Церковь и общество: не отделяются любя

№13(766) 1 — 7 апреля 2016 г. 30 Марта 2016 5

Украина ему не чужая. Патриарх Сербский Ириней // OSLOBODJENJE.BA

«Что здесь делает батюшка?!» — такой вопрос можно услышать на самых разных мероприятиях. Каких именно? Это может быть принятие воинской присяги новобранцами, парламентская сессия или торжественное заседание по случаю какого-нибудь государственного праздника. Подобных примеров найдется немало. Общее в данном случае одно: некоторым не нравится, что в общественных делах принимают участие священники, поскольку Церковь от государства отделена и вообще ей положено быть вне политики.

Это действительно так, Церковь аполитична, и ее иерархи об этом заявляли не раз. Можно привести слова Управляющего делами УПЦ, митрополита Бориспольского и Броварского Антония, который недавно еще раз четко сформулировал этот принцип: «Украинская православная церковь неоднократно в своих официальных документах (решениях как синода, так и Архиерейского собора) подчёркивала, что церковный амвон не может служить трибуной для пропаганды каких бы то ни было политических воззрений. Церковь должна быть вне политики» (korrespondent.net, 18 марта).

Что же тогда делает батюшка на церемонии солдатской присяги? Тут ответ очень прост — Церковь отделена от государства, но не отделена от общества и происходящих в нем процессов. К сожалению, эту разницу улавливают не все. Священник не имеет права агитировать, стоя у Царских врат, но идти к своей пастве он обязан, где бы она ни находилась — на армейском плацу, в больнице, детском доме или где-нибудь еще. И окормлять духовно батюшка должен всех, независимо от социального статуса.

Но как быть Церкви, когда в обществе происходят судьбоносные, переломные события? На этот вопрос можно ответить примерами. И это будут примеры того, как «делается у них» — т. е. за рубежом.

Предупреждениям не внемлют

Начнем с Ватикана. В его новейшей истории было немало случаев, когда глава римско-католической церкви давал оценку текущей политической ситуации. Так, весной 2003 г. Папа Римский Иоанн Павел II призвал президента США Джорджа Буша-младшего отменить вторжение в Ирак.

Понтифик предрекал, что военная операция приведет к гибели множества людей, спровоцирует нестабильность во всем регионе, а сами Соединенные Штаты увязнут в череде войн. Послание папы президенту привез кардинал Пио Лаги. Но Буш даже не открыл конверт и безапелляционно заявил посланцу Иоанна Павла II, что ввод войск в Ирак — это «Божья воля».

Позднее Папа Римский лично высказывал Бушу свое отношение к иракской кампании и настаивал на скорейшем возвращении суверенитета этой стране.

Также можно сказать, что нынешний глава римской церкви, Франциск I, неоднократно выступал с миротворческими заявлениями. Много внимания он уделял и событиям на Украине, и неоднократно молился, чтобы на ее земле воцарился мир.

Если же вернуться к войне в Ираке, то можно вспомнить и то, как реагировала на нее англиканская церковь. Формально ее возглавляет британский монарх, но фактически первым лицом является архиепископ Кентерберийский. Тогда этот пост занимал Роуэн Даглас, и он вместе с архиепископом Йоркским обратился от имени 114 иерархов англиканской церкви к премьер-министру королевства Тони Блэру. В этом обращении архиепископ Кентерберийский, как и римский папа, протестовал против вторжения в Ирак.

Как мы хорошо знаем, войска на Ближний Восток все-таки отправили, и привело это как раз к тому, что предрекал Иоанн Павел II, —к многочисленным жертвам и бесконечной войне. Сейчас часть территории Ирака занимает группировка «Исламское государство», навевающая ужас чуть ли не на весь мир.

Конечно, наивно было бы предполагать, что Буш или Блэр после обращения церковников одумаются и откажутся от своей затеи. Но разве могли Папа Римский и архиепископ Кентерберийский остаться в стороне, просто промолчать? Конечно, нет.

Говоря о Западной Европе, нельзя не сказать и о таком явлении, как христианская демократия. Особого развития она достигла после Второй мировой войны, и во многих странах есть партии, которые так и называются — христианско-демократические. Они не созданы церковью и не возглавляются священниками. Но их идеология базируется на христианских ценностях. Самыми сильными из таких партий были немецкая (поначалу она действовала только в западной части Германии) и итальянская.

Политический пейзаж Апеннин крайне своеобразен: партии создают коалиции, формируют правительство, потом быстро следует распад и — новые выборы. Шутка ли, менее чем за семь десятилетий в Италии сменилось 63 правительства. При этом долгие годы ни одно из них не обходилось без христианских демократов. Шестнадцать раз члены ХДП становились премьер-министрами республики. Министров было еще больше. Это говорит о том, что значительное число итальянских избирателей почти полвека оказывали поддержку Христианско-демократической партии. В середине 90-х она оказалась в кризисе и распалась.

А вот немецкий Христианско-демократический союз (ХДС) на первых ролях и поныне. Лидера этой партии знают все, поскольку речь идет о канцлере Германии Ангеле Меркель. Несколько лет назад она посетила с официальным визитом Китай и пообщалась с католическим епископом Шанхая Алоизием Цзинь Лусянем. Позднее он заявил: «Ангела Меркель — набожная христианка» (заметим, что канцлер принадлежит к протестантской конфессии).

Канцлер ему не чужая. Патриарх Сербский Ириней

Известно и то, что когда обсуждалась конституция Евросоюза, Меркель предлагала внести в ее текст слова о том, что Бог и христианство являются основополагающими ценностями ЕС. Однако предложение канцлера ФРГ не было принято.

В своей же стране Ангела Меркель, кроме всего прочего, является противницей однополых браков. «Нужно все-таки видеть разницу. Браком можно называть лишь союз между мужчиной и женщиной», — заявила канцлер. За это канцлера нещадно критикует оппозиция, но Меркель стоит на своем — гей-браки в Германии разрешены не будут. Во всяком случае пока нынешний лидер ХДС находится у власти.

От государств, где основными религиями являются католицизм и протестантство, обратим свой взор на страны, большинство жителей которых являются православными. Тем более что в одной из них в свое время произошло беспрецедентное событие — предстоятель поместной Церкви стал президентом.

Кастро Средиземного моря

У трапа Джон Кеннеди. Архиепископ Макариос III прибыл с визитом в США

Речь идет о Республике Кипр и архиепископе Макариосе III. Во главе государства он оказался в 1960 г. Кипр долгие годы был британской колонией. Жители острова не раз восставали против англичан, в 1955-м начался новый этап борьбы за независимость. Одним из ее вдохновителей стал Макариос.

Британские власти архиепископа арестовали и выслали на далекие Сейшельские острова. Это только подлило масла в огонь, и Лондону пришлось дать обратный ход. Макариосу III разрешили покинуть Сейшелы и переселиться в любое место, кроме Кипра. Владыка выбрал Афины.

В 1959-м англичанам все же пришлось уйти с Кипра, оставив на острове только свои военные базы. Макариос вернулся на родину. Встречать его пришла масса народа, считается, что владыку приветствовали две трети всех греков-киприотов. Затем были выборы и убедительная победа архиепископа. Так православный иерарх стал президентом. В современной истории христианских стран это уникальный случай: архиепископ взял ответственность за свой народ не только как пастырь, но и как политик.

Для Макариоса III это было подлинное бремя власти. Очень острым, в частности, был конфликт между турецкой и греческой общинами острова, к тому же многие требовали присоединить Кипр к Греции. Первому президенту независимой республики пришлось иметь дело с этими проблемами. Когда между двумя этническими группами начались вооруженные стычки, архиепископ обратился к СовБезу ООН, и на остров прибыли «голубые каски». Мера была своевременной, поскольку ввести свои войска собиралась вчерашняя метрополия — Великобритания.

В 1974 г. президента свергли. Переворот был делом рук греческих радикалов, за спиной которых стояла правившая в Афинах хунта «черных полковников». Через семь дней после путча Турция направила на остров войска, начались боевые действия, их итогом стало разделение Кипра на две части — турецкую и греческую. Этот раскол сохраняется и по сей день.

Макариос вернулся домой в 1975-м и вновь занял свой пост. Президент проводил взвешенную политику, находил взаимопонимание с разными политическими силами (в т. ч. и с коммунистами). Неплохими у него были и отношения с СССР. По этой причине западная пресса часто называла Макариоса III «средиземноморским Кастро».

В 1977 г. владыка скоропостижно скончался. В последний путь его провожали почти 250 000 скорбящих греков-киприотов.

Интересно, что новым президентом стал человек, который долгое время был секретарем архиепископа, а также являлся представителем Кипрской Православной Церкви в Лондоне и Нью-Йорке. Звали его Спирос Киприану. Он уверенно выиграл выборы и руководил Кипром почти 11 лет.

Еще раз стоит сказать: избрание Макариоса III президентом — уникальнейший случай. Но в близкой Кипру (по языку и вере) Греции отношения между Церковью и государством отличаются немалым своеобразием.

Братская тревога

Начнем с того, что конституция республики, принятая в 1975 г., начинается со слов «Во имя Святой, Единосущной и Нераздельной Троицы». Также основной закон гласит, что господствующей религией в Греции является Православие. Имеется и такой пункт: «Текст Священного Писания сохраняется неизменным». Более того, священники Элладской Церкви являются государственными служащими.

Этот особый статус стал результатом соглашения между Церковью и государством, заключенным более 90 лет назад. Духовенство тогда добровольно отказалось от принадлежащей храмам и монастырям земли, а власть взяла на себя обязательства по содержанию священнослужителей. Данное соглашение обеспечило более-менее гармоничное сосуществование государства и Церкви.

Проблемы начались после кризиса 2008-го, особенно сильно ударившего по Греции. Тут же стали раздаваться голоса о том, что нужно отделить Церковь от государства и перестать тратить на нее деньги. Затем последовало скандальное дело игумена Афонского Ватопедского монастыря архимандрита Ефрема. Его обвинили в махинациях с недвижимостью и посадили в тюрьму. Кроме новых раздоров, это ничего не принесло. В итоге Ефрема вернули в монастырь и посадили под домашний арест с запретом покидать обитель, а также обязав регулярно отмечаться в полиции.

С улыбкой в суд. Игумен Ефрем идет на очередную встречу с греческим правосудием // ORTHODOXIA.INFO

К сожалению, дело архимандрита Ефрема не остудило пыл многих греческих политиков. В конце прошлого года они приняли поправки в законодательство и фактически легализовали однополые браки. Реакция Элладской Церкви была, естественно, осуждающей и крайне резкой.

Несмотря на все проблемы и трудности, греческая Церковь не забывает своих православных братьев. Недавно предстоятель УПЦ Блаженнейший митрополит Онуфрий совершил паломничество в Грецию. Там он встретился с Блаженнейшим Архиепископом Афинским и всей Эллады Иеронимом II, а также другими иерархами. Греческие владыки выразили поддержку митрополиту Онуфрию и заверили, что всегда будут молиться за украинский народ.

И надо сказать, что такую поддержку оказывает не только Элладская Церковь. В декабре 2015-го патриарх Болгарский Неофит от имени священного синода Болгарской Православной Церкви обратился к Петру Порошенко. В своем письме патриарх выражал обеспокоенность нарушением прав верующих УПЦ и призывами передать украинские лавры неканоническим церковным организациям.

Таким же образом поступил патриарх Сербский Ириней. Он тоже направил письмо Президенту Украины. В нем Святейший Патриарх не скрывал своей тревоги: «Нашу христианскую совесть до глубины души волнует разрушение векового единства Православной Церкви в Украине и поддержка этого разрушения, ставящая под угрозу единство всего Вселенского Православия, которое готовит в этом году свой Всеправославный Великий Собор». Также Ириней напоминал о том, что «храмы и святыни одного народа существуют не для того, чтобы разделять или ссорить народ, но чтобы мирить людей, приумножать любовь к Богу и к ближним, поддерживать братское согласие» (news.church.ua, 24 февраля).

Братство по вере. В калушском храме служат представители трех православных церквей // IVANO-FRANKIVSK.CHURCH.UA

Хочется вспомнить еще один пример. В конце февраля община Свято-Троицкого храма города Калуш (Ивано-Франковская область) отмечала 20-летие со дня основания. На торжества прибыли представители Польской и Сербской Православных Церквей. Богослужение по случаю праздника возглавил польский иерарх — епископ Горлицкий Паисий. В сослужении ему был владыка Ивано-Франковский и Коломыйский Тихон. Учитывая, как сейчас тяжело православным на западе Украины, такие визиты дорогого стоят. И очень важно, что верующие не чувствуют себя брошенными и одинокими.

Ну а в заключение снова хочется повторить: Церковь — вне политики. При этом Церковь может быть отделена от государства, но Церковь не может быть отделена от общества. Нигде и никогда.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Крестный ход: почему они идут в Киев

Колонна растянулась до километра. Люди шли целыми семьями

Феодор II: Знаю, что Блаженнейший Митрополит Онуфрий...

Мы все находимся рядом с канонической Украинской Православной Церковью

Обращение Предстоятеля Украинской Православной...

Этот Крестный Ход фактически объединит Украину

Голос с Крита: они не дождутся?

Не осталось без внимание и скандальное обращение Верховной Рады к патриарху...

Говорит и показывает Фейсбук...

«Да разве можно автокефалию, ведь поубивают друг друга!»

Всеправославный Собор или фон для селфи?

«Вселенскому Патриарху по большому счету не нужны никакие решения этого Собора. Ему...

Бог знает их имена

В селе, где отобрали церковь, верующие УПЦ менее чем за год построили огромный храм

Митрополит Антоний: «Политика и вера не должны...

Церковь созидают ее верующие, те, кто часто посещает храм, принимает участие в...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка