Три «кнопки» от Егора Соболева

№1–2(729) 3 — 9 июля 2015 г. 26 Июня 2015 1 3

Егор СоболевНу и как там у нас борьба с коррупцией?

Хорошо идет или так себе?

Задержали, допустим, судью в Киеве с пачкой долларов, которые он, говорит, для зубного врача отложил. Сочиняет, наверное.

Но страна с удовольствием по телевизору репортажи смотрит, умиляется: во как борются!

Особенно понравились кадры обыска в судейском кабинете.

И если б их показали накануне нашей беседы с Егором СОБОЛЕВЫМ, народным депутатом Украины 8-го созыва, главой парламентского комитета по вопросам борьбы с коррупцией, безусловно, и его мнением поинтересовалась бы.

Впрочем, обыски у судьи, так сказать, большой погоды не сделали.

Страна ждет громких дел в сфере борьбы с коррупцией, тем более что парламентский профильный комитет возглавляет человек, который руководит еще и Общественным люстрационным комитетом, созданным во времена майдана.

Партизаны в Раде

— В конце весны вы инициировали необходимость отставки Авакова. Подали законопроект. И подписи там поставили аж 18 человек. Итог: Верховная Рада не голосует. Опасность для Арсена Борисовича миновала. То есть получается, вы аргументируете — кого надо уволить, но Гройсман говорит: пожалуйста, только голосов не хватает. Вы так будете перебирать всех чиновников?

— Если вы посмотрите на доску, которая стоит в кабинете главы комитета, то увидите — там написано много фамилий...

— Да у вас там какие-то символы вместо фамилий и должностей.

— Это, можно сказать, дела, которые мы начали, но еще не довели до конца. А по поводу «символов» — так это мы специально «зашифровали», чтобы посетители не смогли понять, о ком речь. И Аваков, кстати, там тоже есть. Так вот ни одно дело, которое мы инициировали, не оставим незавершенным.

Помните, мы требовали в декабре, как только пришли в парламент, отчет всех трех главных правоохранителей перед комитетом? Тогда им сказали: «Будет расследование дел и по майдану, и по топ-коррупции». Причем лично сообщили об этом и Валентину Наливайченко, СБУ, и Арсену Авакову, МВД, и Виталию Яреме, ГПУ.

И что же? Виталия Яремы уже нет в кресле Генпрокурора. Кстати, инициировали его отставку еще в январе. Но понадобилось полтора месяца, чтобы создать условия для того, дабы это произошло.

Валентин Наливайченко уволен на днях. Из этой троицы на посту только Арсен Аваков.

Добиться цели по очистке власти и прекращению коррупции — очень трудно. Иногда между тем, как ты ставишь эту цель, и говоришь: «Мы к ней должны идти!», могут пройти годы.

Но для того, чтобы мы выгнали министра внутренних дел, который ничем не отличается от Яремы и Наливайченко в «крышевании» коррупции, нужно 226 голосов.

И нет ни одного дня, когда бы я не беседовал с парламентариями, не убеждал их фактами и не искал бы голосов. И если изначально было 18, то сейчас примерно сотня уже есть. Надо еще 130.

Впрочем, это ничего не значит — мы не остановимся. Пусть я представляю маленькую фракцию с восемью процентами голосов в парламенте, но мы на самом деле отражаем главные стремления общества. Согласитесь, в Украине очень мало людей, которые скажут, что министр внутренних дел хорошо работает!

Но самое сложное — подчеркиваю — это поиск понимания в парламенте. Это мне напоминает распространение идеи Украины на оккупированных территориях «ДНР» и «ЛНР»: мы там в меньшинстве и вынуждены действовать как партизаны. Но все равно победим.

— Откуда такая уверенность?

— Потому что мы изобретательны и настойчивы. Если из трех чиновников, которых мы предупредили в декабре, двух уже нет, — то это тоже результат.

— «Партизанов» в Раде — горстка, но большинство-то живет по принципу круговой поруки. Да и не только в парламенте. Разве нет?

— Несомненно, круговая порука в значительной степени сохранилась. И вы правы в том, что нет органа, не проеденного коррупцией сверху донизу. Но в каждом органе есть небольшая группка порядочных людей, которым это претит. Хотя в целом они тоже как партизаны от Украины в «ДНР» и «ЛНР».

Чем удивить грузин

Поскольку с Егором Соболевым лет двадцать назад мы вместе работали в «Киевских ведомостях», то сделала ремарку, напомнила ему то время: точно так же, как и сейчас, все верили — вот-вот с коррупцией будет покончено, стоит лишь об этом написать, все узнают и проштрафившиеся чиновники полетят с работы, может, их даже посадят.

Но шли годы, отношение к выступлениям в прессе стало иным: уже нет той реакции, которая прежде давала нам хотя бы надежду, что изменения произойдут и журналистские расследования, дававшиеся адским трудом, готовили не напрасно.

«...Я бы не сравнивал то, что было раньше, и сейчас, — откликнулся на мою ремарку собеседник. — Евромайдан вылечил большую часть общества от основного исторического украинского проклятия: я — отдельно, государство — отдельно.

Почему вся эта клептократия прекрасно разрослась со времен первых и очень классных «Киевских ведомостей»?

Потому что много успешных, умных, принципиальных людей занимались своей карьерой, а то, что там делают политики, судьи, министры, — это меня не волнует, я порядочный человек и к этому не хочу иметь отношения. Ведь такая же психология?

Во время евромайдана очень многие люди поняли, что государство — это «мое дело»: или оно окончательно приходит в упадок, или оно все-таки может быть построено.

Когда началась война за независимость, еще большее количество людей стали именно так воспринимать государство, что это все — «моя ответственность, потому что мне здесь жить».

Я видел данные социологов, которые свидетельствуют, что таких людей сейчас уже около 30% в стране! На самом деле это огромная сила. Для изменений в любом обществе достаточно 15%. Это самые активные, образованные, сильные, настоящие. Не формальные, а граждане по духу, по действиям. Поэтому мне кажется, что последние полтора года этот процесс преодоления такой безысходности, «что все они воруют, ничего не меняется», уже начался.

Даже можно судить об этом по парламенту. Если лидер «Самопомочі» Березюк говорит, что таких в Раде где-то до 100 человек... Но, думаю, это он просто как бывший психиатр «терапию» проводит и авансом слегка завышает... Я считаю, что у нас в ВР где-то до 70 человек, которые не хотят мириться с коррупцией. Не просто не принимать в ней участия, а реально готовы ей противодействовать.

Что такое 70 человек из 430? Безусловно, мало. Но в этом парламенте не принято ни одного решения, которое бы содействовало коррупции. Ни один закон, который мы признали коррупционным, в восьмой каденции не прошел.

Конечно, этого не хватает, чтобы остановилась коррупция в правительстве, в государственных предприятиях, в Администрации Президента, не говорю о прокуратуре и МВД. Но маленькая группа принципиальных людей уже остановила как минимум коррупцию в Раде.

Огромные надежды возлагаю на местные выборы. Многие из этих разбуженных евромайданом людей пойдут в местные депутаты. Это очень важно. Я вообще сейчас бы перефразировал шутливую кричалку «Кто не скачет, тот москаль» на «Кто не баллотируется, тот москаль».

Сейчас очень важно, чтобы люди на местах взяли власть в свои руки. Чем больше будет депутатов, которые придут не землю дерибанить, а действительно заниматься градопланированием, созданием добротной инфраструктуры, сохранением зеленых зон и истории, а таких людей очень много, — тем больше нас будет во власти.

И тогда в Раде будут действовать законы физики: если вас мало, вы можете заблокировать решение, по очень большой настойчивости провести его, возможно. Если вас — большинство, то вы сможете вообще изменить все.

Как только в этом парламенте количество людей, которые противодействуют коррупции, превысит количество клептократов, — то завтра будет другое правительство. И тогда уже мы будем удивлять грузин, как быстро Украина преодолевает коррупцию. А не наоборот».

О пользе весов

— Не так давно эксперты международной социологической компании TNS Global проводили опрос среди граждан Украины: какие из госструктур они считают наиболее коррумпированными? В лидерах, помимо судов и милиции, оказались и врачи...

— Каждый, кто себе скажет: «Я больше не даю взяток гаишникам, никто меня не заставляет им платить!» — сможет в себе победить даже косвенное стремление поддерживать коррупционеров. Это ведь не та ситуация, когда мы в больнице после успешной операции думаем: «Ну как же не заплатить хирургу? Все-таки он мало зарабатывает, а тут он просто меня спас». Но хирург не требует. Это по доброй воле. А гаишникам не надо и по доброй воле платить. Ты сам вправе нарушать или не нарушать правила дорожного движения. И если нарушил, то честно плати по протоколу. Но в стране, где воруют или дают взятки граждане, всегда будут воровать и брать чиновники. Не может быть наоборот.

— В лидерах коррупции, помимо вышеперечисленного, оказались и прокуроры... И прежде, чем задать вопрос, я позволю себе лирическое отступление. А вы тем временем можете пить кофе, а то уже совсем остыл... Итак, весной прошлого года, когда шли президентские выборы, я делала интервью с бывшим первым заместителем Генпрокурора, экс-заместителем секретаря СНБО, кандидатом в Президенты Украины Ренатом Кузьминым. И вот тогда ему я и пересказала историю из жизни ГПУ, как мне казалось, больше похожую на анекдот. Но поскольку поведал мне ее очень известный киевский адвокат, осведомленный в делах закулисных, то вроде как и не было оснований не верить в подлинность.

«А у Кузьмина решила выяснить, — говорила я Соболеву, — в стенах на Резницкой, где он более 7 лет проработал замом Генерального, — могла ли случиться подобная история. Это когда одно высокопоставленное прокурорское лицо додумалось усовершенствовать процедуру пересчитывания взятки в 2 млн. долл.

Умаявшись вручную перебирать дензнаки, просто отсчитал пачку в 10 тыс. А затем взвесил на весах. После чего взвесил весь «нал». И таким образом выяснил: не обманул ли взяткодатель, не зажал ли пару купюр?

Так вот Рената Равелиевича тогда я спрашивала — могло ли на самом деле такое быть? Может, народ действительно сочиняет? И вообще взятка наличными в 2 млн. долл. — это не из области ли фантастики?

Знаете, как это воспринял Кузьмин? Он рассказал другой эпизод, чему сам был очевидцем и что абсолютно точно свидетельствует: страна, погрязшая в коррупции, больна.

И вот уже история, рассказанная бывшим первым замгенпрокурора.

«...Как-то раз приехал из области в Генпрокуратуру мой товарищ. Ему было уже далеко за 70, занимал он серьезный пост, взяток принципиально никому не давал. Но когда некие прокурорские работники на местах стали сильно трепать ему нервы, вынужден был искать совета умудренных опытом коллег, «ходоков» на Резницкую. Те и подсказали: езжай сразу в Генпрокуратуру.

Заходит ко мне, начинает о своих бедах рассказывать. А потом: «Как бы мне к Генеральному прокурору попасть?» Ладно, говорю, помогу. И чуть ли не за руку отвел в кабинет к Пшонке.

Тот послушал визитера, посокрушался, после чего порекомендовал изложить суть другому прокурорскому работнику — некой даме, которая и должна была помочь.

И поскольку «ходоки» изначально ориентировали его на то, что придется дать взятку в 300 тыс. долл., то он и надеялся: раз уж попал в такие высокие кабинеты, то проблема решится сама собой. Тем более что правда на его стороне.

Но когда после Генпрокурора он оказался в другом кабинете, то вышел оттуда уже с вот такенными круглыми глазами. Заходит ко мне, садится и смотрит вдаль как-то отрешенно. «Чего молчим?» — интересуюсь. Тишина... Наконец: «Можно чаю?» Даю ему чаю. Еще минут пять сидит в состоянии оцепенения, а затем: «Оказывается, им надо не 300 тысяч, а 1,5 миллиона долларов. Причем если к утру не будет, то вечером надо уже платить два!»

Егор Соболев внимательно прослушал все, что я ему рассказывала, допил кофе и произнес такой монолог.

«Для каждого сознательного гражданина, образно говоря, есть три «кнопки», чтоб победить коррупцию.

Кнопка №1 — самая простая и самая важная: выиграть борьбу с коррупцией внутри себя.

Кнопка №2 — полная открытость. Это сейчас звучит как мантра, на которую я ориентирую законодательные усилия своей команды здесь, в комитете: мы должны все открыть — как расходуется каждая платежка за счет налогоплательщиков. Она должна быть в интернете с реквизитами, суммами, с назначением платежа. Закон об этом, кстати, уже принят. Теперь его надо реализовать.

Кому принадлежит каждая квартира, дом, земельный участок? Это все должно быть в интернете бесплатно! Любой человек имеет право знать такую информацию. Закон об этом в первом чтении уже принят. Сейчас мы проводим его во втором чтении.

Полная открытость декларации каждого должностного лица — все в интернете. Специальное Национальное агентство по предупреждению коррупции должно заниматься раскрытием этих деклараций. Подчеркиваю: закон об этом уже есть. И сейчас мы боремся уже с правительством, чтобы оно не захватило это агентство, не подмяло под себя.

Следующие шаги — электронное управление. Это когда чиновников нет, когда все решает компьютер, где все можно посмотреть и найти каждую ошибку или каждую попытку ее сделать. То есть мантра №2 — открытость всегда резко снижает коррупцию.

И кнопка №3, самая тяжелая, — выбрать достойных чиновников.

Коррупцию побеждали страны, по-честному, где президентом или премьером становился человек, который хотел победить коррупцию. Это были Гавел, Ли Куан Ю, Саакашвили. Я абсолютно ответственно говорю: Украине пока не удалось избрать ни одного президента и ни одного премьера, который бы хотел победить коррупцию!

Впрочем, опыт Грузии показывает, что все исторические заклятия можно снимать.

Грузия ведь была проклятым местом с точки зрения коррупции еще в Советском Союзе. Причем в разы хуже обстояли дела, чем в Украине. Но это все в конечном итоге в Грузии привело к власти то поколение политиков, которые не хотели воровать, а хотели творить государство. И сразу начались невероятные необратимые изменения.

Так вот три кнопки, о которых я сказал, нам как обществу надо нажать. Но, повторюсь, первая — самая важная: победи коррупцию в себе. Каждая данная тобой взятка продлевает жизнь всей этой клептократии».

Не только Соболев, но и вся парламентская фракция «Самопоміч» изначально не поддерживала назначение Шокина Генпрокурором
Не только Соболев, но и вся парламентская фракция «Самопоміч» изначально не поддерживала назначение Шокина Генпрокурором
 

Карточка для судьи

— Чтобы общество имело возможность контролировать, к примеру, судебную систему, а для самих судей исключить возможность соблазна брать взятки, в некоторых европейских странах существуют незыблемые нормы: не только судьи, но и члены их семей расплачиваться за дорогостоящие покупки могут только кредитными картами. По карточке легко проследить движение сумм... У нас же такая норма неприемлема. Причем это же касается не только судей, но любого должностного лица. Всем говорит, что живет на одну зарплату, при этом имеет 68 квартир, вся страна об этом знает, но по декларации — гол как сокол.

— Из-за инфантильности общества мы все время верим в некое чудо: «А давайте проведем люстрацию! А давайте обяжем судей рассчитываться только карточками! Давайте придумаем, как отозвать депутатов!» Безусловно, это важные механизмы. Но это — лишь механизмы. Нет такого волшебного инструмента, который бы позволил, не вкладывая труд, иметь хорошо обработанное поле. Даже «Джон Дир» с его мегатехнологиями требует серьезной и вдумчивой работы крестьянина, как и тысячи лет назад с каменной мотыгой. Надо просто выигрывать борьбу с коррупцией, начиная с себя. И дальше включается то, что называется «законопослушность».

«Пока гражданин готов сам нарушать закон, то и президент, премьер, судья никогда не будут его выполнять, — снова произнес монолог мой собеседник. — Французские философы очень правильно написали еще в средние века, что закон невозможно принять, его можно открыть. Когда в обществе неприятие коррупции каждым гражданином в себе станет доминирующим, тогда это мгновенно вычистит всю власть.

А мегавзяточники, как вы говорите, которые взвешивают миллионы, держатся на толерантности со стороны общества. Думаю, Кузьмин имеет десятки тысяч аналогов, просто меньших... И когда мой сосед говорит, что «я заплачу и просто куплю справку, решение», то ясно, что и Шокин будет Шокиным...

Без этого фундаментального осознания, что я должен победить коррупцию в себе, все остальное невозможно. А когда такое осознание будет, тогда большинство украинцев скажут: «Я не коррупционер и другим не дам воровать».

У нас много антикоррупционных законов уже принято, в том числе и этой каденцией. Они очень хорошие. Но это пока только бумажки.

А чтобы они стали законами, надо, чтобы люди захотели их выполнять. И конечно, если вы будете, как дурак, выполнять, а кто-то не будет выполнять, то вольно-невольно сами станете ему активно в этом противодействовать.

Я это увидел, когда курильщиков стало меньше, чем некурящих. В лихие 90-е любители никотина составляли большинство, я тогда сам курил... И был полный беспредел курильщиков: где хочу, там и курю, на детских площадках, в подъездах — везде.

Когда у нас в семье появились дети, я к тому времени уже не курил, то постоянно имел дискуссию с посетителями нашей детской площадки. Большинство не понимали: что такого плохого они делают? И вот когда некурящих стало больше, чем курильщиков, так как были приняты драконовские законы, люди сами стали придерживаться правил, в конце концов многие осознанно отказались от сигарет, вот и все. И стали вести здоровый образ жизни.

И хоть на первый взгляд, казалось бы, понятия несравнимые — коррупция и курение, но, мне кажется, параллель провести можно: победа над коррупцией прямо пропорциональна количеству людей, которые победили коррупцию в себе».

Нет денег на Венецию

— В одном интервью вы сказали: «Наше задание не только выявить преступников, но и наказать их». И вот летит г-н Шкиряк в должности и. о. главы МЧС со своей пассией в Катманду за бюджетные средства. Скандал! И чем закончилось? Написал заявление и ушел из одного министерства в другое на весьма непыльную должность. Это и есть наказание? Другой пример: летит министр экологии г-н Шевченко на частном самолете в Ниццу. Когда об этом узнают, устраивают на Кабмине публичное словесное «бичевание». Ну, попросят Верховную Раду дать согласие на увольнение с поста. А дальше? Еще один большой чиновник летит в Барселону на футбольный матч за госсредства — и тоже дальше порицания дело не идет. Самое поразительное, что и депутаты в Раде, которые изначально так много говорили о борьбе с коррупцией, молча все это проглатывают. Разве нет?

— В парламенте я вижу изменения. Да, депутаты имеют огромные возможности злоупотреблять. Но в этой каденции реально есть люди, которые этого не делают и делать не будут. Они занимают деньги друг у друга на обед... Я не говорю, что прямо такие нищие, но на самом деле вижу, что у них нет больших денег.

В этом составе Верховной Рады есть те, кто ходит на работу пешком: у них нет автомобиля и они в принципе не планируют украсть деньги на машину.

Вот, к примеру, я сегодня должен был быть на заседании Венецианской комиссии, т. е. должен был лететь в Италию.

Мы девять месяцев объясняли на большом количестве встреч, с помощью большого количества усилий Венецианской комиссии, в чем суть нашей люстрации.

Потому что там изначально попали под воздействие Сергея Кивалова, который до сих пор является официальным представителем Украины в этой комиссии... То есть сначала хотели признать украинскую люстрацию антигуманной!.. Кстати, в Албании аналогичное решение Венецианской комиссии вообще остановило люстрацию.

Но после девятимесячного марафона нас услышали и я получил приглашение на последнее заседание комиссии, где, слава Богу, уже признано право Украины на люстрацию...

Так вот я не смог туда полететь — билет мне не по карману. И я об этом им честно сказал: не могу оплатить билет и проживание в отеле.

— Разве в Верховной Раде не предусмотрены расходы на такие важные командировки?

— В этом году бюджет на командировки сильно сокращен. Плюс то, что когда происходит голосование в парламенте, командировки даже запрещено официально оформлять. И хоть сегодня голосований фактически не было, а только длилась дискуссия с правительством, я честно сидел в зале.

И то, что не могу себе позволить слетать в Венецию, — мне, честно говоря, от этого не стыдно, а наоборот, приятно. Я радуюсь, когда люди в вагоне метро подходят ко мне и спрашивают удивленно: «А почему вы общественным транспортом ездите?». Мне нравится, когда люди видят, как я на своей даче сам пропалываю огород. Не в смысле, что картошку выращиваю, в основном цветы сажаем... Но их тоже надо пропалывать. «А где ваш садовник?» — спрашивают. И так далее.

Мне приятно, потому что это означает, что мы являемся ростками нормального образа жизни, которые сначала выглядят странными, необычными и непонятными для многих... Но, как говорит Эка Згуладзе (первый замминистра МВД Украины, бывший министр МВД Грузии.Авт.), «традиция начинается с личного поступка одного человека».

«Денег много не бывает»

— Национальное антикоррупционное бюро создано. Оно даже получило в центре Киева помещение площадью 7 тыс. кв. м. Все, конечно, рады, что такая структура имеет хоромы, но кто даст гарантию, что чиновники не поступят там, как с Домом учителя? Это ж новая волна, которая оказалась при власти, эксплуатировала шикарное здание на Владимирской, не платила налоги, зато преспокойно наживалась на аренде... Возможно, в нацбюро никто не собирается на свою площадь пускать «лавочников», чтоб брать с них деньги и таким образом пополнять собственный бюджет. Вы считаете, если детективу Национального антикоррупционного бюро дать зарплату в 20 тыс. грн., а это по нынешнему курсу меньше тысячи долларов, то он будет рьяно бороться с коррупцией? Знаете, есть прекрасная поговорка — денег много не бывает. А учитывая нашу взяточническую традицию, то и подавно.

—Люди с большими знаниями, с большим опытом будут получать в этом бюро и больше. Зарплата руководителя, если не ошибаюсь, — около 60 тыс. грн. Конечно, надо больше, но 20 тыс. для следователя — это уже деньги, за которые человек может прожить в Киеве, прокормить семью. Он не станет богатым, но сможет иметь достойную жизнь.

Когда мы платим милиционеру зарплату в 2,5 тыс. грн. и даем ему пистолет, то в принципе абсолютно легально позволяем ему воровать.

Поэтому 20 тыс. грн. — норма, позволяющая набрать людей, которые не хотят брать взятки и не будут этого делать, имея эти деньги. Кстати, такая зарплата у сотрудников подобной службы и в Польше.

— А какая уверенность, что людей, которые там будут работать, не надо люстрировать? Помните, какая волна по всей стране была: самосуды на улицах устраивали...

— Закон об очищении власти действует как на должностных лиц, которые уже работают, так и на тех, кого будут набирать, — он распространяется на всех. Каждый человек, который назначается на государственную должность, должен пройти люстрационную проверку.

— В разных областях у первых руководителей есть, так сказать, «график люстрации».

— График проведения проверки — это одно, а изгнание — это другое. В законе записано, что сначала должны были уйти должностные лица, которые занимали руководящие кресла, — большинство из них уже освобождены. Тех, кого удерживают на должностях, мы идентифицируем и добиваемся освобождения. Только последнее увольнение — это г-н Сакал, руководитель следствия Министерства внутренних дел, г-да Чеботарь с Ершовым, которые не смогли объяснить происхождение своего имущества... И г-н Терещук, возглавлявший милицию Киева.

А дальше — каждый чиновник, который работает, должен объяснять имущество своей семьи, обязан проходить специальную процедуру, когда его декларация вывешивается на сайте проверяющего органа... И обществу предоставляется 60 дней, чтобы помочь контролирующим службам не ошибиться, не сделать халтурную проверку.

Конечно, это большой вызов. Но я, обращаясь к читателям, могу лишь повторить: люди, пожалуйста, забудьте, что законы работают сами по себе. Если вы будете так думать, то они всегда останутся бумажками, которыми будут подтираться чиновники.

Законы работают тогда, когда люди берутся за их выполнение, когда сами выполняют и когда контролируют, чтобы другие тоже выполняли, особенно правоохранительные органы.

И есть еще два предложения, которые являются полной инструкцией к тому, что надо сделать, чтобы чиновники не возглавляли коррупцию, а уничтожили ее. Первое: должностных лиц надо выбирать. Второе: если нет таких, из кого выбрать, то вы должны идти во власть сами. Все. Очень простая инструкция.

— В начале интервью вы обмолвились, что считаете лишь человек 70 из всего депутатского корпуса таковыми, кто на самом деле хочет бороться со взяточничеством. Остальные — «в зоне риска», то есть рыльце в любой момент может быть в пушку. И вот, допустим, страна узнает, что сами депутаты чего-то там крышуют, за деньги голосуют, кого-то покрывают тоже не безвозмездно. Что делать честным людям? Они возмущены и хотят этих нехороших парламентариев отозвать. Но нет механизма. Нет закона. Поэтому максимум, что страна может, — это поговорить и забыть.

— Я абсолютно и полностью — за создание механизма отзыва депутатов. Но меня несколько обескураживает вера людей, что это будет работать. Она так же наивна, как вера маленького ребенка в то, что может произойти чудо и он завтра станет космонавтом. Да, ребенок вырастет и может стать космонавтом, но для этого нужна огромная работа в течение не одного десятка лет.

И вот когда вырастет, то научится не только выбирать депутатов, но и отзывать их. Я на самом деле верю, что новое поколение будет иным, а следовательно, и общество больше не будет существовать в стране, где царит коррупция.

 

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Сергей КУЛИШ: Охочусь только на медали

Никогда не смогу ногой дверь открыть и сказать: «Вот, я олимпийский призер, давайте...

Коломия оголосила суверенітет

«Гройсман, колишній досвідчений міський голова, вже починає забувати проблеми, які...

Владимир ХОЛОПОВ: «На Евро будем биться за медали»

То, что мы сильнее действующих чемпионок континента — было доказано дважды

Судьба телефонистов

Одесса занимает первое место в Украине по числу граждан, официально работающих за...

Украина станет жить лучше, когда власть начнет...

Если у вас нет средств на собственное воспроизводство, обеспечивающее определенную...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Анатолий Гонтар
28 Июня 2015, Анатолий Гонтар

Слова, слова, слова... А где дела? За 20 лет независимости мы научились только говорить. И стрелять! Соболев ты работаешь в самом коррумпированном заведении Украины - Верховной Раде! А тем более нынешний состав - он же пришел и уселся в кресла ВР на штыках (автоматах) спровоцированного Европой и США майдана. И если в ВР не решается вопрос взяткой, то он решается пистолетом. Я не буду приводить массу примеров - хватит одного Бузины! Вот вам и вся борьба с коррупцией!

- 13 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка