Южнокорейские танцы с бубном

08 Ноября 2016 5

Мы все давно привыкли жаловаться на власть, которую постоянно упрекаем, и чаще всего справедливо, во всевозможных грехах. Коррупция, кумовство, непрофессионализм — казалось бы, что может быть хуже? А как насчет комбинации «коррупция, кумовство, непрофессионализм и шаманские ритуалы»? Скандал, замешанный на таком необычном коктейле, сейчас бурлит в Южной Корее, где сотни тысяч протестующих, оппозиция и даже представители правящей партии требуют отставки президента, 64-летней Пак Кын Хе.

Корейская история служит наглядным доказательством того, что жизнь порой подбрасывает сценарии похлеще, чем в голливудских триллерах. Все началось с того, что журналисты кабельного канала JTBC якобы нашли в мусорном баке одного из сеульских отелей планшет, в котором оказались весьма интересные документы. Конечно, история обнаружения устройства вызывает большие сомнения, но факт в том, что в планшете хранилось около 200 секретных государственных документов, датированных 2012–2014 гг. В том числе тексты речей президента с правками, которые принадлежали вовсе не ей, а ее близкой подруге Чхве Сун Силь. Чхве не занимает никаких государственных постов, поэтому то, что она имела доступ к документам государственной важности и влияла на принятие решений президентом, само по себе возмутило корейскую публику.

Но дальше события стали развиваться как в самом запутанном корейском сериале, или, как их называют, «дораме». Выяснилось, что корни этой истории уходят в далекое прошлое — к временам правления третьего президента Южной Кореи Пак Чон Хи и по совместительству отца ныне действующей главы государства.

Пак Чон Хи захватил власть в стране в результате военного переворота в 1961 г. В 1974-м на него было совершено покушение, но северокорейский убийца промахнулся и вместо президента попал в его супругу, которая вскоре скончалась. Корейские СМИ пишут, что именно на похоронах с Пак Кын Хе познакомился некий Чхве Тхэ Мин.

Чхве был создателем и лидером религиозного культа «Церковь вечной жизни» и даже провозгласил себя Майтреей — будущим Буддой. В Южной Корее вообще довольно большое количество сект, которые причудливо сочетают местные традиции шаманизма, буддизма и христианства, и «Церковь вечной жизни» была не самой влиятельной из них в общекорейском масштабе.

Но Чхве рассказал 22-летней Пак Кын Хе, что ее мать являлась к нему во сне и просила о помощи, после чего стал ментором девушки. Сблизился он и с ее отцом-президентом, причем не только наставлял его духовно, но и был политическим советником. По слухам, свою дружбу с семьей главы государства он использовал для личного обогащения, вымогая у крупных компаний взятки и открывая фонды на свое имя.

В 1979 г. на Пак Чон Хи было совершено еще одно покушение, на сей раз удачное. Причем стоял за ним не северокорейский киллер, а начальник службы охраны самого президента, глава «корейского ЦРУ» Ким Джэ Гю. На суде он заявил, что одной из причин такого поступка стали связи президента с сомнительным сектантом и желание оградить от этого влияния хотя бы его дочь. Тем не менее Кима повесили в 1980 г., а Чхве оставался наставником будущей главы Кореи до самой своей смерти в 1994 г.

Как нетрудно догадаться по фамилии, подруга президента Пак Кын Хе — это дочь Чхве Тхэ Мина, которая достойно продолжила дело своего отца. После начала скандала разоблачения посыпались как снежный ком. По мнению некоторых аналитиков, Чхве крепко держала президента в своих руках и контролировала все ее действия — от того, какую сумочку выбрать, до того, кого назначать на государственные посты.

Более того, критики Пак утверждают, что ее жесткая линия в отношении Северной Кореи связана не с какими-то данными разведки о плохом самочувствии Ким Чен Ына, а с тем, что Чхве нагадала ей, что эта страна сама развалится в течение двух лет. Оппозиция утверждает, что многие решения президента, которые казались не слишком логичными, были продиктованы влиянием «шаманки». В общем, в международных СМИ Чхве Сун Силь уже окрестили южнокорейским Распутиным, и от таких аналогий сложно отмахнуться.

Но даже если оставить в стороне мистический аспект истории, к Чхве Сун Силь достаточно и вполне рациональных претензий. СМИ пишут, что за последние несколько месяцев крупнейшие компании Кореи закачали в ее структуры более 70 млн долл., которые затем были выведены из страны. Сами фонды Чхве зарегистрированы в обход официальной процедуры всего за день. Наконец, стало известно, что правила престижного женского университета были изменены специально для того, чтобы ее дочь, которая не набрала проходной балл, все же была в него зачислена.

Пак Кын Хе активно пытается минимизировать последствия скандала, но не похоже, что ей это удастся. Всего за несколько недель ее рейтинг обрушился до 5%, а это рекорд для Южной Кореи.

4 ноября Пак Кын Хе со слезами на глазах принесла публичные извинения и побожилась, что она не является приверженкой религиозных культов и не проводит шаманские обряды в президентском дворце. По ее словам, она действительно виновна в том, что во время президентской кампании советовалась с Чхве, особенно о том, как получше написать ту или иную речь. Но та помогала ей просто по дружбе, а сейчас не оказывает никакого влияния на политику государства. Но оппозиция сочла эти оправдания неубедительными, а извинения — неискренними.

Также Пак сменила премьер-министра, руководителя своего секретариата и еще ряд чиновников, которые якобы лично носили Чхве документы для утверждения.

Подруга президента на начало скандала была в Германии и сперва все отрицала, но затем подтвердила слова Пак, вернулась в страну, была задержана и пообещала сотрудничать со следствием. То же клянется делать сама Пак Кын Хе. Но и это не удовлетворило недовольных президентом, которые требуют ее немедленной отставки.

Срок президентских полномочий Пак Кын Хе истекает в 2018 г. Сместить ее может парламент с помощью процедуры импичмента, но многие аналитики полагают, что до этого дело не дойдет и президент сама подаст в отставку. Правда, пока что она об этом не упоминала. Но если учесть, что о ее уходе говорят и в правящей консервативной партии «Сэнури», это вполне вероятно. Кстати, самой партии, возможно, придется сменить название, чтобы ее перестали связывать с оккультно-коррупционным скандалом. Но это ей не впервой — раньше она называлась Партия великой страны.

Отставка Пак Кын Хэ может привести к смене не только президента, но и внешнеполитического курса страны. Если к власти придет представитель Демократической партии или другой силы, вполне возможно, что политика Сеула в отношении Северной Кореи перестанет быть такой непримиримой, как в последние два года. Кроме того, под вопросом окажется размещение в стране американского противоракетного комплекса THAAD, которое Пак Кын Хе обещала завершить до 2018 г. Впрочем, можно не сомневаться, что тут уже все свое шаманское искусство применит Госдеп США, и наверняка более умело, чем Чхве Сун Силь.

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка