Шаповал: два месяца турбулентности

№37(787) 16 — 22 сентября 2016 г. 15 Сентября 2016 3 3.6

Когда год назад у стен Верховной Рады взорвалась граната — в знак протеста против принятия поправок к Конституции по части децентрализации, страна напряглась: что будет дальше?

А ничего. Граната — отдельно, поправки — отдельно.

Их больше не связывают.

Тем более что в первом чтении удалось таки принять эти самые поправки.

Второго чтения пока не было, но такое ощущение, что как бы оно и лишнее: все пишут, что децентрализация идет полным ходом и без него.

Мало того, нынешней осенью обещают еще много чего внести в Конституцию, так что поводы для жарких дискуссий еще найдутся, не сомневайтесь.

«Мертвый таракан»

— И все же давайте начнем с той самой децентрализации власти, которую все-таки в парламенте «продавили», — предложила Владимиру ШАПОВАЛУ, экс-председателю Центризбиркома, бывшему судье Конституционного Суда, члену-корреспонденту Национальной академии наук.

— На данный момент конституционное урегулирование в той части, что мы называем децентрализацией власти, до конца не доведено. Процедура предусматривала повторное голосование соответствующего закона в ВР. Но на следующей «черговій сесії» такого голосования не произошло. То есть получается — закон как бы есть, но он не принят. Соответственно и не вступил в силу.

Есть еще один скандальный момент, о котором я хотел бы сказать. Дело в том, что когда подошло время на следующей очередной сессии парламента голосовать второй раз за этот закон, власть поняла, что необходимого количества голосов не будет. И решили сделать так, чтобы, с одной стороны, не похоронить закон повторным и негативным голосованием, а с другой — добиться своего.

Выход нашли: решили обратиться в Конституционный Суд. И Конституционный Суд, который у нас давно лежит в позе «мертвого таракана», постановил, что «наступна чергова сесія» — это вообще любая следующая.

Почему я пытаюсь сейчас браться за такую неблагодарную вещь, как доказать очевидное? Потому что в свое время я был членом рабочей группы, которая писала проект Конституции 1996 г. И хорошо помню, почему и с какой тщательностью мы эту норму выписывали... И вот теперь, когда понятие «очередная сессия» становится — благодаря стараниям КС — весьма абстрактным, я и настаиваю: то, что приняли судьи, весьма опасно.

Потому что вроде бы как независимый суд принимает решение, выгодное власти, но не имеющее отношения к реальному содержанию Конституции. Другими словами, Конституцию в очередной раз изнасиловали.

— Наибольшие споры у депутатов вызвал пункт 18 переходных положений Конституции, которым устанавливается, что «особенности местного самоуправления отдельных районов Донецкой и Луганской областей регулируются отдельным законом». Этот пункт явно был прицеплен к законопроекту искусственно. Ваше мнение?

— Изначально законопроект «О внесении изменений в Конституцию о децентрализации» — прямой продукт Минских соглашений. Там есть пункт 11, где сказано, что вопросом, решаемым нашей Конституцией, должна быть, в частности, «децентрализация власти с учетом особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей, согласованных с представителями этих районов». Но на самом деле смысл этого пункта прикрывается разговорами о децентрализации.

Децентрализация есть передача части полномочий органов исполнительной власти органам, которые создаются по результатам голосования населения соответствующих административно-территориальных единиц. Т. е. громады как бы получают возможность решать больше. Правда, президент говорит, что «я передав частину своїх повноважень»... Те, кто посоветовал ему это сказать, забыли, что в действующей Конституции прямо сказано, что «делегування президентом своїх повноважень заборонено». Тем самым, выходит, он нарушил Конституцию.

— Но положения закона о децентрализации — касательно префектов — вызвали много дискуссий, да и экспертами были оценены неоднозначно. Префекты у нас тоже должны сыграть роль в грядущей децентрализации. Вы как к префектам относитесь?

— Согласно этим нововведениям у нас должен появиться институт префектуры. Я не против этого слова: красивое, Древний Рим... У нас везде скоро будут сенаторы, префекты, еще надо бы консулов и проконсулов. На самом же деле — что касается префектов — это просто игра слов. Решили позаимствовать опыт Франции, но извратили его. У них в конституции написано, что префекты являются представителями правительства и отдельных министров на соответствующих территориях. У нас — представители президента!

С точки зрения даже формальной логики, госадминистрации на местах «здійснюють виконавчу владу», но и префекты тоже будут «здійснювати виконавчу владу»! А если внимательно читать текст закона о децентрализации, относительно их полномочий, то можно сказать, что префекты будут брать на себя в определенной степени и функцию прокурора — осуществлять надзор за законностью на вверенных им территориях. Но главное — это субъекты, которых будет назначать и контролировать президент. Категорически утверждаю, что в Европе подобного нет ни в одной стране, как ни в одной европейской стране нет «президентской вертикали», о которой у нас заговорили.

— «Уравновешивать» их местные органы власти не смогут?

— Сегодня местные органы исполнительной власти не «под Кабмин» субординированы, а исключительно «под президента». Получается, что у нас исполнительная власть...

— ...почти как двуликий Янус.

— ...ориентирована — я говорю о центральной исполнительной власти — на премьер-министра, который находится во главе Кабмина, а местная власть — на президента. Кстати, Венецианская комиссия давала свой «висновок» на эту тему: она настаивала, что такое положение просто разрывает «виконавчу владу», что неприемлемо!..

Харакири не надо

— Не так давно эксперты «Реанимационного пакета реформ» заявляли, что очередной законопроект об изменениях к закону о государственной службе — в случае принятия — позволит президенту узурпировать контроль над местной властью. Некоторые депутаты настаивают, дескать, никакой узурпации нет и быть не может, а если президент и инициирует какие-то проекты, то это только во благо демократии... Хотя на самом деле, если уж говорить о четвертьвековой истории страны, наверное, каждый глава государства хотел бы побольше власти.

— Прежде у нас не было ни одного случая, чтобы президент предлагал изменения в Конституцию. Ни Кучма, ни Ющенко, ни Янукович — это делали народные депутаты. А сейчас... Любой человек, глядя на то, как глава государства постоянно что-то декларирует, фактически позиционируя себя «от исполнительной власти», должен удивиться: господа, у нас же во главе исполнительной власти, согласно Конституции, находится Кабмин!..

Месяца не прошло после инаугурации Петра Порошенко, как уже в третьей декаде июня 2014-го в ВР был зарегистрирован законопроект «О внесении изменений в Конституцию», инициированный президентом. Сейчас об этом документе, соблюдая пристойность, стараются ничего не говорить, в том числе юристы.

Так вот в том законопроекте предлагалось заменить организацию власти в Украине, значительно усилив статус президента. Децентрализация предполагалась чисто формально, а по сути — усиление президентских институтов, в том числе и префектура. Так что желание подгрести под себя полномочия, усилить статус действующего президента у него было с самого начала.

— Если б к «республике» присовокупить термин «федеративная», сразу б крик начался. Потому что «федерализация» у нас считается термином ругательным, и боязнь, что части федеративного государства начнут юридически обладать определенной политической самостоятельностью, пугает. Почему-то Австрию не пугает, и Бельгию, и Германию, и Швейцарию, не говоря уж о Штатах.

— Лично я достаточно спокойно отношусь к федерализму либо к автономизму. Но для Украины в близкой перспективе этого не вижу. И на то есть простое объяснение.

Во-первых, если бы сейчас об этом какие-то серьезные политики публично объявили, то после этого они бы должны были сделать харакири. Поэтому они никогда на такое и не пойдут.

Во-вторых, если бы под каким-то соусом согласились на автономизацию нескольких регионов, то это могло бы спровоцировать центростремительные тенденции, которые и так имеют место.

В-третьих, есть такое старое правило: хочешь узнать, что тебе вредно, послушай похвалу своих врагов. То, что наши сегодняшние оппоненты, имею в виду Россию, этот тезис время от времени поднимают, он у них в голове. Следовательно, если им это выгодно, то какая цель? С помощью формально провозглашенного федерализма или автономизма разрушить Украину.

Причина — в индейцах

— Поверьте, даже в приватных разговорах в штаб-квартире НАТО в Брюсселе — это ж было еще только в самом начале АТО! — и немецкие, и бельгийские эксперты говорили, что федерализация — для Украины выход... Вы упомянули «автономизацию» — и вот, оказывается, президентская инициатива на эту тему получила неожиданный резонанс. Вроде бы Петр Порошенко (по крайней мере так

утверждают некоторые парламентские источники) уже подготовил проект указа о создании на территориях Крыма и Херсонской области Крымскотатарской национальной автономии и предоставлении земли для проживания там турок-месхетинцев... Болгары, проживающие в Украине, тоже попросили г-на Порошенко о территориальной автономии в Одесской и Херсонской областях.

—Есть два понятия в праве: территориальная автономия, какой была и остается по нашей Конституции Автономная Республика Крым, т. е. административно-территориальная единица с особым статусом. А есть национально-культурная автономия. Но во втором случае автономии не могут создавать свои органы власти. И отделиться не могут, разве только в мечтах.

«Знаете, в чем была проблема меджлиса крымскотатарского народа? — говорил собеседник. — Крымские татары хотели, чтобы меджлис (от тюркского — собрание) имел определенные властные полномочия, право издавать официальные акты, т. е. это была бы уже претензия на крымскотатарскую территориальную автономию.

Сейчас заигрывают с крымскими татарами, и г-н президент дал поручение разработать проект изменений в Конституцию, чтобы АРК сделать национально-территориальной автономией. Это означает, в частности, что должна быть крымскотатарская квота в парламенте...

Кстати, интересное обстоятельство. В 2007 г. Генеральная ассамблея ООН приняла Декларацию о правах коренных народов. При голосовании за эту декларацию воздержалось меньше 10 стран, среди них были и Украина, и США. Ну, Америка объясняла это индейцами. А наши — не для прессы — крымскими татарами.

Теоретически к этой декларации Украина могла бы и сейчас присоединиться, сделав заявление. Но, если не ошибаюсь, этого не делает, потому что, думаю, с крымскими татарами ведется определенная игра. И они это тоже прекрасно понимают.

Помните тезис о праве наций на самоопределение? Так вот согласно одному из пунктов Декларации о правах коренных народов — за такими народами признается право на самоопределение и «свобода установления своего политического статуса». А в нашей Конституции есть термин «коренные народы», получается, это — только украинцы и крымские татары. Но об этом все как бы забыли.

— Не совсем. В Закарпатье помнят. И когда один местный политик выступил насчет автономии венграм, проживающим на этой территории, сразу возбудили дело. Ему хотят дать 10 лет за сепаратизм.

— Сепаратизм в вульгарной форме — это когда есть прямой призыв к образованию отдельного своего государства. Но если, допустим, какой-то умник заявляет, что государственную организацию надо трансформировать на основе федерализма, то какой же это призыв к сепаратизму? Хотя в соответствующих словах может быть подтекст. Но за предполагаемый подтекст не судят.

— Хорошо, не будем о федерализме, который может спровоцировать суицид депутатов. Но тогда хотя бы на 26-м году независимости Украины можно определиться с формулой государственного устройства? Парламентско-президентская, президентско-парламентская — выясняли-выясняли, какая лучше, да так и не поняли. Вот сейчас — кто в стране главный?

— Это старая беда... У нас каждый из так называемых «топ-политиков» в зависимости от самоощущения ведет себя как главный. Вот сейчас как главный ведет себя действующий президент, хотя таковым — главным — он не является. Как максимум — первый среди равных.

— Почему не является?

— Потому что если разобраться в его полномочиях, то многие вещи, которые он делает или которые провозглашает, выходят за рамки его полномочий. Допустим, появляется сообщение, что «президент дав доручення провести слідство ретельно» и т. д. А как это президент может давать поручения следователю?!

Некоторые представители правоохранительных органов вообще меня удивляют, правда, делаю скидку на то, что они не юристы. Юрий Луценко, например, в первый день появления в должности генпрокурора заявил: «Я получил карт-бланш от президента». Допустим, то было политическое заявление. Но все-таки Юрий Витальевич должен был посоветоваться со своими ближайшими помощниками. А если завтра президент заберет «карт-бланш», то как будешь действовать?..

Это мне напомнило слова его предшественника, Виктора Пшонки, который, выступая при представлении его в Генпрокуратуре, заявил: «В своей деятельности я буду руководствоваться программой президента». Ну, друзья, надо же быть сдержаннее. И так никто не сомневается, что вы действуете далеко не всегда по своим профессиональным ощущениям...

Так вот, возвращаясь к вашему вопросу... Президент не может давать поручения ни генеральному прокурору, ни отдельному министру, ни отдельному пожарному и т. д. Самое неприятное, что и СМИ подыгрывают этому. Открываешь любую газету: президент разрешил то-то тому-то, а такой-то категории граждан позволил то-то. А он всего лишь подписал принятые парламентом соответствующие законы! Для непосвященных читателей «президент разрешил» — это звучит! И если кому-то надо на кого-то пожаловаться, то к кому обращаться? К президенту! И пишут письма: помоги, батюшка-царь.

Судья на политическом полиграфе

Владимир Николаевич сидел в ЦИКе на электрическом стуле // ВЯЧЕСЛАВ БЕРЛОГ

— Кстати о царях. Законопроект, касающийся судоустройства, по мнению большинства и наших, и зарубежных экспертов, дает украинскому президенту право, которого не имели даже конституционные монархии. Потому что наш глава государства может реорганизовывать, создавать и ликвидировать суды — целых два года и беспрепятственно. Высший совет правосудия только с 2019 года начнет работать... Хотя этот самый Высший совет — требование западных стран, которые Украина считает партнерами. Так они не видят, что у нас, как в анекдоте, «что ни строят, все равно получается КПСС»?

— Партнеры хотят иметь дело с цивилизованной страной, где есть реальные суды, реальное судопроизводство, где существует законность решений. Но на деле наша судебная система — это черная дыра, как говорят астрономы. Я с этим столкнулся особенно зримо, когда работал в ЦИК. И тогда прекрасно понимал: хоть бейся головой об стенку, но если хочешь добиться оптимального решения, иди и договаривайся с теми, кто даст команду судьям...

Надо вспомнить политических авантюристов — бесшабашных большевиков, которые пели: «Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем...» Наверное, есть смысл в словах этой песни, потому что для того, чтобы построить что-то новое... Есть старый принцип: если у тебя стоят стены, а их съел грибок, никакой ремонт не поможет. Плесень на стене будет обязательно образовываться. Поэтому стены надо снести и построить новые.

А разговоры о том, что у нас большая страна, не хватит юристов... Простите, пожалуйста, я столько лет отдал работе в вузах!.. Есть юристы, люди с совестью. Молодое поколение тоже неоднородно: есть часть профессионалов — очень порядочные, хотят в стране что-то сделать и будут горды, если что-то хорошее сделают. Но, понимаете, с судьями, которые сидят «на крючке», проще иметь дело...

— Один знакомый политолог насчет формирования будущих судов сказал однозначно: «АП любого судью будет подвергать не просто политическому полиграфу, но и проверке на преданность. И все они будут ждать, когда зазвонит телефон с Банковой», — сказала собеседнику, а он на эту реплику ответил монологом.

«В нашей стране практически любое политическое действие, а закон — это тоже политическое действие, имеет как бы две подоплеки. Одна подоплека выставляется демонстративно: общественно необходимо провести реформу судов. Конечно, ну кто будет возражать?

Вторая подоплека существовала и ранее — «а что я с этого буду иметь?» Имеется в виду не с точки зрения прямых материальных благ, а с точки зрения статуса, возможностей... Что касается Администрации Президента — здесь интересная вещь получается. По этому закону предусмотрен такой порядок: «суддів призначає Вища рада правосуддя за поданням президента».

А я абсолютно убежден, что Высший совет правосудия будет контролируемый, и уже вижу некоторых соответствующих персонажей, которые там работают.

Тем не менее, предположим, все стерильно. И кроме представления на назначение судьи, президенту в уши внесли информацию, что этот кандидат не «договороспособен», поэтому он взял и не назначил? Такое может быть? Вполне. В ФРГ в основном законе написано: «Бундестаг избирает федерального канцлера». И дальше: «Президент издает указ о его назначении». И все знают, что он обязан это сделать, потому что это его функциональная обязанность, а не право.

А у нас совсем по-другому. К примеру, некоторые законы, уже принятые ВР, у нас находились месяцами без подписей! В 2015-м председатель Верховной Рады продержал четыре или пять месяцев закон, который касался возможности вывоза леса-кругляка за пределы нашей родины. При этом Конституция обязывает это сделать «безотлагательно». Но он просто его, как говорят подростки, тупо не подписывал. Но и президент, которому дается 15 дней на подпись закона, мог поднять руки и сказать: «А я не могу закон подписать, потому что он к нам не пришел!» И формально он прав.

Ни в одной конституции европейской страны подобного полномочия у председателя парламента нет: подписывать закон, чтоб передать его снова-таки на подпись главе государства! Подписание закона председателем ВР — вообще технологический процесс. А у нас даже из такого делают как бы проблему!»

— И кто заинтересован, чтоб из банального технологического процесса делать такие «волны»?

— То, что вы называете «волнами», на самом деле серьезная игра. Я не подозреваю председателя ВР в том, что он в сговоре с кем-то. Мало того: у нас есть 94-я статья Конституции, где все расписано, все вроде понятно... Вот закон приняли. Председатель его технически подписал, а потом передал президенту... Но иногда президент просто не подписывает. Понимаете? И вето не применяет, и не подписывает! Как это назвать? Грубым нарушением Конституции.

Но этой «возможностью» в принципе пользовались все президенты. Разве что кроме Януковича. У него не было проблем: все законы, которые принимала ВР, с точки зрения его интереса были правильными... Но при Леониде Даниловиче было такое, я помню даже, как его обвиняли напрямую... И при Викторе Андреевиче тоже было. Точно так, как и сегодня.

Поэтому, по аналогии, если глава государства тянет с подписью относительно назначения на должность судьи, а его в этом упрекают, он может заявить: а кто сказал, что я должен? Потому подобные вещи и происходят. Вот здесь все дохлые собаки и зарыты.

Карл Шмидт и наша Рада

— Скорее всего, осенью будут еще проталкивать изменения в Конституцию, касающиеся уже непосредственно парламента. Например, о том, что он должен быть двухпалатным. Хотя при нынешней практике, когда в ВР попадают либо за очень хорошие деньги, либо по родственному признаку, можно предположить, что идея хоть с двумя, хоть с тремя палатами обернется тем же, что имеем сейчас. Или я не права?

— С парламентом, на мой взгляд, пока ничего делать не надо. Единственное, принять закон, который позволит максимально убрать деньги из выборов. Они все равно будут, но их надо минимизировать.

«Деньги, хотя бы частично, уйдут тогда, когда возникнут два фактора, — стал развивать мысль собеседник. — Во-первых, мандат депутата станет материально неинтересным. Во-вторых, когда поумнеет электорат и научится спрашивать с тех, за кого проголосовал.

Как можно частично уменьшить влияние денег? Я об этом говорил много лет назад: избирательная система должна быть без какой-либо мажоритарной составляющей. В ЦИКе я столько, извините, дерьма наелся с этой мажоритаркой!..

И мы понимаем, что властные силы, в частности БПП, — это абстракция, а политические решения общенационального значения принимает не парламент, а отдельная группа персоналий. Точнее, она даже не принимает решения, там просто согласовывают позиции.

А дальше — узкий круг лиц решает вопрос относительно решения в том органе, где они функционируют. Узкий круг решает вопрос в ВР. Ну кто сюда отнесен? Естественно, президент. Помните, было такое выражение: «Мы говорим партия, подразумеваем Ленин, мы говорим Ленин, подразумеваем партия»? Так это экстраполировано на нашу ситуацию. То же можно сказать и о «Народном фронте». Это партия принимает решения? Это Арсений Яценюк, Арсен Аваков, ну, еще несколько человек, но то уже второй ряд.

По сути парламент — всего лишь оболочка, к сожалению. В конце

20-х годов прошлого столетия был известный ученый Карл Шмидт, его почему-то считали юридической «обслугой» Третьего рейха. Так вот он очень плохо относился к тогдашнему парламентаризму в Германии. И однажды в своем выступлении сказал фразу, смысл которой был вот в чем: «Парламент у нас превратился в пустое сборище неуполномоченных людей. Все вопросы, относящиеся к компетенции парламента, решаются в узком круге, в состав которого входят и те, кто не сидит в парламенте».

— Вряд ли в нынешнем, но в 2017-м, скорее всего, все-таки будут выборы в Раду. И, конечно же, все взоры будут обращены к Центризбиркому, т. е. кто будет считать голоса. Для нынешнего состава ЦИК во главе с Михаилом Охендовским срок каденции истек давно, а нового нет. Но главное, что может измениться — в том смысле, что вся Центральная избирательная комиссия станет незаангажированной, если все равно «квоты» остались, причем треть — президентские.

— Члены ЦИК по определению уязвимы. Почему? Потому что такая работа... Когда я пришел в Центризбирком, то один коллега, старой закалки, сказал, что это кресло электрическое. Я приходил на заседание и говорил: мы будем голосовать или сразу запишем 8 «за», 7 «против». Потому что в зависимости от вопроса явно предполагается определенное поведение, в том числе и поднимание рук. И еще... В 90-е годы придумали формулу, что член ЦИК приравнивается к министру. А что это значит? Обслуживание, служебный автомобиль, многие двери открыты. Я недавно хотел пройти в ВР. У меня есть удостоверение судьи в отставке. Но меня не пустили.

— А обязаны были?

— Я об этом не говорю. Но говорю о том, что член ЦИК везде проходит. Ему охрана честь отдает. Наверное, для кого-то это тоже немаловажный фактор.

— В чем зависимость члена ЦИК от тех, кто его туда «откомандировал»? Когда мы делали интервью со всем составом Центризбиркома — пару лет назад, все божились и крестились, что в своих решениях руководствуются законом, а не уставом партии, которая их туда отправила.

— В чем зависимость члена ЦИК? Предположим, тебя назначают на должность по представлению президента. Поэтому хочешь не хочешь, существует зависимость и от президента, и от Рады. Точно так же если тебя берут в список политической партии на выборах, то ты с учетом перспективы не можешь распустить хвост и говорить: вот я там всех имел в виду! Понятно, что существует определенная этика. И в данном случае она, как правило, соблюдается.

В свое время я был назначен Леонидом Кучмой судьей Конституционного Суда. И у меня были «страдания молодого Вертера», когда голосовал против третьего срока президента. Тот есть, с одной стороны, в принципе должен быть благодарен Леониду Даниловичу, который меня назначил на такую должность, с другой — есть профессиональные вещи... Я даже пытался связаться с президентом, объяснить, что он не должен идти на третий...

— Есть опасения, что в этом году ЦИК укомплектуют исключительно лояльными к президенту кандидатурами.

— Не знаю, какие в этом плане намерения у президента, но, не сомневаюсь, главным критерием назначения членов ЦИК будет личная лояльность.

— В начале июня уже был список кандидатур — кого уволить из «ЦИК Охендовского», кого назначить, но до сих пор все зависло. Почему?

— Возможно, некоторым из членов ЦИК, которые и сейчас в комиссии работают, как тот же Охендовский, кое-кто из верхушки власти все-таки благодарен за их, по его же логике, правильную позицию...

— У г-на Охендовского позиция всегда была правильная. На рожон не лез.

— Не надо переоценивать его возможности. Но Михаил Владимирович сам по себе человек, я бы сказал, чрезмерно гибкий. Он очень способный юрист. Но, откровенно говоря, я бы никогда к нему спиной надолго не поворачивался.

— В списке будущих членов ЦИК, озвученных Порошенко, 11 фамилий. Всего в ЦИКе 15 человек. Троих оставляют, значит, 12 будут менять. Поэтому некоторые депутаты предполагают, что в итоге появится еще одна кандидатура на «неозвученное» 12-е место. И речь будет идти о вас. Не просили еще вернуться в Центризбирком — да хоть в качестве советника, а потом уже, так сказать, вернуть вас на должность?

— Что значит «просить вернуться»? Избавь Бог, я в таком состоянии, когда у меня совсем другие интересы и другая перспектива. Поверьте, возвращение туда для меня было бы неприемлемо. Да, есть моменты, когда кому-либо, особенно президенту, трудно отказывать... Как в свое время с Ющенко: я только с третьего раза согласился идти в ЦИК. Но это не тот случай.

«Мартышка в телевизоре»

— Мы начали разговор с гранаты, взорвавшейся год назад на площади Конституции. Но такое впечатление, что этой осенью будет много таких, образно говоря, гранат взрываться по всей стране и по разным поводам. Или у вас другое ощущение?

—Я не пацифист, хотя и считаю, что пацифизм имеет право на существование в стране, где мир в душе и когда люди в большинстве умиротворенные. У нас, к сожалению, очень многие с ожесточенным сердцем по разным причинам — против политиков, власти, против условий, в которых они живут и т. д.

«Кроме того, много событий, которые объективно происходят, но которые не могут не вызвать тревогу и беспокойство, — продолжал г-н Шаповал. — У нас, например, заявляют, что государство должно иметь монополию на насилие. То есть — на законное принуждение? Но насилие — по определению — уже незаконно! Это патология какая-то...

Точно такая же патология, когда у нас суды штурмуют. Там, конечно, сидит много всякой шпаны, но, извините, а почему уполномоченные органы власти не реагируют? Или реагируют, но как-то странно... А когда с «Интером» происходят события? Пришли ребята, явно организованные, начали жечь шины... Потом президент дал поручение начальнику главного управления МВД по Киеву... Это вообще как?!. Я, знаете ли, юрист old school, воспитывался в условиях, когда законность, даже формальная, соблюдалась.

Я не могу понять, как может быть советником министра — народный депутат?! Говорят, он «на общественных началах»... Ну, понятно, ребята нашли возможность использовать двусмысленность формулировки Конституции. Но ведь главное в том, что такой советник-депутат артикулирует вещи, которые неприемлемы! Рассказывает: того-то уже задержали, тот дал какие-то показания. Существует понятие тайны следствия, есть закрытая информация. А у нас сейчас появляется какая-то мартышка в телевизоре, которая к тому же еще не отягощена юридическим образованием, и дает прогнозы!.. Это все называется хорошим украинским словом «безлад».

— Так он у нас постоянно.

— Думаю, исходить надо из того, что наше государство, к сожалению, в значительной степени зависимо от внешнего фактора. Поэтому не стоит бояться чрезмерной ретивости, самостоятельности нашей власти.

— А вдруг?

— Тогда сработает фактор, который уже срабатывал не раз. Зычный окрик со стороны то ли большого американского друга, то ли европейских друзей и подруг, то ли еще кого-то... И мы, как ни прискорбно это осознавать, как Каштанка становимся в позицию. Да. Это стыдно, но это правда. И если, допустим, будет дана команда прекратить активные военные действия, то, понятно, мы будем на нее реагировать. Я бы сказал так: не реагировать, а рефлексировать.

Область маневра нынешней власти весьма ограничена. Шаг вправо, шаг влево, прыжок на месте... Но вы же понимаете, никто прыжки на месте делать не будет.

— В принципе многие социологи предполагают, что взрыв активности населения произойдет где-то в течение месяца-двух. Недаром же Нацгвардия заказала срочный ремонт и модернизацию водометов. Причем устанавливать их будут на КРАЗы, а стоимость переоборудования оценивается почти в 10 млн. грн. По-моему, за такие деньги водометы можно поставить и на «Ламборджини»... Как думаете: худший вариант развития событий — это что?

— Худший вариант — это синхронизированная военная активность, скажем, российской стороны на фронте, массовые военные действия, плюс — синхронно — и внутри страны хватает людей, которые готовы сотворить с ней всякое.

— Апелляционный суд Киева по делу об установлении факта вооруженной агрессии РФ в Крыму и на востоке Украины отказал правозащитникам в удовлетворении их иска, отклонив 8 ходатайств. Как пишет korrespondent.net, «...по словам инициатора иска, решений Верховной Рады и Генассамблеи ООН о признании агрессии РФ недостаточно, поскольку они политические. Правозащитник добивается того, чтобы этот факт признали именно с юридической стороны». Но юристы говорят: агрессии нет. И вы как юрист солидарны с коллегами?

— Агрессии как бы нет, потому что «агрессия» предполагает принятие определенных правовых решений, прежде всего введения военного положения. Порядок введения военного положения простой: президент издает об этом указ, ВР на протяжении 48 часов этот указ утверждает. Но указ не появится, пока не будет отмашки. Если наши большие зарубежные друзья не скажут, что «надо» или «ни в коем случае»... Сейчас Украине в ближайшие два — два с половиной месяца можно ждать только некой «турбулентности» из-за неопределенности — для нас — с президентскими выборами в США.

— Турбулентность переживем?

— Верю, что да. Потому что ситуацию по поводу Украины тщательно анализируют те, кто и держит нас «на плаву». И вряд ли там заинтересованы во «взрыве». Да и в самой стране много хороших и добрых людей, которые способны ее защитить и сохранить.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Коломия оголосила суверенітет

«Гройсман, колишній досвідчений міський голова, вже починає забувати проблеми, які...

Владимир ХОЛОПОВ: «На Евро будем биться за медали»

То, что мы сильнее действующих чемпионок континента — было доказано дважды

Судьба телефонистов

Одесса занимает первое место в Украине по числу граждан, официально работающих за...

Украина станет жить лучше, когда власть начнет...

Если у вас нет средств на собственное воспроизводство, обеспечивающее определенную...

Комментарии 3
Войдите, чтобы оставить комментарий
Павел Юрьевич (Бродяга)
17 Сентября 2016, Павел Юрьевич (Бродяга)

Как всегда великолепное интервью у Лидии Денисенко. Вот только что-то последнее время отличному журналисту приходится интервьюировать всякую сволочь. И Шаповал - из этой же когорты. Что он там про других-то говорит? И лизоблюды-то они, и ангажированы, и "спиной не повернулся бы". А сам? "Вьюноша с гибкой хребтиной" и ничего больше. Достаточно вспомнить его биографию. Не под руководством ли этого "юриста" принималось известное решение об "абсолютно конституционном третьем туре выборов", не с его ли подачи изгадили Конституцию "под Ющенко"? Нет? А не Шаповал ли в благодарность от "пчеловода" чуть менее, чем через неделю после "отправки на пенсию" в 2005-м сразу стал представителем Ющенко в Конституционном суде? Не этот ли "юрист" принимал активнейшее участие в оправдывании незаконных указов Ющенко о роспуске Рады в 2007-м?

Кстати, что-то его профессиональные качества вызывают сомнения: всё-таки когда-то изучал международное право. Что у него там, кроме "Россия - враг"? Великолепный пассаж про агрессию: "«агрессия» предполагает принятие определенных правовых решений, прежде всего введения военного положения. Порядок введения военного положения простой: президент издает об этом указ, ВР на протяжении 48 часов этот указ утверждает. Но указ не появится, пока не будет отмашки. Если наши большие зарубежные друзья не скажут, что «надо» или «ни в коем случае»..." Мало того, что откровенно признаёт, что с его непосредственным участием произошло полное лишение Украины девств..., пардон, какой бы то ни было субъектности и перевод под внешнее управление, так ещё и про "агрессию" что-то там лепечет. Невдомёк "заслуженному юристу", что для признания чего-либо "агрессией" необходимо участие в действе РЕГУЛЯРНЫХ ВС "агрессора". Что-то за два года ни одна разведка мира ещё не нашла подобных фактов и доказательств. Более того, прямо сказано и ЦРУ, и БНД, и французами с израильтянами, что подобных фактов не обнаружено. Не говоря уж о доказательствах. Ну а уж только после того, как "агрессия" состоится можно что-то там "вводить", "принимать" и т.д.

Так что сам персонаж ничуть не лучше всей шушеры при власти. Любой из "незалежных": от Кравчука до Порошенко. Обслуга, одним словом. К тому же еще и воинствующая. Не пацифист он, понимаете ли. Тьфу!

- 6 +
Владимир Расчубкин
18 Сентября 2016, Владимир Расчубкин

Полностью с вами согласен. Это система. Шаповал также находился и находится в этой системе. Веры им нет. Нужно быть очень внимательным к рассуждениям этих высоколобых, образованных и культурных негодяев. Ложь и обман подаются завуалированно - простому человеку трудно разобраться...Умилили его слова про то что электорату нужно умнеть)

- 3 +
Михаил Маркович (EpsilonDelta)
15 Сентября 2016, Михаил Маркович (EpsilonDelta)

Интересно, конечно, послушать человека, близко знакомого с этой кухней, немало интересных ,деталей, но, в принципе ничего нового. То же самое "уважение" влады к конституции, та же ее марионеточная зависимость от западных "друзей", та же "неподкупность и независимость" судей, та же бордельрада - все то, о чем "ватники" говорят еще с периода эйфории мыздобульства. И без ложки дегтя не обошлось, "Россия - враг" - это от какого ума сказано ?

- 5 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка