Игорь Иванов: «Для решения украинского конфликта нужны рискованные ходы»

28 Сентября 2015 2 5

Как сообщал сайт «2000», наибольший резонанс на прошедшем 11—12 сентября международном политическом саммите «Балтийский форум» вызвало выступление экс-министра иностранных дел РФ, секретаря Совбеза РФ (2004—2007 гг.), а ныне президента Российского совета по международным делам Игоря ИВАНОВА*. В частности — его вывод о том, что «пути Европы и России расходятся всерьёз и надолго».

_____________________________
* С выступлением Игоря Иванова, а также реакцией на него представителей ЕС, США и КНР можно ознакомиться и в материале «Лобовая конфронтация — непозволительная роскошь» прошлого номера нашего еженедельника.

Корреспондент «2000» задал Игорю Сергеевичу ряд уточняющих вопросов.

— Одной из угроз Европе вы в своём выступлении назвали сепаратизм. Угроза по определению — нечто плохое, но вряд ли все Европе наделяют понятие «сепаратизм» отрицательным смыслом. Например, выступающая за независимость «Шотландская национальная партия» уже давно побеждает на выборах в местный парламент. А в этом году взяла наибольшее количество выделенных для Шотландии мест и в британском парламенте. Многие англичане, включая премьера Кэмерона, — сторонники выхода из ЕС. Буквально накануне нашей сегодняшней встречи — 11 сентября — в Барселоне прошла полуторамиллионная демонстрация за независимость Каталонии. Вообще «сепаратизм» как политическое направление в ряде стран является легальным. И не только в Европе — взять хотя бы Квебекскую партию — победительницу последних выборов в Национальное собрание провинции.

— Я лишь цитировал формулировку из европейских документов.

В Каталонии я воочию наблюдал эти манифестации с требованиями проведения антиконституционного референдума. Но призывы к нарушению конституции — никак не движение к стабилизации. Такие же настроения наблюдаются и в Италии, и в Бельгии, и в некоторых других странах. Поэтому я не имел в виду Шотландию, где всё проходило в конституционных рамках и где само руководство страны принимало участие в длительном процессе подготовки к референдуму. Я говорю о сепаратизме в его антиконституционных и, возможно, насильственных формах проявления.

— В продолжение «уточнений»: вы заявили, что Россия перестает быть восточным флангом несостоявшейся Большой Европы и превращается в западный фланг формирующейся Большой Евразии. Но фланг — это нечто периферийное, второстепенное…

— Знаете, второстепенное или не второстепенное, но если вы посмотрите предвыборное выступление Владимира Владимировича Путина, где он говорит о создании единого экономического и гуманитарного пространства от Владивостока до Лиссабона, то в таком случае один фланг Атлантика, а другой — Тихий океан. И когда мы говорили о «четырех общих пространствах»**, то тоже имели в виду — чтобы не было разграничительной линии, которая кончалась бы на границе России, и по одну ее сторону один режим, а по другую — другой. Мы хотели жить в едином правовом пространстве, в едином пространстве понятий. Чтобы были единые механизмы принятия решений в области безопасности. Этого всего не получилось. Однако я не говорю, что это не получится никогда. Может получиться у следующего поколения политиков и дипломатов.

______________________________
** Еще в 2004 г. (при министре иностранных дел Российской Федерации Игоре Сергеевиче Иванове) РФ предлагала Евросоюзу заключить стратегическое соглашение о долгосрочном партнерстве и сотрудничестве на принципах "четырех пространств", включающих области экономики, безопасности, правосудия, а также науки и культуры. Таким образом Россия добивалась статуса особого партнера ЕС. Однако не нашла понимания.

Но для моего поколения проект Большой Европы в том виде, в котором мы работали над ним 20 лет после окончания «холодной войны», упущен. Степень взаимного недоверия настолько сильна, что очень сложно даются какие бы то ни было решения. Для урегулирования украинского конфликта нужны ответственные и в какой-то степени рискованные для отдельных политиков ходы.

Политика мелких шагов не даёт результатов, слишком далеко зашёл кризис. Слишком глубоки раны. Здесь требуются серьёзные решительные шаги и высокая степень ответственности тех политиков, которые ответственность готовы на себя взять.

С другой стороны, нельзя себе позволить жить в плену иллюзий. Мы видим, что сегодня усиливаются интеграционные процессы на Западе, в Западной Европе, и Украина, наверное, будет новой «берлинской стеной» или «украинской стеной». Не дай бог, чтобы это произошло, но, к сожалению, она оказалась на этой границе.

В Брюсселе натовские стратеги очень обрадовались украинскому кризису. Наконец-то они получили основания говорить, что НАТО необходимо. Потому что они искали, где его применить: ТО в Афганистане, то на Ближнем Востоке. А теперь говорят: «Вот опять угроза с востока». Усиливаются институты евроатлантические (в классическом понимании «холодной войны»).

Но Россия активизирует движение на восток не из-за Украины. Это началось раньше. Украинские события лишь ускорили этот процесс. Экономический центр перемещается в Китай и другие страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Поэтому Россия в ту сторону тоже двигалась.

— В рамках минского процесса возможны те решительные шаги, которых, по вашему мнению, так не хватает?

— «Минск-1» и «Минск-2» — несомненно положительные договоренности, но, с моей точки зрения, они являются началом процесса, а не дают форму окончательного урегулирования. Требуется более широкий формат переговоров. Я считаю, что нормандский формат должен быть расширен. Необходимо участие Европейского Союза как организации и полноценное участие США. С моей точки зрения, необходимо участие Великобритании и, возможно, Польши как соседнего государства.

— Получается, в таком формате большинство против России.

— Я же не придумываю что-то на ходу, беседуя с вами. Если все будут заинтересованы в решении проблемы, тогда не будет один против всех, и все против одного. Мы сидели в Дейтоне и таким образом урегулировали проблему Боснии. Мы так же (5+1) пытаемся урегулировать проблему Ирана.

— Сербы не считают Дейтонское соглашение справедливым.

— Ни один человек после Дейтона не погиб. И государство существует. И Республика Сербская существует. И об этом следует помнить всегда.

Сергей КУЛИШ: Охочусь только на медали

Никогда не смогу ногой дверь открыть и сказать: «Вот, я олимпийский призер, давайте...

Коломия оголосила суверенітет

«Гройсман, колишній досвідчений міський голова, вже починає забувати проблеми, які...

Владимир ХОЛОПОВ: «На Евро будем биться за медали»

То, что мы сильнее действующих чемпионок континента — было доказано дважды

Судьба телефонистов

Одесса занимает первое место в Украине по числу граждан, официально работающих за...

Украина станет жить лучше, когда власть начнет...

Если у вас нет средств на собственное воспроизводство, обеспечивающее определенную...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
Владикович
29 Сентября 2015, Владикович

Думал об Иванове лучше. Насколько этот материал отражает его суть?

- 2 +
Дмитрий Скворцов
30 Сентября 2015, Дмитрий Скворцов

На данный момент полностью. У него продолжается переход от либерала к державнику

- 1 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка