Владимир ГОРЯНСКИЙ: Политический театр основан на лжи, лицемерии и грязи

№36(786) 9 — 15 сентября 2016 г. 08 Сентября 2016 6 3.8

Владимир Горянский считает, что никого из его российских коллег в «черных списках» нет

Антураж маленького киевского ресторанчика на Подоле, казалось бы, никак не располагал к беседе о войне.

Тем более что собеседник — один из наиболее востребованных актеров Киевского театра драмы и комедии на левом берегу, знаменит по телесериалам и полнометражным фильмам, народный артист Украины Владимир ГОРЯНСКИЙ.

Полупустой зал, хрустящие скатерти, тихая музыка, кофе в тонком фарфоре... И если уж неспешно вести беседу, то лучше всего о театре.

Мы и начали с театра — того, что сейчас на востоке, с театра военных действий. Владимир Викторович родом с Донбасса, и хоть уехал оттуда давно, еще студентом, но все, что связано с Луганской областью, особенно с Кадиевкой, в недавнем прошлом — городом Стахановым, воспринимает с особой болью и печалью.

Контракт и зритель

— «...Вот открывается новая сессия в парламенте. И сразу же избранники начинают рассказывать — что нужно сделать, чтобы в стране закончилась война... То есть все знают рецепт, причем не первый год, но почему-то война не заканчивается!.. И сколько ж это будет продолжаться?» — говорю Владимиру Викторовичу.

На реплику собеседник отвечает целым монологом.

«Не скажу, что я больше, чем кто-либо, знаю об этом театре. Потому что все-таки это — театр политических действий. А политический театр основан в большей мере на лжи, лицемерии и грязи... Мы каждый день в этом убеждаемся.

Поэтому наш политический театр — это театр абсурда. И те боль и надежды, которые царили в обществе год-два назад, улетучиваются. А взамен рождается безразличие. Или же осознание того, что от нас ничего не зависит.

Появляется непонимание — как дальше жить, работать в стране? Люди растеряны, потому что — абсурд во всем!

Абсурд в том, что с народа уже последние жилы тянут. Казалось бы, есть разумные пределы, но, вероятно, в нашей ситуации их нет. Да, люди терпят. Но начнется осень, и я не знаю, что будет. Самое прискорбное, что царит сплошное неверие никому».

— Если учесть, что, по данным социологов, уровень доверия к власти не превышает 4%, то как же деятелям искусства в такой ситуации не только самим выжить, но еще и создавать «духовную подушку» для общества?

— Как бы ни звучало это парадоксально, но зритель вернулся! И в наш театр, и во многие другие. Думаю, это происходит потому, что, с одной стороны, он устал от «мыльных» сериалов, с другой — хочется хоть на недолго абстрагироваться от абсурда, который тебя окружает в обыденной жизни. Люди следят за премьерами. И новые зрители появляются из числа молодежи. Так что, слава Богу, театр еще держит марку, во всяком случае пытается создавать «духовную подушку». Хотя не знаю, что будет с театром после так называемой реформы.

— Юридической основой для реформы театров стал закон «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно внедрения контрактной формы работы в области культуры и конкурсной процедуры назначения руководителя государственного или коммунального учреждения культуры». Судя по всему, в театральных труппах это обсуждалось, но пока ни одного восторженного отзыва нигде не встречала. И я так поняла, что камень преткновения —контрактная система?

— Не только!.. А что такое «контрактная система» в театральной сфере? Поверьте, этого никто не знает!

«В театре провели собрание, говорили, что перезаключат договоры и т. д. Но толком все равно неясно: что стоит за этой системой? Будет ли человек как-то защищен или нет? — продолжал Владимир Горянский. — Вот, допустим, к нам приходят чиновники и говорят: давайте посчитаем рабочее время артиста. А кто сосчитает мое время, если я дома учу текст?! И как актер может в месяц сыграть 24 спектакля, чтобы было «по норме»?!

Меня убивает то, что этой, с позволения сказать, реформой занимаются люди, абсолютно не понимающие специфики! Впрочем, чему удивляться, если были же примеры, когда директорами театров становились начальники тюрем.

Мало того: в первой редакции законопроекта предлагалось разделить должности худрука и директора. Но потом вдруг поднялась волна, в итоге решили, чтоб было совмещение. Понятно, кто-то лоббирует эту тему! Для чего? Чтоб театр становился под единоначалием.

Допустим, раньше директор отвечал за финансы, а главный режиссер — за творческую часть. Вот они спорят, иногда ставят друг друга на место, и в этом был позитив. Сейчас же я не знаю, что будет. Если приходит человек возглавить театр, то кто он — худрук или директор? Или и то и другое? В чем он разбирается? Так бывает, что и ни в том ни в другом.

Авторы законопроекта, на мой взгляд, весьма поверхностно позаимствовали европейский опыт. Западная система немножко другая. Там есть совет директоров, который приглашает руководителя. И совет знает, кого приглашает, на какой успех рассчитывает, потому что там свои деньги тратят.

А тут — деньги государства: никто за них не отвечает! Я помню 1988 год, когда была театральная реформа. Но она была настоящая! Сколько тогда открывалось театров, студий — буквально на каждом углу. Но потом все стихло: государство снова вмешалось. Что из нынешней реформы родится — не берусь судить. Но есть большие опасения, что все это может разрушить репертуарный театр».

Кино и лотерея

— Коль уж заговорили о театральной реформе, грядет еще одна — в кино, на ТВ. Предполагаю, что основой для новшеств будет проект закона №3081 «Про державну підтримку кінематографії в Україні». И снова — кинематографисты обсуждали, возмущались, но авторы, в том числе депутат Николай Княжицкий, уверяли, что это как раз то, что стране нужно. Предложили создать некий киноинститут, независимый от бюджета. Сказали, что кино будет финансироваться напрямую от сбора с государственных лотерей...

— Насколько мне известно, подобный опыт есть во Франции...

— «Деятельность украинских национальных лотерей как единственного законодательно разрешенного вида азартных игр, — цитирую apostrophe.com.ua, — несомненно, привлекает желающих приобщиться к ее многомиллиардным оборотам. Но если в цивилизованных странах существуют механизмы антимонопольного контроля и регулирования этого вида бизнеса, то в Украине конкуренцию терпеть не хотят. В результате переплетения частных интересов с государственными фактически создана лотерейная монополия, которая не увеличивает поступления в бюджет, а обогащает приближенных к власти нуворишей». Думаете, они станут поддерживать отечественный кинематограф?

— Главное, чтобы не мешали. Да не надо больших денег ниоткуда: всегда все регулируется налогами. Если государство хочет подъема производства, то оно снижает налоги или убирает их вообще. Это же мировая практика! Поэтому — снизьте в Украине налоги и, поверьте, все заработает!

Что касается проектов... Ну не могу я доверять нашим законотворцам! Предложения должны исходить от специалистов, юристов, практиков, а не от бизнесменов. А у нас вся Рада — «бизнес-клуб»! И проекты, ими написанные, неглубокие, чаще просто примитивно-лоббистские.

— Есть возможность кое-что исправить. Вам же предлагали, причем две или три политические силы, идти в депутаты? Тем более все к этому движется: уже одна из фракций заявила, что готова сложить мандаты в знак протеста против политики страны. Впрочем, это было в середине лета, а после каникул таких заявлений никто не делал... Тем не менее в свое время и Руслана Лыжичко, и Оксана Билозир, и Богдан Бенюк попадали в Раду. И чувствовали себя там, кстати, неплохо.

— Видите ли, творческому человеку тяжело играть в политическом театре, где действуют совсем другие законы. Плюс к этому — за каждой партией, с которой ты таким образом связываешься, стоят олигархи, которые, вкладывая в проект огромные деньги, преследуют свои цели. А я больше ценю собственную свободу.

Я так смотрю, многие, кто попадает в Раду, сразу меняются. И журналисты в том числе. Представляете, сколько надо сил, чтобы удержаться, устоять, не изменить тем людям, которые тебя избрали, не забыть о них через полгода? Для этого нужно мужество огромное. Увы, этими качествами большинство представителей «бизнес-клуба» не отличаются.

— Не столько от парламента, сколько от руководства Минкульта зависит жизнь и киноиндустрии, и театров. За годы независимости у нас сменилось 15 министров культуры. Особенно были хороши те, которых выбирали на майдане.

— Ну, знаете ли, есть веяние времени, а революция всегда предполагает площадной театр. Считайте, что выборы министров —это из жанра площадного театра! Но должен сказать, что Евгений Нищук — не самый худший министр, поверьте. И в свою первую каденцию он сделал очень много, надеюсь, если его не сломают, то сможет и дальше нормально руководить... Хотя не совсем продуманный закон о контрактной системе, который он поддержал, меня немного настораживает.

— Что-то не помню, чтобы он бросался на амбразуру, когда в 2014-м народные избранники писали коалиционное соглашение, где одним из пунктов было требование отменить звания народных и заслуженных артистов.

— Вопрос не в звании. А в том, что не артисты дискредитировали звания, а чиновники, которые раздавали их налево и направо. Но, знаете ли, народ сам разберется — кого из актеров любит, а кого нет... Зритель голосует билетами.

— Кстати, а какая зарплата в среднем у народного артиста? Читала, что около 6 тыс. грн. Это так?

— Иногда меньше. Бывает, надбавки невыгодны, потому что это все обкладывается налогом. И тогда вообще копейки получаешь.

За орден не люстрировали

— В начале нынешней каденции ВР мне давали читать список украинских актеров, которых собирались люстрировать.

— Кошмар какой-то! За что?!

— За награды, которые им вручались либо президентом, либо правительством РФ. Горянского спасло то, что Орден дружбы вручили, как говорили те, кто вас отстаивал, «за часів Ющенка»...

— При чем тут Ющенко?! Тогда уже «за часів Кучми»... Много деятелей культуры и науки в разные годы награды получали. И что? Вот мне интересно, как можно артиста люстрировать? Уволить из театра?! Абсурд.

— А не абсурд ли законопроект №4303, который предлагал объявить всех российских деятелей искусства врагами украинского народа? А перед тем, как получить разрешение выступать у нас, им надо публично покаяться.

— То есть тот, кто с антрепризой приезжает оттуда — сюда, должен писать письмо... Ну, это вообще за гранью!.. А как они вернутся в Россию после такого письма? И неужели Макаревичу нужно писать, или Басилашвили, или Ахеджаковой?

— Для Ахеджаковой могут сделать исключение ввиду ее «ролика» про Савченко. А остальным — надо будет писать. И что скажете по поводу «черного списка», где, по-моему, уже больше 100 российских и мировых деятелей культуры, которые «создают угрозу национальной безопасности Украины»? Про «угрозу» Минкульт сказал.

— Все-таки мы живем в военное время, и идеологический момент никто не отменял.

— Погодите! Какую угрозу украинской национальной безопасности создает, допустим, Наталия Варлей с «Кавказской пленницей»?

— Не будем называть фамилий, просто не хочется, но я знаю, что некоторые российские актеры в достаточно агрессивной форме высказывают свое отношение к Украине. Поэтому такие меры, наверное, правомерны. Представьте, если бы кто-то из украинских артистов высказывался подобным образом в адрес РФ и ее президента! Там бы произошла такая же реакция.

— В Украине запрещены фильмы, снятые в России после 1 января 2014 года. Но вот вы снимаетесь в сериале «Последний янычар», который вышел на экраны в 2015-м, а проект — российско-украинский, и заказчик — «Мостелефильм». Это я к тому, что закон может коснуться и вашей работы. То есть попросту возьмут и запретят!

— В «Последнем янычаре» нет никакой политики!

— А соавторство с РФ? И заказчик не наш. Да и эпоха чего стоит: Российская империя.

— Ну так что же, мы выбросим историю?! В фильме нет интерпретации каких-то политических взглядов: здесь чисто любовная история, которая могла быть не только в XIХ веке, но когда угодно, хоть в XVII... Кино — это же бизнес, и здесь, безусловно, если начнут вмешиваться и запрещать, то... Ну я не знаю! Люди уже сняли, а кто вернет деньги, если, не дай Бог, наложат запрет?.. У нас сейчас очень много политики, которая вмешивается во все. Это самое страшное.

— Когда запрещали «Тараса Бульбу», то прежде всего из-за Боярского, включенного Минкультом в «черный список». Хотя официальная версия Госкино такова: «Фильм дискредитирует украинскую национальную идею». Что скажете на сей счет?

— Вопросы идеологии обострены особенно в тот момент, когда в стране идет война.

— Но фильм был снят в 2009-м. Получается, семь лет не дискредитировал идею, а сейчас дискредитирует? Где логика?

— Дело в том, что в фильме украинцев изображают варварами! Его можно показывать, если это не соответствует нашим взглядам?

— А «Молитва о гетмане Мазепе» соответствует? Там нет варварства? Нет пошлости? Вот коротенькая цитата одного из критиков из статьи под заголовком «Мазепа в стилі «Даун Хаус» (kino-teatr.ua): «Іноді дивишся фільм і думаєш: цікаво, а на що, власне, пішли витрачені на нього кошти?.. Протягом перегляду цієї кінострічки переповнювало почуття сорому. Сорому за країну, в якій така неякісна картина стає кіноподією року і афішується як «шедевр». Сорому за Юрія Іллєнка, якого у світі знають як автора «Тіней забутих предків». Сорому за Богдана Ступку, який незграбно імітує статевий акт...»

— Когда начинаются эти споры, стараюсь в них не участвовать. Мне хотелось бы больше говорить о творчестве, чем о каких-то исторических негараздах и проч. Наша история очень сложная, до конца мы ее не знаем. То советская власть меняла историю, как ей хотелось, то еще кто-то. Если бы мне предложили сняться в каком-то историческом фильме, где, на мой взгляд, есть противоречия, я бы хорошенько подумал.

Опасная «кухня»

— Когда СБУ обратилось в Минкульт с предложением пересмотреть список запрещенных российских фильмов, поскольку, по мнению ведомства, многие из них запретили по непонятным причинам, — как вы восприняли? С одной стороны, вроде б и порадоваться, что тотальный маразм не окончательно скосил наши ряды, т. е. хотя бы Служба безопасности «переймається». С другой стороны, ей что, больше нечем заняться?

— Ситуация, скажем так, неоднозначная. И хоть я — противник запретов, но есть какие-то критические моменты, которые в чем-то и оправдывают запреты. Но при этом у нас всегда есть перегибы, кто-то хочет бежать впереди паровоза. Поэтому и бегут.

— В смысле, бежит Минкульт, а СБУ просит: остыньте, ребята? Пока запретили 430 фильмов, в том числе сериал «Кухня». Надо понимать, «Кухня» тоже создает угрозу национальной безопасности? Интересно, чем? Неканоническими варениками?.. И это, оказывается, не предел. Вот добавили буквально на днях еще шесть сериалов, аннулировали прокатные удостоверения... Но мне не понятна кропотливая работа по составлению списков на запрещенную продукцию, потому что при желании любой гражданин Украины может это все посмотреть по интернету! Или Минкульт интернет запретит?

— Я стараюсь вообще поменьше смотреть телевизор, и для меня нет таких проблем. Ну разве что могу посмотреть Discovery.

— Тем не менее к телевидению вы имеете отношение не только как зритель, но еще и как эксперт нескольких социальных проектов на СТБ и на «Интере».

— Была на Первом Национальном программа «Подорожуй Першим» по городам Украины. Мы фактически открывали для украинцев Украину... Но Первый Национальный — сложный канал, с большими финансовыми проблемами. И жаль, что пока нет возможности и дальше делать проект: на самом деле программа была замечательная, очень качественная, полезная.

— В принципе редко какой ТВ-канал жаловался, что у него мало денег: там реклама покрывала все расходы.

— А сейчас каналы попадают в такое состояние, что им надо выживать: реклама уходит с телевидения в интернет. Поэтому упор в самой ТВ-продукции делается на «желтизну». Что хочет зритель? «Желтого»! Давайте будем «желтеть»! Очень печально, но каналы вынуждены бежать за зрителем, а не наоборот, как было раньше.

— По статистике средняя стоимость одной серии в отечественном телесериале — 25 тыс. долл. По нынешним меркам для нашего ТВ — это много, мало?

— Ну снимают же! Это «мыльные» сериалы, простые: крупный, средний план, общий, павильон... Вот в такую сумму и укладываются. Но мы должны понимать, что кинопроизводство — дорогое удовольствие. И если хотите «Игры престолов», то там совсем другие деньги.

11 июля по-польски

— Одна из недавних акций, где вы участвовали, флешмоб #яЛюблю

СвоюКраїну, записали видеоролик. Почему участвовали в этом флешмобе?

— Потому что я действительно люблю свою страну. Я не могу ее не любить, потому что здесь растут мои дети, которым мы должны дать хоть какое-то нормальное будущее.

— Слушала ваше видеообращение, надеюсь, искренне верите, что все изменится к лучшему. Хотя, по правде говоря, после некоторых не совсем адекватных действий отечественных политиков есть опасения: а не поссоримся ли мы, к примеру, на сей раз с Польшей?

— Почему?

— Потому что там 11 июля будет национальным днем памяти жертв «геноциду, вчиненого українськими націоналістами». Поляки возмутились, когда у нас начали переименовывать улицы и проспекты «в Бандеру». Интересно, почему в Париже не заморачиваются: там как была «рю де Моску», так и по сей день есть. А у нас с названиями — целая проблема!

— Принят закон о декоммунизации. Под закон, наверное, и меняют называния улиц, городов.

— По данным ЮНИСЕФ, в Украине самый низкий уровень вакцинации детей. То есть денег на вакцину нет, а на переименование — есть.

— Соглашусь, что есть первостепенные вопросы и второстепенные. Вероятно, что-то можно было отложить, но коль уж приняли закон, его надо выполнять. Единственное, если уж переименовываете, пусть будет поменьше политики, чтобы не кидались с одной стороны в другую и чтобы потом опять ничего не переименовывали. Называйте именами композиторов, художников. Или номера присваивайте, как угодно, только прекратите дискуссию вообще по этому поводу!

— В принципе то, о чем мы говорим, это тоже пример, когда темой культуры, а по сути — духовности занимаются люди в сущности случайные. Ну попали по спискам в ВР или же в горсовет. И войдя в состав «культурной» комиссии, получают право вот такое творить... Но вернемся к теме будущей реформы театра: нет ли опасений, что творческие натуры, знаковые фигуры, которые не смогут этот бедлам принять, просто уйдут, уедут?

— Так многие и уходят.

— И чем теперь занимаются?

— Сейчас много антрепризных спектаклей с участием артистов популярных, узнаваемых. Не скажу, что это такая уж большая альтернатива репертуарному театру, тем не менее. Хотя какая альтернатива может быть Театру им. Франко? Или нашему Театру драмы и комедии, который имеет своего зрителя, свой стиль? Мы же пашем день и ночь, зарабатывая деньги, чтобы не очень уж брать у государства, которое тебе дает все меньше и меньше!..

— Может, и вы планируете бросить театр?

— Зачем бросать? Я занимаюсь любимым делом, работаю в своем любимом театре, у меня пять антрепризных спектаклей, зрители ждут, полные залы. Как я могу это бросить?!

— И решение не измените, если вместо нынешнего руководства — в рамках реформы — поставят кого-то далекого от искусства, вы ж сами пример приводили, как назначили в театр бывшего начальника колонии? Или если министром снова станет нынешний вице-премьер г-н Кириленко?

— А кто был министром культуры во времена Леонардо да Винчи, вы можете мне назвать? Кто бы ни пришел, он не сможет запретить художнику рисовать, артисту — играть, певцу — петь. Не сможет, даже если бы хотел.

— Не сочтите за крамолу, но если б, допустим, вас пригласили в РФ сняться, например, в экранизации Шекспира, — поехали б?

— Конечно же, нет!

— Вот как! И даже на Гамлета не согласились бы?

— Ну не время! К сожалению, сейчас все настолько наэлектризовано во всех сферах, что... Знаете, о чем все мои думы? О мире, о мире!.. И как можно было внести такой раздор между народами, такую злость, такую ненависть... Какие съемки, о чем вы говорите!

— Если с кем-то из российских актеров поддерживаете отношения, то случайно не знаете: они не «на мушке» у Минкульта?

— По-моему, никого из моих коллег в «черных списках» нет, слава Богу. Но я точно знаю, что в РФ мудрые люди не говорят на эту тему. Они просто молчат.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Коломия оголосила суверенітет

«Гройсман, колишній досвідчений міський голова, вже починає забувати проблеми, які...

Владимир ХОЛОПОВ: «На Евро будем биться за медали»

То, что мы сильнее действующих чемпионок континента — было доказано дважды

Судьба телефонистов

Одесса занимает первое место в Украине по числу граждан, официально работающих за...

Украина станет жить лучше, когда власть начнет...

Если у вас нет средств на собственное воспроизводство, обеспечивающее определенную...

Садовой: о сердце и душе

На «Самопоміч» йде дуже серйозна атака. Як, власне, й на місто Львів, і на Садового

Работа как волк

Бывшему прокурору не обязательно идти в армию, но и на пособие по безработице ему...

Батькивщина намерена «их» остановить

Дмитрий Шлемко: «Якщо раніше люди йшли просто протестувати і кричати «мирно,...

Бесплатное право и наши права

В центры бесплатной правовой помощи чаще всего обращаются люди в возрасте от 35 до 60...

Михаил Резникович: Определяется будущее нашей...

Украина, отказавшись от собственного мировоззрения и исторического опыта, рискует...

Страсти по громаде

Наталья БАБИЙ: «Опоненти стали розказувати людям в селі: якщо об'єднаєтесь з...

Комментарии 6
Войдите, чтобы оставить комментарий
Вероника
10 Сентября 2016, Вероника

Очень сложно оценить статью, однозначно никак нельзя. Лидии Денисенко - 5. Владимиру Горянскому - 2. Лидия Денисенко -профессионал; не побоялась задавать сложные, актуальные вопросы, умело вела интервью. В.Горянский - трус, приспособленец. Очень низко пал в моих глазах. До великих украинских актеров ему далеко, так и останется актером эпохи Кучмы, Ющенко, Порошенко. Одно дело произносить красивые монологи со сцены, другое дело - открыто выступить против войны, переименования улиц, разрушению памятников. Лучше "пересидеть" эти времена и не высовываться. Да, измельчала украинская современая культура...

- 31 +
Корнилов, Ю.Н.
10 Сентября 2016, Корнилов, Ю.Н.

Не хочу обижать. но трусоват актёр, без стержня. Его очень устраивают 5 антрепризных спектакля. А это значит, что творчество его мало интересует и настоящий театр ему никогда не построить. Это из майданной "когорты", "Слава Украине!". его, видимо, очень греет. Ему хочется об остальном помолчать. А "молчание предаёт бога. Кричите!" Но страх сживает горло, и он предпочитает молчать. Но это его право - не все рождаются героями.Можно только пожалеть человека.
.

- 30 +
Василий Владимирович
09 Сентября 2016, Василий Владимирович

«… в РФ мудрые люди не говорят на эту тему. Они просто молчат». Не буду говорить о российских «мудрых» людях, буду говорить об украинских. Уважаемые украинские «мудрые» люди! Ваше невинное молчание и приспособленчество – это ваше согласие со всеми теми безобразиями и позорищами, которые добивают украинский народ и государство Украина как таковое. Кому как ни вам, работникам культуры, известным, «заслуженным», «народным», хоть немножко отдать долг своему народу и помочь избавиться от пришедшей на него напасти. Но нет – молчать проще, а еще проще по случаю крикнуть «слава Украине! героям слава!» – и все доступно: и сцена, и СМИ, и признание патрийотов, и деньги, и звания. Но подумайте – ведь не всегда так будет и по-верят ли в дальнейшем в вашу искренность или посчитают недостойными лицедеями!

- 37 +
татьяна солохина
08 Сентября 2016, татьяна солохина

Искренние вопросы, неискренние ответы.

- 47 +
Анатолий Беловорон
08 Сентября 2016, Анатолий Беловорон

Ни рыба, ни мясо. Но Благоразумия не занимать..

- 32 +
+ Показать все комментарии
Блоги

Авторские колонки

Ошибка