Трамп — «проект» семейства Клинтон?

№36(786) 9 — 15 сентября 2016 г. 08 Сентября 2016 4.2

Семья прежде всего. Трампа и Клинтона с их супругами связывают давние дружеские отношения. 22 января 2005 г., Палм-Бич, штат Флорида // themonicaperezshow.com

Минувший понедельник Дональд Трамп и Хиллари Клинтон провели в Огайо, где приняли участие в праздновании Дня труда (этот праздник отмечается в первый понедельник сентября). Подобное внимание двух наиболее вероятных претендентов на победу к этому штату легко объяснимо. Огайо входит в число «колеблющихся» (т. е. не имеющих устойчивых электоральных предпочтений) штатов. Кроме того, считается, что те массовые настроения, которые существуют в Огайо, обязательно проявляются и на общенациональном уровне, определяя в конечном счете исход президентских выборов.

В страхе перед «колеблющимися»

Большинство американских избирателей, принимающих участие в выборах, давно определились со своими политическими взглядами (следует учитывать, что примерно четверть американцев сознательно отказываются голосовать, а явка на президентских выборах достигает приблизительно 60%). Многие семьи из поколения в поколение поддерживают одну и ту же партию. Поэтому исход президентской избирательной кампании зависит от поддержки «колеблющихся» избирателей, и это определяет стратегию кандидатов от двух ведущих партий (остальные даже теоретически не могут рассчитывать на победу, единственное исключение за весь период после Первой мировой войны представляет собой успех независимого кандидата Росса Перо на выборах 1992 г., на которых он получил 19% голосов).

Безусловно, можно попытаться привести на избирательные участки тех, кто обычно не видит смысла в участии в выборах. Это удалось в 2008 г. Бараку Обаме, когда он с большим (по американским меркам) отрывом выиграл у Джона Маккейна (52,9% против 45,7%), поскольку сумел заинтересовать молодых избирателей и представителей беднейших слоев населения, которым было обещано доступное и качественное здравоохранение. Правда, для этого потребовалась чрезвычайно дорогая кампания: Обама потратил в два раза больше денег, чем Маккейн, на каждый голос, отданный в его поддержку (10,94 долл. против 5,78), а общие расходы его избирательного штаба составили почти 800 млн. долл.

Нынешние же кандидаты так и не выступили с предложениями, способными обеспечить мобилизацию не слишком активных электоральных групп. Поэтому их стратегия должна быть нацелена исключительно на то, чтобы удержать традиционных избирателей своей партии и получить поддержку «колеблющихся».

И здесь у Хиллари Клинтон могли возникнуть серьезные проблемы.

Дело в том, что она не пользуется популярностью среди сторонников Демократической партии. Это стало ясно еще в 2008 г., когда она, будучи явным фаворитом внутрипартийных праймериз, опираясь на поддержку партийного руководства, неожиданно проиграла сенатору от Иллинойса Бараку Обаме, который в то время еще только начинал приобретать политическое влияние на общенациональном уровне (Обама избрался в сенат в 2004 г.).

Перед праймериз 2016 г. Клинтон добилась того, чтобы руководство Демократической партии и президентская администрация предотвратили выдвижение всех популярных политиков на внутрипартийных праймериз (поддержка Клинтон со стороны Обамы на выборах 2016 г. была частью политического соглашения, заключенного еще в 2008 г.). Однако и это не помогло.

В серьезное препятствие на пути к номинации превратился сенатор от Вермонта Берни Сандерс, который воспринимается в США как чрезвычайно радикальный политик, чьи социальные требования и экономические взгляды пугают умеренных сторонников демократов как чрезмерно левые.

Сандерс выиграл у Клинтон праймериз в целом ряде штатов (в первую очередь за счет поддержки молодых избирателей) и стал первым в американской истории политиком, придерживающимся социалистических убеждений, который всерьез мог рассчитывать на номинацию от одной из ведущих партий.

Скорее всего, успех Сандерса стал неожиданностью не только для Клинтон, но и для ее сторонников в Национальном комитете Демократической партии. Однако вряд ли можно сомневаться в том, что как специалисты, занимающиеся кампанией Клинтон и политической стратегией демократов, так и представители партийного руководства хорошо понимали, что ей будет тяжело бороться за поддержку «колеблющихся», в том числе и тех, которые в 2008-м и 2012 г. проголосовали за Обаму.

«Колеблющиеся» могли уйти к республиканцам, а некоторые сторонники могли попросту не прийти на избирательные участки из-за того, что им не нравится Клинтон. Судя по всему, именно на это и рассчитывали умеренные республиканцы, боровшиеся за номинацию от «великой старой партии».

Впрочем, республиканские праймериз завершились для Клинтон самым удачным образом. Их выиграл Дональд Трамп, эксцентричный миллиардер и популярный телеведущий, не имеющий никакого политического опыта и завоевавший популярность благодаря способности жестко и безапелляционно высказывать свои взгляды даже по самым незначительным вопросам. Но если резкость суждений и бесконечная цепь скандалов может способствовать популярности медийной персоны, то для политического деятеля (особенно в американских условиях, где радикалы практически не имеют шансов на выборах) представляет верную дорогу к поражению.

Для большинства «колеблющихся» умеренная Клинтон, пусть и не вызывающая теплых чувств, становится естественной альтернативой Трампу. Его предложения хотя и кажутся забавными (и даже в чем-то правильными) многим избирателям, не имеющим устойчивых политических предпочтений, все же отпугивают их своей, мягко говоря, непривычностью.

Последние соцопросы показывают, что Клинтон сохраняет преимущество (примерно в 3%), которое Трампу будет тяжело преодолеть. «Колеблющиеся» не перешли на сторону республиканцев. Однако они пока не приняли решение поддержать Клинтон. Поэтому у нее еще есть основания опасаться возможного поражения.

Трамп за пределами допустимого

Результаты социсследования, проведенного в начале сентября телеканалом CNN (наиболее неблагоприятные для Клинтон), показывают, что она отстает от Трампа на 1%, если учитывать только тех, кто уже определился с выбором, и опережает на 3% (44% против 41%), если принимать во внимание симпатии тех, кто еще не принял окончательного решения.

Показательно, что опрос свидетельствует о небывалом росте популярности кандидатов от двух других партий — Либертарианской и Зеленой.

Бывший губернатор штата Нью-Мехико (с 1995-го по 2003 г.) Гэри Джонсон (Либертарианская партия) получил поддержку 4% избирателей, уже определившихся со своим решением. Если учитывать и тех, кто еще не сделал окончательный выбор, то его рейтинг составит 9%. Причем согласно другим соцопросам его совокупная поддержка еще выше, вплоть до 12%. На выборах же 2012 г. Джонсон получил 1%.

Кандидат от «зеленых» Джилл Стайн заручилась твердой поддержкой 2% избирателей, и еще столько же не исключают того, что могут за нее проголосовать. В 2012 г. она получила 0,36% голосов.

Эти цифры свидетельствуют о том, что победа Трампа все же не воспринимается «колеблющимися» как реальная опасность. А раздражение против Клинтон у части потенциальных сторонников демократов сильнее, чем страх перед Трампом. В противном случае поддержка у Джонсона, забирающего голоса у республиканцев (он избирался на пост губернатора Нью-Мексико как кандидат от Республиканской партии), была бы выше. А у Стайн, которая по своим взглядам близка к левому крылу демократов (один из главных лозунгов ее избирательной кампании: «Время для третьей партии»), — существенно ниже.

Поэтому перед штабом Клинтон стоит достаточно сложная, но решаемая задача: сделать голосование за Трампа невозможным для умеренных избирателей и всерьез напугать сторонников демократов перспективой прихода в Белый дом кандидата от республиканцев.

Причем Клинтон вполне может оттолкнуть от Трампа не только «колеблющихся», но в убежденных республиканцев. Сторонники «великой старой партии» том случае, если они не являются религиозными консерваторами, вполне могут проголосовать за либертарианца Гэри Джонсона, который пытается предстать в качестве единственного адекватного, идейного и последовательного противника демократов. Один из лозунгов его кампании — «Вновь сделаем Америку разумной» — явно пародирует призыв Трампа «снова сделать Америку великой». Джонсон пытается убедить республиканских избирателей в том, что адекватный человек просто не может голосовать за Трампа.

Футболка с Че Геварой

В качестве кандидата в вице-президенты с Джонсоном идет Уильям Вельд, бывший губернатор штата Массачусетс, который в конце 1990-х вошел в конфликт с республиканским руководством. Вельд вышел в 1997 г. в отставку, оставив губернаторский пост, после того как получил приглашение президента Билла Клинтона стать послом США в Мексике. Но глава сенатского комитета по международным отношениям, чрезвычайно влиятельный республиканец Джесси Хелмс, заблокировал назначение Вельда, чем вызвал его публичное возмущение.

Однако окончательно с партией Вельд не порвал. В 2004 г. он принимал участие в кампании Буша, помогая ему подготовиться к дебатам с Керри (Вельд проиграл ему выборы в сенат), который тогда был кандидатом от демократов. В 2007 г. Вельд выступил в поддержку Митта Ромни, который тогда проиграл борьбу за номинацию Джону Маккейну.

В 2016 г. Вельд поддержал Джона Кейсика (действующего губернатора штата Огайо). Когда 4 мая Кейсик снял свою кандидатуру, Вельд принял предложения Джонсона стать кандидатом в вице-президенты от Республиканской партии.

Т. о. в отличие от Трампа, который для идейных республиканцев является по меньшей мере случайным человеком, Джонсон, а в особенности Вельд остаются идейно близкими политиками, обладающими давними и прочными связями с партийным руководством. Поэтому если Трамп продолжит и дальше выступать с речами, демонстрирующими его полное непонимание внешнеполитических вопросов и неумение выбирать выражения, которые не задевали бы чувств этнических меньшинств, многие убежденные республиканцы могут проголосовать за Джонсона.

Джилл Стайн представляет для Клинтон значительно меньшую опасность, чем Джонсон для Трампа. Стайн обращается к радикальному крылу Демократической партии, представители которого не испытывают особого желания поддержать нынешнего партийного кандидата.

Кандидатом в вице-президенты у Штайн является общественный деятель Аджаму Барака, тесно связанный с движением в защиту прав чернокожих. На одном из фото, размещенных на его официальном сайте, Барака позирует в футболке, украшенной фотографиями Малькольма Икс (радикальный черный революционер, призывавший к отказу от интеграции черных в «белое» общество) и Че Гевары. Те, кому нравятся эти политические деятели, вряд ли станут голосовать за Хиллари Клинтон.

Однако это все же может произойти, если ей удастся представить избирательную кампанию как собственную схватку с невменяемым и опасным демагогом, которому ни в коем случае нельзя позволять управлять экономикой и распоряжаться американской военной мощью. В таком случае ей гарантирована уверенная победа. Данные уже упоминавшегося опроса CNN свидетельствуют, что если бы избиратели были вынуждены выбирать исключительно между Трампом и Клинтон, то она выиграла бы с внушительным отрывом — 52% против 43%.

Трамп же делает все возможное, чтобы ситуация выглядела именно так, как хотела бы Клинтон. Он не только оскорбляет чувства этнических меньшинств (а «латинос» он попросту запугивает), он уделяет основное внимание личному конфликту с Клинтон (для достижения электорального успеха ему было бы значительно выгоднее сосредоточиться на собственных позитивных предложениях).

Новый руководитель кампании Трампа Дэвид Босье является, можно сказать, специалистом по разоблачению бывшего президента и его супруги. Еще в 1997 г. глава комитета по реформе правительства палаты представителей Дэн Бертон пригласил Босье заняться расследованием финансовых нарушений, которые могли быть допущены Биллом Клинтоном во время его президентской избирательной кампании. А в 2008 г. Босье, уже руководя движением «Объединенные граждане», снял разоблачительный документальный фильм, посвященный Хиллари Клинтон. Для Клинтон, несомненно, удобно, что избирательную кампанию Трампа возглавил человек, зарекомендовавший себя как ее открытый недоброжелатель.

Краткая история давних отношений

Очевидно, что подобное стечение обстоятельств не случайно: это результат успешного стратегического планирования.

В избирательном штабе Клинтон (и это резко отличает ее от Трампа) работают выдающиеся специалисты, завоевавшие известность, в том числе благодаря своему умению точно планировать политические кампании.

Прежде всего это руководитель кампании Робби Мук, на счету которого есть безусловные успехи, ставшие результатом умелого планирования. В 2012 г. он занимал пост исполнительного директора в кампании по выборам палаты представителей, и считается, что реализация его предложений помогла демократам получить восемь дополнительных мест в нижней палате конгресса.

В 2013 г. он возглавлял избирательную кампанию бывшего председателя Национального комитета Демократической партии Терри Маколиффа, который сумел выиграть борьбу за пост губернатора штата Вирджиния у популярного республиканского политика Кена Кучинелли, занимавшего тогда пост генерального прокурора штата. Кстати, тогда Кучинелли помешал победить либертарианец Роберт Сарвис, набравший 6,5% (Кучинелли отстал от Маколиффа на 2,5%).

Непосредственно стратегическим планированием у Клинтон занимается Джоэль Бененсон, который занимал аналогичный пост в кампаниях Барака Обамы в 2008-м и в 2012 г. Причем, как считается, победу в кампании 2008 г. Обаме обеспечила хорошо выстроенная стратегия.

При определении стратегии непременно учитываются слабые стороны соперника. Основной проблемой Республиканской партии на протяжении всех последних лет было отсутствие яркого жесткого лидера.

Это привело к номинации в 2008 г. Маккейна, который, не будучи религиозным человеком, не мог рассчитывать на поддержку христианских фундаменталистов, составляющих заметную часть электората республиканцев. В 2012 г. кандидатом от «великой старой партии» стал Митт Ромни, который явно не соответствует образу харизматического лидера.

Между тем запрос на жесткого лидера со стороны избирателей республиканцев становился все сильнее, и политический деятель, способный создать соответствующий образ, мог рассчитывать на победу в праймериз, в которых главным образом участвуют наиболее активные сторонники партии. В такой ситуации очевидным решением становится помощь в «раскрутке» политика, способного, с одной стороны, привлечь республиканских активистов своей жесткостью и решительностью, с другой — гарантированно отпугнуть колеблющихся избирателей своей безапелляционностью и категоричностью.

Вряд ли можно сомневаться в том, что лучшим кандидатом на эту роль становится миллиардер, ведущий популярное реалити-шоу, в котором он регулярно выгоняет участников за отсутствие у них способностей к бизнесу и сурово отдает приказания.

Но как окружение Клинтон могло оказать влияние на Трампа, подав ему идею баллотироваться в президенты от Республиканской партии?

Жители США уже давно путают демократов с республиканцами, так что все будет зависеть от «колеблющихся» избирателей // cdn04.cdn.firstlook org

«Семья прежде всего»

Социальные механизмы, которые могли быть задействованы для этого, описала в статье, опубликованной в журнале «Нью-Йоркер» (одном из самых влиятельных в США), постоянный автор этого издания Лиззи Виддиком.

Название ее статьи («Семья прежде всего») пародирует лозунг избирательной кампании Маккейна («Страна прежде всего»), на которого республиканцы в свое время возлагали большие, но так и не оправдавшиеся надежды.

Про то, что Челси, дочь Хиллари Клинтон, и Иванка, дочь Дональда Трампа, дружат, было известно давно. Это никогда и не скрывалось. Несколько менее известно было то, что мужья Челси и Иванки — Марк Мезвински и Джаред Кушнер, получившие воспитание в религиозных еврейских семьях, тоже давние приятели, у них были общие бизнес-проекты.

Но вряд ли кто-то догадывался о том, что отец Джареда Кушнера, строительный магнат Чарли Кушнер, на протяжении нескольких десятилетий поддерживает Демократическую партию, он был одним из главных доноров избирательной кампании Хиллари Клинтон на выборах в сенат в 2000 г.

Кушнер не просто финансировал избирательные кампании. Он тесно общался с влиятельными представителями Демократической партии, поддерживая с ними близкие личные отношения, и старался привлекать своего сына Джареда (будущего зятя Трампа) к общению с видными демократами.

Среди тех, с кем у старшего Кушнера сложились деловые и дружеские связи, были такие видные политики, как Роберт Торричелли, который на протяжении двенадцати лет был депутатом от Демократической партии в палате представителей, а затем еще шесть лет представлял ее в сенате. В 2000 г. Торричелли возглавлял кампанию Демократической партии на выборах в сенат (тогда Дональд Трамп оказывал финансовую помощь демократам).

Кушнер считался другом сенаторов Фрэнка Лаутенберга, Чака Шумера и Джона Корзина, который в 2006 г. стал губернатором штата Нью-Джерси.

В 2002 г. Кушнер помог выиграть губернаторские выборы в Нью-Джерси Джиму Макгриви, что, насколько можно судить, открыло перед семьей Кушнеров огромные деловые возможности. Однако за это впоследствии пришлось сурово расплатиться.

Когда против демократа Макгриви начал бороться республиканец Крис Кристи, занимавший пост федерального прокурора по штату Нью-Джерси, у старшего Кушнера возникли серьезные проблемы. Власти начали расследование, обвинив его в злоупотреблениях при финансировании избирательных кампаний Демократической партии и уклонении от уплаты налогов. Сам Кристи охарактеризовал действия Кушнера как «преступления, совершенные жадностью, властью и богатством».

Чарли Кушнера приговорили к двухлетнему тюремному сроку (выпустили через полтора года). Кушнер из-за слишком пристального внимания республиканцев к его деловым связям с Демократической партией вынужден был отказаться от должности председателя комиссии, управляющей портами штата Нью-Джерси, которую ему предложил сразу же после избрания губернатор Джим Макгриви.

Так что ни у Чарли Кушнера, ни у его любимого сына Джареда, для которого тюремное заключение отца стало тяжелым ударом, не было никаких причин желать политического успеха республиканцам.

А вот избрание на пост президента Хиллари Клинтон, которая после того, как выиграла в 2000 г. выборы в сенат, отправилась на торжественный обед в дом Кушнеров на побережье, пожалуй, могло бы стать для зятя Дональда Трампа приятной новостью.

Кстати, Чарли Кушнер оказывал финансовую поддержку не только Хиллари Клинтон, но и ее мужу. Билл Клитон получил от Кушнера 125 тыс. долл. за выступление на обеде, организованном для сотрудников банка, принадлежащего Чарли Кушнеру.

Но среди друзей семьи Кушнеров не только видные демократы. В их число входит и медиамагнат Руперт Мердок, создатель канала Fox News, который остается одним из главных медиа Республиканской партии. А сочувственное отношение со стороны медиа, на которое ориентируются убежденные сторонники Республиканской партии, является одним из главных условий успеха на праймериз.

Канал, впрочем, довольно лояльно относился к Трампу, чья позиция подробно освещалась, несмотря на то, что он в свойственной ему манере время от времени оскорблял ведущих.

Конечно, не стоит думать, что Трамп попросту играет на стороне Клинтон. У него, безусловно, есть собственные планы и интересы, которые отныне, по-видимому, распространяются и на политическую сферу. Но для руководства Республиканской партии его выдвижение стало тяжелой проблемой, угрожающей как расколом партии из-за большого количества недовольных, так и плохими результатами на выборах в конгресс, которые пройдут одновременно с президентскими (и представляют, по мнению Карла Роува, занимающегося разработкой политической стратегии Республиканской партии, большую важность, чем выборы президента).

Хиллари Клинтон, получив удобного соперника, который явно думает не столько об электоральной победе, сколько об обретении еще большей популярности, практически гарантировала себе электоральный успех. Всякое, конечно, может случиться, низкая популярность может сыграть с ней злую шутку, но пока серьезных проблем не видно.

Перспективы глобальной перекройки

Есть основания полагать, что Дональд Трамп действительно получил возможность вести успешную борьбу за республиканскую номинацию благодаря содействию или даже прямому участию демократов, — не стоит забывать, что первоначально кампанию Трампа возглавлял сам Джаред Кушнер, впоследствии уступивший место небезызвестному Манафорту.

Если это действительно так, то многие политические события выглядят несколько по-иному.

Взять, к примеру, сочувственное отношение российского руководства к Дональду Трампу, которое иногда выливается в прямые пожелания его победы.

Обычно высказывания иностранных политиков не слишком активно обсуждаются в США. Но теперь американским избирателям старательно разъясняют, что Трамп пользуется поддержкой со стороны российской власти. Трудно сказать, приносит ли это какую-то пользу Трампу: те, для кого важно мнение Владимира Путина, за Клинтон голосовать точно не будут. Но вот те, для кого любое иностранное вмешательство в американскую политику является безусловным злом (а среди республиканцев подобных людей довольно много), могут от Трампа отвернуться.

В свою очередь Клинтон получила возможность обвинить Трампа в том, что он-де является поклонником российского президента, и вывести из сферы общественного внимания факты тесного взаимодействия семейства Клинтон с российскими корпорациями. Кроме того, у демократов появилась возможность обвинить Кремль в причастности к появлению в публичном доступе частной переписки Клинтон и некоторых «штабных» документов Демократической партии. Хотя если они и принесли какой-то электоральный вред то явно не слишком большой.

Получается, у Клинтон не будет никаких личных причин ни для столкновения с Путиным, ни для давления на Россию. При этом достижение договоренности между Вашингтоном и Москвой, будут рассматриваться как компромисс, ради которого американскому руководству пришлось проявить сдержанность и политическую мудрость.

Т. о. Клинтон получит значительно большую свободу действий в «российском вопросе» по сравнению с Обамой, которому приходится занимать жесткую позицию, чтобы не выглядеть «слабаком».

Соответственно у Клинтон появится возможность возобновить партнерские отношения между США и Россией, что для будущей американской администрации представляет особую важность. После победы Клинтон собирается занять довольно твердую позицию по отношению к Китаю. Поэтому ей необходимо обеспечить по меньшей мере нейтралитет с Россией, а лучше — тесное взаимодействие с ней.

При этом у действующей администрации появляется необходимость как можно скорее договориться с Россией по Сирии и приступить к мирному урегулированию конфликта.

Конечно же, договоренности между США и Россией непременно затронут Украину. Причем у Клинтон (в отличие от Обамы) нет никаких обязательств перед украинской властью, а потому она может легко пойти на ее переформатирование.

Правда, для этого потребуется резко увеличивать вовлеченность США в европейскую политику, вмешиваясь в отношения между Германией, Польшей и другими странами Восточной Европы. Будет ли у новой администрации такая возможность — вопрос сложный.

Если Трамп добьется относительно высокого электорального результата, он может попробовать создать собственное политическое движение (как внутри Республиканской партии, так и за ее пределами), которое во внешней политике будет выступать с изоляционистских позиций.

Даже если этого не произойдет, Трамп все равно стал серьезной помехой для демократов как во внешней, так и во внутренней политике.

Но прежде чем это случится, он может серьезно помочь электоральной победе Демократической партии.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка