«Самопоміч» о плане «Б» и кризисе, который может накрыть парламент

№19–20(738) 4 – 10 сентября 2015 г. 03 Сентября 2015 2 4.5

Дай бог, чтоб на цифре «3» остановилось количество смертей после столкновений под Радой в последний день лета.

Еще долго, по крайней мере до следующего раза голосования за Конституцию, страна будет помнить этот кровавый понедельник.

А политикум, вероятнее всего, прикидывать: уйдет ли из парламентского большинства вслед за Ляшко и «Самопоміч»?

Пока она в одной связке с провластными силами. Но все может измениться, и очень быстро. У нас вообще теперь жизнь непредсказуема.

Впрочем, нелишне бы сейчас разобраться: почему, собственно, партийцы Садового категорически не стали голосовать за то, за что так настойчиво агитировал их Президент Украины?

И почему политсила убеждена, что страшные события 31 августа —«кризис исполнительной власти»? Нет, лично я не против такого вердикта. Даже очень за. Но если бы это звучало от оппозиции — не той, что в парламенте так себя именует, а настоящей, тогда понятно.

А поскольку диагноз поставил лидер фракции «Самопоміч» Олег БЕРЕЗЮК, который входит в это самое провластное большинство, то хотелось бы выяснить: почему к такому выводу пришел?

«Сортировать» по глазам

Олег Березюк считает, что вина за кровавый понедельник лежит на всех политсилах парламента // ВЯЧЕСЛАВ БЕРЛОГ— Итак, ваши слова: «Столкновения под ВР — результат кризиса исполнительной власти и преступной халатности правоохранительных органов». Все верно, никакой крамолы. Но что ж получается: полгода обсуждали изменения в Конституцию — и «кризиса» не было. А сейчас вдруг раз — и появился?

— Был кризис и прежде... Основной функцией государства является обеспечение безопасности. Но если оно не способно обеспечить ее для граждан на площади Конституции перед парламентом, то может ли сделать это в любом другом уголке страны? И это при том, что возле Рады было столько агентов СБУ! Что, они не в силах были вовремя «отсортировать» тех, кто явно пришел с целью совершать провокации?

— Фарион удочкой била нацгвардейцев, пытаясь, вероятно, их на что-то спровоцировать. Или Тягнибок со своей нецензурщиной — тоже ж провокация? Нет, ну на самом деле, каким образом эсбэушники могли спрогнозировать подобное и по каким признакам должны были «сортировать» митингующих?

— По глазам... Я поддерживаю министра МВД в том, что надо немедленно найти и наказать организаторов и исполнителей. Но после этого Аваков должен уйти в отставку. Нужно показать: отставка — за то, что не обеспечил условий безопасности. И в первую очередь это касается руководителя СБУ.

— В кабинете у вашего зама по фракции Егора Соболева, главы антикоррупционного комитета, я видала «черный список» коррупционеров, которые должны быть с треском уволены, а потом еще и отвечать перед законом за нехорошие дела. А вы так мягко говорите: «должен подать в отставку»...

— В понедельник после событий под Радой министр прореагировал очень адекватно...

— ...в Фейсбуке.

— Не только. И на брифинге. Но если он человек чести, то должен сначала жестко отработать по ситуации, а затем уйти с должности. И каждый, кто придет после него, должен понимать, что с ним будет то же самое...

31 августа правоохранительные органы фактически не смогли защитить своих ребят. Но при этом ребята на самом деле собой защитили людей...

— Кроме «Свободы», «УКРОПа», «радикалов» Ляшко и еще некоторых малоизвестных партий, в столкновениях под ВР некоторые ваши же коллеги по парламенту прозрачно намекали на особую вину «Самопомочі». Вам в глаза это говорили?

— Считаю, что все политсилы парламента в этом виноваты. Потому что они не контролируют исполнительную власть, даже не пытаются стать качественным противовесом президентской администрации. Вот эта слабость политических сил и привела к событиям 31-го числа — к теракту.

— После взрыва, после того, как уже было понятно — пострадали более сотни людей, в парламенте у вас спросили, мол, есть ли предположения — кто это сделал, и вы ответили: «По чьему заказу они работали — это вопрос риторический». А почему риторический? К тому времени уже было известно, что метатель гранаты — боец добровольческого батальона «Сич». А «Сич» связывают с именем г-на Коломойского.

— Я этого не знаю... Но все же вернусь к вопросу о кризисе власти. Самый свежий пример — это когда выносится на голосование абсолютно недоработанный закон, который надо еще обсуждать и обсуждать! Ведь сама тема непростая: как дальше развиваться государству в последующие, возможно, десятки лет?

Конституция не меняется ежедневно. И вынесение в сессионный зал сырой темы разорвало и парламент, и общество в целом. А это значит — подвергло опасности столкновений в такое непростое для страны время, когда достаточно чиркнуть спичкой, чтоб вспыхнул пожар! Так вот считаю, что это все — от безответственности государства как институции.

— Вот вы говорите, что предложили голосовать за сырой закон. А как же Конституционный Суд? Он же сказал: там все хорошо, все правильно. Не верите Конституционному Суду?

— Не верю. Потому что у членов КС было несколько отдельных мнений, очень серьезных, которые кардинально отличались от решения суда. Конституция не принадлежит парламенту. И не принадлежит президенту. Она принадлежит народу. Так разве народ ее видел? Он ее обсуждал? Он ее хотя бы читал? Да и парламентарии не имели такой возможности: она менялась за день до того, как ее внесли в зал!

«Пожалуйста, откройте дверь!»

— Накануне голосования — буквально за час до этой процедуры — лидеры практически всех фракций пытались «уточнять позицию», общаясь — кто по телефону, кто так — с руководством страны. Вы с кем-то контактировали?

— Со всеми. Причем задолго до этого дня. У нас были личные встречи с Президентом Украины — дискутировали, и не раз. Говорили с председателем Верховной Рады, а совсем недавно — с премьер-министром «на каві у Львові».

В понедельник у меня была причина зайти к спикеру парламента, который не пригласил с утра главу фракции «Самопоміч» обсудить ситуацию в зале.

Я пришел без приглашения. Потому что считал необходимым сообщить, что будет делать наша фракция и что ее позиция никогда не станет деструктивной. А еще я зашел к спикеру потому, что не понял: почему входы в зал, кроме одного, закрыты? Почему закрыта дверь в ложу прессы?

Поэтому я спросил Гройсмана: «Вы нагоняете паранойю? Откройте дверь, пожалуйста!»

На самом деле это все — элементы восточной деспотии, когда один человек вводит контроль над остальными неизвестно ради каких целей.

— Для «Самопомочі» минувший понедельник стал знаковым еще и потому, что в ГПУ вызвали вашего партийного босса Андрея Садового. «Сейчас иду на допрос в Генпрокуратуру. Известную мне информацию относительно попыток «обработки» депутатов с целью раскола фракции передам следователям. Дальше дело за ними. Если, конечно, у Генпрокуратуры будет желание довести это дело до конца», — написал он на своей страничке в соцсети.

То, что депутатов пытаются подкупить, — так было и будет. Но непонятно: кто? Если власть, то нелогично, поскольку вы и так входите в провластное большинство. Если оппозиция — то какой смысл, если весь Оппоблок голосовал в унисон с Блоком Петра Порошенко? Как-то все очень запутано...

— Фракция «Самопоміч» достаточно монолитная, и — возможно, вы впервые видите это в парламенте — имеет свои принципы. Но наличие такого монолита очень некомфортно для президентской администрации с точки зрения безопасности их голосования.

— «Их» голосования — это чьего?

— Парламентского большинства. Они прекрасно голосуют своей «широкой коалицией». А то, что эта новая «широкая коалиция» фактически появилась, — мы видим в течение полугода. То есть их беспокоит не количество голосов, а факт принципиальной позиции нашей фракции. И наличие такого политического образования, как «Самопоміч», серьезно высвечивает их ложь. Потому что они же тотально лгут!.. Скажу так, используя терминологию президента, — власть торпедирует это образование для того, чтобы оно стало менее валидным («валидный» от фр. valide — важный, действенный, авторитетный. — Авт.).

— Вас пытались подкупить?

— Лично меня — нет. Но ко мне и не подходят с такими вопросами.

— А к другим?

— Думаю, да.

— И это точно представители не оппозиции, а власти?

— Судя по всему, именно так. Власть — это те, кто голосовал за нынешнего Генерального прокурора. А за него голосовали часть БПП, «Народного фронта» и Оппозиционный блок. И, кстати, за Конституцию 31 августа единственная фракция, которая голосовала 100%, был Оппоблок! Это те люди, которые развалили государство, теперь поддержали дальнейший развал страны.

— Изменения в Основной Закон по части децентрализации — это не их инициатива была, а президента.

— Но ведь они же, по логике, должны были быть против решений президента, а не наоборот!

— Сказали, что за плохое не голосуют, а хорошее поддерживают.

— Но вы же не можете не понимать, что это всего лишь выгодная им риторика!.. Но я вам скажу, как на меня давили... Сначала я это все не воспринял. А потом походил день, проанализировал и подумал: Боже, до чего ж докатилось высшее должностное лицо державы, чтобы сказать, дескать, три персоны против — президент вражеской страны и два руководителя фракций в Верховной Раде...

— ...вы и Ляшко.

— На самом деле сказанное — это унижение человеческого достоинства, обесценивание народного депутата, более того, угроза его жизни.

— Президент вам в глаза это сказал?

— Он произнес такие слова публично на легендарном съезде объединения «УДАРа» с «Солидарностью».

— Может, выразился образно?

— Нет, очень конкретно. Для меня такое сравнение — трагедия украинского управления. Я не вижу авторитетов, но вижу мышиную возню ради собственных интересов, к сожалению...

— Считаете, что 265 депутатов, которые поддержали закон 31-го числа, — они все хотели развались страну?

— Многие из них — адекватные люди, вполне понимают, что 300 голосов все равно не наберется, а нажать кнопку «как надо» в принципе не сложно... Но посчитайте, сколько голосов на самом деле дало парламентское большинство? Всего 185! То есть закон не принят коалицией. В общем, что-то в этом диагнозе не так.

«Междусобойчик»

— Собственно, изменения в Конституцию — это ж не «с доброго дива», а потому что так было прописано в Минских соглашениях. Мы все время говорим: надо остановить войну. И это в какой-то степени было шагом в том направлении. Причем Европа в понедельник так радовалась, что Рада в общем-то поддержала закон.

— Минские соглашения — это всего-навсего соглашения, они не являются панацеей. Святое дело политиков — заниматься переговорами. Да, война — это всегда плохо... Но почему Германия, Франция и, конечно же, наш президент так жестко отреагировали на предложение польского президента Анджея Дуды?..

— ...который призвал европейских политиков не допустить «замораживания» российско-украинского конфликта. Это имеется в виду?

— Он предложил ввести дополнительных участников переговоров. И все это восприняли в штыки. Почему? Где демократия? Мы в секрете что-то делаем? Это «междусобойчик»?.. Считаю, что предложение Польши было нормальным. Точно такое же было и от нашей фракции — когда мы встречались с советником г-жи Меркель по международным вопросам.

Когда мы увидели, что полностью провалено международное направление парламентской работы, то поехали в Берлин, где и произошла встреча. Дело в том, что Украина в Европе воспринимается иначе!

Например, в Берлине нам говорят: «Минск» — это хорошо. Все нормально». А мы им: «А где план «Б»? Каждый здравомыслящий человек, который занимается публичной деятельностью, всегда имеет план «Б». А если эти соглашения провалятся, что мы будем делать?»

Если Минские соглашения принесут мир — я публично скажу, что был не прав, подвергая сомнениям их результативность. Но у меня нет иллюзий. И у большинства моих соотечественников их нет. Просто люди так устали от войны, что готовы верить всему, даже иллюзиям. А этим пользуются. И не только внутри страны.

Знаете, у меня есть подозрение по поводу определенных интересов у политиков некоторых стран. Причем эти интересы не являются интересами Украины.

— Вы сказали, что «международное направление парламентской работы было провалено», но комитет-то возглавляет депутат из вашей фракции г-жа Гопко... Но к ней мы еще вернемся. Пока — только о международной арене, где Украину воспринимают не так, как нам хотелось бы. Видите, с одной стороны, радуются, что «приняли закон», с другой — ужасаются, что бойня под Радой произошла, люди погибли.

— В понедельник, после того как Андрей Садовой вышел из Генпрокуратуры, и когда в Раде закончилось голосование, он как лидер партии и Оксана Сыроед как вице-спикер парламента посетили двух иностранных дипломатов — посла США и посла Германии. На этих встречах была очень жесткая дискуссия...

— По поводу?

— Они говорили о ситуации в стране, в Верховной Раде. Почему мы так голосовали, а не иначе.

— И что, обязательно за этим было к послам ходить?

— А почему мы не должны донести свое мнение? Сами, а не в чьей-то интерпретации. Тем более что это же партнеры Украины, которые помогают нам. Правильно я понимаю?

— Да что ж это такое? При Ющенко — чуть что, сразу к послу США бегут! И при Януковиче бегали... Елки-палки, да он вам что, родственник? Не обижайтесь, но я на самом деле не понимаю. Чего бегать-то?

— Согласен, бегать незачем. Но мы же хотим, чтобы мировой ресурс стал и нашим — украинским ресурсом. Выступая в парламенте от имени фракции, я сказал: «Сила — в управлении государством, и это должно привести к мощной экономике. Тогда и Америка, и Германия будут относиться к нам как к сильному партнеру.

Но пока мы лишь хотим набраться сил, должны общаться, коммуницировать с миром! Потому что если вы не общаетесь, то за вас это сделает кто-то другой. А итоги таких общений — искаженное восприятие Украины».

Кстати, тот же советник Меркель был крайне удивлен информацией, которую мы озвучили в Берлине. Все восклицал: «Где ж вы раньше были! Мы ж об этом никогда не слышали, и у нас сформировалось абсолютно иное мнение!» После нашего разговора стало понятно, что надо вносить коррективы в уже готовые наработки, где, как им казалось, никаких вопросов быть не должно. Просто потому, что до нашего визита некоторые вещи о нас воспринимались довольно искаженно.

Поэтому не надо бегать к послам как бедные родственники и жаловаться на кого-то. Но нужно говорить: у нас есть альтернативное мнение.

Теперь о том, что касается Конституции. В течение всех месяцев дискуссии «Самопоміч» не говорила: «Все плохо!». «Самопоміч» говорила: «У нас есть альтернативное мнение, давайте подумаем — как объединить наши предложения с тем, что вы предлагаете?» Но к нам же никто не прислушался!

«Первый номер» и Шептицкий

— А теперь переходим от большой политики к меньшей, но не менее резонансной. Я имею в виду дела ваши внутрифракционные. Как вы деликатно вытурили аж пятерых депутатов из «Самопомочі», причем без криков и скандалов...

— Мы держали себя в руках. А почему это должно проходить с криками и скандалами?

— С другой стороны, эта история — кто-то голосует не так, как решила фракция, за что его сразу выгоняют, — сильно напомнила громкие разборки бывших бютовцев по поводу «императивного мандата». В конце концов идею с мандатом отставили, поскольку все-таки депутаты имеют право и на собственное мнение.

— Есть принципы, которые не мы придумали, они называются принципы публичного управления, где наиболее важное мнение — публичное и коллективное. Как говорила моя галичская бабуся, которую я очень люблю и часто цитирую, «шо двоє, то не єдин». Так вот это и есть принцип публичного управления!

Одним из его инструментов является парламент, который состоит из политических сил. Они имеют фракции и несут ответственность. А первоисточник такой ответственности — народный депутат. И если человек пришел в парламент с политической силой, у которой определенная идея, а он внезапно ее для себя меняет — то есть инструмент, с помощью которого он может себя полностью проявить.

Пусть возьмет листочек бумаги и пишет собственное отдельное мнение, его коллеги не поддерживают, а он настаивает — то пусть тогда идет реализовывать свое мнение, создавая новый политический инструмент в парламенте.

— Так ведь пятеро бывших во всем были согласны с фракцией, кроме последней темы — Конституции.

— Но это их «отдельное мнение» по особо важному вопросу: оно или строит государство, или его разрушает. Возьмите интервью у каждого члена фракции и поинтересуйтесь: как в «Самопомочі» реализуется публичный инструмент принятия решения? Решение рождается после многочасовых дискуссий. Поверьте, мы на самом деле такие...

— ...и исключили всех несогласных оптом, «пакетом».

— Когда столкнулся с такой их позицией впервые, было непросто все это осознать и принять. Я очень переживал из-за этого... А потом произошло нечто, что можно воспринимать несколько магически, но я в это верю.

С печальными мыслями, с переживаниями по поводу некоторых членов фракции стоял я в храме на службе в день рождения митрополита Андрея Шептицкого.

Вот так стою себе и стою... Слышу — читают Евангелие. А я всегда прислушиваюсь к этим словам внимательно. И там цитата: «Кто был первым, тот станет последним, кто был последним, станет первым». Я мысленно говорю: спасибо тебе, Боже, за озарение.

— Цитата прямо про г-жу Гопко: она у вас в партийном списке шла под №1, а теперь не будет.

— Смысл в том, что анализ ситуации, переоценка ценностей, более пристальный взгляд на поведение кого-то — этот процесс не является приятным. Как не может быть приятным процесс раскладывания некогда целого и единого на частички. Но я поблагодарил Бога за это, вышел из церкви и начал дальше работать. Так, как прописано в публичном менеджменте: прозрачно и понятно.

— После чего бывший первый номер обвинила вас во лжи.

— В чем ложь?

— Это касалось только поправок к Конституции. На своей страничке в Фейсбуке написала. Может, человек за что-то на вас обиделся, возможно, более высокую должность хотел?

— У нее наивысшая должность — глава комитета иностранных дел.

— А хотелось, может, еще круче?

— Тогда это — к президенту. У нас выше должностей нет.

— Комитет заберете? Это ж ваша квота.

— Мы решили отозвать квоту. И мое личное мнение: это нужно сделать, потому что международное направление очень важное. И парламент обязан иметь на этом посту независимого от власти человека.

— Если «Самопоміч» выйдет из коалиции, а заодно и люди Ляшко, то в стране начнется «сериал»: во всех каденциях процесс сколачивания парламентского большинства долгий и нудный. Какое ж будущее этой коалиции предскажете?

— Скажу так: единственное изменение, которое произошло во властных структурах страны, коснулось парламента. Там вообще отсутствует оппозиция, а фракция Оппоблока, которая так себя называла, стала «позицией».

Поэтому нынешняя коалиция имеет особую историческую миссию — быть и «оппозицией» к самой себе, и «позицией» одновременно...

— ...такой себе «плюрализм» в одной голове.

— Единственная проблема, которая может стать критической, — это когда станет понятно, что оппозиция в составе коалиции не является настолько сильной, как должно быть. И наступит настоящий парламентский кризис.

И тогда «ширка» — так называемая «широкая коалиция» — будет принимать законы во вред государству. Хотя до 31 августа, до того голосования, что раскололо парламент, коалиция принимала все-таки полезные законы: и антимонопольные, которые хоть и не работают, но это потому, что правительство их не внедряет, и антикоррупционные, которые лучшие во всей Европе...

— Что будет осенью? Имею в виду второе чтение поправок в Конституцию по децентрализации. Повторится ли ситуация с первым чтением? Гранат, может, и не будет, но насчет противостояния на улице, да и в парламенте — это допускаю.

— В Украине нет нормальной управленческой системы, потому что 24 года кулуарно договаривались. И додоговаривались до того, что скоро не будет о чем договариваться! Так вот мы хотим, чтоб в стране появился качественный публичный процесс управления.

Когда меня убеждают аргументами, зафиксированными на бумаге с помощью слов, точек и запятых, — это одно. Если же пытаются убеждать с помощью кулуарных договоренностей, шантажа и торпедирования, — это другое.

Так вот второй вариант, как по мне, категорически исключен.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Коломия оголосила суверенітет

«Гройсман, колишній досвідчений міський голова, вже починає забувати проблеми, які...

Владимир ХОЛОПОВ: «На Евро будем биться за медали»

То, что мы сильнее действующих чемпионок континента — было доказано дважды

Судьба телефонистов

Одесса занимает первое место в Украине по числу граждан, официально работающих за...

Украина станет жить лучше, когда власть начнет...

Если у вас нет средств на собственное воспроизводство, обеспечивающее определенную...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
Александр Юрченко
04 Сентября 2015, Александр Юрченко

Один еврей приходит к Раввину, и говорит: Ребе, помоги, у меня куры дохнут!
Раввин подумал, и говорит: Попробуй нарисовать круг и посадить кур в круг.
Еврей возвращается через неделю и говорит: - Ребе, куры всё равно дохнут!
Раввин подумал и говорит: Тогда попробуй разделить круг попалам и посади в одну половину круга кур с черным перышками, а в другую половину - с белыми.
Через неделю еврей приходит вновь и жалуется: Ребе, это не помогло, все куры передохли!
Раввин вздохнул и с глубоким разочарованием говорит: Как жалко, а у меня ещё столько интересных идей было!
Глядя на нашу действительность и слушая представителей власти, невольно приходишь к выводу – как интересно мы живём! Вот только, кому же это так весело в нашей стране? Может быть заезжим иностранцам, глаз которых милует бардак на улицах, тогда никто не скажет, что мы живем не весело и не интересно!

- 8 +
Корнилов, Ю.Н
04 Сентября 2015, Корнилов, Ю.Н

Раньше я к этому человеку относился очень положительно. А сегодня разбирать его, как мне кажется, постыдное интервью как-то даже не хочется. Его автор загнала в "угол". Верить ему теперь очень сложно. Он оказался очень "скользким". А мне казался раньше очень умным.Видимо, всё-таки в 21 веке националисты умными быть не могут - нельзя жить только вчерашним днём.

- 12 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка