национализм, пока не убедился, что я стопроцентный молдаванин. И сегодня мне очень больно из-за того, что происходит в Украине.

— А что же все-таки происходит, на ваш взгляд?

— Вопрос трудный. Я сам пытаюсь найти на него ответ. Нынешняя украинская демократия весьма уродлива, это диктатура улицы, управляемой богачами под маской демократии. Новая власть составила черный список зарубежных актеров, певцов, артистов, писателей, журналистов — «врагов Украины», возводит «великую китайскую стену» между Россией и Украиной, копает ров между Украиной и Приднестровьем, насаждает псевдонаучные теории, возвышающие украинскую нацию. Что, кроме смеха сквозь слезы и стыда, могут вызвать у друзей Украины подобные дурацкие акции?

— Но ведь определенная часть общества их поддерживает.

— Вот я этим и потрясен. Не могу понять: как может народ, который поет такие песни, который создал такую культуру, убивать, казнить, мучить себе подобных.

Рисунок Игоря КОНДЕНКО
Рисунок Игоря КОНДЕНКО

Смертельный вирус

— Это делает народ?

— Скажем так: уроды, которые считают себя частью народа. Это они пытали и расстреливали своих соплеменников в Донбассе, бомбили Луганск и Горловку, убивали детей и стариков. Только не говорите мне, что во всем виноваты «москали» и это их выдумки. Факты подтверждены очевидцами, независимыми журналистами и международными экспертами ОБСЕ. Откуда такая жестокость, такая нечеловеческая ненависть к инакомыслию и к инородцам — в данном случае к русским?

— А как вы сами считаете?

— Не могу понять. Думаю. Это вирус, внедренный в украинские головы, в украинские сердца, вирус национализма, фашизма, бандеровщины (хотя я не вполне согласен со стопроцентной негативной оценкой личности Степана Бандеры, принятой в советской исторической науке). С тех пор как Украина обрела незалежность, там пропаганда без конца работала. Была идейная обработка в националистическом духе, что украинцы лучше всех, что москали поганые и т. д., что надо москалей бить-уничтожать, устанавливать чисто украинскую власть.

Я чувствовал эту пропаганду, когда ездил в Киев. У меня там много друзей, с которыми я учился, с которыми срок отбывал, наконец. Некоторые из них были настоящими националистами, особенно те, кто сидел в тюрьме. Мы много дискутировали по этим вопросам. И я видел, что антирусские настроения были с каждым годом все яростнее. Эти доходящие до глупости националистически-исторические теории о древности Украины, о том, что именно отсюда пошла мировая цивилизация. Я смеялся. Но люди, оказывается, говорили всерьез. И чем дальше, тем больше я ощущал русофобию и укроисключительность.

— Но это ведь в определенных кругах?

— Да, конечно, так думают далеко не все, слава Богу.

— А я встречалась с русскоязычными жителями Украины, которые поддерживают националистическую идею и выступают против России.

— Меня тоже удивляет, что многие русскоязычные люди поддерживают националистическую политику. Но она же антигуманна даже по отношению к русским, которые живут в Донбассе, в Луганске!

Это вирус национализма. Если этот вирус захватывает народ, последствия страшные. Разве в Германии не так было?

— Какие у вас прогнозы?

— Думаю, что эта украинская власть долго не продержится. Придет на смену другая власть, у которой будет здоровая национальная идея. Без примеси фашизма.

Национальная здоровая идея — это как было раньше. Украинцы и русские — братские народы. Они должны сотрудничать и жить в мире, добрососедстве, дружбе, братстве. Но перед этим будет серьезная борьба.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Коломия оголосила суверенітет

«Гройсман, колишній досвідчений міський голова, вже починає забувати проблеми, які...

Владимир ХОЛОПОВ: «На Евро будем биться за медали»

То, что мы сильнее действующих чемпионок континента — было доказано дважды

Судьба телефонистов

Одесса занимает первое место в Украине по числу граждан, официально работающих за...

Украина станет жить лучше, когда власть начнет...

Если у вас нет средств на собственное воспроизводство, обеспечивающее определенную...

Садовой: о сердце и душе

На «Самопоміч» йде дуже серйозна атака. Як, власне, й на місто Львів, і на Садового

Работа как волк

Бывшему прокурору не обязательно идти в армию, но и на пособие по безработице ему...

Батькивщина намерена «их» остановить

Дмитрий Шлемко: «Якщо раніше люди йшли просто протестувати і кричати «мирно,...

Бесплатное право и наши права

В центры бесплатной правовой помощи чаще всего обращаются люди в возрасте от 35 до 60...

Михаил Резникович: Определяется будущее нашей...

Украина, отказавшись от собственного мировоззрения и исторического опыта, рискует...

Страсти по громаде

Наталья БАБИЙ: «Опоненти стали розказувати людям в селі: якщо об'єднаєтесь з...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка