Игорь Додон: «Доверие молдавского общества к идее евроинтеграции упало вдвое»

№29–30(743) 9 — 15 октября 2015 г. 08 Октября 2015 5

Центр Кишинева постепенно обрастает целыми палаточными микрорайонами. Здесь несут вахту участники бессрочных протестов против действующей власти. 6 сентября на площади Великого национального собрания появились первые палатки сторонников Гражданской платформы DА (Demnitate si adevar — «Достоинство и правда»), объединившей, по словам ее лидеров, гражданских активистов вне зависимости от их партийной принадлежности и политических взглядов.

27 сентября протест подхватили партии левого толка — социалисты во главе с Игорем Додоном и «Наша партия» под руководством Ренато Усатого. И хотя их сторонники требуют того же, что «старожилы» центральной площади Кишинева (отставка президента, правительства, организация досрочных парламентских выборов), общегражданского протеста пока не получается. Почему? На этот и другие вопросы «2000» отвечает лидер Партии социалистов Республики Молдова Игорь Додон.

— Итак, выдвигая общие требования и имея по сути общие цели, левые партии и Гражданская платформа DA почему-то протестуют по отдельности. Вы обсуждали вопрос объединения с лидерами платформы?

— Конечно! Еще до того, как они вывели людей на площадь 6 сентября, мы общались с некоторыми представителями этой платформы. Я предлагал им выйти совместно. Они бы шли своей колонной, мы своей. А перед началом парламентской сессии мы бы объединились в единую оппозиционную платформу без партийных флагов, которая имела бы всего одну цель: отставку олигархов и досрочные парламентские выборы. Изначально наши собеседники из платформы DA соглашались, говорили, что это правильный подход, но потом почему-то сделали шаг назад. Возможно, здесь сработали некоторые принципиальные, радикальные позиции ряда представителей этой платформы либо тех, кто дергает их за ниточки из-за кулис. Но сейчас они категорически, на этом этапе по крайней мере, против того, чтобы мы шли на протесты вместе.

— Какие радикальные позиции вы имеете в виду и кто дергает за ниточки?

— Первое. Я имею в виду, что некоторые члены этой платформы в свое время горячо поддерживали националистический Народный фронт, выступали за идею объединения с Румынией. Сомнительно, чтобы они поменяли свое видение Молдовы на геополитическом поле. Наверное, они доминируют в этой платформе, и именно поэтому с ее трибуны звучат порой геополитические лозунги.

Второе. Мне кажется, каким-то образом Запад во всей этой истории завязан. Изначально лидеры платформы выходили с четкими требованиями досрочных парламентских выборов, но на определенном этапе начали от этого лозунга уходить, отодвигать его потихонечку на второй план. Это стало происходить после того, как западные послы заявили, что досрочные парламентские выборы могут привести к смене геополитического вектора и приходу левых партий.

— Вот вы говорите, что лидеры платформы DA прислушиваются к Западу, а о вас говорят, что вы — рука Москвы. И что вы, воспользовавшись моментом, подхватили инициированную платформой протестную волну. Кстати, почему не вы стали инициатором общегражданских протестов? Почему отдали пальму первенства гражданским активистам?

— Потому и отдали, что и я, и Усатый — «рука Москвы». Социалисты провели много акций протеста, в том числе очень крупных, массовых. И наши оппоненты всегда увязывали их с геополитическими интересами, с кремлевской пропагандой, с тем, что левой оппозиции ничего другого не остается, кроме как протестовать. И если б мы сейчас первыми вывели людей на площадь, реакция была бы такой же. Но первыми вышли те, кто голосовал за эту власть, кто поддерживает проевропейский путь развития страны. Кто теперь скажет, что протесты — это рука Кремля?

— Между тем молдавские власти не торопятся уступать, и нет гарантии, что они в ближайшее время выполнят требования протестующих. А лето уже закончилось, на улице не жарко, а ночами вообще холодно. Вы понимаете, какую ответственность взяли на себя, объявив бессрочный протест и поселив людей в палаточном городке?

— Понимаю. Но не забывайте, что мы имеем серьезную партийную политическую инфраструктуру. И Партия социалистов, и «Наша партия». У нас есть во всех районах, городах и практически во всех селах члены партии. Они по призыву партии и, конечно, по необходимости готовы стоять в кольце вокруг парламента. Т. е. мы можем обеспечить сменяемость людей в палаточных городках.

Второй наш серьезный плюс — наличие парламентской фракции. Да, мы оппозиционная фракция, да, мы не большинство, да, в последние полгода мы неоднократно пытались добиться каких-то конкретных вещей от большинства, и это, кстати, касалось и отставки некоторых лиц, и досрочных выборов, и отставки правительства. Нам далеко не все и не всегда удавалось, но с учетом того, что в протестных акциях принимают участие уже сотни тысяч людей, шансов надавить на парламент, чтобы требования были включены в повестку дня, больше.

— Последние соцопросы показывают, что растет рейтинг левых партий. О том, что в случае досрочных выборов власть в Молдове могут взять левые, заявил недавно и лидер либерал-демократов Влад Филат. В чем, по вашему мнению, причины этого?

— Думаю, такая ситуация сложилась из-за того, что правые партии дискредитировали лозунги европейской интеграции, которыми прикрывались с прихода к власти в 2009 г. Странное дело: до них коммунисты тоже активно продвигали идею европейской интеграции. И тогда за нее готовы были проголосовать 65% населения страны, если бы был референдум. А Запад тогда коммунистам не помогал так, как помогает этой власти, давая миллиарды долларов на ее поддержку. Но доверие в обществе к евроинтеграции упало вдвое. Почему это произошло? Потому что олигархи прикрывались лозунгами и воровали, и люди стали жить хуже. Но они же видят, что Европа всячески поддерживает этих «евроинтеграторов». Тогда зачем нам Европа, думает простой человек. Лучше давайте все в другую сторону. В Россию. В ЕврАзЭС.

Это с одной стороны. С другой — играет важную роль тот фактор, что у нас 60—65% всех трудовых мигрантов работают в России. Очень серьезное влияние имеет структура нашей экономики, в основном традиционно завязанная на российском рынке. Если взять все это вместе, европейская интеграция теряет доверие, а евразийский вектор только в росте.

— Кстати о евразийском векторе. Раньше вы неоднократно делали заявления о необходимости денонсации соглашения Молдовы с Евросоюзом. А теперь таких заявлений почему-то не слышно. Что произошло?

— У нас программные цели четкие и понятные. Мы считаем, что Молдова должна двигаться в сторону евразийской интеграции. Она без денонсации соглашения с ЕС невозможна.

Но мы должны быть реалистами, прагматиками. Понимать, что Партия социалистов, скорее всего, после досрочных выборов на первом этапе большинство не возьмет. И если мы хотим определенной стабильности, то, может быть, на первом этапе нам придется лишь приостановить это соглашение. Возможно, только экономическую его часть. Потому что если будем дергаться с одной стороны в другую, в Кишиневе будет майдан. Я за то, чтобы на первом этапе Молдова приостановила если не все соглашение, то хотя бы некоторые вещи более принципиальные, чтобы мы прекратили вести эту геополитическую борьбу, стабилизировали ситуацию внутри, восстановили хорошие экономические отношения с Россией, создали серьезную вертикаль власти, решили социальные проблемы и в течение определенного периода провели референдум, чтобы люди высказались, куда мы все-таки должны идти.

— О Молдове уже говорят как о захваченном государстве, о том, что у нее нет будущего. Ваше мнение на этот счет?

— Эту точку зрения нам навязывают румынские идеологи. Поясняю: в 1918 г. объединение Бессарабии с Румынией произошло на фоне серьезных социальных и экономических трудностей на левом берегу Днестра.

Думаю, сегодня кто-то преследует ту же цель объединения. Чем хуже будет Молдове, чем население будет беднее, чем больше люди будут думать, что все потеряно, тем больше надежды на то, что рано или поздно они скажут: «Да хоть с румынами, нам все равно!» И вот мы видим последние годы, как кто-то очень активно пытается внедрить эту мысль в молдавское общество. Причем разными путями. Это делается специально, чтобы мы отказались от своей государственности.

— Кому это выгодно?

— Если мы говорим о захваченном государстве и о потере государственности РМ, то это выгодно румынам. Думаю, они делают это с молчаливого согласия Соединенных Штатов. Ведь Румыния — один из самых верных союзников США в регионе.

— Вы человек прагматичный, сильный экономист, к тому же не первый день в политике. Неужели в той ситуации, которая сложилась сейчас в Молдове, вы готовы взять власть в свои руки?

— Вы правы, ситуация тяжелая, будет очень сложно. Мы анализируем все, что происходит в экономике, собрали у себя сильнейших специалистов. Знаем минусы и проблемы, которые ждут эту власть либо ту, которая придет ей на смену.

Говорить, что будет легко, что мы сразу со всем справимся, неправильно. Будет, возможно, тяжелее, чем в 2001-м, когда к власти в результате досрочных выборов пришли коммунисты. Тогда наблюдалась хорошая геополитическая и региональная экономическая конъюнктура. Все было в росте — и мировая экономика, и европейская, и российская. Сейчас ситуация гораздо тяжелей. Выходить из нее будет непросто. Но мы к этому готовы — и с точки зрения программы, и с точки зрения команды.

Справка «2000»

Игорь Николаевич Додон, род. 18 февраля 1975 г. в с. Садово Каларашского р-на Молдовы. По профессии экономист. Председатель Национального депозитария ценных бумаг Молдовы (2001—2005), председатель Универсальной товарной биржи Молдовы (2003—2005), министр экономики (сентябрь 2006 — сентябрь 2009), первый заместитель премьер-министра Республики Молдова (март 2008 — сентябрь 2009), депутат парламента от Партии коммунистов (2009 — ноябрь 2011). Покинул фракцию коммунистов в ноябре 2011-го, в декабре того же года избран председателем Партии социалистов.

16 марта 2012 г. проголосовал в парламенте за кандидатуру Николая Тимофти на пост главы государства, что помогло остаться у власти правящему Альянсу за евроинтеграцию (Либерально-демократическая, Демократическая, Либеральная партии).

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Коломия оголосила суверенітет

«Гройсман, колишній досвідчений міський голова, вже починає забувати проблеми, які...

Владимир ХОЛОПОВ: «На Евро будем биться за медали»

То, что мы сильнее действующих чемпионок континента — было доказано дважды

Судьба телефонистов

Одесса занимает первое место в Украине по числу граждан, официально работающих за...

Украина станет жить лучше, когда власть начнет...

Если у вас нет средств на собственное воспроизводство, обеспечивающее определенную...

Садовой: о сердце и душе

На «Самопоміч» йде дуже серйозна атака. Як, власне, й на місто Львів, і на Садового

Работа как волк

Бывшему прокурору не обязательно идти в армию, но и на пособие по безработице ему...

Батькивщина намерена «их» остановить

Дмитрий Шлемко: «Якщо раніше люди йшли просто протестувати і кричати «мирно,...

Бесплатное право и наши права

В центры бесплатной правовой помощи чаще всего обращаются люди в возрасте от 35 до 60...

Михаил Резникович: Определяется будущее нашей...

Украина, отказавшись от собственного мировоззрения и исторического опыта, рискует...

Страсти по громаде

Наталья БАБИЙ: «Опоненти стали розказувати людям в селі: якщо об'єднаєтесь з...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка