Оливер Стоун: «Сноуден — патриот, и он хочет вернуться домой»

№38(788) 23 — 29 сентября 2016 г. 22 Сентября 2016 1 4.8

Эдвард Сноуден

В интервью Global Viewpoints прославленный режиссер Оливер Стоун, снявший такие шедевры, как «Уолл-стрит» и «Джон Ф. Кеннеди», рассказывает о новом фильме, посвященном Эдварду Сноудену, о тоталитарной сути «капитализма слежки» и о российском президенте Владимире Путине.

ВОПРОС: В вашем фильме вы создали образ Сноудена — не предателя, а патриота времен информационной эпохи, пытающегося защитить американских граждан от собственных спецслужб. В какой-то момент в вашем фильме Сноуден и его коллеги осознают — слежка за американцами ведется даже плотнее, чем за врагами Америки — китайцами и россиянами.

После откровений Сноудена американские законы о безопасности были пересмотрены, с тем чтобы положить конец практике огульного сбора метаданных о гражданах США. Считаете ли вы это достаточной защитой гражданских свобод, или же Америка всегда может отказаться от послаблений в законах в случае очередного масштабного теракта или победы Дональда Трампа?

СТОУН: Как говорит Сноуден, «в Белом доме они поменяли только занавески». Упомянутая вами возможность все еще существует. Да, они ввели определенные ограничения. Но на федеральном уровне существует целый ряд проблем: одни решения о проведении массовой слежки признаны неконституционными, а другие — нет. Иными словами, сегодня у нас царит бюрократическая неразбериха, и очень сложно понять, где именно проходят границы. На разгребание всего этого потребуются годы.

Разоблачения Сноуденом событий, происходивших после терактов 11 сентября, — это целая глава в истории. Вот почему я снял этот фильм.

Джеймс Ризен из New York Times собрал материалы о массовой слежке и прослушивании еще в 2004 г., но газета решила тогда не публиковать эту статью. Президент Буш и его шайка, связавшись с редакцией, отговорили ее от публикации, ссылаясь на причины, связанные с «национальной безопасностью». Если бы общество уже тогда узнало об этой масштабной слежке, победу на выборах вполне мог бы одержать Джон Керри, конкурировавший с Джорджем Бушем, выдвинувшимся на второй срок.

В итоге газета в конце 2005 г. все же опубликовала те материалы. И они стали первым подтверждением того, что некоторые из нас давно подозревали: в недрах администрации Буша происходит нечто глубоко пагубное, например, используются такие методы допроса, как имитация утопления.

Но лишь в июне 2013 г., когда прошло уже 5 лет правления «мыслящего реформами» Барака Обамы, Эдвард Сноуден своими разоблачениями сорвал завесу секретности с таких программ, как Upstream и Prism, позволявших извлекать личные данные пользователей из баз данных Google, Apple, Yahoo и Microsoft.

Это произошло через 9 лет после того, как Ризен пронюхал о массовой слежке. Но Сноудену удалось собрать неоспоримые доказательства и поведать миру о программах, которые просто выше понимания людей, совершенно не представлявших, чем именно занимается их правительство.

По мере того как я все глубже вникал в работу над фильмом, ко мне пришло осознание — все это лишь верхушка айсберга. Программ, подобных XKeyscore (она позволяет отслеживать практически все, чем человек занимается в интернете) или Boundless Informant (разносит по карте страны данные, собранные с компьютеров и телекоммуникационных сетей), существуют десятки, если не сотни.

Теперь мы зашли еще дальше, погрузившись в кибернетическую войну, объявленную Обамой всему миру с самых первых дней работы его администрации. Именно тогда он стал гораздо чаще проводить атаки с помощью вируса Stuxnet — практику, начатую еще в период президентства Буша. Этот вирус пробил себе путь к пультам управления иранскими ядерными центрифугами и вывел их из строя. Впервые в истории США воспользовались цифровым оружием не в оборонительных, а в наступательных целях. Тот факт, что разведывательное сообщество не столько защищает Америку, сколько наращивает наступательный потенциал, более всего тревожит Сноудена.

Моя точка зрения такова — несмотря на все разоблачения Сноудена, он по сути ничего конкретно не разоблачил. Все эти сведения позволяют лишь догадываться, что лежит в основе айсберга. В фильме речь идет о массовом прослушивании и о дронах, а тему кибернетической войны мы затронули лишь поверхностно. Мы показываем, как Сноуден во время рабочей поездки в Японию замечает, что американские агенты загружают вредоносные программы в компьютерные сети японцев, наших союзников! Кто мог бы представить себе такое?

А теперь давайте взглянем на все это с другой стороны. Иран, Китай и Россия видят, как США используют вирус Stuxnet и прочие виды цифрового оружия. Думаете, этот факт не побудил их к созданию собственного кибернетического арсенала? В итоге мы получили гонку цифровых вооружений.

И это мы еще не упомянули хакеров-частников. Пару недель назад группа под названием Shadow Brokers опубликовала предупреждение, адресованное представителям элиты разведслужб. Хакеры утверждают, что им удалось взломать сети АНБ и похитить несколько видов кибернетического оружия, и теперь они планируют выставить его на аукцион, чтобы продать тому, кто даст максимальную цену. По сути они говорят: «Мы знаем, какое оружие у вас есть, и мы будем атаковать вас до тех пор, пока вы не откажетесь от этого вида ведения боевых действий».

Соединенные Штаты стали главным преступником в ходе кибернетической войны, и сегодня мы получаем ответные удары.

ВОПРОС: А чего нам ожидать от победы Трампа?

СТОУН: Лично я не верю в то, что у него есть шанс. Победит Хиллари, и мы в итоге столкнемся с огромными трудностями, поскольку для ее внешней политики характерна крикливость и воинственность. Она была из рук вон плохим государственным секретарем, пожалуй, даже хуже, чем Кондолиза Райс. Клинтон — чрезвычайно агрессивный ястреб.

Оливер Стоун

ВОПРОС: Парадокс эпохи интернета состоит в том, что постоянное развитие наших взаимосвязей в сети подразумевает неуклонное расширение потенциала слежки — и не только правительством, но и частными цифровыми компаниями, собирающими и эксплуатирующими личные данные в коммерческих целях. Вызывает ли этот момент у вас тревогу?

СТОУН: Безусловно. Я недавно сказал, что игра Pokemon Go, открывающая доступ к личным данным аккаунтов пользователя в Google, представляет собой принципиально новый уровень вторжения в частную жизнь. Компании, подобные Google, извлекают баснословную прибыль, добывая данные из ваших персональных запросов, поисков в сети, изучая ваше поведение и привычки. На продаже такой информации можно заработать гораздо больше, чем на торговле любыми товарами. Это капитализм слежки, в реальности, это принципиально новая разновидность тоталитаризма.

Если говорить о правительственной слежке, сегодня появились частные компании, устанавливающие шифровальные программы, лишающие правительство возможности воспользоваться пробелами для скачивания данных. Компании просто боятся потерять клиентов. Они отказались быть соучастниками и перебежали на другую сторону баррикад. И они говорят: «Теперь мы намерены защищать вашу конфиденциальность».

Я надеюсь на искренность их заявлений. Но действительно ли все эти шифровальные программы работают? Можно ли доверять им? Нам это неизвестно. Мы все сегодня бредем наощупь вперед в атмосфере полной неопределенности. Мы следим за своим словами, и это ужасно — маккартизм версии 2.0.

ВОПРОС: В фильме Сноуден просит свою подругу внимательно следить за тем, что она говорит в интернете. Девушка пожимает плечами и отвечает: «А мне нечего скрывать». Неужели это так называемое поколение Фейсбука настолько наивно, или они уже свыклись с реалиями новой эпохи тотальной слежки?

СТОУН: Я не думаю, что мы можем обобщать мнение о целом поколении. Но в определенной степени вы правы: я действительно наблюдаю какую-то пассивность, ощущение в духе «а что я вообще могу сделать?». И при этом мы не можем рассчитывать на какие-то альтернативные варианты общения. Выход лишь один — выйти из сети. И кое-кто именно так и поступает. Вот почему Сноуден и многие другие буквально сражаются за проведение реформы интернета и принятие действенных регуляторных законов.

У нас нет причин считать, что частные компании действительно не хотят обеспечивать защиту приватной жизни своих клиентов от вторжения правительства. Конкуренция в вопросе обеспечения конфиденциальности — благое явление. С коммерческой точки зрения, конкуренция способна разрушить монополию Google на контроль над всем миром. Мне по душе европейский подход, поскольку они пытаются сломать монополию Google. Нельзя и далее позволять парням из Google бесчинствовать.

ВОПРОС: Газета New York Times недавно опубликовала огромный и подробный материал об основателе WikiLeaks Ассанже, намекнув, что он — вольно или невольно — играет на руку России. Но несмотря на то что Ассанж до сих пор отказывался критиковать наступление России на свободу слова, Сноуден выступил с подобной критикой, назвав внесенный в РФ законопроект «законом большого брата». Видите ли вы разницу между Ассанжем и Сноуденом?

СТОУН: Эд Сноуден ведет себя очень порядочно. Он любит свою страну — Соединенные Штаты — и жаждет вернуться домой. Он патриот, желающий исправить то, что ему кажется ошибочным. Вот и все. Он большой интеллектуал, и, на мой взгляд, он мог бы оказать АНБ помощь. Но эта возможность утрачена. Ничто не позволяет считать его изменником родины в традиционном смысле этого понятия. Он очень жестко оценивает россиян — как в приватных беседах со мной, так и в публичных выступлениях.

Я не знаю, понимает ли он, что нигде не смог бы получить политического убежища, кроме России, поскольку она недостижима для американских спецслужб. Никто не станет отправлять туда «морских котиков», чтобы захватить его. Китай, Россия или Иран — это единственные страны, где у США никогда бы не получилось добиться от правительств его выдачи или организовать там рейд спецназовцев.

В моем фильме есть сцена, где я показываю вынужденную посадку самолета президента Боливии Эво Моралеса в Австрии, поскольку Португалия и Франция отказали ему в посадке для дозаправки, подозревая, что на борту президентского лайнера находится Сноуден. И если этот факт ничего не говорит вам о том, насколько США доминируют в мире, я не знаю, чем вас еще можно убедить.

У Джулиана Ассанжаа совершенно иное мировоззрение, и он находится в абсолютно иной ситуации. Он видит мир, в котором доминирует зловещая американская империя, и он готов вести против нее войну до победного конца. Он — совсем не Сноуден.

ВОПРОС: Снимая фильм о Сноудене, вы очень много времени провели в России. В частности, у вас состоялось длительное общение с Путиным. Каковы ваши впечатления?

СТОУН: Очень проницательный, рациональный и лишенный эмоций человек. Он пламенный патриот, уверовавший в сильную Россию, «Сын России», как говорят там. Он вернул России целостность после развала, произошедшего в постсоветскую эпоху в период правления Бориса Ельцина. Собрал олигархов и сказал им: «Если вы всегда будете помнить об интересах государства, все будет в порядке. Но мы не хотим видеть вас в политике». Нам стоило бы последовать его примеру здесь, в США.

Путин — однозначно капиталист, разделяющий идеи частного предпринимательства и приветствующий их. Он пытался поднять экономику, а сегодня ее подрывают санкции Запада. Как и лидеры Китая, он уверен, что США стремятся разжигать народные восстания в стиле «цветных революций», как это произошло в Украине, ради расширения своей сферы влияния и с целью ослабления России.

Мы усиленно дразним медведя, но не стоит забывать, насколько он крут.

© 2016 The WorldPost/Global
Viewpoint Network/TNS

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Сергей КУЛИШ: Охочусь только на медали

Никогда не смогу ногой дверь открыть и сказать: «Вот, я олимпийский призер, давайте...

Коломия оголосила суверенітет

«Гройсман, колишній досвідчений міський голова, вже починає забувати проблеми, які...

Владимир ХОЛОПОВ: «На Евро будем биться за медали»

То, что мы сильнее действующих чемпионок континента — было доказано дважды

Судьба телефонистов

Одесса занимает первое место в Украине по числу граждан, официально работающих за...

Украина станет жить лучше, когда власть начнет...

Если у вас нет средств на собственное воспроизводство, обеспечивающее определенную...

Садовой: о сердце и душе

На «Самопоміч» йде дуже серйозна атака. Як, власне, й на місто Львів, і на Садового

Работа как волк

Бывшему прокурору не обязательно идти в армию, но и на пособие по безработице ему...

Батькивщина намерена «их» остановить

Дмитрий Шлемко: «Якщо раніше люди йшли просто протестувати і кричати «мирно,...

Бесплатное право и наши права

В центры бесплатной правовой помощи чаще всего обращаются люди в возрасте от 35 до 60...

Михаил Резникович: Определяется будущее нашей...

Украина, отказавшись от собственного мировоззрения и исторического опыта, рискует...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Александр Юрченко
23 Сентября 2016, Александр Юрченко

И даже в люди вышел, черным ходом.

- 2 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка