В день выборов история фашизма выглядит особо поучительно

08 Ноября 2016 5

Адольф Гитлер и Бенито Муссолини во время встречи в Венеции. 1934

В ходе американской избирательной кампании немало слов сказано об опасностях, сопряженных с демагогией и политикой нативизма (требованием особого статуса для коренных представителей той или иной нации). Аналитики и историки проводили смелые параллели, сравнивая самого неожиданного (и самого опасного, с точки зрения некоторых людей) кандидата — республиканского выдвиженца Дональда Трампа — с множеством авторитарных лидеров и подлинных диктаторов, в том числе и с Адольфом Гитлером, пишет Washington Post.

Подобные сравнения, в особенности с Гитлером, к сожалению, лишь запутывают, а не проясняют ситуацию. Тем не менее они демонстрируют всю глубину беспокойства, спровоцированного фактом выдвижения Трампа и его риторикой откровенно ультраправого популистского толка, близкого к тому, что сейчас происходит в Европе.

7 ноября гражданин Германии, работающий в США, опубликовал обращение к американцам с призывом голосовать против Трампа, моментально ставшее невероятно популярным.

«Валяйте, голосуйте за горластого парня, всей душой ненавидящего меньшинства, угрожающего своим оппонентам тюрьмой, ни во что не ставящего демократию, но утверждающего, что он способен все исправить. Ведь в этом нет ничего страшного? Удачи вам!» — говорится в письме, распространенном под хэштегом «На эти грабли уже наступали».

Как справедливо отмечает издание WorldViews, немцы в наименьшей степени склонны в наши дни проводить какие бы то ни было аналогии с Гитлером: «Сравнения с Гитлером существенно более редкое явление в Германии, чем в других странах Европы, США или Израиле», — поясняет немецкий историк Томас Вебер. «В Германии, по сути, сложилось общее мнение о том, что Трамп — это хам, исповедующий ненависть к национальным меньшинствам и попирающий демократию».

Авторитетное немецкое издание Der Spiegel 7 ноября опубликовало примерно столь же едкую критику в адрес Трампа: «Это просто катастрофа, когда расист со склонностью к фашизму так близко подобрался к вершинам власти в этой стране. Это человек, играющий на ненависти, алчности и на иных, самых низменных инстинктах, это провокатор, сталкивающий людей лбами, презирающий неудачников и твердо придерживающийся кредо: кто сильнее, тот и прав».

По сути, многие критики Трампа говорят нам: прекратите сравнивать его с Гитлером, начните рассматривать ситуацию в более широком контексте. Трамп — не Гитлер, а его оппоненты — вовсе не те, кого Гитлер и его фашиствующие союзники намеревались сокрушить. Достаточно вспомнить лишь глубинные причины, заложившие фундамент для восхождения звезды Гитлера. Наиболее ярко их описал знаменитый историк, профессор Колумбийского университета Марк Мазауэр в свежем эссе о сути фашизма: «Никто не призывает к созданию государства с однопартийной системой. Нет сегодня сомкнутых плечом к плечу и дружно марширующих по улицам колонн чернорубашечников. Нет и роялистов, готовіх привести к власти любого, лишь бы не рухнуть в пропасть большевизма. Тем не менее расизм и предвзятое отношение к иммигрантам никуда не исчезли», — отмечает он.

Напротив, в период глубокого политического и, вероятно, и культурного кризиса Запада эти настроения только усилились, а популистские движения опровергают все заявления, озвученные элитой глобалистов, обвиняя во всем массовую миграцию и выступая в защиту суверенитета и национальных границ.

Реакции на происходящее долго ждать не пришлось — она проявилась в виде формирования в среде американских избирателей крайне враждебного отношения к истеблишменту, СМИ и даже демократическим процессам. Она поставила под сомнение возможность независимого существования судебной власти и федеральных правоохранительных органов, а также окончательно обнажила кажущийся непреодолимым раскол американского общества.

Вот что происходило в период нацистской эпохи, поясняет Мазауэр: «По всей Европе многие люди возлагали вину за все беды общества на законодательные органы власти и жаждали передачи всех полномочий в руки единого лидера. Парламенты просто списали как чисто внешнее излишество, занимавшееся лишь штампованием решений, принятых под давлением неконтролируемого лобби и элит. Вот лишь наиболее поразительный момент: партии ринулись в крайности и начали говорить друг о друге так, как будто они изначально были незаконны. Именно этот кризис институтов власти и является самой яркой параллелью между Веймарской республикой и современными Соединенными Штатами».

Это ощущение непримиримого соперничества партий в духе «кто кого», в котором каждая сторона считает другую нелегитимной, наиболее заметно проявилось после явного отказа Трампа от готовности признать свое возможное поражение на выборах 8 ноября. И эта атмосфера отравляет весь день голосования в Соединенных Штатах, и, как справедливо отмечает Мазуэр, ее не развеять всего за день: «Но фашизм неизменно был чем-то большим, чем обыденная диктатура. Действительно, как писал несколько десятилетий назад консервативный политический мыслитель Майкл Оукшотт, концентрировать все внимание лишь на личности диктатора так, как будто именно этот человек и является единственной проблемой, — это либеральная иллюзия. Реальные проблемы следует искать в тени диктатора, в условиях, способствовавших становлению такого лидера. Выхолащивание фундаментальных институтов власти, без которых немыслимо управление ни одним государством или обществом, экстремизм политического диалога — все это сегодня присутствует у нас и, судя по всему, прекрасно выживает в Америке».

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Ошибка