Майамизация Соединенных Штатов?

12 Февраля 2016 5

Исход этих выборов снова может решиться по «флоридскому сценарию»

Читатели «с некоторым стажем», наверное, не забыли, как исход выборов 2000 г. (противостояние Джорджа Буша-младшего с тогдашним вице-президентом Альбертом Гором) решил пересчет бюллетеней во Флориде. В «Солнечном штате» Буш получил перевес всего в сотые доли процента, но ему достались все 25 голосов выборщиков от штата. И Буш благодаря этому одержал общую победу, несмотря на то, что в целом по стране за него проголосовало меньше избирателей, чем за Гора.

Флорида — «кубинский» штат, а «вес» растущей латиноамериканской общины в политической жизни США, вообще, к настоящему моменту заметно увеличился. Недавние «кокусы» в Айове показали, что в сузившийся круг наиболее вероятных победителей президентской гонки входят сразу двое молодых республиканцев, имеющих кубинские корни: Рафаэль Эдвард (Тед) Круз и Марко Антонио Рубио.

Рафаэль Эдвард (Тед) Круз

Правда, в Нью-Гемпшире в тесную кампанию лидеров неожиданно вклинился Джон Кейсик — губернатор Огайо, политик чешско-хорватского происхождения, бывший глава бюджетного комитета Палаты представителей. Он даже заявил об уверенности в своей победе на выборах! Между прочим, у Кейсика имеется своего рода «добра вдача»: в разное время он побеждал на выборах в сенат своего штата, в Конгресс и на губернаторских выборах соперников из Демпартии, занимавших на тот момент соответствующие кресла. Взлет Кейсика объясняют тем, что он избегает критики своих оппонентов, — но пока трудно сказать, получит ли его успех развитие.

Более вероятно противоборство Дональда Трампа и «кубинцев». Допустим, Трамп таки сохранит свое лидерство до «промежуточного финиша гонки». Однако — учитывая намечающийся расклад сил внутри Республиканской партии — к нему с большой вероятностью «приставят» в качестве кандидата в вице-президенты кого-то из этих двух сенаторов-«латинос», которые, помимо всего прочего, еще и близки к очень влиятельной ультраконсервативной фракции «Движения чаепития» (Tea Party Movement). Один из признанных лидеров «любителей чая» — сенатор от Кентукки Рэнд Пол — снялся с выборов после неудачи в Айове. Что, теперь ставка на Рубио?

Марко Антонио Рубио

При создании тандема Трамп — Круз (Рубио) первому, естественно, придется умерить свое неприятие иммиграции. (Хотя, надо заметить, что и Рубио, несмотря на свое происхождение, в последнее время занял в вопросе нелегальной миграции более жесткую позицию.) В противном случае партию ждет серьезный раскол, который откроет путь к победе кандидату-демократу. Впрочем, пара Трамп — Круз (или Рубио) сама по себе выглядит слишком противоречивой, неестественной.

После убедительного триумфа Берни Сандерса в Нью-Гемпшире его итоговая победа над Хиллари Клинтон уже не кажется чем-то невозможным. Похоже, запрос американского общества на основательные перемены — о чем мы недавно писали, анализируя социально-экономическую обстановку в Штатах, — даже серьезнее, чем это можно было бы предположить. Сандерс не устает говорить про «политическую революцию»: «Правительство принадлежит всему народу, а не только богатым».

В любом случае, можно констатировать обострение предвыборной борьбы и то, что избирательная кампания в США становится все более непредсказуемой. Ее итог, как и 16 лет назад, может решить «фотофиниш», отчего кандидатам придется побороться за каждый голос, всеми силами завоевывая расположение тех или иных социальных слоев. В этом, скорее всего, преуспеет самый гибкий, тот, кто способен лавировать, — и таковым менее всего представляется Трамп. Он хоть и «берет свое» популизмом, однако при этом идет против фундаментальных тенденций развития американского общества, обрекая себя на скандальное отторжение массами людей.

E Pluribus Unum

Сие философское латинское выражение, взятое у Цицерона и означающее «Из многих — единое», начертано на гербе, а также выбито на монетах Соединенных Штатов рядом с сакраментальным «In God We Trust». США — нация иммигрантов, и, несомненно, сплавление множества разнообразных этносов и культур в едином «тигле» послужило одной из немаловажных причин, обусловивших исторический успех этой страны, ее экономическое процветание и политическое могущество, а вместе с тем и ее сохраняющуюся привлекательность в глазах миллиардов землян.

Дональд Трамп

Высказанное Трампом намерение закрыть США от наплыва новых мигрантов (он продолжает настаивать на возведении глухой стены, которая б отделила США от Мексики) и выселить проживающих «нелегалов» подрывает электоральные позиции означенного кандидата не только потому, что он противопоставляет себя огромной массе избирателей. Здесь нужно смотреть глубже: реализация подобных намерений означала бы разрушение важнейшей ментальной основы Соединенных Штатов. Для них, для их имиджа это был бы куда более ощутимый удар, чем тот, что нанесло бы по т.н. «европейским ценностям» закрытие границ Евросоюза для беженцев, — ибо Европа до самого недавнего времени была, как раз наоборот, крупнейшим в мире источником эмиграции и принялась массово вбирать иммигрантов только примерно полстолетия назад. Европу еще можно представить себе «закрытой», США — нет.

Уж не знаю, понимает ли это сам миллиардер, однако его шальные идеи несут угрозу будущему Соединенных Штатов — их военно-политическое и финансовое (доверие к доллару!) положение во многом зиждется на том положительном образе, который США создали в глазах значительной части населения планеты и который и так уже изрядно подточен военными авантюрами последних десятилетий.

Что значит запретить въезд в Штаты латиноамериканцам, арабам и прочим? Получается следующее: потомки тех, кто когда-то переплыл Атлантику в поисках «земного рая», намереваясь избавиться от бедности или же спасаясь от религиозных гонений, от геноцида у себя на родине, теперь отказывают другим людям в праве на то же самое! Нехорошо: это разрушает американский идеал и демонстрирует всему человечеству его разделение на касты избранных и отверженных. Соответственно, это сильно поубавило бы число «симпатиков» Америки, а заодно и поддержку тех «туземных» правительств, которые всецело следуют в фарватере Вашингтона.

Снова представьте себе, что Трамп въезжает в Белый Дом и добивается, как он пообещал, депортации всех «нелегалов» обратно в Латинскую Америку — а это что-то порядка 10 млн. людей или более того! Мигранты по большей части — выходцы как раз из стран, лояльных Штатам (Мексика, Колумбия). И вот вся эта орава крайне недовольных людей, которых изгнали с вожделенной «Земли обетованной», лишили заработка и возможности помогать родичам денежными переводами, попросту взорвет ситуацию в своих странах, дав новый импульс «левому повороту»! Я уж не говорю о том, что эксплуатация «нелегалов» выгодна американскому капиталу.

В 1950-е гг. негры составляли 10% населения США, а мексиканцев и прочих выходцев из Латинской Америки насчитывалось от силы 3%. И даже в 1978 г. расовый состав населения страны не слишком отличался от той картины, что была поколением ранее. Ситуация коренным образом изменилась именно за последние три десятилетия. Доля негров превысила 12%, но их намного обошли «латинос»!

На 1 января 2015 г. в США проживали 34,7 млн. мексиканцев, 5,1 млн. пуэрториканцев, 2 млн. кубинцев, 1,6 млн. сальвадорцев, 1 млн. гватемальцев, более полумиллиона колумбийцев, гаитян, гондурасцев, эквадорцев, перуанцев. Всего — более 50 млн. чел., или — по данным на 2010 г. — 16,4% населения. На сегодняшний день их удельный вес оценивается даже в 20% (а ведь еще в 2000-м он достигал всего 12,5%). Латиноамериканцы уже преобладают в таких городах, как Майами, Лос-Анжелес, Хьюстон. Дело не только и даже не столько в иммиграции: на одну латиноамериканскую женщину в среднем приходятся почти трое детей, тогда как на одну афроамериканскую или «белую» — только около двух. Оттого уже в 2006 г. относительный вклад рождаемости и иммиграции почти достиг соотношения 2:1.

Видимо, консервативно настроенные WASPs (White Anglo-Saxon Protestants) чувствуют себя неуютно в стране, где они раньше были безоговорочными хозяевами и которую они постепенно «теряют», — и это обусловливает их симпатию к Трампу. Однако реалии таковы, что серьезные политики вынуждены прислушиваться к растущему электорату «латинос», да и позиции латиноамериканцев уже позволяют им всерьез претендовать на самые высокие посты в государстве.

Логика развития американской демократии представляется в виде схемы: первый президент-негр — первая женщина-президент — первый глава государства из числа секс-меньшинств. Основанием ей служит то обстоятельство, что программы кандидатов мало отличаются друг от друга, народ все меньше «трогают» обычные обещания и лозунги, так что ему нужно предлагать «нестандартных» политиков, подкрепляющих своим примером «американскую мечту», — и при этом мобилизуя на избирательные участки представителей соответствующих социальных групп.

Развитие американской, вообще — западной, демократии — это развитие чисто внешнее, развитие формы, но не содержания. Содержательно там мало что меняется, да и меняться особо не может — поскольку это демократия «денежных мешков», при которой реальная власть принадлежит финансовой олигархии. А публике верхушка предлагает некие внешние формы «прогресса» — вот негра выбрали, вот женщину...

Выборы 2016 г., не исключено, несколько сломают приведенную схему. Во-первых, появился не связанный с олигархией кандидат, предлагающий радикальную для Штатов социальную программу — и этим отличный от политиков «мейнстрима» (хотя не факт, что Сандерс, приди он к власти, смог бы и решился бы эту программу осуществлять!). Во-вторых, вместо первой женщины-президента мы теперь вполне можем увидеть первого президента-латиноамериканца — и это, согласитесь, тоже было бы логично. Опять же, это было б удобно «закулисью» политики: требование перемен снова, как в 2008-м, подменят ожиданием перемен и имитацией перемен!

И если бы в решающий раунд борьбы от демократов вышел подозрительно-опасный для магнатов Уолл-Стрит Сандерс, победить бы его смог Круз, не Трамп!

Избрание президентом Круза или Рубио было бы выгодно правящему классу США с внешнеполитической точки зрения: это идеологически подкрепило б усилия Вашингтона по развитию «правого контрпереворота», наметившегося в Латинской Америке. Хотя, с другой стороны, очередное ужесточение политики в отношении Гаваны — за что ратуют оба «кубинца» — могло бы свести на нет старания Обамы по «мягкому» дипломатическому и гуманитарному продвижению на остров «цветной революции». А в том, что именно на это очень рассчитывают американцы, идя на «нормализацию отношений» с Гаваной, сомневаться не приходится.

И наконец, нужно иметь в виду тот фактор, что в связи с «латинизацией» США растет влияние там католической церкви (католики составляют до 30% населения) — и с этим нужно увязывать острую политическую борьбу в Латинской Америке, а также избрание Папой Римским аргентинского иезуита Хорхе Бергольо. Правда, Круз, у которого мать ирландка, — не католик, а баптист. Зато католиком является Рубио. До сих пор избраться президентом США удавалось лишь одному католику — ирландцу Джону Кеннеди. Избрание главой государства католика из «латинос» тоже логично.

Пуэрториканский вопрос

Значение латиноамериканского электората может еще возрасти, поскольку в обозримом будущем весьма вероятно появление 51-го штата, целиком населенного «латинос», — имеется в виду Пуэрто-Рико. Соответственно, он получил бы два места в Сенате, какое-то количество кресел в Палате представителей (там сейчас заседает всего один делегат от острова — и то без права голоса) и выборщиков президента.

С 1952 г. эта карибская страна с населением 3,5 млн. чел. имеет статус «свободно ассоциированного с США государства», причем ее жители пользуются всеми правами граждан США, кроме права участвовать в федеральных выборах (но они и не платят федеральные налоги!). Там долгое время шла борьба сторонников независимости, сохранения статус-кво и присоединения к США в качестве штата. На ряде референдумов население высказывалось за то, чтоб «оставить, все как есть».

Но вот на плебисците 2012 г. 61% населения Пуэрто-Рико поддержал идею стать штатом США. За полную независимость проголосовали лишь 5%. Теперь дело за Конгрессом, однако там у идеи прирасти новым штатом немало противников. Против этого выступают республиканцы — так как пуэрториканцы симпатизируют больше демократам. Необходимо и как-то решать социальные проблемы острова.

Качество жизни в Пуэрто-Рико выше, чем почти во всех странах Латинской Америки, но много ниже, чем в Штатах, и уровень бедности по меркам США там чуть ли не 40%. Способная молодежь уезжает в Штаты — отчего Пуэрто-Рико по темпам сокращения населения на первом месте в мире, опережая страны Балтии. Население стареет, достойные стандарты жизни поддерживаются за счет займов, поставивших страну в прошлом году перед дефолтом. Принятие Пуэрто-Рико с его долгами и проблемами в состав США несет большие риски, зато, возможно, такое решение позволило б сдержать наплыв пуэрториканцев на «большую землю» (хуже точно не будет, ибо гражданство США уже дает право на свободный въезда туда).

То или иное решение пуэрториканского вопроса, наверное, могло бы повлиять на настроения латиноамериканского избирателя в целом. Думается, затягивать его разрешение не выгодно никому, и новой администрации стоило бы этим заняться.

«Кубинские следы» в американской политике

Итак, именно Республиканская партия сегодня активно продвигает «латинос» на политический Олимп — и этими «латинос» являются, что показательно, кубинцы.

Кубинская диаспора намного меньше мексиканской и даже пуэрториканской, однако, очевидно, превосходит их по экономическому и политическому влиянию. У кубинцев самые высокие среди «латинос» (хоть и ниже показателей для «белых») уровень дохода на душу населения и удельный вес лиц с высшим образованием. Кубинцы составляют всего 0,63% населения США, но сразу трое их (3%!) являются членами Сената. И все трое — Круз, Рубио и представляющий Нью-Джерси демократ Роберт Менендес — имеют репутацию самых яростных и твердолобых «ястребов»!

Да, кубинцы традиционно голосуют за республиканцев — считается, что они «затаили зло» на демократов еще со времен Кеннеди, который якобы не оказал должной поддержки антикастровской вооруженной оппозиции, осуществившей в 1961 г. вторжение в заливе Свиней. Хотя вроде бы в последнее время в среде кубинской молодежи зародилась и некоторая поддержка Демократической партии.

Средоточие кубинцев — Флорида. В Майами их треть населения (еще треть — остальные «латинос»). Рубио — сенатор от Флориды. Почти 150 тыс. «кубанос» живут в Нью-Йорке, немало их и в Техасе, который представляет в Сенате Тед Круз.

Но нужно заметить, что родители и Круза, и Рубио, и Менендеса уехали из Кубы еще до революции; более того, Рафаэль Круз-старший вроде бы в 1950-е гг. выступал соратником Фиделя Кастро в его борьбе против диктатуры Батисты!

Особая сплоченность, активность и оголтелость кубинской диаспоры, видимо, во многом обусловлена необычайным сплавом в ней ярой «белогвардейщины» и уголовщины. Гангстеры, до революции контролировавшие игорные дома и бордели «Жемчужины Вест-Индии», съехали в Штаты вместе с владельцами латифундий и сахарных «сентралей». Вдобавок, в третью волну эмиграции 1980 г. среди 125 тыс. бежавших в США оказались 2700 преступников-рецидивистов. (Возможно, это легенда, но говорят, что их усадил на суда и отправил в США сам Кастро: мол, вы в Штатах говорите, что это все выезжает «цвет кубинской нации» — принимайте его!)

Кубинская мафия, орудующая не только в Майами, но также в Лос-Анжелесе, Нью-Йорке, Вашингтоне, занимается всем спектром преступной деятельности, включая заказные убийства, наркоторговлю, сутенерство, подпольный тотализатор. Тесно связана она со «старой» американской мафией и колумбийскими картелями.

Много написано и о связях кубинских эмигрантских политических кругов и кубинской организованной преступности со спецслужбами и правыми политсилами США. Как известно, в деле об убийстве Джона Кеннеди прослеживается отчетливый «кубинский след», и ведет он отнюдь не в Гавану, а в Майами. Кубинцы США были замешаны во многих скандалах, в частности — в «Уотергейте» и в деле «Ирангейт» (в 1980-х гг. — тайные, в обход официального запрета, поставки оружия Ирану, выручка от которых шла на финансирование никарагуанских «контрас»). В сложных логистических схемах «Ирангейта» были и подконтрольные ЦРУ рейсы самолетов с наркотиками из Центральной Америки в США — а сбывала-то «наркоту» мафия!

Окрашенная скандалами победа Джорджа Буша-младшего в 2000 г., по всей видимости, была добыта именно голосами и усилиями кубинцев Флориды. Потому как живущие в штате негры и даже «латинос» — не кубинцы поддерживают как раз Демократическую партию. В СМИ просачивалась информация о дружбе Джеба Буша, губернатора Флориды и брата Джорджа-младшего, с Леонелем Мартинесом, главарем кубинской наркомафии, арестованным в 1989 г. за попытку провоза в США 300 кг кокаина. К тому же кубинская диаспора была озлоблена решением Билла Клинтона вернуть отцу на Кубу мальчика, чья мама утонула при попытке перебежать в Штаты. Победа Джорджа Буша во Флориде была «не совсем чистой» — были отмечены факты фальсификаций (отсутствие в списках людей «не с тем цветом кожи», пропажа урн и даже голосование умерших!), к коим могла приложить руку кубинская мафия.

Фразу из подзаголовка нашей статьи про возможный «флоридский сценарий» нынешних выборов не следует понимать буквально. Речь идет о том, что огромное значение для их исхода может сыграть «латиноамериканский фактор», и к рычагам мировой политики теперь могут дорваться наиболее воинственные правые деятели из рядов кубинской эмиграции — что, на наш взгляд, крайне опасно для судеб мира.

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Ошибка