«Оппоблок» — это одно, а Шуфрич — совсем другое

№22v(750) 12 — 18 июня 2015 г. 12 Июня 2015 4 4.2

Нестор Шуфрич

Вот скажите, где оппозиция?

Вся страна в шоке от «керування» новой власти: из-за войны, курса гривни, цен, тарифов, бездумных назначений на ключевые посты, а также от взяток, которые увеличились в сравнении с прошлым годом в разы.

И по логике публика, доведенная до отчаяния, должна в очередь записываться к оппозиционерам, чтобы примкнуть к ним и вместе строить светлое будущее.

Но очередей что-то не видно.

Да и сами «оппозиционеры», которые в парламенте представляют политсилу с красноречивым названием «Оппозиционный блок», как-то не особо тянут на оппонентов власти.

Кто давит и кто шелестит

Из последних событий, связанных с Оппозиционным блоком, единственное, что запомнилось, — это «шелест купюр», в чем публично обвинили депутатов этой фракции перед голосованием за снятие неприкосновенности с Клюева. Вроде как они пытались подкупить коллег, чтоб те не голосовали за снятие.

Но если это напраслина и на самом деле никто не шелестел, то где публичные опровержения? Где пламенные выступления, что, дескать, власть пытается оппозицию замарать? Где иски в суд за клевету?

Так что беседу с Нестором ШУФРИЧЕМ, народным депутатом нескольких созывов, членом фракции «Оппозиционный блок» в восьмой каденции, членом комитета ВР по вопросам бюджета, и решила начать именно с «шелеста».

— Думаю, никакой попытки подкупа не было, — заявил Нестор Иванович. — Но при этом — впервые во время рассмотрения вопроса о снятии неприкосновенности — в зале не раздали само представление Генерального прокурора! Это говорит о том, что по представлению есть вопросы. Об этом говорили и члены Регламентного комитета, кстати, от фракций коалиции. Так что мы стали свидетелями политической мести: Клюев ответил только за то, что он Клюев.

— И чтоб справедливость восторжествовала, а Клюева не посадили бы только за то, что он — Клюев, надо понимать, ваша политическая сила хоть что-то предпринимала?

— Наша позиция была четко продемонстрирована в Регламентном комитете. Не случайно этот комитет так долго не мог определиться. И только под бешеным давлением таки внес этот вопрос на рассмотрение Верховной Рады.

— Кто давил? Давайте уж называть поименно.

— Как когда-то давили Кучма и Янукович, сегодня давит Банковая.

— Так и заявите об этом с трибуны, с фактами и фамилиями.

— Я вам ответил.

— Но как-то странно у вас совпало: в день знакового голосования пустовали кресла в зале в рядах Оппоблока. Потому что члены вашего теневого правительства скопом отправились в Запорожье проводить свое выездное заседание. А нельзя было то же самое, но после работы и в Киеве? Отсутствие их голосов в ВР уж точно не прибавило баллов представителям вашей фракции.

— Я не член оппозиционного правительства! И давайте говорить о Несторе Шуфриче как о политике, если вам это интересно.

— Шуфрич не входит в Оппозиционный блок?

— Давайте говорить обо мне как о политике...

— ...который входит во фракцию, декларирующую оппозиционность.

— Я действительно имел некоторое отношение к сохранению Оппозиционного блока полгода назад. Но сегодня он неоднозначен. Поэтому если хотите получить мою личную оценку, то я ее с удовольствием дам. Если хотите, чтобы я говорил от имени Оппозиционного блока, давайте перенесем наше интервью.

— Зачем? Я вам и не предлагаю говорить «от имени». Но поскольку вы не только входите в эту фракцию, но и воспринимаетесь коллегами по ВР как оппозиционер, то не вижу крамолы в том, что вопросы напрямую касаются Оппозиционного блока... Кстати, мы тут все о Клюеве да о Клюеве, а что скажете по поводу такой же меры — снятия неприкосновенности — с бывшего члена фракции Ляшко, «радикала», экс-комбата «Айдара»? Мельничук тоже виноват только в том, что он Мельничук?

— Мне не знакомы обстоятельства представления по Мельничуку. Его, кстати, тоже не раздали в зале. Но по той информации, которую мне передали члены Регламентного комитета, доказательная база была весьма сомнительна.

Корона не упадет

— Не так давно г-н Гройсман во всеуслышанье заявил, что поскольку многие депутаты не ходят на допросы в Генпрокуратуру, им даже невозможно вручить повестку, то нужно придумать нормы, чтобы следователи сами ходили в Раду и допрашивали избранников прямо в сессионном зале.

— В сессионном зале, наверное, — смешно. Но в принципе выделить какой-то кабинет для того, чтобы народные депутаты имели возможность встречаться с представителями правоохранительных органов в том или ином качестве, можно. Такая практика допроса свидетеля есть, и это касается не только народных депутатов Украины. Для удобства обеих сторон можно было бы предусмотреть возможность такого общения. Но это не касается подозреваемых и, конечно же, обвиняемых.

— Да, практика есть. Но это только если, допустим, свидетель сломал ногу, застрял в Калифорнии и по этой причине к нему летит следователь. Если, конечно, у ГПУ такие деньги найдутся, чтоб оплатить командировку сотруднику... Но почему ваши коллеги игнорируют повестки, находясь здесь, в Киеве? И почему для них надо делать исключение, «комнату для дачи показаний» в Раде оборудовать! Знаете, корона с головы не упадет, если сами пойдут на Резницкую.

— Что касается меня, то я приходил в прокуратуру, давал показания. Но случалось, приезжали следователи на мое рабочее место. Я не вижу проблемы. Есть более важные вопросы...

— «Депутатов втягивают в коррупционные разборки», — это уже цитата из Шуфрича. И что получается? Следователи не могут достучаться до депутатов, а те говорят: «их втягивают в разборки». Вот и скажите, кто втягивает? Каким образом?

— В данном случае это касалось представления на Клюева. Налицо корпоративный конфликт, который может быть предметом рассмотрения Хозяйственного и Арбитражного судов. Вместо этого в разборки внутри акционерного общества втянут парламент!

— Давайте абстрагируемся от голосования «по Клюеву» и подумаем над свежей информацией по вашему же коллеге Мирошниченко. В частности, о его недвижимости в Калифорнии. Откуда у скромного бывшего представителя президента в парламенте, а до того — простого народного депутата нескольких созывов все эти миллионы долларов, причем незадекларированные?.. Вот придут следователи ГПУ в Верховную Раду и начнут проводить допросы...

— Это неинтересно обсуждать. Тем более я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть информацию о доме в Лос-Анджелесе. Мне об этом ничего не известно.

— В вашей фракции люди не просто небедные, но многих спокойно можно назвать олигархами...

— Я никогда не скрывал, что являюсь состоятельным человеком! Но, подчеркну, пришел в политику уже состоявшимся бизнесменом с миллионными доходами! Вы лучше задайте этот вопрос тем политикам, которые никогда не были в бизнесе, а ушли из политики миллионерами или даже миллиардерами!

«Ловушка» и Нуланд

— Одно из ваших недавних высказываний для отечественного телевидения свидетельствует: вы уверены, что рейтинг Оппозиционного блока растет, народ вас поддерживает. Действительно в это верите?

— Я это вижу. И таковы результаты социсследований.

— Не буду сеять сомнения на предмет «заказных результатов опросов», только уточню: вы опираетесь на то, что вам говорят социологи, или видите, как народ к вам валит?

— К сожалению, в мире не придумано другого способа определить доверие к той или иной политической силе или политикам, кроме как результаты социсследования. Это же элементарно.

— Если бы народ на самом деле вас поддерживал, то уже стоял бы под стенами Рады с флагами и криками в поддержку Оппозиционного блока. Но почему-то не стоит.

— Вы здесь правильно отметили, может быть, в Киеве уровень поддержки несколько ниже, чем в других регионах, в первую очередь в районах юго-востока страны. Там люди выходят и поддерживают. Но сегодня не провоцируется, слава Богу, ситуация, когда народ должен выйти на улицу. Хотя я не исключаю, что в ближайшее время люди перейдут к более активным акциям протеста против действий сегодняшней власти.

— Не так давно парламент в первом чтении поддержал закон о финансовой поддержке партий...

— Это европейская практика!

— Очень хорошо. И согласно европейским же традициям партии должны «открывать» своих спонсоров.

— Естественно.

— Вот и назовите имена тех, кто финансово поддерживает вашу политическую силу.

— Вы можете посмотреть фамилии всех, кто внес соответствующие денежные взносы во время избирательной кампании. Там есть и моя фамилия, и фамилии многих членов нашей фракции... Но вы мне сейчас задаете вопросы 3-го, 4-го или 5-го порядка той проблематики, которая имеется сегодня в стране.

— Ошибаетесь. Спонсоры партии — это важная информация, хотя бы для того, чтобы страна могла знать, на чью мельницу собирается лить воду та или иная политическая сила. Сомневаюсь, что Оппоблок будет лить на «мельницу» Шуфрича. Значит, есть более финансово сильные персоны, чьи интересы лоббируют или будут лоббировать ваши коллеги...

— Вы не обратили внимания, с чего я начал интервью. Не хочу сегодня говорить от имени Оппозиционного блока по многим причинам. И ставлю на этом точку.

— Давайте плясать от печки: в любой стране есть власть и есть оппозиция...

— Согласен.

— И поскольку вы оппонируете власти, то и, вероятно, чувствуете себя «оппозицией».

— Безусловно.

— И когда во время визита в Украину г-на Керри с делегацией представитель госдепа г-жа Нуланд встречалась с Левочкиным, главой вашей фракции...

— Не надо преувеличивать значение встречи. Это нормальная практика, когда представители государственного департамента — в данном случае помощник госсекретаря — встречаются с представителями оппозиции. В свое время они, встретившись с Януковичем, встречались и с лидерами тогдашней оппозиции. А сегодня, встретившись с Порошенко и Яценюком, — с представителями сегодняшней оппозиции.

— Именно после встречи с Нуланд по парламенту поползли слухи, дескать, Левочкина готовят на нынешнее место Яценюка. Оппозиционный блок стали именовать «очередным проектом госдепа», а в целом парламентскую оппозицию — «ловушкой для протестного электората».

— Я вам скажу так: ни себя, ни тех людей, которые сегодня верят в нас как в оппозицию, затащить в ловушку не позволю. Что касается перспективы премьерства Левочкина или представителя другой оппозиционной силы, то это возможно только в случае переформатирования коалиции. В этом парламенте не вижу реальной такой возможности. После новых выборов, думаю, каждая политическая сила должна претендовать на формирование правительства. Иначе нет смысла участвовать в выборах.

«Закономерный» суицид

— Несколько знаковых фигур из прежнего созыва и вашей прежней фракции уходили из жизни по собственной воле... Не знаю, кто придумал, но в интернете гуляет и ваш «комментарий» по поводу летального исхода, якобы случившегося с Александром Ефремовым.

— Да вы что! Он, слава Богу, жив... Это явно фейк. Не просите меня комментировать фейки!

— При разных обстоятельствах после смены власти кто-то из прежних государственных мужей мог покончить с собой. Но не так же массово, как сейчас. «Эпидемия самоубийств: экс-"регионалы" уходят из жизни», — такой заголовок увидала на сайте Би-би-си. Возможно, вы знаете причину этих суицидов?

— Кого конкретно?

— Например, Михаила Чечетова.

— Спровоцировало его самоубийство заявление Генерального прокурора, в этом у меня нет сомнений. Он (Генеральный прокурор) в пятницу давал интервью, если не ошибаюсь, «5-му каналу», где сказал, что в понедельник утром его хотят пригласить для предъявления новых...

— ...обвинений.

— Он не говорил «обвинений»! Если не ошибаюсь, фраза звучала так, что они вызывают его «по какому-то новому делу».

— А какие причины были у Пеклушенко, бывшего губернатора Запорожской области?

— Я был глубоко шокирован решением Александра свести счеты с жизнью. И глубоко сочувствую его семье. Думаю, он таким способом решил обезопасить своих родных от прессинга... Вспомните 2005 год. То же самое было! Публичные обвинения без всяких доказательств и оснований. Преследования через массмедиа. Ничего не изменилось, к сожалению.

Монолог о блоке

«Если после каждых выборов проигравшая сила будет накладывать на себя руки, то скоро от страны ничего не останется», — после этой моей ремарки собеседник решил переключиться на другую тему.

Возможно, она появилась именно потому, что я упомянула слово «выборы», но, может, и по какой другой причине. Во всяком случае г-н Шуфрич предложил рассказать историю о том, как создавался Оппозиционный блок.

Получился монолог, который даю почти без купюр.

«Идея создания Оппозиционного блока возникла в августе 2014-го, когда уже было ясно — выборы в парламент состоятся.

Сначала предполагалось, что эти две политические силы — Партия развития Украины и Партия регионов — пойдут отдельно. Я же был ярым сторонником объединения. В условиях, когда люди были деморализованы на юго-востоке, мы должны были показать единство, характер, послать сигнал, что они не брошены.

К сожалению, хоть такая договоренность была достигнута, но в последнюю секунду руководством Партии регионов было принято решение не участвовать в выборах, выйти из Оппозиционного блока. После того как руководство ПР решило, что партия не будет участвовать в выборах, отдельным активистам было дано право баллотироваться по округам.

Я выбрал для себя округ в Измаиле, Александр Вилкул — в Кривом Роге, еще несколько наших коллег тоже баллотировались или планировали это делать в других округах.

Потом мне позвонило руководство Партии развития Украины и пригласило участвовать в Оппозиционном блоке. Бренд этой политсилы, сама партия была зарегистрирована у них.

Я счел для себя невозможным участвовать в Оппозиционном блоке без моих товарищей. Был разговор с Медведчуком, потом с Ахметовым. Эти люди имеют прямое отношение к политическим силам, которые создали Оппозиционный блок: один — к «Украинскому выбору», другой — к ПР.

Но ожидания людей увидеть нас как партию на выборах было налицо. И после того как руководству ПР была доведена до сведения моя позиция о том, что считаю целесообразным участвовать в Оппозиционном блоке, то тогда и было принято решение лидерами Партии регионов — сохранить формат политсилы в рамках Партии развития Украины, «Украинского выбора» и нескольких других партий.

Поэтому для меня Оппозиционный блок, за который я боролся на выборах, — это очень принципиальный вопрос. И его деятельность для меня имеет огромное значение».

— И в чем же его деятельность? Мы уже сорок минут беседуем, а я все никак не могу понять: что ж такого значительного вы как оппозиционеры сделали?

— Сейчас... Я закончу. У меня сегодня очень много вопросов к тому, что происходит в Оппозиционном блоке. Но я не готов это комментировать... Хочу вам напомнить, что я имел отдельную точку зрения от генеральной линии Партии регионов — в отношении и политики Януковича, и его ближайшего окружения. Сейчас у меня есть вопросы, на которые хочу получить ответы. И после того как эти ответы будут получены, могу вам пообещать искренне поговорить об этом.

— Руководит вашей фракцией человек, с которым у вас прежде были сложные отношения. Все помнят, как после заседания штаба ПР возле кинотеатра «Зоряный» Шуфрич побил Левочкина...

— Не стану это комментировать, потому что касается только двух человек. Здесь нет политики.

— Даже если вы даму сердца не поделили, то в любом случае отношения у вас были враждебными. Как же вы сотрудничаете в одной фракции?

— Мы вместе прошли избирательную кампанию, и прошли достойно.

Плохие «фишки»

— Накануне любых выборов, как правило, оппозиционные силы стараются не просто активизироваться, а еще и зрительно показать — для не определившегося в симпатиях электората, что только они самые-самые... Для этого и с флагами по улицам ходят, и палатки ставят, и митинги разные устраивают. Вот такие, можно сказать, традиционные «фишки»...

— Не совсем с вами согласен.

— ... даже пресс-релизы, которые вы рассылаете...

— Кто из нас двоих дает интервью?.. Мне жаль, что мы сегодня говорим о «фишках». Если об этом, то я «фишками» и отвечу. Поднимите все законодательные инициативы, в том числе и мои личные, моих товарищей по Оппозиционному блоку. Там все написано. О необходимости урегулирования баланса бюджета каждой семьи, о социальных стандартах, зарплатах, о десятках других бюджетных обязательств, которые сегодня не выполняются в нарушение Конституции. Также вопросы, связанные с поднятием тарифов. Все это отражено в наших законодательных актах! Так что вопрос о «фишках» некорректен.

— Оппозиционный блок выступил с заявлением, у которого название было длинное и путаное: «Нынешняя власть отдаляет перспективу европейской интеграции Украины». Я так поняла, что причина, подтолкнувшая делать заявление, — это «обида». Ваши коллеги осерчали из-за того, что Яценюк как бы «присвоил» их авторство в разработке документов по ЕС. Иначе с чего бы представители вашей фракции писали, что те, кто сейчас при власти, «поставили себе в заслугу заключение Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом, хотя не имеют ни малейшего отношения к разработке этого масштабного документа».

Это я к слову— о последовательности и принципиальности. Если у вас там все такие принципиальные, то должны хотя бы придерживаться главной своей «фишки»: в качестве идеологии у вас записан евроскептицизм. Можете открыть официальный сайт и убедиться в справедливости моего утверждения. Так вот евроскептики, которые появились в Британии, изначально делали все, чтобы их страна не вступила в ЕС. А вас — как отечественных «евроскептиков» — не поймешь.

— Мое отношение к этим процессам общеизвестно. И я об этом заявил на заседании фракции 4 сентября 2013 г. не кому-нибудь, а лично Януковичу. Но я сегодня готов дать интервью как Нестор Шуфрич лично, а вы требуете от меня дать оценку деятельности Оппозиционного блока.

Война как козырь

— В стране уже больше года идет война. И практически все политические силы используют в своей риторике этот «козырь». Можно только представить, что начнется уже вот-вот, в канун местных выборов, когда надо будет агитировать народ «за себя»... Смотрю на состав некоторых фракций, понабиравших себе в списке комбатов, от которых — в законотворчестве — вообще никакого толка, но эта ж тенденция сохранится, потому что в тренде, одним словом, — «на часі»! И какая ж сила в этих «перегонах» победит?

— Тут никто не может победить, к сожалению. Но я рад, что мы перешли к этому вопросу. Потому что это основное. Вы задали вопрос главный — быть или не быть Украине? Ведь сегодня на Донбассе решается судьба Украины. И здесь есть несколько отправных точек, по которым мы можем оценить то, что было, есть, и попробовать спрогнозировать, что будет.

Далее снова последовал монолог Нестора Шуфрича.

«Возьмем события марта—апреля прошлого года. Чтобы сейчас не нагнетать эмоции, скажу лишь, что то был период просчетов новой власти. На что угодно можно списать, но люди, которые пришли к власти, просто не были к тем событиям готовы и позволили себе действия, что и спровоцировали события на Донбассе, независимо от того, кто за ними стоит.

Я с трибуны Верховной Рады год назад, если не ошибаюсь, 23 или 24 февраля, обратился к тем, кто пришел к власти: «Вы должны немедленно поменять свою риторику! Думайте как власть, а не как майданная оппозиция». К сожалению, этого не произошло — они остались прежними... Но больше о том периоде говорить не буду, потому что это уже бессмысленно.

Далее. Июньское перемирие с 20-го по 30 июня 2014-го. Вот это был шанс для страны! И это был шанс для Порошенко. Потому что от Порошенко ждали мира. Он был избран как «президент мира». Он мог установить этот мир на очень выгодных для Украины условиях, при сохранении единства страны, выполнении минимальных даже не требований, а просьб тех людей на Донбассе, которые взяли в руки оружие.

Безусловно, взяли незаконно. Но они не сделали ничего такого, чего несколько месяцев до этого не делали в Ивано-Франковской, во Львовской и в др. областях Западной и Центральной Украины. Они увидели, что так можно защищать свои права, и использовали этот же способ, с той лишь разницей, что первые с оружием пошли на Киев, а вторые остались дома. То, что за ними потом стали другие, это уже просчеты киевской власти. Она не должна была этого позволить!

Но в момент до июньского перемирия погибли около 70 человек, инфраструктура Донбасса еще была целая, над главными государственными учреждениями города Донецка и города Луганска был украинский флаг. И оба аэропорта работали под контролем украинской власти.

Я с Медведчуком прилетал не единожды в эти аэропорты — что в Луганске, что в Донецке — во время санкционированных украинской властью переговоров с представителями «ДНР» и «ЛНР»... Потом было подтверждено перемирие: оно было продлено до 30 июня. И в этот день, 30 июня, четыре президента оговорили дальнейшие действия. В 9 часов вечера министры иностранных дел утвердили график выполнения этих решений.

1 июля мы готовились лететь снова в Запорожье, ехать в Донецк. Приблизительно в 22.30 г-н Порошенко неожиданно для всех заявил о выходе из перемирия и переходе в наступление.

На следующий день был освобожден Славянск. Через день был освобожден Краматорск. Но никто не заметил, что силы были передислоцированы под Донецк и Луганск, где сначала возник Изваринский котел, потом Иловайский... А потом мы в сентябре были вынуждены поехать в Минск. И этим самым, буду говорить откровенно, спасли Мариуполь.

Еще одна «точка». Военные действия июля—августа. Два «котла» и их последствия. Так вот вы задали вопрос: «Кто может победить?» Объясняю: сегодня уже не может победить никто — и вот почему.

30 июня 2014-го у нас не было необходимости рисковать жизнями десятков тысяч наших солдат, добровольцев, волонтеров и мирных людей: какое-никакое, но перемирие было. По тому плану, который был предварительно согласован и который Медведчуком и мною был передан в ОБСЕ, мы в ноябре должны были провести выборы местных органов власти на территории всей Донецкой и всей Луганской областей, таким образом убрав понятие «отдельных территорий».

А вот это понятие «отдельных территорий» появилось в «Минске-1». И то была цена, которую заплатила украинская власть за остановку активных действий со стороны представителей «ДНР» и «ЛНР», безусловно, и отдельных представителей России, которые там присутствовали — и на добровольных началах, и, наверное, на других.

Но вернусь к 30 июня. Что произошло? Какая метаморфоза случилась с Порошенко, который еще в 9 часов вечера Климкину дает директивы на ведение переговоров... А этапность была такая: сначала подготовка конституционного договора. Он должен был отразить в себе изменения в Конституцию, которые должны были быть проголосованы в сентябре. После этого должны были быть проведены местные выборы. А в феврале утверждена Конституция, которая бы гарантировала права Донецкого и Луганского регионов.

Причем тогда ни о какой автономии речь не шла! Речь шла об утверждении отдельных региональных прав в вопросах администрирования, культурного наследия, естественно, языка и отдельных бюджетных аспектах. Все!

Предполагалось определить в Конституции такое понятие, как «Донецкий край» и «Луганский край». При этом никто не возражал, чтобы параллельно были созданы «Львовская земля», «Ивано-Франковская земля», или «повит», пожалуйста! Т. е. это был реальный механизм децентрализации.

Но с президентом произошла метаморфоза: с 21.00 до 22.30 он принял для себя решение воевать. Многие грешат на какое-то внешнее давление. Сегодня я уже имею информацию, что внешнего давления не было никакого!

Показательна позиция Германии, это было продемонстрировано в жестком заявлении Штайнмайера 1 июля: немедленно прекратить движение войск и вернуться за стол переговоров. Была молчаливая позиция госдепа типа «Украина сама имеет право определять характер своего поведения». Но уже сегодня люди, близкие к президенту, говорят, что он захотел стать победителем. И, знаете, мне от этого не по себе.

Я вам приоткрою одну тайну. Не буду говорить, кто ко мне пришел, но я говорил с двумя лидерами сегодняшней коалиции как раз в июньские дни.

Один сказал мне: «Вы же понимаете, тем, что вы с Медведчуком обеспечиваете перемирие и реальный переговорный мирный процесс, делаете из Порошенко идола и героя Украины навечно?»

Мы говорили: да, понимаем, но без Порошенко этот мир не будет обеспечен. В конце концов, он это обещал на выборах.

Другой человек мне сказал так: «Конечно, жаль, что вашими руками он станет президентом на ближайшие десять лет, но если другого способа спасти жизни людей нет, то пусть так и будет». Думаю, вы догадываетесь, кто были эти политики...

Фактически даже окружение Порошенко понимало, что в июне 2014-го он имел уникальный шанс войти в историю как человек, который защитил единство, прекратил военные действия и сохранил жизни наших граждан.

Но Петр принял другое решение. Прямым следствием такого решения стало то, что монахи одной из епархий в конце июля окрестили его «Петром кровавым». Вы это тоже, наверное, знаете.

Не случайно в 20-х числах июля ОБСЕ срочно попросила у нас план, который мы с Медведчуком предварительно согласовали с представителями «ДНР» и «ЛНР» и который фактически был отражен в соглашениях «Минск-2», но уже на более сложных для Украины условиях.

Наверняка вы спросите меня: как урегулировать этот вопрос? Я вам отвечу, какой путь решения этого вопроса сегодня реальный, — политический.

Но есть еще человеческий моральный аспект, через который нам надо будет переступить: и с одной, и с другой стороны люди потеряли своих близких.

Мне хорошо известна судьба Захарченко Александра, я с ним не единожды встречался при подготовке встречи контактной группы и ведения переговоров в мае—июне. Его семья пошла воевать, потому что на их глазах случайно крупнокалиберным патроном разорвало дочку их друга.

У меня есть трагические жизненные истории, когда в армию люди пошли воевать с представителями «ДНР», «ЛНР», чтоб отомстить за погибшего друга или родственника.

Я недавно был в Сербии: там раны еще кровоточат. И у нас это тоже будет — на десятки лет. Политики здесь никому не помогут, они, наоборот, только будут усложнять ситуацию.

«Минск-2» — это уже реальные договоренности, реальный план. Но после «Минска-2» подразумевается ответственность политиков за последствия июльско-августовской кампании» и не только».

Человек с ружьем

— По данным Минобороны, о чем заявил министр Полторак на днях на заседании Межпарламентского совета Украина — НАТО, на неподконтрольных Украине частях Донецкой и Луганской областей минимум 40 тысяч человек «под ружьем», у них — свыше 500 танков и других видов вооружения. По меркам Европы, не каждая страна имеет такую армию.

— Вы хотите у меня получить комментарий по ответственности России?

— Я не говорю конкретно о России...

— О! Вот теперь и вы пришли к тому выводу, что я хотел сказать, но меня прервали, — сказал Шуфрич и произнес следующий монолог.

«Оружие сегодня можно купить где угодно. Мы предполагаем, откуда там взялась значимая часть оружия. Но опять же, это трагедия народа Украины, это просчет власти, которая такое допустила.

Позиция «ДНР» и «ЛНР» сегодня такова: они вооружены, организованны, у них построены институты государственности, над чем мы все смеялись еще в декабре. Хотя в декабре я власть публично предупреждал, что своей изоляцией, блокированием мы спровоцируем на создание институтов власти, собственной системы социального обеспечения, а также собственной банковско-финансовой системы. Это и происходит, к сожалению!

Есть позиция по этому вопросу Германии, и она не опровергается Россией. Россия заставила «ДНР» и «ЛНР» пойти на Минские соглашения-2. По-разному можно оценивать здесь позиционирование России, но факт остается фактом: "Минск-2" состоялся.

И в тех соглашениях четко написано: начало — отвод войск, прекращение огня. Но там написан и конец — изменения в Конституцию.

Что происходит сегодня? А сегодня играют в «фишки». Пусть это слово станет центральным в нашем интервью.

Причем в «фишки» играют обе стороны. В «фишки» играет Украина, в них играют «ДНР» и «ЛНР». Такую же игру приняла и Россия, и подыгрывает США. Но точно в «фишки» не играет Евросоюз. При этом следует отметить, что 70% Минских соглашений — это действия и обязательства Украины; соответственно, возможностей ускорить или заблокировать Минские соглашения у Украины намного больше.

Давайте рассуждать реально: сторона, которая хочет мира при любых обстоятельствах, — это Европа, в первую очередь Германия.

Безусловно, хочет Россия. Сегодня мы видим и такое же стремление американцев. Какая у них мотивация? Думаю, в этом аспекте Ближний Восток, давайте говорить откровенно, для них играет не последнюю роль.

Остается «ДНР» и Украина. Обе вооружены. Не буду спорить, кто лучше, кто хуже. Но последствия любого использования оружия с двух сторон — это гибель людей. И уже не говорю про дальнейшие разрушения».

— Еще полгода назад, когда я разговаривала с вашими коллегами по парламенту, то фразу «Украина и «ДНР» — то есть два субъекта, а не один с «проблемной» областью, — воспринимали как крамолу. Мало того, если кого-то спрашиваешь: думаешь, Донбасс не удастся «отрезать»? — политики от возмущения взвивались соколом, дескать, что значит «отрезать»? Какие сомнения, мол? А вот видите, Украина уже садится за стол переговоров с «ДНР», «ЛНР». То есть субъектов получается два, точнее — три.

— Я использую терминологию формата Минских соглашений-2. Кто подписал их? Правильно: Украина, Россия, ОБСЕ, «ДНР» и «ЛНР»! Это ж Украина очертила конечную цель — конституционные изменения и определение нового формата административного управления и региональных прав для этих регионов! При этом Захарченко заявил, что он абсолютно не против, если такие же права получат все регионы Украины. Причем мне он это говорил еще в июне, только тогда он не был первым лицом. Тогда там были Бородай и Губарев, если не ошибаюсь. Захарченко тогда был комендантом Донецка.

Так вот, в конце этого пути, в конце туннеля надо увидеть свет. И если мы определим, что будет с Донбассом, и это определение будет приемлемо как для Украины, так и для Донбасса, тогда найдем дорогу, как туда дойти. А пока, к сожалению, я вижу нежелание украинской власти выполнять главные договоренности Минских соглашений — найти форму, в рамках которой Донбасс останется в Украине и которая будет приемлема для Донбасса.

Сегодня многим выгодна война, ради политических дивидентов и денег. На войну много списывают и при этом много крадут. А украинцы за это платят своими жизнями и благосостоянием.

— Прискорбно на душе от осознания этого всего, плюс — в стране действительно нет той оппозиции, которая бы не только от случая к случаю вяленько как-то так «критиковала власть», а что-то бы еще и делала.

— Лично я пожертвовал, может быть, своим имиджем, объясняя публично власти, что мы должны отойти от военной риторики. Да, она патриотична, очень рейтинговая, но она бесперспективна и безответственна. Поверьте мне, недалеко то время, когда Нестор Шуфрич, оценив реальные желания и возможности власти, выйдет и будет действовать так, как велит мне совесть, — в интересах сохранения жизней наших граждан и единства нашей страны.

— Не томите, откройте тайну: куда это вы собираетесь выходить? Это образно выражаетесь, в смысле: «вот возьму да и как скажу!» или из Оппозиционного блока уйдете?

— Я сегодня вам дал интервью как Нестор Шуфрич.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Коломия оголосила суверенітет

«Гройсман, колишній досвідчений міський голова, вже починає забувати проблеми, які...

Владимир ХОЛОПОВ: «На Евро будем биться за медали»

То, что мы сильнее действующих чемпионок континента — было доказано дважды

Судьба телефонистов

Одесса занимает первое место в Украине по числу граждан, официально работающих за...

Украина станет жить лучше, когда власть начнет...

Если у вас нет средств на собственное воспроизводство, обеспечивающее определенную...

Садовой: о сердце и душе

На «Самопоміч» йде дуже серйозна атака. Як, власне, й на місто Львів, і на Садового

Работа как волк

Бывшему прокурору не обязательно идти в армию, но и на пособие по безработице ему...

Батькивщина намерена «их» остановить

Дмитрий Шлемко: «Якщо раніше люди йшли просто протестувати і кричати «мирно,...

Бесплатное право и наши права

В центры бесплатной правовой помощи чаще всего обращаются люди в возрасте от 35 до 60...

Михаил Резникович: Определяется будущее нашей...

Украина, отказавшись от собственного мировоззрения и исторического опыта, рискует...

Страсти по громаде

Наталья БАБИЙ: «Опоненти стали розказувати людям в селі: якщо об'єднаєтесь з...

Комментарии 4
Войдите, чтобы оставить комментарий
Валерий
19 Июня 2015, Валерий

Очень интересную позицию занял Н. И. Шуфрич. А позиция следующая : Я не я и ОППО не
моя. С такими политиками Украина ещё долго будет плавать в той самой проруби,как то
самое вещество.

- 2 +
михаил георгиев
17 Июня 2015, михаил георгиев

Что хочет сказать Нестор про Оппозиционный блок - понятно между строк,стоит только увидеть в новостях опухшее лицо Колесникова,тоскующего по закупке "хундаев"и строительству стадионов,но как бы очень переживающего за народ Донбасса.Небольшой же у нас выбор - для одних неадекватов мы "раковая опухоль",для других (проливающих крокодиловы слезы над фурами со своей гуманитаркой) - дойная корова,загулявшая,но все равно голод в стойло пригонит.Господа богатеи,ваши лица отвратительны,вы попали в ВР только на протестном голосовании. Что может предложить Нестор Иванович,лицо которого пока не вызывает у публики четкого рвотного рефлекса ,как фейс Януковича или Тягныбока? "Будем посмотреть"...Но политическое чутье его не подводит,Колесников - премьер,это уже слишком.

- 2 +
people_gorges
13 Июня 2015, people_gorges

Ещё вот такой момент. Шуфрич утверждает, что раньше тоже давили. И говорит кто: Кучма и Янукович. И Запад на это очень реагировал. Но Шуфрич продолжает возмущаться, а Запад уже не возмущается. Неужели Шуфрич не видит этого противоречия. Всё таже песенка-как бы угодить Западу. Вот поэтому дураков и не жалко.

- 5 +
EpsilonDelta
12 Июня 2015, EpsilonDelta

[... Возьмем события марта—апреля прошлого года. ... то был период просчетов новой власти. ... но люди, которые пришли к власти, просто не были к тем событиям готовы и позволили себе действия, что и спровоцировали события на Донбассе, независимо от того, кто за ними стоит....] Издержки, так сказать, становления. Ну а сейчас, более года спустя, что поняли, чему научились ? Только тому, что десятикратно усилили тогдашние, по мнению Шуфрича, "ошибки". Взять хотя бы принятые в последнее время, извините за выражение, "законы". Это не ошибки, не недомыслие, это сама сущность нынешней влады. [... сегодня на Донбассе решается судьба Украины. ...] Только ли на Донбассе ? А если, оставив на минутку в стороне Донбасс, посмотреть КАКАЯ Украина этой официальной владой, этими неофициальными силами сегодня строится ?

- 29 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка