Открывая Индонезию: беседа с Джоко Видодо

№13-14(735) 14-20 августа 2015 г. 13 Августа 2015 5

ВидодоБешеная популярность и стремительное восхождение к власти — от никому не известного провинциала до лидера третьей по численности населения демократической страны — невольно вынуждает сравнивать этого человека с еще одним президентом, часть своей школьной жизни прожившим в Индонезии, — Бараком Обамой.

Джокови, бывший мэр небольшого городка в провинции Центральная Ява, ворвался на авансцену национальной политики Индонезии, став губернатором Джакарты в 2012 г. Популист и демократ Джокови не может похвастать ни богатством, ни знатным происхождением: одевается просто, сам себя называет «металлистом» за давнюю любовь к Metallica. Перед приходом в политику он трудился в семейном мебельном бизнесе.

9 июля 2014 г. индонезийцы выбрали нового президента — всего в третий раз на прямых выборах в истории страны. Им стал Джоко Видодо, известный здесь под прозвищем Джокови.

Президент сталкивается с невероятными сложностями: пандемией коррупции, входом страны с некогда многообещающей экономикой в штопор, а также нависшей на горизонте угрозой исламского экстремизма. Высокий уровень ожиданий публики, приведший индонезийского лидера к власти, может в результате стать для него и настоящим проклятием.

Джоко Видодо дал эксклюзивное интервью журналу Foreign Affairs (далее FA) (материалы которого публикуются в Украине в журнале Foreign Affairs Chronicles, издаваемого ЧП «Газетный комплекс «Интернет-медиа»).

FA: — На протяжении всей избирательной президентской гонки вас сопровождало множество слухов: вы то еврей, то христианин, то этнический китаец, то коммунист, то американский агент и т. п. А затем ваш оппонент оспорил результаты выборов. Не привели ли такие действия к дальнейшему расколу вашей весьма разноплановой страны? Как вы планируете воссоединить ее?

ВИДОДО: — Действительно, эта кампания была чрезвычайно грязной и страстной. Но для демократии это нормально, и я уверен, что наш народ теперь объединится. Возможно, пример людям покажут элиты. Я недавно провел встречу с нашим соперником Хатта Раджаса (бывшим кандидатом на пост вице-президента), и теперь все знают, что мы добрые друзья. Очень хорошо демонстрировать людям свои дружеские отношения после завершения выборов. Точно так же обстоят дела и с Прабово Субианто, претендовавшим на пост президента.

— На двух прежних должностях — мэра Соло, а затем губернатора Джакарты — одной из составляющих вашего успеха стало использование технологии «блусукан» — ежедневных выездов за пределы офиса для встреч с простыми людьми, чтобы выслушать их проблемы. Удастся ли вам сохранить такой стиль политики, занимая пост президента страны, где 250 млн. граждан разбросаны по 13 тыс. островов?

— В Соло и на Джакарте я неизменно каждый день выходил к людям. В офисе проводил всего 1—2 часа — только подписывал бумаги. А затем выходил на рынок, на набережные, отправлялся в трущобы, выезжал в селения. Я интересовался потребностями людей, пытался узнать, чего они хотят. И я могу действовать точно так же для всей Индонезии. Мы можем использовать электронный вариант «блусукан» — с помощью Skype или телеконференций. Но для меня крайне важно непосредственно видеть людей.

— Вы первый президент Индонезии без каких-либо связей с режимом Сухарто, представитель нового поколения. Что эти факты говорят об Индонезии и о том, каким президентом вы можете стать?

— Тот факт, что человек вроде меня смог стать президентом, говорит о взрослении нашей демократии. У нас активные и независимые средства массовой информации. Мы активно задействовали социальные сети в ходе избирательной кампании, у нас свыше 3 тыс. групп волонтеров. Это новая политическая система. Мы отдаем предпочтение подходу, ориентированному на людей для того, чтобы завоевать их доверие.

— Обеспечивает ли вас дополнительной свободой отсутствие на ваших плечах погонов со звездами или женитьбы на дочери Сухарто (как в случае с бывшим генералом Прабово)?

— Конечно. Считаю, только демократия способна улучшить жизнь людей.

— Неужели предыдущие индонезийские правительства не обеспечивали улучшения жизни?

— Нет. У них были средства для этого, но, на мой взгляд, у них не было системы, позволяющей распределить эти средства между людьми. А мы, к примеру, задействовали в Соло и на Джакарте систему смарт-карт, что позволило выделять помощь непосредственно людям. Теперь я намерен внедрить систему смарт-карт по всей стране.

Несмотря на то что в стране насчитывается 200 млн. мусульман, государство является светским и все граждане пользуются одинаковыми правами

Несмотря на то что в стране насчитывается 200 млн. мусульман, государство является светским и все граждане пользуются одинаковыми правами

— Иными словами, эта система позволит выделять людям субсидии на образование и лечение напрямую, лишая чиновников возможности украсть деньги где-то по пути?

— Именно так. Мы направляем средства из бюджета напрямую людям. Все очень просто.

— У Индонезии огромное множество преимуществ — от огромных запасов природных ископаемых до молодого населения. На протяжении большей части минувшего десятилетия ваша страна входила в число наиболее быстрорастущих экономик мира. Тем не менее несколько лет назад в вашей экономике наметился резкий спад. Что пошло не так? Как вы намерены решать эти проблемы?

— Я думаю о том, как завоевать доверие не только народа, но и инвесторов. Если нам будут доверять, считаю, что проблем в экономике не будет. В прошлом мы раздавали инвесторам слишком много обещаний, но так ничего и не сделали.

— У руководства многих иностранных компаний складывается впечатление, что в их отношении ведется несправедливая дискриминация — в виде юридического и уголовного преследования. Такие действия существенно подорвали доверие инвесторов, как, впрочем, и то, что законы принимаются и воплощаются в жизнь непредсказуемым образом.

— На днях я встречался с инвесторами из США, России, Японии и Южной Кореи. Они интересовались ходом демократической реформы и тем, как обстоит дело с разрешениями на ведение бизнеса. Когда я был мэром Соло и губернатором Джакарты, мы ввели так называемый сервис одного окна. Ранее, получая разрешение на ведение бизнеса, вам приходилось ждать по 6 месяцев, иногда по году, а порой и по два года. Сегодня максимальное время ожидания сокращено до 30—35 дней.

— Планируете ли вы внедрить такую систему на общенациональном уровне?

— Мы скопируем ее и внедрим во всех регионах Индонезии. У нас уже есть эта система, и мы предложим губернаторам и мэрам внедрять ее на местах.

— Такое решение действительно исправит ситуацию с бюрократией. Но как вы намерены убеждать иностранных инвесторов в том, что с ними теперь будут обращаться более справедливо?

— Я готов пригласить их в наши учреждения и показать им, насколько проще теперь будет получить разрешение на ведение бизнеса.

— Не станет ли затруднением для реализации этих планов передача полномочий центрального правительства многим регионам Индонезии?

— Нет, поскольку 85% своих бюджетов они получают от центрального правительства. На мой взгляд, все очень просто.

— Есть ли у вас возможность контролировать, как именно расходуются деньги?

— Да, мы можем использовать электронный бюджет и электронные проверки. В Джакарте давно запущена электронная система управления, и ее очень легко контролировать. Мы способны держать под контролем все поступления и все расходы.

Поскольку в стране 700 разных языков, от идеи титульной нации отказались и создали искусственный государственный язык с примитивной грамматикой и легкими правилами

Поскольку в стране 700 разных языков, от идеи титульной нации отказались и создали искусственный государственный язык с примитивной грамматикой и легкими правилами

— Огромную часть госбюджета съедают субсидии на топливо. Недавно вы встречались со своим предшественником президентом Сусило Бамбангом Юдойоно и обсуждали этот вопрос, но он отказался поднимать цены. Как будете решать эту проблему?

— Ежегодно мы тратим около $30 млрд. на топливные субсидии. В следующем году общие расходы по всем субсидиям достигнут почти $43 млрд., а это примерно 20% нашего бюджета. Я хочу постепенно за 2 года отказаться от субсидий, чтобы перенаправить эти средства на продуктивные виды деятельности: инфраструктуру в помощь фермерам — на развитие орошения, производство удобрений или на закупку топлива для рыбаков.

Мы также намерены сконцентрировать внимание на развитии инфраструктуры железных дорог и глубоководных портов. Это крайне важно, поскольку при наличии железнодорожного и морского транспорта не только на Яве, но и в других местах стоимость транспортировки сократится, я уверен в этом. Сегодня на транспорт приходится 15% расходов на ведение бизнеса, тогда как в нормальных условиях этот показатель должен быть ниже 7%, а у нас идет двойное превышение.

— Что собираетесь предпринять, чтобы бедняки не стали жертвами отмены топливных субсидий?

— Внедрим то, что мы называем индонезийской смарт-картой — ее можно использовать не только для оплаты обучения, но и для оказания помощи в других вопросах.

— Как вы намерены противостоять угрозе политического исламизма, и как планируете обеспечить сохранение репутации толерантности Индонезии?

— Индонезия — третья в мире по численности населения демократическая страна. Кроме того, у нас самое многочисленное мусульманское население на планете. Это говорит о том, что демократия и ислам вполне могут сосуществовать. А терроризм никак не связан ни с одной из религий.

— Тем не менее в Индонезии существуют силы, в том числе Партия процветающего правосудия, а также такие группы, как Фронт защитников ислама, требующие перехода к более агрессивному исламизму в духе Саудовской Аравии. Как обеспечить умеренность политики государства в этом вопросе?

— Для победы над радикализмом и экстремизмом нам необходимо вначале решить проблему экономического неравенства. Именно к такому выводу я пришел на основании уроков, полученных в Соло и Джакарте. И если наше правительство будет более активно стимулировать наш народ, мы сможем уменьшить масштабы радикализма и экстремизма. Именно этого от нас и ждут люди.

— Индонезия весьма успешно борется с терроризмом на протяжении десятилетия. Но ИГИЛ недавно привлек в свои ряды несколько сотен индонезийцев, отправившихся воевать в Сирию и Ирак. Как вы планируете бороться с террористической угрозой в Индонезии?

— Нам следует тесно сотрудничать с исламистскими организациями умеренного толка. И мне хотелось бы в равной мере использовать как силовую сторону борьбу с терроризмом, так и профилактическую работу. В этой сфере у нас уже более чем 20-летний опыт.

— Коррупция — вот одна из наиболее сложных проблем, с которыми приходится сталкиваться любому правительству, но в Индонезии она стала особо острой. Как добиваться успеха в борьбе с ней?

— Я буду и далее поддерживать работу комиссии по искоренению коррупции, обеспечивать ее независимость. Но первым делом следует реформировать систему государственного управления, а также постоянно вести проверки — каждый день, каждую неделю, каждый месяц. Только так мы сможем сломать культуру нашей бюрократии.

В Джакарте у нас действует новая система для тех, кто хочет получить удостоверение личности. Ранее этот процесс занимал 2—3 недели, сегодня вопрос решается всего за 1 день. А моя цель — сократить это время до часа — шаг за шагом, точно так, как в случае с получением разрешений на строительство. Раньше для этого требовалось 6 месяцев, 8 месяцев, 2 года. Теперь я поставил перед чиновниками задачу — сократить это время до 2 недель с помощью интернета. Вы сможете отправлять запрос на такое разрешение прямо из офиса или из дома. Затем мы сможем внедрить эту систему в других провинциях.

— Каковы ваши приоритеты во внешней политике? К примеру, в ходе избирательной кампании вы говорили о планах по открытию индонезийского посольства в Палестине, а всего за несколько дней до голосования побывали в Саудовской Аравии. Планируете ли вы принимать более активное участие в делах Ближнего Востока? Вы также говорили о превращении Индонезии в великую мореходную державу.

— Индонезия всегда будет оставаться открытой для бизнеса, а иностранным инвесторам мы особенно рады в таких секторах, как развитие инфраструктуры, промышленности и производства. Я также выдвигаю инициативы по усилению нашей конкурентоспособности на глобальном рынке. Кроме того, 5—6 млн. индонезийцев сегодня трудятся за рубежом, и мы обязаны и их обеспечить защитой.

— Многие ваши соседи стремятся к углублению военных, экономических и дипломатических отношений с США, чтобы противостоять росту Китая. Нет ли у Индонезии планов, связанных с расширением в регионе американского присутствия?

— И Китай, и США — близкие друзья Индонезии, мы только приветствуем их интересы в нашем регионе. Мы будем сотрудничать со всеми ведущими державами на уровне стратегического партнерства. Что касается проблемы Южно-Китайского моря, полагаю, мы сможем взять на себя роль непредвзятого посредника.

— Что бы вы назвали самым важным из того, что иностранцам следует знать об Индонезии и новом правительстве вашей страны?

— Мы открыты для всех стран — в вопросе инвестиций. И когда я говорю о трансформации Индонезии в великую морскую державу, имею в виду не только вопросы обороны, но и сферу туризма, торговли, рыболовства и транспорта. Иными словами, нам сегодня необходимы инвесторы из всех стран, готовые участвовать в строительстве нашей инфраструктуры и нашей экономики. Для меня экономический рост крайне важен — как способ обеспечения наших граждан рабочими местами и лучшей жизнью.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Сергей КУЛИШ: Охочусь только на медали

Никогда не смогу ногой дверь открыть и сказать: «Вот, я олимпийский призер, давайте...

Коломия оголосила суверенітет

«Гройсман, колишній досвідчений міський голова, вже починає забувати проблеми, які...

Владимир ХОЛОПОВ: «На Евро будем биться за медали»

То, что мы сильнее действующих чемпионок континента — было доказано дважды

Судьба телефонистов

Одесса занимает первое место в Украине по числу граждан, официально работающих за...

Украина станет жить лучше, когда власть начнет...

Если у вас нет средств на собственное воспроизводство, обеспечивающее определенную...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка