Юрий Павленко: «Уйти в оппозицию меня заставило бездействие власти»

№38(788) 23 — 29 сентября 2016 г. 21 Сентября 2016 5

Юрий Павленко

«Мне не стыдно за результаты своей работы», — подчеркнул в начале нашей беседы Юрий Павленко — экс-министр по делам семьи, молодежи и спорта, бывший уполномоченный Президента Украины по правам ребенка, ныне народный депутат от Оппозиционного блока.

— Прежде всего, — напомнил Юрий Алексеевич, — я инициировал и внедрил реформу системы опеки, обеспечения права ребенка на воспитание в семье, а также социальной защиты многодетных семей, детей с особыми потребностями и тяжелыми заболеваниями.

В результате количество сирот и детей, лишенных родительской опеки, сократилось со 103 тыс. до 90 тыс. Нам фактически удалось преодолеть детскую беспризорность и безнадзорность (увы, в последние два года проблема детей улицы снова стала набирать обороты).

По моей инициативе была внедрена государственная социальная помощь при усыновлении ребенка, начала оказываться поддержка опекунам и приемным родителям.

Мы приблизились к почти 100%-ному финансированию из госбюджета лечения детей с тяжелыми (в т. ч. онкологическими) и редкими заболеваниями.

В реализации первого этапа поддержки семей, попавших в сложные жизненные обстоятельства, мы использовали лучший опыт ЕС.

В целом защита прав и интересов детей являлась приоритетным направлением государственной политики.

К сожалению, с 2014-го, когда началась зачистка власти от профессионалов, система защиты прав ребенка стала разрушаться — и проблемы детей отошли на второй план.

Я убежден, что такой перемене государственной политики не может быть никаких объяснений. Ни военные действия на Донбассе, ни падение экономики не отменяют ст. 3 Конституции, которая четко указывает: «Человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность признаются в Украине наивысшей социальной ценностью». И стоит иметь в виду — повзрослев, дети будут относиться к Украине так, как сейчас Украина относится к ним.

Хочу подчеркнуть: бездействие правительства, центральных и местных органов власти и как следствие — ухудшение положения детей в Украине заставили меня уйти в оппозицию.

— Раз уж мы затронули тему вооруженного конфликта на Донбассе, что вы можете рассказать о современных детях войны?

— За последних два года от военных действий — непосредственно от пуль и осколков — погибли 200 украинских детей, более 500 получили ранения. Свыше 10 тысяч проживают в «серой зоне», а значит, каждый день подвергаются опасности быть убитыми или покалеченными.

Тысячи маленьких украинцев остались без родителей. Верховная Рада консолидированными усилиями ввела новое понятие — «ребенок, пострадавший в результате военных действий и вооруженных конфликтов». К таким детям относятся пострадавшие в результате вооруженного конфликта, получившие ранения, контузию, увечье. А также те, кто подвергся физическому, сексуальному, психологическому насилию, был похищен или незаконно вывезен, привлекался к участию в военных формированиях или незаконно удерживался, в т. ч. в плену. Закон определяет, что этот статус должен предоставляться органом опеки и попечительства по месту регистрации ребенка как внутренне перемещенного лица. К сожалению, уже семь месяцев, как закон принят, но Кабмин до сих пор не разработал порядок предоставления этого статуса.

Также не проводится информационно-разъяснительная работа по защите пострадавших детей, как предусмотрено законом.

Только безусловное выполнение требований Конвенции ООН о правах ребенка и украинского законодательства обеспечит нашим детям эффективную защиту от последствий вооруженного конфликта, а также позволит минимизировать имиджевые потери Украины на международном уровне.

— Что особо тревожит вас в ситуации с правами детей?

— Примерно для 40% дошкольников остро не хватает мест в детсадах (что часто порождает коррупцию в этой сфере). Количество детей в группах часто превышает разумные пределы, качество питания оставляет желать лучшего, а методика дошкольного образования устарела, и порой все воспитание в садиках сводится к запретам и ограничениям — не ходи туда, не делай этого.

Отмена бесплатного питания школьников, а также отмена бесплатных учебников — это дополнительное ограбление украинцев на фоне взлетевших до небес коммунальных платежей.

Меня очень волнует рост детской преступности. Важно совершенствовать законодательство, ограничивающее доступ детей к алкоголю и сигаретам и усиливающее ответственность субъектов хозяйствования, которые продают их несовершеннолетним. Необходимо запретить рекламу алкогольных и слабоалкогольных напитков, а также всеми способами бороться с распространением наркотиков среди подростков, усиливать меры ответственности за вовлечение молодежи в наркоманию и токсикоманию.

Важный фактор профилактики — обеспечение полезной занятости детей в свободное время. Для этого необходимо развивать внешкольное образование, систему разнообразных кружков, секций, клубов.

Увы, все, чего удалось достичь до 2013 г. — повышение госпомощи при рождении ребенка, введение помощи при усыновлении, увеличение выплат на содержание сирот и лишенных родительской опеки, формирование сети реабилитационных учреждений и т. д., — сейчас, к сожалению, претерпевает регрессивный процесс.

Не может не беспокоить тот факт, что с 2015 г. не закупались лекарства для лечения опасных детских болезней, а также были остановлены выплаты бюджетных средств на лечение онкобольных малышей за границей.

Из-за срыва поставок необходимых медпрепаратов в зоне смертельного риска может оказаться каждый ребенок. Ведь в государственных больницах нет обычных вакцин от столбняка, дифтерии, кори, коклюша, туберкулеза, ботулизма и других опасных инфекций.

— А если взять здравоохранение в целом, в чем основные беды этой сферы?

— Сегодня система здравоохранения не удовлетворяет даже базовых потребностей общества. Украинцам почти невозможно получить качественную своевременную медицинскую помощь. При нынешней демографической ситуации такое состояние медицины — приговор будущему страны.

Можно выделить пять основных хронических болезней отечественной медицины: недофинансирование, недоступность, непрофессионализм управления, коммерциализация и нечеловеческое отношение к народу.

Эти проблемы усугубляются инфляцией, ростом тарифов на коммунальные услуги, которые съедают деньги граждан, не оставляя средств на лечение. Даже при наличии субсидии украинец стоит перед выбором — или питаться, или лечиться.

Вследствие реального прекращения действия медицинских программ доступных лекарств лишились 12 млн. гипертоников. С 2015 г. часто остаются без лекарств онкобольные, пациенты с ВИЧ/СПИД, гепатитами и другими социально опасными инфекциями, а также с гемофилией и почечной недостаточностью.

Стоимость медпрепаратов в аптеках за два года выросла вдвое. На этом фоне приказом Минздрава №660 от 09.10.2015 г. был отменен минимальный ассортимент социально ориентированных лекарственных средств и медицинских изделий, предназначенных для аптечных учреждений, который гарантировал наличие относительно дешевых отечественных препаратов.

Это решение министерство аргументировало дерегуляцией фармакологического рынка. Вместе с тем анонсированный механизм компенсации стоимости лекарств для населения никак не может заработать. Вопросы внедрения страховой медицины также постоянно переносятся на неопределенный срок.

Чтобы выйти из критической ситуации, необходимо законодательно утвердить гарантированный государством пакет медицинской помощи и профинансировать его в должном объеме. Тогда людям не придется платить медучереждениям за основные услуги — а только доплачивать за услуги вне такого госпакета.

— Понятно, что такие заявления не могут радовать власть. Как вам работается в оппозиции?

— К сожалению, несмотря на то, что ряд европейских институций неоднократно обращал внимание украинской власти на необходимость создать условия для нормальной работы оппозиции, мы постоянно испытываем давление — вплоть до угроз физической расправы. К тому же оппозиция практически не допущена к работе большинства комитетов ВР.

— Какие основные проблемы, по вашему мнению, сейчас стоят перед Украиной?

— Среди основных проблем — отсутствие прагматизма, не зависящего от политических взглядов, пресловутая коррупция, разрозненность социальных групп, нездоровая конкуренция даже среди единомышленников и неумение достигать разумных компромиссов, большое количество непрофессионалов, пришедших во власть.

Но, безусловно, самая страшная наша беда — война. Война, на которой гибнут люди — и, что самое страшное, гибнут дети.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Сергей КУЛИШ: Охочусь только на медали

Никогда не смогу ногой дверь открыть и сказать: «Вот, я олимпийский призер, давайте...

Коломия оголосила суверенітет

«Гройсман, колишній досвідчений міський голова, вже починає забувати проблеми, які...

Владимир ХОЛОПОВ: «На Евро будем биться за медали»

То, что мы сильнее действующих чемпионок континента — было доказано дважды

Судьба телефонистов

Одесса занимает первое место в Украине по числу граждан, официально работающих за...

Украина станет жить лучше, когда власть начнет...

Если у вас нет средств на собственное воспроизводство, обеспечивающее определенную...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка