Сергей ГОРБАЧЕВ: У нас появились шансы на адекватное образование

№35(785) 2 — 8 сентября 2016 г. 31 Августа 2016 3 1.7

Наступил новый учебный год. О новой концепции украинской школы, о том, почему лучше учиться 12 лет и отчего наши выпускники чувствуют себя неуютно в зарубежных вузах, рассказывает директор киевской специализированной школы I—III ступеней №148, член коллегии Минобразования Сергей ГОРБАЧЕВ.

В учительской среде бытует шутка: «— Назовите три причины, почему вы работаете в школе. — Июнь, июль и август». В том смысле, что у педагогов почти три месяца отпуска — у детей ведь все равно каникулы.

Но директор школы №148 работает не то что все лето, а даже по субботам. Проводит разные встречи и держит руку на пульсе строителей: впервые за лет 20 учебному заведению выделили средства на ремонт актового и спортивного залов.

Борьба с фейками

— Сергей Иванович, 18 августа на заседании Кабмина была презентована Концепция новой украинской школы. Сколько времени ушло на ее разработку?

— О том, что необходимо менять концепцию образования, в нашем обществе начали говорить еще 25 лет назад — как только Украина стала независимой. Последние два года, при министре образования и науки Сергее Квите эти процессы активизировались, и наконец буквально через несколько месяцев после прихода на должность министра Лилии Гриневич они воплотились уже в конкретный документ, в конкретную концепцию.

Идеальным не бывает никакое образование — всегда есть что улучшать. Общество разнородно, это совокупность огромного количества намерений, амбиций, интересов. Всегда будут какие-то крайние мнения, но значит — и результирующий вектор. Сейчас хорошо заметно его смещение в сторону здравого смысла. Появились шансы на получение в Украине более-менее адекватного образования.

— Что конкретно прописано в концепции?

— Мы впервые получили нормально написанный документ, который очень четко говорит: какое у нас образование на данный момент, какого выпускника — детского сада, школы, вуза — мы хотим видеть, какими компетенциями (способностью применять свои знания и умения) он должен обладать, какие необходимы для этого ресурсы.

Концепция новой школы определяет 10 базовых компетенций, которыми должен владеть выпускник, — математические, языковые и т. д. Мне, например, наиболее важными из них представляются две.

Первая — это социально-коммуникативная компетенция, которая определяет, что именно должен ребенок знать и уметь делать в своей жизни в обществе. То есть как общаться с друзьями, строить отношения в семье и на работе, как работать в команде, какие есть социально-психологические права и ограничения.

Вторая важная компетенция — информационно-медийная. Человек всю жизнь находится под мощным воздействием информационного потока, который не всегда добросовестный и компетентный. Ребенка, например, необходимо учить, как определить фейки. То есть дурят тебя или нет?

В нашей школе я читаю курс медиаграмотности, и дети уже знают, какие бизнесмены или политики являются владельцами разных сайтов, телеканалов, газет. Поэтому когда они читают разные издания или смотрят телевизор, то четко понимают: это статья или передача вот так направлена потому, что хозяин имеет такой-то интерес. Старшеклассники уже очень хорошо знают, что такое баланс мнений, достоверность информации, ссылка на источник, что такое методы манипуляций. Мне представляется это очень важным.

Понимая, куда нам идти, мы должны определить, есть ли для этого ресурсы. И в концепции прописано, что именно нам нужно делать для того, чтобы это все реализовать. Это повышение социальной роли учителя, его материального обеспечения. Автономия школы — финансовая, академическая и организационная. Решительное обновление школьных программ — из них необходимо убрать все, что не готовит ребенка к реальной жизни.

Кто же они такие

— Очень многим в реальной жизни оказывается не нужна ни химия, ни математика, ни физика. По крайней мере в том объеме, который сейчас требуют школьные программы. В новой концепции значение этих предметов будет приуменьшено?

— Структура новой школы будет выглядеть следующим образом. 4 года начальной школы, 5 лет — средней и 3 года — старшей, специализированной. Когда ребенок заканчивает 9 класс, он должен определиться: чем он хочет заниматься дальше, что для него приемлемо?

Будет направление академическое, то есть дети станут получать образование со склонностью к научной работе. У гимназий, лицеев — своя специализация, причем очень тесно привязанная к реальной жизни, к каким-то определенным профессиям. Если математика — то программист. Химия, биология — соответственно химик или биолог. Школа гуманитарного профиля — историк, журналист.

Ученики старших классов все эти три года сами будут выбирать, что изучать, уменьшится количество обязательных предметов. Сейчас в 11 классе их семнадцать! Ну это же с ума сойти. Какой нормальный человек может усвоить все это так, как требуют?

— Что будет с теми, кто не захочет идти по академическому направлению?

— Пойдут по технологическому, станут готовиться к рабочей профессии.

— То есть это будет что-то вроде профессионально-технических училищ, где готовили специалистов, работавших руками?

— Неквалифицированной работы руками не так много и осталось. Строитель, водитель, электрик, штукатур, облицовщик, закройщик — профессии, требующие больших знаний. Это технологии, и технологии сложные. Учитывая, какие современные материалы используются сегодня в строительстве, в электроснабжении, — там необходимо иметь очень серьезные знания по физике, электронике и т. д.

Такая современная структура школы поможет юношам и девушкам разобраться в главных для них вопросах — кто они такие, что могут. Это главная задача образования — сформировать человека как саморефлексирующего субъекта, который понимает, чего он хочет, и к этому стремится. Ведь сейчас у нас выпускник заканчивает школу и не знает, что делать, куда идти.

Много можно говорить о новой концепции, но ее нужно просто взять и прочитать, она выложена на сайте Минобразования. Там всего 40 страниц, написано очень хорошо, нормальным живым языком, без канцеляризмов, заумных псевдонаучных терминов. То есть: «Ребята, мы находимся здесь, а для того чтобы быть там, мы должны сделать раз, два, три». Принятие концепции — это первый шаг. Сейчас идет обсуждение, оно должно завершиться где-то в октябре. Затем документ должен быть принят как базовый, и будем идти дальше.

— Значит, в следующем году школьники уже будут учиться согласно новой концепции?

— Нет. Предстоит громадная работа, которая требует времени и серьезных усилий. Когда концепция будет утверждена как наша стратегическая дорожная карта на многие годы, начнется работа по переосмыслению и перестройке содержания образования. Будет меняться школьная программа.

Возможно, упразднят некоторые предметы, какие-то объединят. Я уже говорил, что 17 предметов у выпускников — ни в какие ворота не лезет. У детей есть свой ресурс, и он не бесконечен, прежде всего — ресурс времени. Поэтому нужно эти программы согласовывать, изымать из них ненужную детализацию.

По тому, что я сейчас вижу, — это просто катастрофа. Вот пришел ребенок на урок, формулы написал, рассказал, а завтра все это забыл. И спроси его — «почему летом тепло, а зимой холодно?», он будет смотреть на тебя остекленевшим взглядом. Надо учить системности, целостности восприятия мира: как он устроен, что такое физика, химия и тому подобное. Вот это будет следующим этапом.

— Сколько этот второй этап продлится?

— С ноября и до начала следующего учебного года, который должен стать годом апробации, наработки и доведения до применяемого состояния новых школьных программ. И с 2018-го начнется новая украинская школа, дети станут учиться 12 лет.

Борьба с безработицей

— Почему именно двенадцать? Я понимаю, конечно, что мы стремимся в Евросоюз, но для перехода на 12-летку необходимы действительно веские основания, а не «потому что так в Европе».

— Министр образования и науки Лилия Гриневич во время презентации новой концепции четко сказала, что нынешней украинской школе 12 лет не нужно. Я полностью с нею согласен — зачем нагружать детей еще одним годом бессмысленной тарабарщины?

Но после реформы — совершенно другое дело. 12 лет — это не просто европейская практика, она имеет очень глубокий смысл и основания. Во-первых, более длительный срок обучения позволяет разгрузить школьников именно в старшем звене, наиболее сложном и насыщенном. Было два года, станет три. Мы в полтора раза ослабляем давление временного фактора, даем больше времени на изучение предметов.

У нас сейчас — это признают все — очень слабое высшее образование. Рейтинги ТОР-1000 мировых вузов показывают, что Украина где-то на 500-м месте (а в некоторые рейтинги наша страна вообще не попадает).

Недавно на районной учительской конференции было очень любопытное выступление директора школы. Она сказала буквально следующее: «У меня много учеников, которые уезжали учиться за рубеж — в Германию, во Францию. В школе они там сразу становились звездами — реально намного больше знали, чем местные школьники. Но потом, когда поступали в вузы, был форменный провал. Почему? Потому что наших учеников напихивают знаниями, а в западных цивилизациях их учат думать своей головой».

Это в самом деле так. Наши дети, приученные к жесткой регламентации, попадают в ситуацию свободной академической среды, где уже от тебя зависит — как ты учишься, что выбираешь. На тебя не давят, а просто смотрят: выучился — молодец, не выучился — ОК, это твоя жизнь, твои проблемы.

Это правильный подход, потому что человек должен отвечать за себя сам. И именно поэтому вузовское образование в Европе намного лучше. Оно ориентируется на ту сравнительно небольшую часть молодежи, которая действительно хочет учиться. А у нас сейчас огромное количество студентов, которым в вузах просто нечего делать. Чтоб как-то там пересидеть, не пойти в армию.

— Вы сказали: во-первых, более длительный срок обучения позволяет разгрузить старшеклассников. А что во-вторых?

— Заканчивает юноша 11 класс. Сколько ему лет на этот момент? 17, как правило. Кто его на работу возьмет, несовершеннолетнего? Там особый режим работы, огромные юридические ограничения... Поэтому работодатели всеми силами стараются не брать выпускников. И что мы имеем? Громадный рост молодежной безработицы. Им либо в вуз (где они зачастую просто лишние), либо бездельничать.

Так что переход на 12-летнее образование имеет смысл еще и потому, что молодой человек оканчивает школу совершеннолетним и может идти работать. Это, на мой взгляд, очень важный фактор.

— Но при существующей системе молодого человека буквально со школьной скамьи заберут в армию...

— Посмотрите реальные цифры, какой сейчас призыв? Если я не ошибаюсь, последний — 22 тыс. человек. А выпускников было 260 тыс. Половина из них — юноши. Посчитаем, и получается, что в армию реально могут призвать процентов пятнадцать.

Опять же, со школьной скамьи, конечно, никого не заберут. А когда сданы выпускные экзамены, призыв уже закончен. И у тех, кто хочет поступить в вуз, есть достаточно для этого времени. Так что я тут никаких проблем не вижу. А вот вопрос безработицы среди несовершеннолетних — это серьезно. И переходом на 12-летнее обучение мы данную проблему снимаем.

Три вида сопротивления

— Правильно ли, что в школу принимают с 6 лет? Многие считают, что не стоит отнимать у ребенка целый год детства...

— В первом классе нынешней начальной школы дети учатся условно, в игровой форме. Уроки — по полчаса. Малышей просто адаптируют к учебной деятельности, не выставляя оценок. Ведь когда ребенок приходит в школу, он меняет образ жизни, круг общения, начинает приучаться к каким-то рамкам социума. Новый коллектив, абсолютно другие отношения со взрослыми... То есть это — серьезный стресс, который нужно снимать очень аккуратно.

Одним словом, 1 класс — своего рода продолжение детского садика. Кстати, существует жесткий приказ — не задавать первоклассникам домашние задания. Я знаю отношение некоторых учителей: «як це так не давати завдань, воно ж не навчиться», но это необходимо контролировать и пресекать. А с учителями вести серьезный разговор.

Опять же, детей в первом классе не оценивают. Точнее — оценка качественная, а не количественная: разные наклейки, смайлики и прочее. Вот недавно возникли споры на тему — писать ли ребенку карандашом, чтобы в случае ошибки стереть и написать правильно. Это рекомендация. Необходимо дать возможность ученику младших классов устранить собственный страх перед ошибкой.

Я хотел бы посмотреть на учителя, который без помарок написал календарный план! Почему мы себе позволяем исправлять ошибки, а детям — нет? Любой человек имеет право на ошибку и право на ее исправление. Почему ребенок должен быть исключением?

Мы идем правильным путем, у нашей будущей молодежи есть шанс получить действительно хорошее образование. «Есть шанс» — потому что уже есть сопротивление. И оно как минимум трех видов.

Есть добросовестные люди, которые искренне считают, что советское образование было лучшим и ничего менять не надо. Это такая логическая ошибка переноса действия из одной ситуации в другую, хотя ситуация кардинальным образом изменилась. Представьте себе: человек привык жить в лесу, а тут его — бах, и в воду кинули. Если он будет жить, как в лесу, то помрет через две минуты, потому что дышать будет нечем.

Второй вид сопротивления связан с личными амбициями и интересами. Некоторые учителя прямо заявляют: «Да вы что? Я 35 лет детей учила, чего я теперь должна работать по-другому?!!» Чем преподаватель опытнее, чем лучше у него отношения с детьми и родителями, тем лучше он воспринимает изменения в программе. А у кого проблемы с коммуникацией... Эти люди привыкли быть божествами в школе, а тут, оказывается, детей надо уважать, с ними надо считаться, чаще хвалить.

По поводу личных интересов. Есть авторы учебников, учебных пособий, методичек. Они были уважаемыми и почитаемыми людьми и неплохо зарабатывали. А теперь, когда будет все меняться, это такой удар по престижу. Кроме того, учебная литература — многомиллионный бизнес. Тоже будет огромное сопротивление, потому что конкурсы на издание учебников станут прозрачными, каждый без взятки сможет подать свой учебник и победить. Тот же, кто многие годы всех кого надо уже облизал и всем что надо занес, может оказаться в пролете.

И третье сопротивление. На мой взгляд, самое опасное. Пофигизм. К сожалению, большинство родителей к реформам равнодушны. «Мы ничего делать не должны, все должна сделать школа», — такой вот принцип. Я уже много раз говорил, что когда мы действуем совместно и школа может опереться на поддержку родителей в воспитании детей, то ребятишкам будет намного лучше.

Необходимо отвыкать от фетиша оценки. Надо учиться не ради отметки, а чтобы получать знания. Когда у меня тут в кабинете у ребенка буквально истерика: «я получил 9, а мама меня будет ругать, потому что я не получил 10», то это, извините, как?

Надо быть с детьми более гуманными, но, к сожалению, не все родители это умеют, не все этого хотят. Очень распространенная модель: «Ты мой сын, ты моя дочь, будешь делать так, как сказано. Заткнись, не вякай». А у ребенка есть свое право, рано или поздно ему придется жить собственной жизнью.

Преподаватели, у которых прекрасные отношения с учениками и их родителями, с радостью восприняли изменения в школьной программе // paidagogos.com

Риски для плохих школ

— Сейчас популярно дистанционное образование, при помощи интернета. И, насколько я знаю, его практикуют родители, недовольные нынешней ситуацией в школе. Как вы считаете, с принятием новой концепции необходимость в таком образовании отпадет?

— Наоборот! Новая программа как раз предусматривает максимально большое разнообразие форм обучения. Дистанционное, школа-интернат, хоумскулинг (от home school — домашняя школа) — когда родители скидываются, нанимают учителя и он ведет обучение на дому. Это одна из целей школьной реформы: мы должны дать возможность каждому ребенку строить то, что мы называем индивидуальной траекторией обучения.

— Если ребенок будет учиться, не выходя из дома, откуда возьмутся коммуникативные навыки? Он же окажется вне коллектива сверстников.

— Что, он гулять на улице перестанет? Неприобретение коммуникативных навыков — одна из страшилок, которые любят рассказывать чиновники от образования. Ведь что означает — ребенок ушел из школы? Это значит, что если мы воплотим принцип «деньги идут за ребенком», то школы начнут терять живые деньги.

— Расскажите подробнее, что это за принцип.

— В новой концепции заложен принцип образовательного ваучера, сертификата. Мы определяем, сколько средств на обучение ребенка могут дать государственный и местный бюджеты, и каждая семья получает на ребенка сертификат.

Сейчас, например, обучение в обычной киевской школе в среднем обходится бюджету в 10 800 грн. в год. И вот я как родитель смотрю — ага, вот эта школа классная, мы хотим сюда прийти, мы принесем сюда свои деньги. Или же собрались родители десяти учеников, у них есть 108 тыс. грн., и они решают нанять учителей, которые будут приходить и учить их детей. А кто-то, например, захочет вложить образовательный ваучер в курсы английского языка, это его право. Так вот, если данная идея будет реализована в полном объеме, тогда окажется, что некоторые школы сильно потеряют, а некоторые вообще могут оказаться лишними и закроются.

От солдата — в министры

— Вы пришли на должность директора школы в результате открытого конкурса. Это был прецедент? Как сейчас происходят подобные назначения?

— Это был прекрасный прецедент, который предыдущий состав Министерства образования и науки просто загубил. Главная идея конкурса на должность директора школы — максимально устранить чиновников из процесса принятия решения о назначении. Решение должны принимать люди, которые выступают заказчиками образовательной услуги, представители общественности. И по такой процедуре в Киеве директорами школ и дошкольных учреждений стали 68 человек из 180 кандидатов.

В прошлом году Арсений Яценюк распорядился: давайте мы киевский опыт внедрим повсеместно, и дал соответствующее поручение министерству. Они взяли положения о конкурсе, который был проведен в Киеве, выбросили все, что там было демократического, и сделали его максимально запутанным, непонятным.

Повторю: была очень четкая концепция — не должно быть чиновников. У нас на конкурсе был только один чиновник, из юридического отдела городского управления образования, консультант без решающего голоса. Остальные — руководители школ, лидеры общественных организаций, представители научных организаций.

Так вот что сделали в министерстве. Написали, что сейчас в комиссию входят представители учредителя школы. А кто такой учредитель? Это райгосадминистрация. При этом заложена совершенно невнятная норма о количественном составе комиссии: написано так, что там могут все оказаться представителями районо. В закон об образовании, который должен приниматься на текущей сессии Верховной Рады, должны быть внесены изменения. Надеюсь, у нас будут нормальные положения о назначении руководителей учебных заведений.

— На прошлой неделе уволилась первый замминистра образования Инна Совсун, которая начинала работать еще с Сергеем Квитом и, как говорят, много сделала для реформирования образовательной отрасли. Как вы можете прокомментировать ее уход?

— Честное слово, даже не знаю, что сказать, не в теме: Инна Совсун работала в сфере высшего образования, о которой не берусь судить. Вообще еще в советские времена были отдельно Министерство высшего образования и Министерство народного образования (то есть средняя школа). Сейчас они объединены в единое Министерство образования и науки.

Когда министерства объединили, то негласно было заведено, что министр — человек из высшего образования, первый замминистра — из общеобразовательной школы. При Сергее Квите получилось так, что ни министр ни дня в школе не работал, ни его первый зам.

И в прошлом году мы имели жуткие проблемы с обеспечением средних школ. Это не со зла, высшие чиновники от образования просто не понимали, что вообще в школе происходит, как это все работает. Разве так можно?

А Лилия Гриневич — тот случай, когда человек прошел путь, образно говоря, от солдата до генерала. Она отлично знает нашу систему. Начинала работать учителем, была директором школы, заведующей районо, зав гороно, председателем профильного парламентского комитета. Таких министров образования, которые начинали с учителя, в Украине, по-моему, еще не было. По крайней мере я так с ходу не припомню.

Кстати, лицензия нашей школы подписана Лилией Гриневич, когда она была начальником департамента образования Киева. Министр понимает, что надо делать, и у нее есть команда, которая может это делать.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Сергей КУЛИШ: Охочусь только на медали

Никогда не смогу ногой дверь открыть и сказать: «Вот, я олимпийский призер, давайте...

Коломия оголосила суверенітет

«Гройсман, колишній досвідчений міський голова, вже починає забувати проблеми, які...

Владимир ХОЛОПОВ: «На Евро будем биться за медали»

То, что мы сильнее действующих чемпионок континента — было доказано дважды

Судьба телефонистов

Одесса занимает первое место в Украине по числу граждан, официально работающих за...

Украина станет жить лучше, когда власть начнет...

Если у вас нет средств на собственное воспроизводство, обеспечивающее определенную...

Садовой: о сердце и душе

На «Самопоміч» йде дуже серйозна атака. Як, власне, й на місто Львів, і на Садового

Работа как волк

Бывшему прокурору не обязательно идти в армию, но и на пособие по безработице ему...

Батькивщина намерена «их» остановить

Дмитрий Шлемко: «Якщо раніше люди йшли просто протестувати і кричати «мирно,...

Бесплатное право и наши права

В центры бесплатной правовой помощи чаще всего обращаются люди в возрасте от 35 до 60...

Михаил Резникович: Определяется будущее нашей...

Украина, отказавшись от собственного мировоззрения и исторического опыта, рискует...

Комментарии 3
Войдите, чтобы оставить комментарий
Ivan Kovalets
09 Сентября 2016, Ivan Kovalets

После прочтения остался в глубоком недоумении. Ни слова о том, что надо сохранить сильные традиции, оставшиеся нам от прошлого, и вместе с этим - пытаться научиться чему-то новому. Вместо этого - сплошные декларации. Если бы не задачник Сканави, и не учителя, когда-то сами по нему учившиеся, и теперь умеющие учить других, трудно даже представить, в каком месте была бы сейчас Украина.

- 3 +
Толян

Большего бреда, чем данная "реформа" представить сложно. Хотя задача её целиком и полностью ясна: сделать большинство населения Украины абсолютно необразованными людьми, которым можно будет легко внушать, что всё, что делает "элита" - правильно.Под "элитой" же подразумеваются представители "майданной власти" и их "отпрыски".

- 7 +
вадим

Математики,физики ,химии не надо ибо не так часто встречаемся с ними по жизни.Глубокие мысли и очень адекватные.

- 4 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка