Скрипач Вадим Борисов: «Когда говоришь о Бахе, то понимаешь, что хорошей музыки очень много. Но он стоит над всеми»

№1–2(755) 15 — 21 января 2016 г. 13 Января 2016 1 5

Вадим Борисов

В Рождественские дни киевские театры и концертные залы были заполнены поклонниками самой разной музыки — благо время каникул и праздников дало возможность посетить не одно музыкальное мероприятие.

Особое место в их ряду занял интересный проект, задуманный и осуществленный известным скрипачом, концертмейстером симфонического и камерного оркестров Национальной филармонии Украины, народным артистом Украины Вадимом Борисовым.

Исполнители, объединенные им, следуют традициям барокко, когда была написана представленная музыка. В Рождество в эпоху позднего Ренессанса и барокко она звучала в католических и лютеранских соборах. Она и сейчас поражает слушателя энергетикой, мощью, разнообразием, искренним ликованием.

Особенностью концерта стало сочетание музыки и высокой поэзии, посвященной Светлому Рождеству. Шедевры Бориса Пастернака, Иосифа Бродского, Лины Костенко, Михаила Лермонтова, Афанасия Фета и других поэтов прочел актер Театра русской драмы им. Леси Украинки Артем Емцов. Концерт подготовил струнный ансамбль AMICORUM в составе Вадима Борисова, Виктора Иванова, Софии Грабовской, Янжимы Морозовой (скрипки), Инны Бутрий (альт), Артема Полуденного, Ольги Жуковой (виолончели), Антона Жукова (контрабас). На клавесинах сыграли Наталия Фоменко и Елена Жукова.

Солисты — в угол

Руководитель проекта Вадимир Борисов рассказывает о камерном рождественском концерте.

— Группой моих единомышленников была представлена музыка конца ХVII — начала ХVIII веков, исполнявшаяся на Рождество в Италии и Германии в эпоху барокко. Название концерта — Il Santissimo di Natale («Святое Рождество»). Прозвучали произведения Джузеппе Торелли, Франческо Манфреддини, Антонио Вивальди и Арканджело Корелли.

На моей памяти многолетнего оркестрового музыканта из этих партитур в нашем городе исполнялся только Корелли, и то очень редко. Раньше невозможно было приобрести эти редкие ноты. Сегодня появилась возможность раздобыть партитуры в интернете, и мы это сделали.

— Как попали в сборный международный проект «Симфонический оркестр YouTube»?

— В 2009 г. интернет еще не был столько массовым явлением, как сегодня. Но моя супруга обнаружила конкурс, объявленный в состав оркестра этого мирового интернет-проекта, и подтолкнула меня участвовать в нем. Я прошел отбор и поехал в США. 96 музыкантов из 30 стран играли в Карнеги-холле с дирижером Майклом Тилсоном Томасом, лауреатом восьми премий Grammy. Тогда я впервые понял, что такое настоящий оркестровый менеджмент. Как все организовывается — от библиотекаря до инспектора (или директора), который выходит и создает репетиционную атмосферу, состояние игры. Это очень серьезно. Расписывается все, что ты должен, что можешь и чего не можешь. Все это абсолютно регулируемо, естественно и хорошо.

— Что важнее для значительного результата — многолетняя, репетиционная сыгранность оркестра, в котором участвуют музыканты разных уровней, или высокий профессионализм каждого музыканта, даже если, как в сборном оркестре YouTube, репетиций было мало?

— Лучше всего золотая середина. По мне, конечно, хорошо, когда есть живое начало. Хорошего уровня музыканты быстро находят общий язык. И даже если есть шероховатости, на которые не хватило времени, то они всегда прощаются, поскольку очевидно живое, естественное взаимодействие музыкантов между собой и возникает общение со слушателями. А если оркестр работает в постоянном составе много лет, то можно вспомнить слово «рутина», не вкладывая ни позитивного, ни негативного отношения к нему. Когда играешь произведение в сто пятидесятый раз, то скорее делаешь вид, что оно тебе интересно, нежели процесс исполнения вызывает живые эмоции на самом деле.

— Последний концерт, который я слушала у оркестра Национальной филармонии, — выступление в начале ноября с украинско-американским пианистом Павлом Гинтовым. Первый концерт Чайковского был мало сыгран и выглядел не самым удачным образом. А Четвертая симфония прозвучала замечательно. Здесь все было точно выверено, драматургия идеально рассчитана, кульминации, логика развития — оркестр играл на одном дыхании. Что важно, по-вашему, для дирижера — бешеная харизма, которая порой поражает, как это было у Стефана Турчака, или школа, выучка, расчет?

— Я много лет играю дважды в год в международном оркестре, базирующемся в Стамбуле. Его организаторы имеют возможность приглашать дирижеров разного типа, но очень хорошего уровня. Я получаю свежие впечатления, и меня они радуют. Знания, умение выстроить репетиционный процесс, а репетиций там обычно немного — три-пять — должны быть сопряжены с эмоциями, темпераментом, музыкальностью, иначе они ничего не стоят.

Мне нравится, когда дирижер точно знает, чего хочет, и на первой репетиции, и на всех остальных. А не так, как иногда бывает: «Вы мне сыграйте, а я подумаю, чего от вас можно добиться»... Когда дирижер осознает, к чему хочет прийти с самого начала, это организовывает музыкантов, время не тратится впустую. Профессия дирижера невероятно сложна. Она состоит из стольких составляющих, и мы с вами не решим, что для нее важнее, или чем лучше обладать дирижеру.

— Да, у разных дирижеров развиты разные стороны. И результаты могут быть высокими при совершенно противоположных сильных или слабых качествах.

— Важно, чтобы дирижера хорошо понимали оркестранты. Так же различные результаты показывают совершенно разные по своим особенностям инструменталисты. Мне близки музыканты, тяготеющие к камерному исполнительству. У нас в стране очень невелика доля звучащей камерной музыки. И в данном рождественском проекте агентство «Антей» Александры Дущенко, которое его организовало, подхватило наш хорошо сыгранный коллектив единомышленников.

Мы сначала играли в Центре детской кардиологии и кардиохирургии камерные программы перед детьми и врачами. Была огромная разница между академизмом филармонических концертов и этой живой игрой и живым участием всех, кто присутствовал на выступлениях в больнице. Музыканты почувствовали реальную нужность своей профессии, поняли, для чего работают. А слушатели — важность музыки. Мне пришлось говорить, комментировать, разъяснять некоторые вещи. Это в дальнейшем привело к филармоническому проекту «Вариации на тему ансамбля».

В нем участники филармонического оркестра исполняли не то, что выбирает дирижер или директор оркестра. А сами играли, что хотят, что им нравится. Я компоновал программы, которые длились по два часа, и афиши, в которых указывал десятки имен исполнителей и фамилий композиторов.

— В маленьких вкладышах к буклетам западных оперных театров перечисляются все участники хора, оркестра, осветители, декораторы, костюмеры — все это творческие профессии, и для их носителей важно признание вклада в общий творческий процесс, осуществление их художественных устремлений.

— В Рождественском проекте участвовали десять музыкантов. В книге дирижера Николауса Арнонкура я прочитал рекомендацию, как размещать оркестр на сцене. Фишка понятия concerto grosso (большой концерт. — О. К.) не в слове grosso, а в сoncerto — соревнование, сосуществование. И у нас сольная группа по Арнонкуру заиграла в одном углу сцены, а аккомпанирующая — в другом. И обе имели собственный клавесин, играющий continuo (басово-гармоническое сопровождение. — О. К.).

Воздушные замки

— Сколько стран вы как музыкант посетили? И как относитесь к собственным сольным выступлениям?

— Посчитал недавно, что больше 20. И сольную деятельность люблю меньше, чем участие в исполнении ансамблевой музыки. Оркестровую работу знаю хорошо, играл некоторое время в нашей опере, в Национальном симфоническом. Без этого себя представить не могу. Но играть в ансамбле очень люблю и занимаюсь этим с огромным удовольствием. Для сольной карьеры нужны амбиции, но я их в таких масштабах не имею, наверное. И если мне предложат сыграть сольный концерт с оркестром или квартет, выберу квартет.

— Как вы оцениваете украинскую публику?

— Она очень разная. Филармоническая весьма консервативна (в хорошем смысле). А в прошлом году я делал концерт «Классика для всех при свечах». Сейчас этот цикл продолжают «Киевские солисты». Пришли люди с огромным энтузиазмом, совершенно не похожие на посетителей филармонии. Они живо реагировали на мои комментарии — каждую шутку, поворот. С удовольствием слушали струнное трио Шуберта, и, судя по тому, что они были готовы слушать еще, проект ожидал коммерческий успех.

Сейчас эти концерты продолжаются с микрофонами в Доме кино. И еще играли с использованием французской поэзии (с Ромой Лопатинским и Артемом Полуденным — пианистом и виолончелистом). Эта идея лежит на поверхности. Есть ведь «Лунный свет» Верлена и Дебюсси и много других подобных параллелей. В нынешнем проекте прозвучит много поэзии, которую прочтет Артем Емцов.

Кончерто гроссо Корелли начинается с драматического эпизода. Как оправдать это драматическое начало? Там буквально трагедия, звучат четыре «выстрела». Я нашел стихотворение Юрия Шевчука «Рождество. Мертвый город» о чеченской войне и доволен, что возникла параллель с нашим временем.

Артем Емцов, артист Театра им. Леси Украинки

— Что нужно для того, чтобы залы были заполнены?

— В последние годы работаю не только в филармонии, сотрудничаю с концертными агентствами, которые умеют организовать публику. Для этого нужна определенная команда, дарование. В филармонию люди боятся ходить, мол, туда нельзя идти, например, в джинсах. А в другие залы слушатели приходят более свободными и раскованными, более непосредственно воспринимают музыку.

Мы играли четыре концерта французской музыки и поэзии. И всякий раз была разная по состоянию и восприятию публика, и нужно было к ней приноравливаться. Здесь, наверное, больше загадок, чем ответов. Одно знаю наверняка: люди готовы воспринимать классическую музыку, а как их организовать — задача правильного менеджмента.

— Вы играете проверенную классику. А как относитесь к современной серьезной музыке?

— Я очень скрупулезно подхожу к выбору музыки — меня она должна трогать. Сейчас, кстати, в Стамбуле мы исполняли две арии из оперы Фабио Вакки «Тенеке». Она была поставлена в «Ла Скала» несколько лет назад. Но как ее поставили в театре, я слабо представляю. Там не за что уцепиться певцам, сложна каждая оркестровая линия. И дирижер нам сказал: «Мы не можем судить и не должны судить. Ее нужно воспринимать, как вызов». Мы просто должны были сыграть то, что написано в нотах.

— Вы преподаете?

— В музыкальной академии им. Чайковского веду класс струнного квартета и в школе им. Лысенко — скрипку. Я учился в консерватории у А. Панова — выдающегося педагога. А до этого — в 24-й ДМШ Киева и училище им. Глиэра. В июне 1991 г. окончил консерваторию, а 1 сентября стал преподавать там же квартет. В аспирантуре не учился.

— Вы глубокий музыкант, у вас ухоженный, красивый звук. Это более свойственно выпускникам школы Лысенко, исполнителям с аспирантурой. Я знаю не многих выпускников ДМШ, сделавших прекрасную карьеру, это скорее исключения. Каковы были предпосылки вашей работы преподавателя квартета?

— В консерватории студенческим струнным квартетом мы стали лауреатами всесоюзного конкурса и тут же поехали на один из трех авторитетных европейских квартетных конкурсов — в итальянском городе Реджио Эмилия. Пробили железный занавес. Потом нас пригласили на мастер-классы.

Замечательный педагог по квартету Леонтий Краснощок еще на пятом курсе заставлял меня заниматься со студентами, очень хотел, чтобы я преподавал, и я уделял квартету больше времени, чем специальности. И потом уже педагогом я рекомендовал не размениваться на маленькие конкурсы известному сегодня струнному квартету Collegium, который у меня учился, и он поехал в Швейцарию и стал там лауреатом. Это были Кирилл Шарапов, Тарас Яропуд, Андрей Чоп и Юра Погорецкий.

— На каком уровне сегодня находится украинская скрипичная школа? Ведь десятки, сотни лучших музыкантов — певцов, инструменталистов, проучившихся на государственные деньги, покидают страну и вывозят полученный духовный капитал за ее пределы.

— Я вижу все это конкретно. Работая в десятилетке, сталкиваюсь с тем, что часть лучших учеников по окончании уезжают в поисках хорошего образования, чтобы развиваться дальше. А часть — чтобы найти лучшую жизнь. Или их родители этого хотят. Но по-прежнему настоящую, хорошую школу в нашей стране дают педагоги, которым уже немало лет. Я их настолько уважаю, что поднимаю за них обе руки: сколько они смогут, столько пусть и работают.

В московской ЦМШ преподает выпускница киевской школы им. Лысенко и МГК им. Чайковского Надежда Артамонова. Она встречалась за время учебы и по работе со многими педагогами, но такого, как А. Панов, у которого, как и я, училась в Киеве, говорит, не видела. Он совершенно точно и доходчиво объяснял, к чему нужно стремиться, ставил перед учеником задачу и четко знал, как ее достичь.

— Почему вы не работаете в опере, куда многие мечтают попасть?

— Я работал в опере целый год, сыграл конкурс и стал помощником концертмейстера оркестра Сергея Шотта. Но мне не нравится эта махина, перемалывающая тебя. Ты не свободен, не знаешь, как выйти из-под этого постоянного контроля.

— Каковы ваши планы?

— В декабре с филармоническим оркестром и дирижером Николаем Дядюрой мы выезжали в Японию на 10 концертов. Играли в Токийском Сантори-холле, в Саппоро, Осаке. По возвращении был наш проект 9—10 января, на Рождество. Возможно, буду участвовать в еще одном международном оркестре в Швейцарии. Я играл там в прошлом году. Музыканты были из разных стран и разного возраста, но все очень хорошие. Например, бывший киевлянин Геннадий Гофман работал в нашей опере, а сейчас живет и преподает во Франции.

— У вас есть любимый композитор?

— Да, это Бах. Когда о нем говоришь, понимаешь, что хорошей музыки очень много. Но он стоит над всеми.

К беседе присоединяется директор Концертно-выставочного агентства «Антей» Александра Дущенко.

Александра Дущенко, директор концертного агентства «Антей»

— Мое агентство молодое. Но поскольку я принадлежу к династии музыкантов, эта деятельность для меня абсолютно логична. Я занимаюсь разными жанрами, в основном классической музыкой. Недавно взялась за промотирование джазовых проектов. А на Рождество представила программу с участием солистов Детского музыкального театра, где мой дед Евгений Дущенко был главным дирижером и стоял у истоков его создания. Это новогодняя сказка, предложенная солисткой театра Аленой Гребенюк.

В дальнейшем агентство планирует камерные концерты в Доме актера. 30 октября там прошел наш первый удачный проект с Валентиной Матюшенко и Михаилом Билычем. В 2016 г. мы и дальше будем каждый месяц проводить камерные концерты в Доме актера. Ко мне обращаются музыканты с самыми разными предложениями. Порой это происходит потому, что коллективы, в которых они официально работают, не дают им возможности воплотить собственные творческие идеи.

Хочется, чтобы молодежь, всех зрителей и слушателей заинтересовали наши концерты. Чтобы преодолеть стереотип, будто классика — это скучно, что филармония — не зал для молодежи. Поэтому мое агентство приглашает к участию в проектах молодых, креативных артистов, реализующих свои идеи в творческом, нестандартном формате, интересном людям самых разных возрастов.

В наше время мощных информационных потоков просто прийти на концерт и послушать музыку людям уже мало. Особый спрос имеет формат «концерт-лекция», в котором используются художественные тексты, поэзия.

Фотографии предоставлены концертным агентством «Антей»

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Сергей КУЛИШ: Охочусь только на медали

Никогда не смогу ногой дверь открыть и сказать: «Вот, я олимпийский призер, давайте...

Коломия оголосила суверенітет

«Гройсман, колишній досвідчений міський голова, вже починає забувати проблеми, які...

Владимир ХОЛОПОВ: «На Евро будем биться за медали»

То, что мы сильнее действующих чемпионок континента — было доказано дважды

Судьба телефонистов

Одесса занимает первое место в Украине по числу граждан, официально работающих за...

Украина станет жить лучше, когда власть начнет...

Если у вас нет средств на собственное воспроизводство, обеспечивающее определенную...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Ivan Kovalets
16 Января 2016, Ivan Kovalets

Спасибо за очень интересное интервью c замечатльным скрипачем. Мы с супругой иногда выбираемся в филармонию - это просто счастье, что еще есть такая возможность.

- 1 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка