Петер Линке: Украинский кризис — первое проявление конкуренции между Китаем и Западом

№25–26(741) 25 сентября — 1 октября 2015 г. 24 Сентября 2015 4.6

Петер Линке: «Украинский кризис — первое проявление конкуренции между Китаем и Западом»Интервью с Петером Линке* было записано в Анкаре, во время международной конференции «Вызовы и угрозы для региональной безопасности на Ближнем Востоке и Кавказе: внешние факторы и внутренние противоречия», в проведении которой принимал активное участие журнал Foreign Аffairs Сhronicles.

_____________________________
*Петер Линке (Peter Linke) — политолог, специалист по международным отношениям, член Германского cовета по внешней политике (ФРГ).

— На наших глазах благодаря появлению новых крупных игроков (таких, как Китай, Индия, Бразилия, Турция) происходит трансформация глобальной политической системы. Что может прийти на смену нынешнему «мировому порядку»? Насколько сильно будет меняться в ближайшем будущем расстановка сил в мире? Сохранит ли глобальное лидерство коалиция западных держав во главе с США? Или доминирующее положение займут другие внешнеполитические альянсы?

— Новые игроки, несомненно, укрепляют свои позиции, но им вряд ли удастся быстро изменить сложившуюся расстановку сил. Возможно, новая конфигурация все же возникнет, но она будет во многом напоминать нынешнюю.

— Получается, доминированию «западного блока», одержавшего победу в «холодной войне», пока ничего не угрожает?

— В ближайшей перспективе серьезной угрозы нет, но потом ситуация может измениться. Главное же — человечество так и не избавится от наследия «холодной войны»: в мире сохранится блоковая система, а Запад по-прежнему будет пытаться единолично определять направление глобального развития.

В мире появляются новые центры интеграции, вокруг которых будут формироваться коалиции государств, стремящихся совместными усилиями отстоять свои экономические и внешнеполитические интересы. Такие альянсы будут ставить своей целью успешную конкуренцию с другими межгосударственными коалициями, они будут пытаться одержать верх в противостоянии и соперничестве, ослабить позиции своих противников в борьбе за энергоносители, промышленное сырье и рынки сбыта.

Объединение усилий во имя социального прогресса, развития науки и культуры, совместного использования глобальных ресурсов так и останется нереализованной мечтой.

Напротив, мир, идущий на смену нынешнему, может оказаться еще опаснее. В нем возникнут новые очаги напряженности, которые будут способствовать дестабилизации все новых регионов Евразии, в том числе и относительно спокойных сегодня.

В этой связи мне кажется, что Восточную Европу ожидает длительный период нестабильности. Причем восточноевропейские конфликты будут вызваны не столько противоречиями между странами региона, сколько соперничеством на глобальном уровне. И в этом отношении украинский кризис можно рассматривать как пример того, что нас ожидает в не столь отдаленном будущем. Это, конечно же, очень печально. Но, к сожалению, возникновение подобной ситуации нельзя предотвратить, она формируется под влиянием социально-экономических и геополитических процессов, неизбежных в современном мире.

— Т. е. Запад сохранит глобальное лидерство, хотя у него и появятся опасные конкуренты. Но удастся ли западному миру сохранить единство? Не возникнут ли противоречия между его отдельными регионами, например, между Восточной и Западной Европой?

— Такие противоречия существуют и сегодня, но пока они не угрожают единству Запада. Однако если глобальная рецессия затянется надолго (а это вполне возможно), то некоторые государства покинут западное сообщество.

— С чем это будет связано?

— Со стремлением государств, являющихся лидерами западного мира, обеспечить себе как можно более комфортное положение.

Мы являемся свидетелями краха модернизационного проекта, в основе которого лежали идеи Просвещения. Политические силы, управляющие сегодня развитием западных стран, больше не желают руководствоваться принципами социального прогресса, взаимопомощи и международной солидарности. Поэтому наиболее богатые и развитые страны Запада в случае усиления экономических трудностей попросту выбросят из западного сообщества те государства, которые не смогут самостоятельно справляться с экономическим кризисом.

Т. о. становится неизбежным сокращение западного экономического пространства. А те страны, которые рассчитывали в него войти, чтобы получить доступ к западным технологиям и финансовым ресурсам, теперь надолго утратили подобную перспективу. В этом уменьшившемся евроатлантическом пространстве усилится доминирующая роль США, которые, используя украинский кризис, пытаются объединить Запад под своим главенством. К сожалению, руководство Германия содействует американской администрации в проведении подобного курса. Такая политика Берлина может иметь чрезвычайно тяжелые для всей Европы последствия, поскольку превращение Германии в американского сателлита неизбежно приведет к деградации ЕС.

Несмотря на то, что США сохранят в Европе господствующее положение, «островной» характер Америки заметно усилится. Вашингтон будет все больше сосредотачиваться на собственных задачах и проблемах, сдерживая развитие Западной Европы, которую будет рассматривать не только как союзника, но и как конкурента.

— Возникнут ли новые глобальные центры влияния, способные конкурировать с Западом?

— Прежде всего, как я уже говорил, отдельные регионы Запада, в том числе значительная часть Южной Европы и большинство восточноевропейских государств, будут вынуждены развиваться самостоятельно. Они будут исключены из состава «западного мира», который, кстати говоря, обрел свой нынешний облик относительно недавно.

Мне бы хотелось надеяться, что Германия начнет проводить более независимую внешнюю политику, сохранив при этом партнерские отношения с США. Правда, пока нет никаких признаков того, что ФРГ сможет обрести большую самостоятельность хотя бы в сфере национальной безопасности.

Пока в Германии нет даже экспертных структур, которые занимались бы оценкой угроз, возникающих на глобальном уровне. Берлин руководствуется американским мнением и исходит при выработке собственного внешнеполитического курса из сложившихся в США представлений. Впрочем, подобное поведение немецких экспертов и политиков представляется мне вполне естественным: многие из них получили образование в США, а потому ощущают не только идеологическую, но и культурную близость с этой страной, ставшей частью их собственной биографии.

Вполне возможно, что те страны Восточной и Южной Европы, которые будут вынуждены покинуть западное сообщество, окажутся в сфере влияния новых интеграционных центров. Безусловно, наиболее мощный центр интеграции сформируется вокруг Китая, который, на мой взгляд, успешно преодолеет временные экономические трудности и попытается усилить свое влияние во всех регионах Евразии. Собственно, этот процесс уже активно идет. В последнее время заметно усилилось китайское присутствие на Ближнем Востоке. Китай уже давно рассматривает страны этого региона не только как поставщиков дешевой энергии и сырья, но и как возможную сферу собственного влияния, которая в перспективе может соединиться с китайской сферой влияния, сформировавшейся в Африке.

Конечно же, китайская экономическая и геополитическая экспансия создает предпосылки для усиления глобальных противоречий между КНР и США. Вашингтон стремится заблокировать распространение китайского влияния в наиболее важные для него регионы Евразии.

Вполне вероятно, что благодаря дрейфу Москвы в сторону Пекина КНР скоро сможет использовать российские возможности для решения собственных геополитических задач. В этой связи, как мне кажется, нынешний украинский кризис следует рассматривать не только как проявление конфликта между Москвой и Вашингтоном и уж тем более не как результат российско-украинских противоречий. На мой взгляд, события на Украине обусловлены главным образом соперничеством между Китаем и Западом во главе с США, которые пытаются предотвратить усиление китайских позиций в Причерноморье и в Восточной Европе. Как известно, полосу экономического развития — Великий шелковый путь — предполагалось довести до Крыма.

— Удастся ли Китаю и США урегулировать возникающие противоречия? Ведь обе страны заинтересованы в экономическом сотрудничестве и рассматривают его как залог глобальной стабильности.

— Нет, конкуренция между Китаем и США будет усиливаться, порождая в Евразии все новые конфликты. Однако два этих глобальных игрока будут продолжать экономическое взаимодействие: допустить существенное снижение его объемов они действительно не могут, не подвергая опасности не только собственную, но и мировую экономику.

К усилению китайско-американских противоречий может привести и возросшая внешнеполитическая активность Японии, которая стремится стать самостоятельным центром влияния в Азиатско-Тихоокеанском регионе, оставаясь при этом стратегическим партнером США.

На протяжении нескольких последних лет идет процесс «возвращения» Японии в Азию. Эта стратегия начала проводиться еще правительством Нобусукэ Киси (1957—1960 гг.). Кстати, нынешний премьер-министр Синдзо Абэ — его внук.

Токио заметно усиливает свою деятельность на этом направлении, что уже вызвало рост противоречий между Японией и Китаем, который также пытается занять лидирующее положение в Юго-Восточной Азии. Вместе с Абэ, который родился в 1954 г., в японскую политику пришло поколение, у которого нет никаких личных воспоминаний и переживаний, связанных с войной. Эти политики чувствуют себя более уверенно, не боятся открыто заявлять претензии на лидерство Японии в Азии, жестко отстаивать национальные интересы даже в том случае, когда это может создать внешнеполитические трудности для США.

Японское руководство рассматривает Вашингтон как союзника, с которым Токио связывают взаимные обязательства. Японское правительство оказывает поддержку США, но и от американской администрации ожидает содействия своим планам. И для Вашингтона это часто становится препятствием в развитии отношений с другими государствами региона.

Поэтому Япония в конце концов может решить, что США являются ненадежным партнером, ставящим собственные интересы намного выше союзнических обязательств. Это может привести к значительным переменам в американо-японских отношениях. Для политических лидеров Японии (в особенности связанных с Либерально-демократической партией) сотрудничество с США всегда было безусловным приоритетом. Но в перспективе к власти могут прийти люди, не разделяющие это мнение.

— Смогут ли США остаться в стороне, если между Китаем и Японией возникнет конфликт?

— Пока вероятность прямого военного столкновения остается небольшой. Но между Японией и Китаем существуют серьезные противоречия, связанные с борьбой за акваторию Восточно-Китайского моря. Токио использует возникшую напряженность как предлог для наращивания своего военного потенциала и усиления присутствия в регионе.

Такую же политику проводят и другие ориентирующиеся на США страны Юго-Восточной Азии (даже Сингапур). Так что в Азиатско-Тихоокеанском регионе Китаю приходится конкурировать с еще одной группой стран, ориентирующихся на США.

Причем эти страны существенно различаются по своим интересам и проявляют во внешней политике значительную самостоятельность. Это, с одной стороны, снижает опасность конкуренции между «прокитайским» и «проамериканским» блоками.

С другой — повышает вероятность конфликтов и столкновений Китая с отдельными государствами региона, которым США будут вынуждены оказать поддержку, чтобы предотвратить усиление китайских позиций.

Поэтому Юго-Восточная Азия может в перспективе оказаться столь же неспокойным регионом, как и Восточная Европа. В результате усиливающегося соперничества между Пекином и Вашингтоном могут вспыхнуть конфликты, подобные украинскому.

Киев-Анкара-Киев

Справка Foreign Affairs Chronicles

Международная конференция "Вызовы и угрозы для региональной безопасности на Ближнем Востоке и Кавказе: внешние факторы и внутренние противоречия" состоялась 8-9 сентября в Анкаре.

В конференции принимали участие 64 эксперта из Турции, Украины, Азербайджана, Армении, Германии, Грузии, Ирана, Ирака, Ливана, Молдовы, России.

С докладом, посвященным возможным сценариям развития украинского кризиса выступил постоянный автор газеты «2000» Дмитрий Джангиров.

Среди гостей конференции были представители делегации Евросоюза в Турции и дипломатического корпуса (в том числе сотрудники посольства Украины в Турции Денис Золотарев и Евгения Габер).

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Коломия оголосила суверенітет

«Гройсман, колишній досвідчений міський голова, вже починає забувати проблеми, які...

Владимир ХОЛОПОВ: «На Евро будем биться за медали»

То, что мы сильнее действующих чемпионок континента — было доказано дважды

Судьба телефонистов

Одесса занимает первое место в Украине по числу граждан, официально работающих за...

Украина станет жить лучше, когда власть начнет...

Если у вас нет средств на собственное воспроизводство, обеспечивающее определенную...

Садовой: о сердце и душе

На «Самопоміч» йде дуже серйозна атака. Як, власне, й на місто Львів, і на Садового

Работа как волк

Бывшему прокурору не обязательно идти в армию, но и на пособие по безработице ему...

Батькивщина намерена «их» остановить

Дмитрий Шлемко: «Якщо раніше люди йшли просто протестувати і кричати «мирно,...

Бесплатное право и наши права

В центры бесплатной правовой помощи чаще всего обращаются люди в возрасте от 35 до 60...

Михаил Резникович: Определяется будущее нашей...

Украина, отказавшись от собственного мировоззрения и исторического опыта, рискует...

Страсти по громаде

Наталья БАБИЙ: «Опоненти стали розказувати людям в селі: якщо об'єднаєтесь з...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка