Игорь Бенедисюк: «Плох тот судья, у которого нет сомнений»

№15-16(736) 21—27 августа 2015 г. 20 Августа 2015 0

Судебная система уже давно нуждается в реформировании, поскольку, согласно последним опросам общественного мнения, доверяют ей всего 7% граждан. Разумеется, с такой ситуацией нельзя мириться. Судебная власть не принимает законы, как парламент, и не имеет полномочий правительства, зато, вынося вердикт, может лишить человека не только имущества, но и свободы. Поэтому в наших судах должны работать профессионалы, а это — одна из основных задач Высшего совета юстиции.

Игорь Бенедисюк: «Мы стараемся поступать так, чтобы ни у кого не возникало сомнений относительно принимаемых нами решений»
Игорь Бенедисюк: «Мы стараемся поступать так, чтобы ни у кого не возникало сомнений относительно принимаемых нами решений»

Высший совет юстиции (ВСЮ) — единственный конституционный орган в стране, имеющий право привлекать судей к дисциплинарной ответственности, назначать их на должности или увольнять. Об особенностях работы нынешнего совета мы поговорили с его главой Игорем БЕНЕДИСЮКОМ.

Открытость и публичность

— ВСЮ избрал вас председателем 9 июня 2015 г. До этого совет не работал 14 месяцев. С какими трудностями пришлось столкнуться и какие цели поставили перед собой? Что удалось сделать за два месяца?

— Сложность как раз и заключалась в том, что совет почти полтора года не функционировал, а в нынешнем году фактически выступил в новой ипостаси. Впервые все члены совета работают на постоянной основе. Раньше таковых было четверо, сегодня — 17. Правда, пока еще не все субъекты назначили своих представителей, нет по одному от ВР и съезда юридических вузов и научных учреждений, но появился кворум, позволяющий проводить заседания и выполнять непосредственные функции.

Некоторое время нам пришлось потратить на организационные вопросы: избрать руководителей, сформировать секции, изменить структуру ВСЮ, чтобы обеспечить всех его членов рабочими местами, аппаратом для проведения проверок и подготовки материалов, разработать новый регламент, положение об автоматизированной системе распределения дел и т. д.

К слову, в госбюджете этого года расходы на содержание совета предусмотрены из расчета 4 человек, работающих на постоянной основе. Надеюсь, парламент и правительство решат эту проблему в ближайшее время.

В связи с изменениями в законодательстве пришлось полностью поменять регламент. Рабочая группа в течение двух месяцев над ним работала, и он был принят только 30 июля. Однако столкнувшись с конкретными вопросами, связанными с проверками жалоб на судей, поняли, что он уже нуждается в коррекции. Так что работа над ним продолжается.

Еще одна проблема, которую пришлось срочно решать, была связана с тем, что согласно нынешнему законодательству, все жалобы, относящиеся к дисциплинарному производству, должны распределяться между членами ВСЮ в автоматическом режиме. Раньше такого не было, соответствующее оборудование и программы отсутствовали.

Чтобы не сидеть сложа руки, занялись изучением материалов, накопившихся во ВСЮ до принятия закона «Об обеспечении права на справедливый суд» и не требующих автоматического распределения, например, увольнением судей в отставку в связи с достижением 65 лет или по собственному желанию. Всего в Совет поступило около 800 материалов на увольнения судей по разным основаниям.

Кроме того, распределили материалы, оставшиеся от предыдущего состава ВСЮ, утратившего полномочия. В большинстве случаев сроки их рассмотрения прошли, но аргументированные решения по ним все равно необходимо было принимать.

30 июля наконец-то заработала программа делопроизводства. Она у нас такая же, как в специализированных судах. Для разработки собственной программы не было ни времени, ни финансов. В нее внесли небольшие корректировки, и это позволяет распределять дела в автоматическом режиме. Сегодня в базу внесено около 1 тыс. материалов, ждут распределения еще около 3 тыс.

Уже сейчас понятно, что далеко не все из них потребуют проверок и производств. Часть отсеется по той причине, что в законе указаны четкие требования к форме и содержанию заявлений. Их образцы размещены на нашем сайте. Любой гражданин может использовать нужный образец и направить в совет. Только нужно иметь в виду, что мы рассматриваем жалобы на действия судей высших специализированных судов и Верховного Суда. Судьями первой и второй инстанции занимается Высшая квалификационная комиссия судей Украины (ВККСУ).

Любопытно, что некоторые должностные лица, среди которых попадаются и чиновники высокого ранга, увидев в названии совета слово «высший», почему-то считают, что к нашей компетенции относятся разнообразные вопросы, в том числе получение наследства, разрешение гражданских споров и т. д. Приходится на эти обращения реагировать и направлять в те органы, которые реально могут помочь человеку.

— Вы пообещали организовать деятельность ВСЮ таким образом, чтобы вернуть доверие общества к судьям. Что собираетесь предпринять в этом направлении?

— Один из таких шагов — это открытость и публичность нашей деятельности. Мы стараемся поступать так, чтобы ни у кого не возникало сомнений относительно принимаемых нами решений. Составляющий элемент этого — автоматическое распределение всех категорий дел, а не только материалов дисциплинарного производства.

Все заседания членов ВСЮ, на которых рассматриваются дела, происходят открыто, на них могут присутствовать журналисты — им предоставляется возможность выслушать наши мнения и ознакомиться с окончательным мотивированным решением. Оно, к слову, публикуется и на нашем сайте.

Как показала практика, далеко не все решения принимаются единогласно всеми членами ВСЮ, поскольку его состав разнородный. В этом есть свой плюс, я считаю, что плох тот судья, у которого нет сомнений. Главное, чтобы при обсуждении все они были учтены. Это принцип любого коллегиального органа и он нами неукоснительно соблюдается.

На уровень наших решений положительно влияет и то, что в состав совета входят и представители научных кругов высокого уровня, и адвокаты, не понаслышке знакомые с работой судейского корпуса, и сами судьи — от Верховного Cуда и до первой инстанции.

Хочу также подчеркнуть, что если будем подавать предложения по поводу формирования следующего совета, было бы логично предусмотреть принцип инстанционности, чтобы в него были избраны судьи всех уровней.

Конкуренция процедур

— В рамках реформирования судебной системы был принят закон «Об обеспечении права на справедливый суд». Какие изменения предусмотрены в нем относительно ВСЮ? Имеются ли нормы, которые, на ваш взгляд, следовало бы откорректировать?

— Этот вопрос мне задали, когда я проходил конкурсную комиссию по назначению членом ВСЮ. Как я уже упоминал, состав совета был увеличен до 17 человек, работающих на постоянной основе. Еще один важный момент — изменения дисциплинарной практики. В документе появился перечень дисциплинарных взысканий для судей, которого раньше не было, и нет соответствующей практики рассмотрения такого рода дел.

Но уже сегодня можно сказать, что в законе совершенно не отражен момент, когда появляется конкуренция определенных процедур. Представьте такую ситуацию. Некий судья, подозревая, что его могут привлечь к дисциплинарной ответственности за какие-то нарушения, подает заявление об отставке или об увольнении по собственному желанию. Увольнениями по общим основаниям занимается кадровая секция ВСЮ и много времени такие процедуры не занимают. Но может получиться так, что в совет поступит еще и дисциплинарное дело на этого судью. Указания в законе на то, что рассмотрение первого дела должно быть приостановлено, нет. Как поступать в таких случаях?

Понимая, что справедливее пропускать вперед дисциплинарное производство, мы останавливаем процесс рассмотрения увольнения по общим основаниям и если речь идет о судьях первой или второй инстанции обращаемся в ВККСУ, чтобы она провела проверку.

Наиболее ярко это проявилось, когда к нам поступили производства по увольнениям по собственному желанию судей, которые остались работать в ДНР/ЛНР. Исходя из открытых источников и данных правоохранительных органов, в их действиях усматривается нарушение присяги, и мы, естественно, просто так уволить их не можем.

Существуют и более тонкие нюансы, связанные с распределением деятельности дисциплинарной и кадровой секций ВСЮ. Например, поступает к нам производство об увольнении судьи за нарушение присяги, которое уже рассмотрели в ВККСУ. Это прерогатива кадровой секции. Однако в законе указано, что такой вопрос должен рассматриваться с учетом процедур, порядка и сроков, предусмотренных для дисциплинарного производства. Для себя мы определили, что этим занимается кадровая секция. А если появится жалоба на этот материал, то задействуем дисциплинарную.

Все эти нюансы должны быть точно определены в законе, поскольку нарушение порядка рассмотрения таких материалов может повлечь за собой решение ВСЮ, которое будет обжаловано.

Впрочем, раньше в законодательстве было предусмотрено, что деятельность ВСЮ регулируется законом и регламентом. Сейчас такого указания нет, есть ссылка на то, что под действие регламента подпадают процедурные вопросы.

— Эксперты утверждают, что успешное реформирование судебной системы невозможно без внесения соответствующих поправок в Конституцию. Сейчас идет подготовка изменений в раздел «Правосудие» Основного Закона. О чем речь? Поддерживаете ли вы тех, кто говорит, что предлагаемые нормы «являются косметическими и не поменяют сущность правосудия»?

— Я бы поставил вопрос еще острее: какие изменения мы хотим внести в Конституцию — революционные или эволюционные? Есть примеры успешного прохождения обоих этапов в разных странах, в том числе в некоторых республиках бывшей Югославии. Но это вовсе не означает, что, воспользовавшись их опытом, мы получим результат, который нас удовлетворит. У каждого государства свои политические, экономические и культурные особенности, и слепо перенимать чужие стратегии не следует.

Я сторонник эволюционных изменений, и мне кажется, что они для нашей страны вполне приемлемы. Другое дело, что те, кто этим занимается, должны относиться к своим обязанностям предельно ответственно, а людям необходимо объяснять смысл и значение предлагаемых изменений в Основной Закон.

Мне кажется, что когда ВСЮ начнет работать более оперативно и, например, появятся первые результаты рассмотрения дел судей, подпадающих под люстрацию, снизится и градус напряжения в обществе по поводу правосудия. Давайте подождем, тем более что ждать осталось не очень долго.

— Некоторые специалисты считают, что коррупцию в судейском корпусе можно преодолеть за счет достойной оплаты труда судей. Но только ли невысокие зарплаты мешают им выносить справедливые и взвешенные решения?

— Если бы решение этого вопроса упиралось только в небольшие заработки, думаю, государство даже в непростой нынешней экономической ситуации отыскало бы необходимые финансы для судей.

Проблему нужно решать комплексно. Понятно, что если потратить немало времени на подготовку хорошего специалиста, назначить его судьей, а потом предложить, условно говоря, копейки, то он скорее выберет зарплату в юридической компании или в адвокатской конторе. Работа судьи ответственная, и вознаграждение за нее должно быть достойным. О какой сумме может идти речь — вопрос дискуссионный. В Европе зарплаты у судей по местным меркам не слишком высокие, около 4—5 тыс. евро в месяц, но им обеспечивают социальные гарантии.

Куда важнее, на мой взгляд, квалифицированный отбор кандидатов в судьи и их обучение. Чтобы работать судьей, нужно иметь соответствующие черты характера, глубокие знания в области юриспруденции, а также специализацию в той или иной отрасли права. Понятно, что районный суд и, скажем, хозяйственный или административный имеют свою специфику. Это касается не только количества и категории дел, но и многих нюансов в действующем законодательстве.

Я не согласен с теми сторонниками судебной реформы, которые утверждают, что судья должен быть специалистом во всех областях права, что специализированные суды не нужны, достаточно общих. В нашей ситуации, когда законодательство усложнено и зачастую противоречиво, да к тому же в него постоянно вносятся изменения, такое невозможно.

Следующий аспект, о котором нельзя не упомянуть, — это надлежащий контроль над судебной системой, включая доходы судей и ответственность, в том числе дисциплинарную.

Сегодня согласно законодательству каждый имеет право обратиться в ВСЮ с жалобой на судью, и мы обязаны рассмотреть ее объективно и непредвзято. Когда этот механизм заработает на полную мощность, это положительно скажется и на работе судей, которые станут более взвешенно относиться к принятию решений.

Что касается независимости судейского корпуса и попыток политического давления на него, то предлагаемые изменения в Конституцию позволят, с моей точки зрения, создать достаточно обособленную систему, которой не смогут управлять извне.

Лучше не расслабляться

— Сегодня некоторых судей нельзя привлечь к ответственности, поскольку в ч. 4 ст. 96 закона «О судоустройстве и статусе судей» говорится, что «дисциплинарное взыскание к судье применяется не позднее трех лет со дня совершения проступка». Не пора ли менять законодательство?

— Давайте правильно расставим акценты. Судья не должен отвечать за решение, которое он принял. Это не относится к дисциплинарной ответственности. Если суд первой инстанции принял ошибочное постановление, существуют довольно короткие сроки обжалования, и апелляция должна его отменить и вынести справедливый вердикт. Если же и апелляционный суд ошибся, точку в деле обязана поставить кассационная инстанция. В принципе если мы создадим квалифицированный судейский корпус, все будет заканчиваться второй инстанцией.

Но так будет лишь тогда, когда истец и ответчик идут на судебное заседание с открытыми забралами. Другое дело, когда одна из сторон намеренно утаивает те или иные документы, надеясь в случае проигрыша предъявить их в апелляционном суде. Между тем согласно законодательству он не имеет права приобщать их к делу.

Работая судьей, я специализировался на вопросах защиты интеллектуальной собственности и не раз сталкивался с такими ситуациями. Истец знал, что существует отработанная судебная практика, и считал, что суд, руководствуясь ею, примет решение в его пользу. Поэтому и не готовился к заседанию, не беспокоился по поводу сбора вещественных доказательств. А когда проигрывал суд, поскольку ответчик оказывался умнее и предъявлял аргументы, которые на момент заседания невозможно было оспорить, обвинял судей в коррупции.

К слову, до недавнего времени сроков привлечения судей к ответственности за нарушение присяги вообще не было. Много ли служителей Фемиды было наказано? Вопрос риторический.

Мы не должны создавать предпосылки к тому, чтобы сроки рассмотрения дисциплинарных взысканий использовались для расправы над судьями: когда на свет извлекается дело 10-летней давности (которое в свое время было не интересно ни истцу, ни ответчику) — и в результате судью отстраняют от должности.

Считаю, трех лет вполне достаточно, чтобы разобраться с судьей, совершившим проступок.

— До назначения на новую должность вы работали судьей Высшего хозяйственного суда и, как уже сказали, специализировались на вопросах защиты интеллектуальной собственности. Не жалеете, что пришлось резко поменять поле деятельности?

— Судьей я сегодня действительно не работаю, хотя рассмотрение жалоб и последующая проверка материалов — это своеобразное судебное разбирательство, но только в другой ипостаси: приходится судить самих судей.

Что касается моей специализации (интеллектуальная собственность), то необходимость оставить практику была одним из сдерживающих аргументов, когда я размышлял, следует ли мне подавать заявление о переходе в ВСЮ. Тема защиты интеллектуальной собственности очень интересная и серьезная. Я начал заниматься ею с 2001 г., и мне с коллегами удалось немало сделать в этом направлении. Я один из соавторов учебника для судей по вопросам интеллектуальной собственности, работа над которым осуществляется в настоящее время.

С другой стороны, я понимал, что работа в ВСЮ временная, но она позволит мне взглянуть на профессию судьи как бы со стороны. Поэтому посчитал, что новый опыт для моей карьеры окажется полезным.

В то же время продолжаю по мере возможности поддерживать контакты с коллегами, участвую в специализированных семинарах. Сегодня нарабатываются изменения в законодательстве по интеллектуальной собственности, проходят консультации специалистов.

Для себя я решил, что после сложения полномочий председателя ВСЮ продолжу специализироваться на рассмотрении споров, связанных с интернетом. Это очень узкая сфера, специалистов в этой отрасли мало, так что без работы не останусь.

Справка «2000»

Высший совет юстиции: 04050, Киев, ул. Студенческая, 12а, тел. (044) 486-6202, e-mail: vru@vru.gov.ua.

 

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Сергей КУЛИШ: Охочусь только на медали

Никогда не смогу ногой дверь открыть и сказать: «Вот, я олимпийский призер, давайте...

Коломия оголосила суверенітет

«Гройсман, колишній досвідчений міський голова, вже починає забувати проблеми, які...

Владимир ХОЛОПОВ: «На Евро будем биться за медали»

То, что мы сильнее действующих чемпионок континента — было доказано дважды

Судьба телефонистов

Одесса занимает первое место в Украине по числу граждан, официально работающих за...

Украина станет жить лучше, когда власть начнет...

Если у вас нет средств на собственное воспроизводство, обеспечивающее определенную...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка