В оппозиции — вся страна

№5(758) 5 — 11 февраля 2016 г. 04 Февраля 2016 2 3.7

Парламентская неделя началась как минимум с трех весьма радикальных заявлений представителей Оппозиционного блока.

Во-первых, лидер фракции Юрий Бойко настаивал на принятии закона об оппозиции, хотя некоторые присутствующие никак не могли взять в толк: почему нынешняя оппозиция, когда была при власти, так рьяно не настаивала на принятии сего документа? Если б настаивала, то наверняка приняли б минимум 300 голосами.

Во-вторых, Наталия Королевская, вице-премьер теневого правительства, не просто раскритиковала Кабмин Яценюка, а вообще заявила: «Министры до сих пор пребывают в состоянии новогоднего похмелья». А в преддверии отчета КМ эта тема достойна особого внимания.

В-третьих, высказывание Сергея Левочкина по поводу конституционной реформы. Дескать, она «должна превратить Украину в парламентскую республику».

Что на сей счет думают представители депутатского корпуса из разных политических сил, попыталась выяснить в минувший вторник, 2 февраля, как только сессионный зал заполнился избранниками.

А заодно разобраться — коль уж вопросы касались высказываний членов Оппоблока — есть ли на самом деле в стране реальная оппозиция?

Непонятно, чего хочет президент

— Нынче все мысли парламента заняты внесением поправок в Конституцию, но, может, стоит прислушаться и к вашему коллеге г-ну Левочкину, который считает, что Украина должна стать парламентской республикой?

Виктор БАЛОГА, фото Вячеслав БЕРЛОГ

Виктор БАЛОГА, член Комитета ВР по вопросам европейской интеграции, внефракционный:

— Мне кажется, сегодня президент как гарант непонятно какой Конституции предлагает избирательные изменения в Основной Закон — в том, что касается правосудия и децентрализации. Но я уверен, что это ошибочный путь, в конце концов под вопросом сохранение государственности.

Прежде всего так происходит потому, что предложения, которые вносятся президентом, — «штукатурные»... Посему считаю, что он в первую очередь является тем человеком, который разрушает фундамент, на котором и стоит держава Украина.

По моему глубокому убеждению, нам нужно — через публичный процесс — предложить обществу модель Конституции. Но прежде — провести референдум: какую страну в итоге народ хочет? Если скажет «парламентскую», тогда соответствующие специалисты будут готовить парламентскую конституцию. Если пожелает, например, американскую, или французскую, или немецкую модель, тогда и будем делать так. Но пока неясно: что хочет президент, сидя на Банковой, или члены конституционной комиссии, которых подбирали туда непонятно по какому принципу... Кто они такие? Никто не знает...

Григорий ШВЕРК, фото Вячеслав БЕРЛОГ

Григорий ШВЕРК, член фракции партии Блок Петра Порошенко:

— На этот вопрос я бы ответил следующим образом: наличие парламентско-президентского дуализма составляет определенную проблему для страны. Но если рассматривать альтернативы, то их реально две: парламентская и президентская. Какая из них лучше, сказать достаточно трудно. Если же говорить о моей персональной позиции, то в условиях реальной войны парламентская республика — не самый лучший вариант.

Михаил ПАПИЕВ, фото Вячеслав БЕРЛОГ

Михаил ПАПИЕВ, глава подкомитета по вопросам депутатской этики Комитета ВР по вопросам регламента, член фракции Оппозиционный блок:

— Согласно исследованиям, проведенным недавно ведущими социологическими службами страны, около 80% граждан Украины хотели бы, чтобы появилась вообще новая Конституция, которая бы включала всеобъемлющие изменения для сбалансированности власти. Но самое главное — сохраняла бы конституционные завоевания в плане социальной защиты людей, к примеру, такие, как статья 46. Она гласит, что если заработная плата, социальная помощь являются единственным источником дохода, то их размер не может быть меньше прожиточного минимума. Или статья 13: там речь идет о том, что земля, недра, воздушное пространство — собственность украинского народа. И надо четко и ясно закрепить в законе механизм выполнения этих норм.

Сегодня же политики говорят в большинстве о перераспределении власти, т. е. каждый борется за кресло, полномочия и свое небольшое корытце.

Но мы бы хотели не косметических изменений в Конституцию, а реальных и действенных... Поэтому и настаиваем на том, что нужно в полном объеме изменить Основной Закон. Какова должна быть форма государственного устройства — парламентско-президентская республика, президентско-парламентская или парламентская — может решить только референдум.

Да, у каждого из вариантов есть свои плюсы и минусы. Так давайте обсуждать! Украина уже эксперименты делала: мы были президентско-парламентской страной, но успешнее от этого не стали. Произошла первая революция 2005 г. Сделали парламентско-президентскую республику. Но революция 2013-го показала, что и эта форма не действующая. Вывод таков: если мы имеем две революции, которые отвергли прежние системы управления, то, возможно, нужна парламентская республика?

Сергей СОБОЛЕВ, фото Вячеслав БЕРЛОГ

Сергей СОБОЛЕВ, заместитель председателя главы Постоянной делегации парламента ВР в ПАСЕ, член Комитета Верховной Рады по вопросам правовой политики и правосудия, зам главы фракции «Батькивщина»:

— Думаю, такие вещи должны определяться как стратегический курс державы. Это делается не путем заявлений то ли в прессе, то ли с трибуны Рады, то ли на согласительном совете — что-то там, допустим, Яценюк сказал, или Левочкин, или еще кто-то... Изначально стратегия развития государства должна обсуждаться всеми ветвями власти. А дальше уже определяться.

Олег БЕРЕЗЮК, фото Вячеслав БЕРЛОГ

Олег БЕРЕЗЮК, член Комитета ВР по вопросам государственного строительства, региональной политики и местного самоуправления, лидер фракции «Самопоміч»:

— Исходя из исторической ретроспективы, Украина всегда оказывается на грани между деспотией и демократией, между парламентаризмом и «царюванням». Но, вероятно, если б Украина хотела «царя», то не было бы двух революций в течение 10 лет. Поэтому лично я буду отстаивать парламентаризм. Хотя нынче он в зародыше и в очень непрофессиональном состоянии... Но все в жизни начинается с малого.

Андрей ДЕРКАЧ, фото Вячеслав БЕРЛОГ

Андрей ДЕРКАЧ, член Комитета ВР по вопросам бюджета, внефракционный:

— То, что нужно переписать Конституцию, абсолютно поддерживаю. Нам необходимо создать нормальную конституционную комиссию, сделать такой вариант закона, чтоб в нем не содержалось «раздрая», учитывая исторические особенности Украины.

Александр БАКУМЕНКО, фото Вячеслав БЕРЛОГ

Александр БАКУМЕНКО, зам главы Комитета ВР по вопросам аграрной политики и земельных отношений, член фракции партии Блок Петра Порошенко:

— Сегодня страна — парламентско-президентская. И я не вижу смысла менять это все. Что касается конституционной реформы, изменений, которые сейчас депутаты голосуют, то... Уверен, эти изменения ждет украинское общество, потому что они касаются судебной ветви власти.

Яценюк до 19-го

— Представитель Оппоблока г-жа Королевская, может, и образно, сказала, дескать, «правительство — в новогоднем похмелье», но в любом случае смена Кабинета Яценюка на слуху. Критики в его адрес хоть отбавляй, и непонятно, почему ж не прислушиваются к разумным предложениям, которые, вероятно, им не раз давал теневой КМ. У Яценюка вообще кто-то кого-то слышит, кроме себя?

Виктор БАЛОГА:

— Мне кажется, что те государственные мужи, которые руководят исполнительной ветвью власти, в первую очередь должны иметь хоть немного уважения к себе. Если страна падает с финансовой точки зрения, ВВП просто рушится, инфляция гривни, народ обнищал, то тут даже не из-за политических соображений, а просто чисто по-человечески виновники этого всего должны уйти. А то, что сегодня правительство не в отставке, так это потому, что сам парламент не дееспособный, хотя имеем почти конституционное большинство в коалиции!

Я даже виню не столько премьера и правительство за весь этот бедлам, который происходит в стране, сколько президента. Потому что это благодаря ему создавался фундамент для такой коалиции. И он тянет время, не знаю для чего, с этим правительством...

Не надо уже никаких отчетов — надо просто отправить этот Кабмин в отставку. Но президент, принимая решения по кандидатам на должности профильных министров, должен все-таки руководствоваться не политическими мотивами, а логикой: годится ли по профессиональным качествам этот человек на должность министра? А тут получается, что главный критерий — личная преданность! А вот является ли человек специалистом, способен ли министерство вести — это как бы отходит на задний план.

Думаю, весь тот «непотріб», который нынче назначается по квоте президента, ни за что — во времена Кучмы — даже руководить департаментом не назначили бы.

Григорий ШВЕРК:

— В правительстве, с моей точки зрения, надо многое менять, это правда. Другое дело, что у нас привыкли менять как попало и не сильно разобравшись. Поэтому схема, которая на сегодняшний день согласована и предложена, достаточно оптимальна. Взять коалиционное соглашение, которое когда-то все вместе подписали, и проанализировать: насколько оно выполнено, посмотреть, кто конкретно виноват в том, что то-то и то-то не сделано. В соглашении есть много разумных предложений, так что не надо ничего изобретать. А вот когда будет все проанализировано, тогда и принимать кадровые решения.

Михаил ПАПИЕВ:

— Даже если согласиться, что хоть и пропущены сроки, но все же будет отчет правительства — и это уже слава Богу, то все равно: в самом отчете цифры не соответствуют реальной статистике и реальной ситуации в стране. Поэтому процесс отчета сведется не к рассмотрению конкретных вопросов, а как всегда произойдет «договор мены». То есть будет вымениваться: допустим, три поправки в Конституцию на сохранение политической жизни для премьер-министра, плюс — процесс распределения ресурсов для министерств, чтоб готовиться к каким-то предстоящим выборам...

Что касается разумных предложений, исходящих от представителей оппозиции, то могу сказать одно: наши проекты законов не вносятся на рассмотрение, в «порядку денному» не учитываются... Вот такое отношение нынешней власти.

Сергей СОБОЛЕВ:

— Думаю, наиважнейшим, ключевым для любого правительства является сам факт — доверяют ему или нет. И когда правительство видит, что уровень доверия к нему не превышает 1% и это продолжается не одну неделю, не один месяц, а почти год, то в такой ситуации Кабмин должен сам немедленно сделать выводы и уйти в отставку. Прежде всего премьер-министр.

Сейчас же страна фактически перед дилеммой: либо отставка правительства, формирование КМ во главе с новым премьером, либо дальнейшее расшатывание ситуации и подготовка к досрочным парламентским выборам. Думаю, все должны понимать: кто хоть раз избрал для себя стратегию на досрочные парламентские выборы, будет цепляться за кресло хоть главы правительства, хоть министра, хоть «урядовця», чтоб ничего для себя не менять. И будет делать вид, что все нормально.

Олег БЕРЕЗЮК:

— «Уряд — це жах»? Нет, не «жах»: правительство такое, каким его избрали, назначили и каким оно само себя делало...

Наша позиция такова: у парламента есть единственный инструмент влияния на ситуацию в стране — это правительство. Его можно менять. И мы считаем — его немедленно нужно сменить, потому что нынешний КМ суперплохой. А делать это надо как можно быстрее, пока еще окончательно не утрачен управленческий процесс.

Андрей ДЕРКАЧ:

— Что касается правительства и последствий его отчета...Политические последствия и так понятны: рейтинг у Кабмина такой, что подобного не было за всю историю Украины. Если заявляют о том, что собираются проводить реформы, то непонятно, в чьих интересах. Пусть бы, допустим, ради поднятия экономики или в интересах людей. Но тут же ни для экономики, ни для людей — ничего не проведено!..

Вот сейчас говорят о новом составе правительства. Но, на мой взгляд, лучше уже «интуристов» оставить, чем то, что предлагают «от себя». Разницы ж никакой! Действуют по принципу: доходим до точки, когда государственный аппарат разваливается практически полностью.

Его начали разваливать люстрацией, продолжили приглашением «интуристов», которые не понимали и до сих пор не поняли, что они тут делают.

Следующее. Выдвижение каких-то людей — «из своего» состава — в правительство только для того, чтобы удержать сегодняшнюю коалицию. Получится, не получится?.. Уверен: абсолютно не получится. Никто за это голосовать не будет. Да они сами эту затею и не поддержат. Потому что Кабмин, скорее всего, до конца февраля непременно уйдет в отставку. Наверное ж, у Яценюка остались хоть какие-то амбиции, уважение к себе? Думаю, предел его самоуважения — 19 февраля, когда он хлопнет дверью, развернется и уйдет.

Александр БАКУМЕНКО:

— Отчет правительства будет с 16-го по 19 февраля. Обсудим на профильных комитетах, а уже тогда профессионально будем анализировать деятельность правительства и принимать решение о вотуме доверия или недоверия.

«Где вы раньше были?»

— Как вы восприняли заявление г-на Бойко о том, что сейчас крайне важно принять закон об оппозиции?

У вас не возникло вопроса: а чего ж прежде нынешние оппоненты власти, которые в недавнем прошлом руководили страной, так не «переймалися» этой темой? И вообще, по-вашему, в стране есть реальная оппозиция?

Виктор БАЛОГА:

— Нужен ли закон об оппозиции? В данном случае — это чисто политический мессидж, поскольку ответ напрашивается сам собой: «Где вы раньше были?» По поводу того — действенна ли, реальна ли оппозиция, могу сказать следующее. Сегодня депутаты ни одной из фракций не являются таковыми, что находятся в оппозиции. Они прекрасно себя чувствуют «у корыта», Банковая об этом знает и, конечно же, этим пользуется. Зато в оппозиции ко всем ветвям власти украинский народ, считайте — вся страна.

Григорий ШВЕРК:

— Закон об оппозиции нужен. Но, с моей точки зрения, представители Оппоблока тут немножко утрируют... Есть выражение, что «мнение сильно зависит от точки сидения». И мы это видим не только по позиции уважаемого коллеги Бойко, но и многие люди, поменяв место во власти на оппозицию или наоборот, уже вопросы рассматривают по-другому. Главная проблема в этом изменении взглядов заключается в следующем: как только ты во власти, то несешь ответственность, а как только в оппозиции, то можешь молоть все, что считаешь нужным.

По поводу того, существует ли реальная оппозиция. Есть правящая коалиция, есть оппоненты... И дискуссии происходят не только между коалицией и оппозицией, но и внутри коалиции, т. е. там своя коалиционная оппозиция присутствует. И в этом есть много нормального — так должно быть. Хотя дискуссии ведутся на уровне лозунгов, а лозунгами ничего решить невозможно.

Михаил ПАПИЕВ:

— В предыдущем созыве, где большинство было у Партии регионов, закон об оппозиции голосовался. И уже в новом парламенте, который называет себя «европейским, демократическим», неизвестно еще каким, закон вышел на голосование. Но действующие «демократы» не поддержали его.

После этого мы внесли еще один закон. Исходя из опыта и практики, могу сказать: закон об оппозиции будет проголосован только тогда, когда сегодняшнее большинство почувствует, что оно вот-вот станет оппозицией. Но пока они думают, что «сильны, как никогда», собственно, точно так же, как в свое время думала ПР.

Сергей СОБОЛЕВ:

— Считаю, для страны намного важнее сейчас не закон об оппозиции, а наличие самой оппозиции. Потому что когда Оппоблок голосует за законы, которые априори не могут поддерживать те, кто считает себя оппонентом власти, — будь то Налоговый кодекс или добавочные голоса за этот бюджет, — тогда и у меня вопрос: есть ли в стране оппозиция?

Олег БЕРЕЗЮК:

— Безусловно, в стране должен быть закон об оппозиции. Но тех, кто таковыми себя называет в парламенте, как оппозиционеров я не воспринимаю.

Андрей ДЕРКАЧ:

— Здесь вопрос не только в законе об оппозиции. Несколько раз, когда мы встречались с Федерикой Могерини, Верховным представителем Европейского Союза по вопросам иностранных дел и политики безопасности, членами Еврокомиссии, то объясняли свою позицию... К сожалению, такое впечатление, что у тех — двойные стандарты.

Мы информируем Еврокомиссию, что принятие законов, которые

сужают конституционные права граждан в связи с тем, что кто-то собирается бороться с коррупцией, приводит к тоталитарной диктатуре и отмене либеральных ценностей. Я об этом лично говорил Яну Томбинскому, главе представительства ЕС в Украине... Мы эти бумаги посылали в Еврокомиссию. Думаю, до какого-то результата эта комиссия как серьезный и влиятельный орган все-таки дойдет. И почувствует, что демократия — это не только то, что они там декларируют «для себя», но и то, что реально существует в Европе.

Наша же сегодняшняя власть не слышит... Не понимает, что реально будет сама в оппозиции. Она даже не может допустить применительно к себе, что есть процедуры, существующие в Европе, где все прописано: то ли в решениях Европейского суда по правам человека, то ли в документах Европейской комиссии... Власть вообще не хочет ничего открывать и читать! Ну разве что назначать «блондинок», которые для них писали б законодательство.

По поводу оппозиции — считаю, что всем фракциям, группам, которые не поддерживают действующую коалицию, пора входить в какой-то формат договоренностей. Иначе власть будет и дальше тиражировать проекты типа «Наш край» — эдакую псевдооппозицию.

И тогда проблема будет для всего государства: без оппозиции оно существовать не может, какой бы она ни была.

Александр БАКУМЕНКО:

— Уверен, закон об оппозиции нужен. Только тут действительно надо у Бойко спросить: почему когда он был при власти, закон не принимался?.. Конечно, по-любому, в стране должна быть оппозиция. Но какая? Для меня, если честно, не всегда важно, из какой фракции депутат, главное — его позиция. Если это человек с государственном мышлением, думает о том, какие необходимы экономически правильные реформы, то он может в любой, как по мне, фракции находиться. Я против водораздела, против того, когда говорят: «это — правые, это — левые»... Каждый парламентарий должен выполнить свою миссию. Мы здесь для того, чтобы держава нормально дышала, экономика начала б работать и чтоб люди стали говорить: «Слава Богу, в стране есть хоть какой-то порядок».

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Коломия оголосила суверенітет

«Гройсман, колишній досвідчений міський голова, вже починає забувати проблеми, які...

Владимир ХОЛОПОВ: «На Евро будем биться за медали»

То, что мы сильнее действующих чемпионок континента — было доказано дважды

Судьба телефонистов

Одесса занимает первое место в Украине по числу граждан, официально работающих за...

Украина станет жить лучше, когда власть начнет...

Если у вас нет средств на собственное воспроизводство, обеспечивающее определенную...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
Анатолий Гонтар
05 Февраля 2016, Анатолий Гонтар

Эти бугаи из ВР, что присосались к денежкам - они ведь бездельники, провокаторы и агрессоры (от Мосыйчука до Балоги) и они в первую очередь виноваты что в Украине не идут реформы. Их надо всех разогнать , ,не делать из демократии цирка, а из государства - помойную яму, а надо начинать работать. А за работу нужно платить деньги. Почему ушел министр Абром..... ? Потому что не платили за работу! Сколько получает госчиновник в Украине? 2000 грн.??!!! Зайдите на сайт вакансий "требуется инженер ПТО в строительную организацию" Зарплата - 2500грн.??!! Министр Полторак расклеил по всей Украине обьявления: "Набираем в ВСУ солдат. Зарплата 7000 -14000грн.!" И куда пойдет молодежь и даже инженеры ПТО? Правильно - пойдут в армию убивать, насиловать, пьянствовать! Мы воспитываем нацию убийц а не нацию созидателей. Поэтому и ушел с работы министр Абромявичус. А за ним уйдут и все остальные, Бо бугаи в ВР не знают за что голосовать и что вообще нужно делать в Украине. 400 человек - лебедь, рак и щука! А народу что делать? А народу почти 40 млн. человек!

- 6 +
Alexandr Berman
04 Февраля 2016, Alexandr Berman

А вы, друзья, как ни садитесь... Толку от вас не будет никакого.

- 24 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка