С чего начинается анархия?

№39(789) 30 сентября — 6 октября 2016 г. 29 Сентября 2016 2 4.3

Как усиление президента ведет к развалу государства

Виталий Кулик: невозможно контролировать все в таком монстре, как государственная машина

Директор Центра исследований проблем гражданского общества Виталий КУЛИК считает главной ошибкой президента желание Петра Порошенко быть не только руководителем государства, но и премьер-министром, и министром иностранных дел, и послом Украины в США, и главой своей же администрации. «Это сыграет с ним злую шутку, — подчеркивает эксперт. — Если ты не делишься властью с картельной партией, то она тебя съедает, и этот процесс уже начался».

Поле для прессинга

— Виталий Александрович, назовите примеры того, как картельная партия (полагаю, имеется в виду прежде всего «Народный фронт») начала сознательно и целенаправленно ослаблять позиции президента.

— Самый свежий пример — события вокруг телеканала «Интер» — поджог одного из зданий телекомпании, блокирование его работы и т. д. Вся эта шумиха подставляет президента. Хотя свои вопросы по рейдерскому захвату канала решает группа, приближенная к министру внутренних дел Арсену Авакову.

То есть если раньше (времена Януковича выносим за скобки) корпоративные конфликты погашались путем поиска бизнес-компромиссов и каких-то разумных сделок, то сейчас дела обстоят гораздо жестче.

Одни больно кусают (открывают уголовные дела), другие в ответ на такие действия через своих силовиков нападают на активы, принадлежащие людям президента. И только после этого начинается торг — мы отыграем ситуацию назад, но и вы в свою очередь тоже вернитесь на исходную позицию.

— Чем и когда закончится эта игра?

— Если процесс войдет в необратимую стадию и стороны не смогут договориться о распределении финансовых потоков, то все это приведет к увольнению Авакова и вообще к попытке отправить правительство Владимира Гройсмана в отставку.

Возникнет новый правительственно-парламентский кризис, а в итоге — объявят досрочные выборы в Верховную Раду. Хотя нынешней осенью это уже не произойдет.

Если противоречия сильно усугубятся в октябре, то новое волеизъявление граждан назначат на весну либо на конец следующего года.

— Думаю, после рассмотрения в парламенте проекта Госбюджета-2017 и принятия его окончательной версии в октябре станет более-менее понятно, о чем смогли (либо не смогли) договориться стороны в плане направления финансовых потоков.

— Совершенно верно.

— Почему президент замкнул на себе все ключевые позиции во власти, касающиеся как внешней, так и внутренней политики? Может, он не делегирует полномочия из-за недоверия к членам своей команды? Но почему? Слишком хорошо их знает? Ведь все перечисленные вами должности (премьер, МИД, АП, посол в США, я бы добавил еще и генпрокурора) занимают люди, не являющиеся плодом компромисса с другими партиями, — Петр Алексеевич всех их назначал лично.

— Все они — премьер-министр Владимир Гройсман, министр иностранных дел Павел Климкин, новый руководитель Администрации Президента Игорь Райнин, посол Украины в США Валерий Чалый — не генераторы идей, а исполнители воли президента. Это — люди-функции.

— Некоторые отечественные политологи считают, что Гройсман уже становится самостоятельным политиком, и это ведет его к неизбежному конфликту с Порошенко.

— В данном случае неважно, кем становится или не становится Владимир Борисович. Важно, что президент считает его человеком-функцией.

Я слышал мнение о каком-то зарождающемся конфликте между Порошенко и премьером, но в действительности это не так. Больших противоречий между политиками нет.

Зная Гройсмана лично, могу сказать, что, возможно, у него и есть какая-то своя игра, но внешних ее проявлений пока не существует. Во всяком случае я их не вижу.

— Чего боится президент? Или замыкать все на себя — это особенность Петра Алексеевича как политика? Хотя на руководителя авторитарного типа он не очень-то и похож.

— Во-первых, у него сложная скамейка запасных. Президент ни с кем не делится ни властью, ни компетенциями. Во-вторых, одна из особенностей его характера — пытаться контролировать процессы до мелочей.

А опасается президент эксцесса исполнителя — то есть действий, которые не охватываются замыслом самого Порошенко, но однозначно будут ассоциироваться с его именем.

Грубо говоря, Петр Алексеевич боится, что его подставят. Поэтому реализует на практике принцип: если хочешь что-то сделать хорошо, то сделай сам. В этом и заключается главная проблема президента как топ-менеджера. Невозможно контролировать абсолютно все даже в бизнесе (пусть и крупном), не говоря уже о таком монстре, как государственная машина.

— Президент не доверяет украинским политикам даже из обоймы действующей власти. А почему не сработали разнообразные «карт-бланши», выданные Порошенко новым гражданам Украины, пришедшим в управление нашей страной, надо полагать, с подачи западных государств-доноров? Михаил Саакашвили, похоже, окончательно увяз в ямах и выбоинах дороги Одесса—Рени. О Наталье Яресько, Айварасе Абромавичусе, Александре Квиташвили и прочих вообще давно ничего не слышно.

— Президент не может игнорировать мнение государств-доноров, но вполне способен выполнять их требования не в полной мере.

Зарубежные специалисты появились в руководстве страной для нейтрализации возможного усиления различных околовластных группировок. В то время, во-первых, общество не доверяло отечественному политическому истеблишменту. Во-вторых, друг другу не доверяли и местные кланы.

Иностранцы потребовались в качестве компромиссных фигур, руководителей-технократов. К тому же их моментально обложили украинскими заместителями, представляющими интересы все тех же доморощенных финансово-политических групп.

Естественно, эти технократы, не зная реалий нашей страны и особенностей функционирования украинской государственной машины, не смогли реализовать свои идеи на практике.

В министерствах у них не было собственных команд, соответственно попытки влиять на административные процессы и вырабатывать самостоятельные решения сталкивались с жестким противодействием и саботажем бюрократической системы, которая действовала по договоренности с олигархическими группами.

Иностранцы, понимая, что ничего изменить не могут, занялись самопиаром, который столкнулся с самопиаром правительства. И в результате они добились взаимного политического уничтожения. Не стало Кабмина Арсения Яценюка, пропали из власти и почти все иностранцы.

Исключение — реформа органов внутренних дел. Но и это был успех американской программы, по сути — проекта госдепа. Хотя достоинств начальника Национальной полиции Хатии Деканоидзе я не умаляю.

Сегодня потребности в пиарщиках у президента нет, ему нужны исполнители, а создавать и внедрять в сознание украинцев идеальный образ власти он будет самостоятельно. Петр Алексеевич двумя руками за рынок, но только в том случае, если он его директор.

Необходимое послесловие

Добавлю, что перевыборы в парламент — не самая страшная цена, которую, возможно, придется заплатить за своеобразный менеджмент Петра Порошенко. Концентрация власти в руках даже не ограниченного круга лиц, а одного человека в конечном итоге неизбежно ослабляет государство.

С 2005 г. общественная организация The Fund for Peace совместно с журналом Foreign Policy составляет рейтинг — Индекс слабости государств (Failed States Index).

При его составлении на протяжении года проводится анализ стран мира (в последнем исследовании — 178) на основании 12 критериев — индикаторов уязвимости государства (группы социальных, экономических и политических показателей).

Итоговый индекс рассчитывается по шкале от 0 до 10. Ноль означает высочайшую степень стабильности, а значит, наиболее низкие риски и угрозы. Соответственно 10 — наименьшая степень стабильности с максимально высокими рисками и угрозами.

Определяющей при составлении рейтинга является сумма всех индикаторов (максимальная — 120 баллов), с использованием десятых долей. При этом страны разделяют на красные (критический уровень рисков), оранжевые (опасный уровень), желтые (низкий уровень), зеленые (отсутствие рисков).

Главными признаками слабого государства в соответствии с методологией The Fund for Peace являются:

1) потеря физического контроля над своей территорией либо государственной монополии на законное использование физической силы на своей территории;

2) неспособность легитимной государственной власти обеспечить процесс принятия коллективных решений;

3) неспособность легитимной государственной власти обеспечить элементарные общественные услуги;

4) неспособность взаимодействовать с другими государствами в качестве полноправного члена международного сообщества.

Первому критерию Украина уже соответствует (потеря Крыма, некоторых районов Донецкой и Луганской областей). А концентрация власти в руках одной из ее ветвей (в данном случае — президента) обеспечит нам совпадение со вторым признаком слабого государства. После этого обязательно настанет черед 3-го и 4-го пунктов. Но об этом чуть ниже.

Согласно последней редакции рейтинга от 26 августа 2016 г., наиболее нестабильными государствами, обладающими критическим уровнем рисков, являются Сомали и Южный Судан (красная цветовая группа — по 114 баллов).

Среди государств с уровнем стабильности выше среднего и низким (желтый маркер) расположились многие страны Евросоюза, в т. ч. Франция (34,5 балла), а также — США (34 балла).

Безрисковые (зеленые) страны представлены всего 16 государствами. Это Португалия, Бельгия, Германия, Нидерланды, Австрия, Люксембург, Канада, Исландия, Швеция, Ирландия, Австралия, Швейцария, Дания, Новая Зеландия, Норвегия и Финляндия. Последняя признана самой стабильной страной мира (18,8 балла).

Украина (75,5 балла) входит в число «оранжевых» стран с уровнем стабильности ниже среднего, а значит, с наличием опасных рисков. Из государств — бывших республик СССР в нашей цветовой группе хуже дела у Таджикистана (83,8), Узбекистана (83,5), Кыргызстана (81,1), России (81), Грузии (78,9), Азербайджана (76,3) и Туркменистана (76). Лучше — у Беларуси (73,9) и Молдовы (73,2)

От замыкающего группу наиболее опасных «красных» стран Зимбабве (100,5) нас отделяет 25 баллов. Это много, но отнюдь не непреодолимо.

Ограниченность центров властных решений оказывает колоссальное давление на лидера государства и его людей. Не случайно последняя смена руководства страны сопровождалась насилием с лозунгом «Банду геть!» Под последним подразумевались земляки бывшего президента из Донецкой области.

Сразу же по окончании активной фазы майдана и бегства из страны Виктора Януковича зазвучали призывы о пересмотре результатов приватизации в период правления опального президента. Вспомним хотя бы заявления тогдашнего днепропетровского губернатора Игоря Коломойского (к примеру, о реприватизации «Укртелекома»). А также наблюдайте за давно невиданной волной рейдерства, захлестнувшей нашу страну в последние два года.

Сегодня некоторые эксперты и СМИ начинают спекулировать аналогичным призывом: «Геть вінницьких!» И если этот сценарий реализуется, окажется под угрозой бизнес и собственность не только этой группы, так как в пропрезидентском Блоке Петра Порошенко (как и в каждой уважающей себя партии власти) собраны представители всех регионов страны.

Феерический уход Януковича не привел к полному развалу государства лишь по причине того, что в Украине все-таки имелись не только донецкие олигархи и не только восточные региональные элиты.

Но едва концентрация властных полномочий достигнет критических пределов (как было сказано выше, единолично контролировать все процессы невозможно), государство уже не сможет обеспечивать элементарные общественные услуги (третий признак слабой страны), и наступит эра социального хаоса. Помните известные призывы к народу не повторять ошибок второго майдана и смести абсолютно всех представителей власти?

Как результат — наступит безвластие и неспособность взаимодействовать с другими государствами в качестве полноправного члена международного сообщества (четвертый признак). А дальше нас ждет непочетное звание failed state (несостоявшееся государство) со всеми вытекающими последствиями.

Надеюсь, руководство страны это прекрасно понимает, и премьер-министр, самая большая фракция в парламенте и генпрокурор расширят свой функционал за рамки исключительного исполнения воли одного лица. Пусть это лицо и является президентом.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Коломия оголосила суверенітет

«Гройсман, колишній досвідчений міський голова, вже починає забувати проблеми, які...

Владимир ХОЛОПОВ: «На Евро будем биться за медали»

То, что мы сильнее действующих чемпионок континента — было доказано дважды

Судьба телефонистов

Одесса занимает первое место в Украине по числу граждан, официально работающих за...

Украина станет жить лучше, когда власть начнет...

Если у вас нет средств на собственное воспроизводство, обеспечивающее определенную...

Садовой: о сердце и душе

На «Самопоміч» йде дуже серйозна атака. Як, власне, й на місто Львів, і на Садового

Работа как волк

Бывшему прокурору не обязательно идти в армию, но и на пособие по безработице ему...

Батькивщина намерена «их» остановить

Дмитрий Шлемко: «Якщо раніше люди йшли просто протестувати і кричати «мирно,...

Бесплатное право и наши права

В центры бесплатной правовой помощи чаще всего обращаются люди в возрасте от 35 до 60...

Михаил Резникович: Определяется будущее нашей...

Украина, отказавшись от собственного мировоззрения и исторического опыта, рискует...

Страсти по громаде

Наталья БАБИЙ: «Опоненти стали розказувати людям в селі: якщо об'єднаєтесь з...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
Андрей Сычев
02 Октября 2016, Андрей Сычев

Они не в заложники её взяли,они вцепились в неё как упыри и будут жрать её пока она не издохнет как ломовая лошадь.

- 4 +
Михаил Маркович (EpsilonDelta)
30 Сентября 2016, Михаил Маркович (EpsilonDelta)

Утопающие в болоте. В какую сторону ни дергаются, все равно идут ко дну. И добро, шли бы туда сами, скатертью дорожка. Так нет, взяли в заложники страну и тянут ее за собой.

- 16 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка