Украина: обретение Европы или потеря себя?

№4(757) 29 января — 4 февраля 2016 г. 27 Января 2016 1 5

По существу уже вскоре после обретения Украиной государственного суверенитета ее новая политическая элита озаботилась тем, чтобы кому-то его перепоручить. Казалось, получили независимость и должны были долго радоваться такому счастью. Ан нет. Не успели просохнуть чернила на суверенизационных актах, как «керманычи нации» принялись искать себе нового суверена.

На место ненавистной России теперь определили цивилизованную Европу. Впоследствии окажется, что в большей степени США, но публично об этом до поры до времени не говорилось. Единственной путеводной звездой Украины объявлялся «европейский выбор». Он же «безальтернативный» и даже «цивилизационный». Причем предопределенный — будто бы — «исконной европейскостью украинцев». Заговорили о «возвращении в европейскую семью», ностальгически вспоминая времена нахождения западной части страны в составе Речи Посполитой.

Можно было подумать, что идея эта — исключительно украинская, но со временем выяснилось, что это не совсем так.

Стоило правительству президента Януковича отложить на некоторое время подписание Соглашения об ассоциации Украины с Евросоюзом, как это вызвало бурю негодования не только в стане украинских евроинтеграторов, но и их евро-американских наставников. Первые немедленно устроили в центре Киева многомесячный протестный майдан, что свидетельствовало о его заблаговременной подготовке, а вторые поддержали эту акцию регулярным участием в его мероприятиях. Не испытывая никакого чувства неловкости, они, после визита к президенту Януковичу, спешили на майданную трибуну и оттуда поносили украинскую власть за то, что она «украла у народа европейскую мечту». Более того, призывали майданную толпу решительно добиваться «свободы и демократии».

В результате допризывались до вооруженного восстания и государственного переворота. Видимо, поэтому никто на Западе не выразил ни малейшего сомнения или хотя бы просто сожаления по поводу насильственного свержения режима Януковича. Даже те европейские страны, чьи министры иностранных дел накануне скрепили своими подписями мировое соглашение между украинской властью и оппозицией.

Характерно, что ни местные, ни заезжие борцы за европейское счастье украинского народа даже и не подумали поинтересоваться его мнением. Точнее, не сочли нужным посчитаться с ним. Ведь знали же, что соцопросы предмайданного периода регулярно показывали преобладание тех, кто отдавал предпочтение союзу Украины с Россией и странами евразийского содружества.

Не все так однозначно и сейчас, когда майдан восторжествовал, а его вожди и денежные спонсоры, пришедшие к власти, подписали все ассоциационные документы. Ни к какой консолидации народа, как неустанно уверяют нас первые лица страны, это не привело. Социология свидетельствует, что общество по-прежнему разделено в своих симпатиях примерно пополам. И не случайно власти никак не решатся провести по вопросу вхождения Украины в ЕС и НАТО всенародный референдум. Опасаются, видимо, что его результат может не совпасть с теми реляциями, которые звучат из уст майданных триумфаторов.

Наблюдая за всей трагичностью евроинтеграционного процесса, который привел, к большому сожалению, к человеческим жертвам и территориальным потерям, трудно отрешиться от мысли, что «брак» между Европой и Украиной заключается не по любви. Скорее по расчету. Причем, с украинской стороны, копеечному, в надежде улучшить свое экономическое положение за счет богатой Европы. У американских и натовских стратегов ставки куда более крупные. Можно сказать, геостратегические. Свято уверовав в доктрину Бжезинского, что Россия без Украины перестанет быть великой державой, они упорно добиваются ее полного отрыва от России.

А что плохого в том, что Украина посредством ассоциации получит возможность более тесного экономического сотрудничества с Евросоюзом? —вопрошают доморощенные евроинтеграторы. — Там передовые технологии, которых у нас нет, и там гигантский рынок с более чем полумиллиардным населением.

И трудно отказать такому аргументу в убедительности. Но в нем ведь только часть правды. Евросоюз и США Украина интересует меньше всего как экономический партнер. Можно сказать, что в этом плане она их не интересует вовсе. Для них важно обретение политического и военного союзника. Но это как раз и не вызывает всеобщего одобрения украинцев. Далеко не все мечтают оказаться на передней линии натовского противостояния с Россией.

Принесет ли столь желанное бракосочетание Украине какие-либо дивиденды, сказать трудно. Но то, что до сих пор оно сопровождается одними только потерями, видно всякому непредубежденному взгляду. Особенно это сказывается на жизненном уровне простых украинцев. После подписания соглашения об ассоциации он не только не улучшился, о чем неустанно твердили президент и премьер-министр, но значительно ухудшился. Государство превратилось в банкрота, не способного защитить своих граждан от нищеты.

Не в последнюю очередь от того, что инициативно запустило механизм свертывания экономических связей с Россией. До майдана ее торговый оборот с Украиной почти равнялся торговому обороту Украины со всеми странами ЕС. К концу 2015 г. он сократился в пять раз, а после вхождения Украины в беспошлинную торговую зону Евросоюза уменьшится еще. В результате оказались разрушенными целые отрасли украинской промышленности — космическая, авиационная, судостроительная, в значительной степени химическая и др. После отказа России от беспошлинной торговли с Украиной с огромными трудностями столкнется и перерабатывающая промышленность в сельскохозяйственной области.

Вряд ли ЕС компенсирует Украине потери, связанные с утратой российского рынка. Не компенсировала же Европа Украине многомиллиардные убытки, когда Россия (в кооперации с той же Европой) обошла территорию Украины газотранспортными системами. Сейчас нечто похожее происходит и в сфере авиаперевозок, правда, исключительно по инициативе Украины. Отказ ее от авиационного сообщения с Россией привел к тому, что пассажиропотоки осуществляются через Белоруссию и ей же приносят доходы.

Это правда, что Европейский Союз имеет неизмеримо больший рынок, чем Евразийский, и объективно мог бы стать для Украины более привлекательным. Но при условии, что ЕС действительно предоставит Украине статус наибольшего благоприятствования на нем. Равно как и вложится в модернизационные проекты в Украине. Пока же этого не происходит. Ожидаемый украинскими евроинтеграторами многомиллиардный денежный дождь никак не прольется над Украиной. Очевидно, его и вовсе не будет.

Пока что толпами Украину посещающие европейские и американские чиновники ограничиваются советами и рекомендациями относительно проведения реформ, а не реальной денежной помощью. Те крохи, которые они дают Украине, существенно не улучшают ее экономическое развитие. По существу происходит в большей мере политическая и военная, но никак не экономическая интеграция Украины с Европой.

Радикализм «младореволюционеров»

В свое время одной из важных целей образования Евросоюза стало противостояние расизму, ультранационализму, а также советскому коммунизму. Видимо, чтобы соответствовать Западу и в этом, нынешние власти Украины решили подсуетиться и приняли закон «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрете пропаганды их символики». Можно сказать, прошлись катком по коммунистической идеологии, запретили не только ее символы (пятиконечную звезду, серп и молот), но и нынешнюю Компартию Украины. При этом потенциальным ослушникам демократично пригрозили лишением свободы вплоть до десяти лет.

Хочется надеяться, что это — самодеятельность «младореволюционеров» и что европейские наставники в этом участия не принимали. Хотя могли бы и подсказать, что столь немотивированный радикализм (советского коммунизма уже давно нет) ничего хорошего Украине не принесет. Ни для общественного взаимопонимания внутри страны, ни для ее международного авторитета.

Подумали ли президент и Верховная Рада о том, как после такого проклятия коммунистической идеологии они будут общаться с коммунистическими странами — Китаем, Вьетнамом, Кубой? Или с некоммунистическими — Италией, Турцией, Австрией, США и др., которые используют в качестве государственных символов пятиконечную звезду, серп с молотом и даже красный флаг. А может, следовало бы украинским антикоммунистам заодно разорвать отношения и со странами Евросоюза из-за того, что в каждой из них вполне легально действуют коммунистические партии?

Наблюдая все это, трудно отрешиться от мысли, что нынешние власти Украины живут в мире полного абсурда. Можно сказать, саморазрушительного. Подтверждением этому служит также вторая часть упомянутого выше закона, положения которой касаются запретов национал-социалистической (фашистской) символики. Их не только в несколько раз меньше, чем тех, что запрещают коммунистическую символику. Некоторые нацистские атрибуты — то ли по неграмотности законотворцев, то ли по определенному умыслу — вообще не попали в реестр запрещенных (подробно об этом в статье С. Кичигина от 25.12.2015 г. в еженедельнике «2000»).

Но весь абсурд в том, что «осуждение» нацистских символов произошло тогда, когда они запестрели на касках и нарукавных шевронах добровольческих отрядов, сформированных из активистов майдана для борьбы с донецкими «сепаратистами». Когда националистическая идеология ОУН-УПА стала в Украине фактически официальной, как и знамена с портретами Бандеры и Шухевича, тесно сотрудничавших с национал-социалистами третьего рейха.

Именно эти исторические деятели стали героями и символами новой Украины. Их именами называются улицы, школы, на их биографиях воспитывается молодое поколение, в Галичине им возводятся памятники.

Наверное, в этом не было бы ничего спорного, если бы эти «герои» и их идеология воспринимались всеми украинцами. Но этого не было в прошлом и нет сегодня. Для большей части украинского общества радикальный национализм Бандеры —Шухевича решительно неприемлем. Его отвергают этнические украинцы, проживающие в центре, на востоке и юге страны, и, разумеется, он совершенно чужд гражданам других этнических групп. Насильственное утверждение националистического единомыслия вызвало скрытое и открытое противодействие, результатом которого стал уход из состава страны Крыма и военный конфликт на Донбассе.

Не знаю, насколько корректным является определение последнего как «этнической гражданской войны», о чем пишут в порыве откровенности национально сознательные патриоты, но то, что одной из главных причин мятежа на юго-востоке страны стал фактор его этнокультурной несовместимости с галицким национализмом, несомненно. А ведь, согласись центральные власти с требованием о придании русскому языку статуса официального на региональном уровне, не пошли они туда отряды национал-радикалов для утверждения там националистической идеологии, и никакой «этнической гражданской войны» не было бы. Как не было бы трагических событий в Одессе, Мариуполе, Харькове.

Власти США и Евросоюза выразили Украине решительную поддержку в связи с понесенными ею территориальными потерями, обвинили во всем Россию, наказали ее экономическими санкциями и ни словом не обмолвились о своей собственной вине. Но не прояви они в конце 2013 г. столь откровенного нетерпения в связи с отсрочкой подписания Украиной соглашения об ассоциации, не подтолкни так называемый евромайдан к вооруженному государственному перевороту 22 февраля 2014 г., и не было бы «аннексии» Крыма и мятежа на Донбассе. Не приходили же эти сепаратистские мысли на ум в условиях политической стабильности в стране. Все это произошло после разрушения в стране легитимной власти, за что должны нести ответственность прежде всего евро-американские разжигатели внутриукраинского конфликта.

Атака на православие

На пути в Евросоюз Украине было также предписано разрушение цивилизационной идентичности. Всем памятно, как в полном единении с политическими оппонентами режим Януковича постоянно твердил о том, что «европейский выбор» страны не только «безальтернативный», но еще и «цивилизационный».

Вначале казалось, в том числе и автору этих строк, что все это от элементарного непонимания термина «цивилизация». Даже как-то странно было это слышать, учитывая, что наш цивилизационный выбор — в пользу христианского православия — был сделан еще в конце Х в. Владимиром Святым. Но постепенно становилось заметным, что это не от неграмотности, а от действительного желания интегрироваться с католической и протестантской Европой не только политически и экономически, но еще и культурно.

По существу эта тенденция исподволь утверждалась в стране в продолжение всех лет независимости. Свидетельством этому было превращение Украинской греко-католической церкви из явления регионального во всеукраинское. Сакральный ее центр из Львова перенесен был в Киев, причем на левый берег Днепра, что должно было символизировать распространение этой церкви дальше на восток Украины.

Заметное оживление в стране получила протестантская церковь, чьи руководители оказались даже в высших коридорах украинской политической власти.

Одновременно с этим велась системная работа по расколу украинского православия. К сожалению, к этому приложили руку и первые лица новой Украины. Неизвестно, правда, по злому умыслу или по недомыслию. Руководствовались стремлением создать единую Поместную православную церковь, независимую от Московского патриархата. Из этой затеи ничего путного не вышло. Только еще больше разодрали украинское православие. Теперь имеем три православные церкви, оспаривающие одна у другой не только право на всеукраинскость, но и на имущественное наследие.

Поразительно, что разогреваются эти конфликты часто людьми, никакого отношения к православию не имеющими. Их главный аргумент — «независимой Украине нужна независимая православная церковь» — ничего общего с радением за «нэньку» не имеет. Это откровенное политиканство, разъедающее православную общность. Характерно, что такое требование предъявляется именно к Украинской православной церкви, пребывающей лишь в молитвенном единении с Русской. И ничего похожего не слышно по отношению к тем украинским церквам и конфессиям, которые управляются из иных зарубежных центров.

К сожалению, подвергается сомнению не только традиционная связь украинского православия со всей его восточнославянской полнотой, но и способность адаптироваться к нынешнему быстро меняющемуся миру. В дискуссиях на эти темы нередко можно услышать, что православие — религия чрезвычайно консервативная, не отвечающая вызовам времени. То ли дело, мол, католицизм, демонстрирующий будто бы значительно лучшие структуротворческие потенции. Этим нередко объясняются и успехи европейских стран в их экономическом развитии.

Иногда высказывается даже сожаление о том, что князь Владимир не на того «коня» поставил. Вот если бы принял христианство из Рима, то сейчас и мы были бы на том уровне, на котором находится католический Запад.

Стоит ли доказывать, что внешние атаки на православие и инспирированные в нем внутренние раздоры создают благоприятные условия для укрепления в Украине позиций католицизма, протестантизма, других ранее не очень распространенных у нас религий. Способствует это и возникновению большого числа нетрадиционных религиозных объединений сектантского толка. В результате Украина действительно постепенно теряет свою православную монолитность.

Одним из наглядных свидетельств этому является активное внедрение в церковную праздничную обрядность католических традиций. Деда Мороза, который был непременным символом новогодних торжеств в Украине, теперь заменили Санта Клаусом. А неизменную спутницу Мороза — Снегурочку и вовсе упразднили. Празднованию католического Рождества придали всеукраинский размах. Правда, называют его почему-то «европейским». То ли потому, чтобы лишний раз не травмировать православных, то ли чтобы подчеркнуть, что Рождество, отмечающееся 7 января, не является европейским.

Раздаются призывы (в том числе и от высокопоставленных государственных деятелей) вообще отказаться от празднования Рождества Христова в январе и проводить его только в декабре. Удивительно, что такую готовность выразили также предстоятели УПЦ (КП) и УГКЦ, правда, оба оговорились, что это может привести к новым расколам.

Нет и малейшего сомнения, что процесс всеукраинской адаптации традиций римско-католической церкви в Украине получит еще большее ускорение, если удастся окончательно оторвать ее от восточнославянского цивилизованного материка. Разумеется, это вызовет неприятие значительного числа украинцев, которые никогда не откажутся от веры отцов и дедов. Но в таком случае о консолидации украинской нации можно будет окончательно забыть.

Под внешним управлением

Победа евромайдана определила еще одну драматическую тенденцию, направленную на утрату украинской государственности. Наблюдая за регулярными кулачными боями в Верховной Раде, скандалами в правительстве и окружении президента, атаманщиной командиров добровольческих батальонов, неподконтрольных центральной власти, мусорной люстрацией, подрывами ЛЭП, нетрудно прийти к печальному выводу об эфемерности украинской государственности.

Видимо, понимают это и американские кураторы, коль скоро переводят Украину на внешнее управление. Не случайно так зачастил сюда вице-президент США Байден. Встречи его с украинскими руководителями напоминают восторженное радушие вассалов при виде своего сюзерена. В Украине в связи с этим родилась даже поговорка: «Вот приедет Байден, Байден нас рассудит».

О внедрении внешнего управления свидетельствует и назначение на ответственные государственные посты — министерские, губернаторские, прокурорские и др. — иностранцев. Не обязательно американцев, но непременно их ставленников. Президент немедленно снабжает их гражданскими паспортами, правда, от этого они не становятся украинцами. Практически все не могут связать и двух-трех предложений на государственном языке. В критические моменты, как в случае скандала между министром Аваковым и губернатором Саакашвили, прекрасно пользуются «ненавистным» в Украине русским языком. К сожалению, некоторые из них руководят ведомствами, не имея соответствующего профильного образования. И, судя по результатам, руководят плохо.

Объясняя назначение иностранных «ловцов счастья и чинов» на высокие правительственные должности, президент отметил, что эти люди не связаны в Украине родством и кумовством, а следовательно, не станут коррупционерами сами и не дадут заниматься этим другим.

Но если руководствоваться этими соображениями, тогда логично распространить это условие также на премьера, президента, а может, и народных депутатов. Здесь ведь тоже не обходится без кумовства и коррупции. Правда, из обнародованной видеозаписи конфликта между Саакашвили и Аваковым выяснилось, что коррумпированность не является специфической особенностью только украинцев. Грузин и армянин, судя по их взаимным репликам, также не свободны от этого порока.

Из сказанного следует, что ныне Украина обладает весьма относительной государственной суверенностью. Определенно американские отцы-благодетели не озабочиваются такими мелочами, как самолюбие и достоинство украинцев. И нисколько не щадят их. Но наших национал-патриотов, которые при каждом удобном случае кричат о тысячелетней украинской государственности, это должно бы оскорблять. Оказывается, не оскорбляет. Если в Европу, то можно и без национальной гордости.

В заключение несколько слов о необычном феномене американской и европейской любви к Украине. Неужели и вправду у политического истеблишмента США нет более важной цели, чем сделать нашу страну процветающей, а ее народ — богатым и счастливым?

Думаю, что если у украинцев и были такие иллюзии, то постепенно они разбиваются о суровую реальность. Денег на развитие экономики ни в виде спонсорской помощи, ни в виде льготных кредитов нам не дают. Неизбежные потери из-за разрыва торгово-экономических отношений с Россией не компенсируют. Гигантский евросоюзовский рынок как будто открыли, но ограничили наш выход на него квотами. Показательным примером этого может быть торговля зерном, разрешенный рыночный объем которого определен Украине в 0,9 млн. т, тогда как она могла бы поставлять в десять раз больше. Самое малое, что не требует никаких расходов, — безвизовый режим для украинских граждан, и тот не дают.

Все это говорит о том, что судьба украинцев руководство США и ЕС нисколько не волнует. Знают же, что на «победном марше» в Европу Украина потеряла уже 10 млн. человек, но что-то не слышно, чтобы кто-то на Западе забил по этому поводу тревогу, предложил экстренную помощь для исправления столь драматической демографической ситуации.

Основное их внимание сосредоточено на украинских вооруженных силах, их боеспособности и соответствии стандартам НАТО. Поставляют вооружение, электронное оборудование, обучают личный состав, проводят регулярные военные маневры. После пока еще, к счастью гипотетического, но столь вожделенного нынешней властью вхождения Украины в «миролюбивый» блок НАТО на ее территории появятся и его военные базы, так как это имеет место во всех странах Восточной Европы. Как видим, Украину готовят не для мирной и счастливой жизни, но для военной. Такой неутешительный вывод следует из всей этой «евроинтеграционной безальтернативности».

Хотелось бы верить, что объединенная мощь Украины и НАТО никогда не понадобится. Но если, не дай бог, военный конфликт таки вспыхнет, губительным он окажется в первую очередь для Украины. Неужели нас может вдохновлять такая «светлая» перспектива?

Когда-то, на заре государственной суверенности в Украине была популярной идея внеблокового статуса. Она нашла отражение в декларации о независимости Украины. С энтузиазмом обсуждали возможность превращения страны со временем в эдакую восточноевропейскую Швейцарию. Можно только сожалеть, что «европейская мечта» похоронила эту перспективную и спасительную для Украины идею.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Крестный ход: почему они идут в Киев

Колонна растянулась до километра. Люди шли целыми семьями

Феодор II: Знаю, что Блаженнейший Митрополит Онуфрий...

Мы все находимся рядом с канонической Украинской Православной Церковью

Обращение Предстоятеля Украинской Православной...

Этот Крестный Ход фактически объединит Украину

Голос с Крита: они не дождутся?

Не осталось без внимание и скандальное обращение Верховной Рады к патриарху...

Говорит и показывает Фейсбук...

«Да разве можно автокефалию, ведь поубивают друг друга!»

Всеправославный Собор или фон для селфи?

«Вселенскому Патриарху по большому счету не нужны никакие решения этого Собора. Ему...

Бог знает их имена

В селе, где отобрали церковь, верующие УПЦ менее чем за год построили огромный храм

Митрополит Антоний: «Политика и вера не должны...

Церковь созидают ее верующие, те, кто часто посещает храм, принимает участие в...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Игорь Дрёмин
31 Января 2016, Игорь Дрёмин

Хотел найти противоречия - не смог, статья превосходная и заслуживает обсуждения однозначно! В качестве эпилога считаю уместным анекдот из сирии (18+) - если бордель не приносит дохода, меняют персонал. Если вожди в националистическом угаре не собираются заканчивать войну, уничтожая население и остатки промышленности, не забывая при этом становиться богаче - в правильную ли сторону они толкают своё племя?

- 7 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка