Децентрализация коррупции

№29–30(780) 15 — 21 июля 2016 г. 14 Июля 2016 3 4.3

Галина Янченко надеется, что деятельность гражданских активистов станет холодным душем для представителей власти и сплавившегося с ней бизнеса , УНИАН

Деньги, которые должны прийти в регионы в результате административной реформы, там просто разворуют — если общество вовремя не выстроит местную систему гражданского контроля.

Несмотря на то что каждый депутат и чиновник клятвенно и красноречиво клянется бороться с коррупцией, наличие бизнеса у власть имущих остается практически обязательным атрибутом. Галина ЯНЧЕНКО, руководитель общественной организации «Антикоррупционный штаб», надеется, что слова «конфликт интересов» скоро перестанут быть в Украине абстрактным академическим термином и станут синонимом общественного возмущения и серьезного давления.

Фильтр для подрядчиков

— Самый известный проект «Антикоррупционного штаба» — запущенная полтора года назад онлайн-карта «бюджетных ремонтов Киева» (kievshtab.org). Проект красочный, но с точки зрения обывателя — очень сырой. Что дает мне знание о том, что в соседней школе потратили 100 тыс. грн. на замену окон? Эти много или мало? А сколько нужно было? И те ли окна поставили? Не кажется ли вам, что без экспертной оценки объектов карта не выполняет своей функции — препятствовать нецелевому расходованию, разворовыванию средств?

— Мы делали карту с двумя целями. Первая — показать власти, что можно открывать бюджетные траты. Это полезно для общества и не больно. Приходилось вести по этому поводу жесткие дискуссии с провластным большинством в Киевсовете. Нам пытались объяснить, что это слишком сложно, никому не нужно и т. д. Мы показали, что эту работу можно сделать.

Мы открыли очень большую часть бюджетного пирога. На нашей карте — около 4 тыс. объектов, отремонтированных за последние два года на сумму 800 млн. грн. Почти миллиард!

Вторая цель — превенция, предотвращение коррупции. С помощью карты и внимательности граждан мы нашли ряд домов, на которые были потрачены деньги, но самих ремонтов никто не видел. По результатам данных 2014 г. мы начали работать с правоохранителями, было открыто одно уголовное дело по факту разворовывания средств, и в 2015-м наблюдалось уже значительно меньше злоупотреблений.

Иногда реакция следовала от подрядчиков. Например, в Голосеевском районе мы нашли дом, который по документам был утеплен, фирма получила 150 тыс. грн., но на деле никаких работ не проводилось. Мы написали заявление о преступлении — и испуганный подрядчик буквально за неделю выполнил ремонт!

Конечно, было бы значительно лучше, если б мы имели по каждому ремонту полный перечень работ и соответствующую документацию. Но проблема в том, что только актов выполнения работ по одному объекту может набраться несколько десятков страниц. Причем бумажных! В электронной форме такой информации, как правило, нет. Можете себе представить, сколько нужно труда, чтоб отсканировать, разобрать и залить такой объем данных по всем объектам.

Более того, хранятся эти бумаги у заказчиков работ. А крупных заказчиков, распоряжающихся бюджетными муниципальными деньгами, в Киеве около двух десятков: коммунальные предприятия, райадминистрации, департаменты и управления КГГА... Акты нужно добывать из архивов, а это требует много времени и труда.

Поэтому мы вынуждены построить работу немного по другому алгоритму. Если на основе уже доступной на портале общей информации человек видит, что на его подъезд, школу, садик или больницу потрачены определенные средства, но уровень работ или затраченной суммы вызывает сомнения, он может послать нам жалобу, сигнал. Тогда мы начинаем копать глубже, выбиваем детализированную информацию, проводим гражданский аудит совместно с потребителями, оцениваем, насколько потраченные средства соответствуют реально выполненной работе.

— Не проще ли заставить бюрократический аппарат вести электронный документооборот, причем открытый?

— Безусловно. Но поскольку власть у нас часто имеет полномочия и не часто — политическую волю, то низы должны давить на верхи. Вот мы и создаем прецедент — показываем гражданам, по каким актуальным вопросам и на какие болевые точки надо давить.

Что интересно: после того, как 1,5 года назад мы первыми в Украине запустили наш проект, Киевская горадминистрация сделала свою «карту ремонтов». Вот только цены проведенных работ по каждому объекту указаны не были!

Наш пример имел позитивный эффект не только в Киеве, но и других регионах. Сегодня публичная карта ремонтных работ запущена во Львовской горадминистраии, в Днепропетровской областной.

По карте у нас планы состоят в расширении сервиса на другие регионы, где будем сотрудничать с органами местного самоуправления или если не найдем взаимопонимания с властью, станем работать с помощью местных активистов.

— Недавно вы обвинили ряд киевских подрядчиков — строительных компаний — в разворовывании бюджетных средств. Как результат — призвали Виталия Кличко не сотрудничать с фирмами, имеющими за спиной историю уголовного преследования и прочие скандалы. Как отреагировал столичный градоначальник? 

— На официальные обращение к мэру Виталию Кличко и его профильному заместителю Петру Пантелееву мы ответа пока не получили. Если от столичной власти не будет реакции до сентября, подключим фракции Киевсовета, готовые сотрудничать, инициируем создание рабочей группы или временной следственной комиссии. На самом деле масштабы разворовывания на ремонтный работах остаются серьезными, нельзя на эту проблему закрывать глаза.

— Почему обращаетесь к Кличко, а не к правоохранителям?

— Пишем и правоохранителям — в прокуратуру, антимонопольный комитет, фининспекцию, полицию, СБУ... По нашим обращениям открыто около пяти уголовных дел. Для исключительно волонтерского проекта это неплохо, как мне кажется.

Но нашей организации не интересны отдельные эпизоды, хотя этим мы тоже занимаемся. Нам важны системные решения, превентивные меры. Лучший метод борьбы с коррупцией — ее предотвращение. Поэтому мы предлагаем, в частности, создать механизм фильтрации подрядчиков.

По документам 2015 г. видно, что заказчики работ раздавали подряды в ручном режиме. Если сумма дотендерная — для ремонтных работ это 1,5 млн. грн. — заказчик мог определять подрядчика самостоятельно. А поскольку большинство таких муниципальных заказчиков находятся в подчинении у Кличко как главы горадминистрации, мы к нему и обратились — чтобы он повлиял на ситуацию.

— Но это же выглядит наивно: обращаться к человеку, которого самого подозревают в причастности к нечистоплотным схемам, с призывом им воспрепятствовать.

— Власть часто не является монолитной. Учитывая большое количество департаментов, управлений, коммунальных предприятий, мэр может не знать, что на самом деле на некоторых участках происходит. Общественность способна помочь власти выявить проблемы.

Если понимания не найдем, нужно будет сделать так, чтобы у власти не осталось пространства для отхода — общественное давление вынудит ее принять меры.

Недоверчивые люди

— Для общественного давления на власть нужны громкие, скандальные информповоды. Как вы собираетесь их создавать?

— Планируем запустить в сентябре информационный сервис, который позволит выявлять конфликт интересов, использование служебных полномочий в личных целях. Если депутат горсовета является собственником строительной компании и при этом входит в земельную комиссию Киевсовета, где пробивает для своего же бизнеса участки, — это недопустимо. Хотя, увы, это очень распространенная практика в том же Киеве.

В идеале мы перед каждым голосованием в горсовете хотели бы подготовить и обнародовать справку, у каких депутатов по каким вопросам и решениям будет конфликт интересов — т. е. кто пришел сегодня на заседание лоббировать свои интересы, бизнес родственников и т. д.

— Разве серьезные игроки не прячут свои активы, не управляют ими опосредованно через те же офшоры? А те, кто не заморачивается, тоже не обращают особого внимания на разоблачения. Например, какой эффект дало обнародование вами недавно информации о том, что депутат Киевсовета Олег Костюшко «спрятал» бизнес, переписав компанию на своего водителя?

— По Костюшко реакции пока не было — с формальной точки зрения это не преступление, хотя мы считаем, что привлекать внимание к таким эпизодам нужно.

Да, большинство людей во власти не заморачиваются прятать свои активы, потому что их никто не трогает, не оказывает давление, никто о них не говорит. А мы будем говорить, и надеемся, что это вызовет лавинообразный процесс. И это даст эффект.

Так, в 2014 г. мы занимались вопросом детского питания. Обнаружили, что на этих потоках плотно сидят некоторые депутаты Киевсовета. В результате общественного давления этих депутатов не перевыбрали, они потеряли и репутацию, и кресла в горсовете, и их часть на тендерном рынке закупок детского питания существенно сократилась.

— Ваш проект станет предлагать только готовые истории или это будет открытая база данных, доступная сторонним расследователям?

—Да, это будет открытая база данных — в пилотном проекте по киевским депутатам и высокопоставленным столичным чиновникам. Досье будет содержать информацию об активах этих людей, их родственников, помощников и т. д. Сервис должен также автоматически помогать выявлять совпадения в документах (например, в повестке дня горсовета) и нашей базе.

— А как же «спрятанная» собственность? Большую рыбу вы так не поймаете...

— Нам поможет то, что киевские депутаты — очень недоверчивые люди. Большинство компаний, с помощью которых они зарабатывают, официально им и принадлежат. Редко кто-то решается записать бизнес на родственников. И почти никогда — на бизнес-партнеров, подчиненных, на подставных лиц.

Инъекций не будет

— «Антикоррупционный штаб» объявил своей целью построение региональных филиалов. По какой схеме будете расширяться?

— Сейчас мы проводим обучение активистов в регионах и предлагаем создавать отделения «Антикоррупционного штаба». К концу года у нас будут отделения в пяти областях.

Сотрудничаем и с активистами других организаций. Если в регионе уже есть развитые структуры — зачем дублировать усилия? Будем идти этими путями.

— Есть ли у вашего расширения политические инвесторы? Или ваш негативный опыт работы с «Демальянсом», когда вы вынуждены были выйти из фракции и оставить кресло депутата Киевсовета, сделал вам прививку от участия в политпроектах?

— Пока планов вливаться куда-то нет.

Я была и в политике, и общественным деятелем, и сделала для себя вывод: власть не имеет внутренних предохранителей. Такими предохранителями должны становиться общественные организации, гражданское общество. Кто-то обязан рисовать перед властью красную черту, за которой будут бить по рукам.

Эта задача становится все более актуальной, поскольку децентрализация предполагает передачу большой доли публичных финансов на места. И мы должны сделать так, чтобы децентрализация полномочий не превратилась в децентрализацию коррупции.

Поэтому мы не позволим нашим региональным штабам вливаться в какие-либо политические проекты.

— Если не политики, то кто же заплатит за строительство всеукраинской сети? Возможна ли антикоррупционная деятельность без внешнего финансирования? Где вообще ваши финансовые отчеты, раз уж вы требуете открытости от власти?

— Отчетов нет, потому что у нас нет финансов! 98% наших ресурсов — волонтерская работа, 2% — это деньги, преимущественно мои личные или складчина с коллегами. Вы не поверите, «карта ремонтов» в финансовом эквиваленте нам стоила 900 грн.!

— Однако большой проект не может так развиваться вечно! Где вы собираетесь брать деньги на строительство организации — выходить на рынок международных грантов?

— Наша организация таким образом существует два года. И мне кажется, она достаточно успешна.

Активные граждане понимают, что коррупция — проблема номер один. Но многие не знают, какой вклад они могут внести в борьбу с этим явлением. Мы даем шанс подключиться к подобной работе.

Причем речь идет не только о высококвалифицированных кадрах вроде юристов или IT-шников. Например, о ремонтах и потраченных на них деньгах мы сообщали жителям целевых домов не только в интернете, но и непосредственно — с помощью объявлений на подъездах. Это примерно 7—8 тыс. подъездов! И смогли покрыть около 60% адресов.

По Киеву у нас около 70—100 волонтеров. Это большой ресурс, и это основной наш ресурс. Я бы хотела, чтоб такая модель доминировала и дальше.

Привлекаем и целевую помощь. Так, специализированные стипендии нашим расследователям платит адвокатское объединение, которое тоже устало от коррупции, например, в судах.

— Кроме морального удовлетворения, что может получить у вас волонтер? Есть ли шанс сесть в социальный лифт, проводите ли вы инъекции активистов во власть?

— Такого пока не практиковали, это не самоцель. Наша цель как раз другая — контроль власти.

— Какие у вас взаимоотношения с коллегами из других общественных антикоррупционных организаций? Не секрет, что в этой среде порой идет агрессивная война за ресурсы.

— А еще и за власть. Но мы играем в другой лиге. Как я говорила, нас в первую очередь интересуют регионы, органы местного самоуправления, которые получают достаточно крупные средства. И если срочно не установить общественный контроль, эти деньги просто разворуют.

Организации, которые работают с центральными органами власти, не смогут следить за периферией. Так что это вызов и большой объем работы для нас.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Черговий атентат на закон і порядок

Там, де злочинці стріляють, мафія діє через політиків

Харизматичное бурение Николая Злочевского

Последние разоблачения выгодны Петру Порошенко. Он смог потребовать уважения у Штатов...

Плагиатор — коррупциогенный фактор и устойчивый тип

Интеллектуальная кража способствует моральному растлению студенческой молодежи

Коломия оголосила суверенітет

«Гройсман, колишній досвідчений міський голова, вже починає забувати проблеми, які...

Владимир ХОЛОПОВ: «На Евро будем биться за медали»

То, что мы сильнее действующих чемпионок континента — было доказано дважды

Судьба телефонистов

Одесса занимает первое место в Украине по числу граждан, официально работающих за...

Украина станет жить лучше, когда власть начнет...

Если у вас нет средств на собственное воспроизводство, обеспечивающее определенную...

Комментарии 3
Войдите, чтобы оставить комментарий
Dmitriy Azimov
13 Сентября 2016, Dmitriy Azimov

ПРАКТИЧНІ РЕКОМЕНДАЦІЇ «Староста: місцевий лідер, адміністратор,представник інтересів територіальної спільноти»
http://officereform.dp.ua/images/doc/%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B0-%20%D0%BB%D1%96%D0%B4%D0%B5%D1%80%20%D1%82%D0%B0%20%D0%B0%D0%B4%D0%BC%D1%96%D0%BD%D1%96%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%BE%D1%80.pdf

- 0 +
Корнилов, Ю.Н.
23 Июля 2016, Корнилов, Ю.Н.

Безусловно, статья интересная,но нельзя забывать, что общественные организации у нас делятся на два вида - назависимые и "прикормленные" властью. У нас в Одессе первых много, а вторых, думаю, не больше десятка, максимум, двух. Вот на вторых всё и строится, они и гранты получают, и технику, и помещение. Их содержит и Горсовет, и депутаты, и даже бизнес. А мэр всем этим руководит. Он всегда всё знает и без его воли "копейка на пол не упадёт" Но эти организации "целенаправленны" - это из них, бывало, выростали наши "богачи". Кивалов тоже с этого начинал, а пришел к криминалу, но всё равно "непрекасаем" У Саакашвили ничето не получилось. Да и как может получиться, когда в стране коррупция под "крышей" самого президента-олигарха. Нам нужна федерация, что в стране считается чуть ли не преступлением. Мысль в статье отличная. но у нас пока не "проходит" - культура не та. Всё тормозит наше феодально-совковое сознание, "втемяшенное" в наши головы ещё Союзом.

- 0 +
Dmitriy Azimov
19 Июля 2016, Dmitriy Azimov

Якщо ви самі живете в об’єднаній громаді, або може хтось з ваших друзів живе в об’єднаній громаді чи такій, що збирається добровільно об’єднуватися – можливо їм знадобиться правова допомога, ось корисне посилання:
http://despro.org.ua/otg/

- 0 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка